«Черный день» спецназа ГРУ. Самая большая потеря бойцов за обе чеченские кампании

О гибели шестой роты десантников псковской дивизии, наверное, знают все. Чтобы почтить их память, во Псков приезжал сам Президент России. О том, что погибло две группы разведчиков из бригады специального назначения ЛенВО, и уж тем более при каких обстоятельствах это произошло, знают немногие. А между тем эти два события разделяет всего неделя, причем спецназовцы погибли раньше.

НАКАЗАТЬ НЕВИНОВНЫХ, НАГРАДИТЬ НЕПРИЧАСТНЫХ

После небезызвестного прорыва «духов» из Грозного, который наши генералы беззастенчиво назвали заранее спланированной акцией под названием «Охота на волков», нужно было кого-то наказать. Крайний у нас, как обычно, бывает исполнитель. Поэтому 15-й мотострелковый полк, через боевые порядки которого прорывалась грозненская группировка «духов» в январе 2000 года, в феврале бросили в горы.

Полк имел задачу во взаимодействии с южной группировкой федеральных войск добить отряды под общим командованием Хаттаба. Ущелье Мартан-Чу, по которому двигался полк, находится западнее Аргунского и проходит параллельно ему.

Три группы спецназа были выброшены на вертолетах в районе населенного пункта Харсеной с задачей вести разведку противника и обеспечить продвижение 15-го МСП. Техника полка должна была двигаться по ущелью Мартан-Чу, а сами мотострелки идти по хребтам. Через двое суток, к десяти утра, передовые части полка должны были выйти к позициям групп специального назначения и эвакуировать их.

РЕЗУЛЬТАТ

Разведчики, наблюдая за селом, в ночь на вторые сутки обнаружили там движение двух автомобилей – КамАЗа и ГАЗ-66. Спецназовцы скрытно выдвинулись в Харсеной и уничтожили транспорт.

В сущности, работала только одна группа. Две других прикрывали ее действия, находясь одна на вершине горы, а другая – на склоне. В случае активного противодействия боевиков группа, занявшая позицию на склоне, должна была обеспечить огнем отход разведчиков, работавших в селе и отвлечь противника на себя. При попытке боевиков обойти позиции спецназовцев группа, которая находилась на вершине, прикрывала разведчиков, располагаясь в тылу, на господствующей высоте.

Разведчики, спалив машины, отошли на позиции группы, находившейся на склоне. И те и другие подниматься на вершину хребта просто поленились. Злую шутку с ними сыграло и то, что к 10.00 следующего утра к ним уже должна была подойти пехота. Настроение было прекрасное. Задача выполнена, да еще и результат в виде двух уничтоженных автомобилей грел душу.

«РАССЛАБУХА» И ЕЕ ПЛОДЫ

Вступил в дело самый страшный враг по имени… «расслабуха». Нет, охранение спецназовцами было выставлено, но все остальные сушили портянки и одежду, доедали сухпай и просто дремали.

Минометный обстрел начался внезапно. Первые же мины упали в расположении разведчиков. Опомниться спецназовцам «духи» не дали. С неба еще и еще падали мины.

Вот данные радиоперехвата переговоров боевиков во время обстрела.

– Ты «огурцы» по одному клади, экономь.

– А их нечего экономить. Они не заканчиваются…

Как потом выяснилось, разведчики уничтожили два последних автомобиля, которые были в распоряжении Хаттаба. В Харсеной Хаттаб отправил машины для того, чтобы вывезти спрятанный там 120-мм миномет и довольно приличный (200-300 штук) запас мин к нему. Когда автомобили были уничтожены, «духам» ничего не оставалось, как отплатить спецназовцам той же монетой, вычислив их расположение. Мины экономить было уже бессмысленно, поскольку вывезти их было просто не на чем.

ЕЩЕ НЕ ВСЕ ПОТЕРЯНО

Оставшиеся в живых после минометного обстрела разведчики вышли на связь и сообщили, что у них четырнадцать убитых и много раненых, которым требуется медицинская помощь. Передав это сообщение, они приступили к оказанию помощи раненым.

«Духи», по всей видимости, сделали радиоперехват, поскольку вскоре под прикрытием утреннего тумана приблизились к расположению разведчиков метров на триста и огнем подствольных гранатометов и автоматов, РПГ и РПО-А «Шмель» завершили уничтожение двух групп специального назначения.

Чудом оставшийся в живых разведчик рассказал, что раненых добивали… подростки и женщины. Добивали, не тратя патроны, прикладами разбивая головы.

Самое странное в этой истории то, что третья группа, которая должна была обеспечить безопасность двух первых, осталась цела и невредима и свою задачу выполнить даже не попыталась, поскольку понятия не имела, что на самом деле происходит. Рассказывают, что у них не было связи с погибшими.

Пехота же, как это обычно случается, застряла в ущелье. Технику бросить не решились и продолжали тягачами вытаскивать застрявшие машины. Пешком по хребтам никто на помощь разведчикам не вышел. 15-й мсп прибыл на место трагедии часам к тринадцати, когда уже все было кончено.

ПОСЛЕ ДРАКИ НУЖНО РАБОТАТЬ ГОЛОВОЙ

Всегда трудно писать в сослагательном наклонении о том, что можно было сделать в ситуации, когда погибли люди. Но делать это все-таки нужно, дабы другие не повторяли подобных ошибок.

Во-первых, между группами не было организовано четкое взаимодействие, связь не поддерживалась. Из-за лесистой местности разведчики обеспечивающей группы не могли видеть, что происходит внизу с их товарищами.

Во-вторых, личный состав был сосредоточен, а этого делать категорически нельзя до самой эвакуации. Если бы группа занимала круговую оборону и разведчики находились на позициях попарно, минометный обстрел им был бы не страшен, поскольку местность там лесистая и разлет осколков минимален. Я уже не говорю о том, что нельзя демаскировать позиции группы курением и тем паче разведением огня.

В-третьих, разведчики обнаружили себя действием, однако наблюдение за противником не вели. Боевой расчет произведен не был.



И последнее: я понимаю, что командиры групп растерялись от столь высоких потерь после минометного обстрела, но забывать о безопасности своих бойцов на протяжении столь длительного времени нельзя. Зону минометного обстрела нужно покидать стремительно. Оставшись же на месте для оказания помощи раненым, разведчики подставились в очередной и уже последний раз.

ЭПИЛОГ

«Духи» же ушли по горам. В глубоком снегу они оставили следы, но преследовать боевиков никто даже не попытался…

А спустя неделю приняла свой последний бой шестая рота псковских десантников. Банда Хаттаба потеряла в том бою по разным оценкам от двухсот до трехсот человек, но около тысячи боевиков смогли прорваться. И опять уходили они по глубокому снегу. Допустим, что авиация из-за сильного тумана летать не могла, но могла действовать пехота, должна была действовать разведка, спецназ. Они, обнаружив «духов», тут же могли навести ракетный удар, точность которого не зависит от погодных условий.

Врага, загнанного в горы, врага ослабленного, голодного и полуобмороженного не добили вопреки суворовским заветам: «Человек, любящий своих ближних, человек, ненавидящий войну, должен добить врага, чтобы вслед за одной войной не началась другая».

А она тогда началась, эта другая война – только партизанская…

Александр Сухолесский, журнал «Отвага», 01.08.2017.


Описание боя спецназа ГРУ под Харсеноем по Википедии:

Бой у села Харсеной — эпизод Второй чеченской войны, произошедший 21 февраля 2000 года под с. Харсеной Шатойского района Чечни. В ходе боя с чеченскими боевиками погибли 3 разведывательные группы 2-й отдельной бригады специального назначения ГРУ.

Историческая справка

7 августа 1999 года началась Вторая чеченская война. Для участия в боевых действиях во многих бригадах специального назначения Главного управления Генерального штаба ВС РФ формируются сводные отряды.

В августе 1999 года от 2-й отдельной бригады специального назначения был собран сводный отряд в состав которого вошли по одной разведывательной роте от каждого из 3 отрядов бригады (70-го, 329-го и 700-го отрядов специального назначения). На Северный Кавказ сводный отряд выдвинулся как 700-й отдельный отряд специального назначения.

В сентябре 1999 года 700-й отряд участвовал в боевых действиях в Новолакском районе Дагестана.

На 1 января 2000 года 700-й отряд дислоцировался в н.п. Ачхой-Мартан Чечни.

Совместно с другими войсками 700-й отряд участвовал в воспрепятствовании захвата н.п. Рошни-Чу противником, который пытался создать коридор для вывода боевиков из заблокированного федеральными войсками Грозного на Урус-Мартан.

С освобождением от боевиков северной равнинной части Чечни, боевые действия переносились на южные горные районы республики. К февралю 2000 года 700-й отряд был переброшен в Шатойский район.

Походное охранение

В середине февраля нескольким разведывательным группам 700-го отрядом была поставлена задача по осуществлению походного охранения колонны мотострелковых войск, продвигавшихся в горные районы с севера на юг Чечни. Группам предстояло провести разведку местности на горных участках, прилегающих к дороге, связывающей равнинную часть Чечни с Шатойским районом, чтобы исключить возможность организации противником засады на колонну войск.

В авангарде походного охранения, с большим отрывом от колонны войск, продвигались 3 разведывательные группы, которые были включены в состав сводного 700-го отряда из 3-й роты 329-го отдельного отряда специального назначения.

В связи с обильными снегопадами и бездорожьем колонна мотострелков значительно отставала от продвижения авангарда.

Спустя 8 суток после пешего марша по горной местности, командиры 3 групп, шедших в авангарде, получили по радиосвязи приказ на сбор у села Харсеной. Им следовало объединиться и ожидать подхода подкрепления в виде мотострелкового подразделения. По плану командования мотострелки должны были прибыть к селу Харсеной к 12.00 21 февраля, сменить разведывательные группы 700-го отряда и осуществлять дальнейшее походное охранение колонны.

В связи с бездорожьем и снегопадом подход подкрепления и колонны войск задерживался.

Общая численность 3 разведывательных групп составляла 35 человек, из которых 8 были прикомандированными военнослужащими из других воинских частей (сапёры и артиллерийские корректировщики от мотострелковых подразделений).

К 20 февраля авангард остановился на окраине села Харсеной.

Следовавшее за 3 разведывательными группами другое подразделение от 700-го отряда остановилось от них в тылу на господствующей высоте в 800 метрах позади.

Состояние военнослужащих

20 февраля разведывательные группы вышли к зоне ответственности отряда специального назначения «Тайфун» Министерства юстиции, которое осуществляло патрулирование горных склонов в окрестностях села Харсеной в поисках подвижной зенитной установки, создававшей угрозу вертолётам. В дневное время подразделения данного отряда осуществляли подъём в горы с целью наблюдения за окрестностями.

По свидетельству офицера отряда «Тайфун», майора Николая Евтуха, который встретил выдвигавшиеся разведывательные группы 20 февраля, состояние разведчиков было крайне неудовлетворительным:

С разведчиками мы встречались на склонах, у них к 20 февраля было много больных и обмороженных. У нас в группе только арткорректировщик болел. Их с радистом сняли с другого задания и кинули к нам вообще без ничего. Мы-то сразу поставили палатку, а парни (прим. — разведчики) первые дни спали на снегу. У них были только рация да бушлаты, вот и всё. Мы их покормили, но когда пошли на выход, радист их упал с высоты метра в полтора — и не шевелится, не было у человека сил никаких. А второй прыгнул оттуда же и щиколотку подвернул. Кое-как с передыхом подняли их наверх, вертушка (прим. — вертолёт) прилетела и забрала.

Свидетельства участников боя у села Харсеной

В связи с многосуточным походом и не имением возможности производить зарядку или замену аккумуляторов на радиостанциях, на все 3 разведывательные группы к 20 февраля осталась только 1 рабочая радиостанция.

Организация привала

К вечеру 20 февраля 3 разведывательные группы, объединились на ночлег поблизости села Харсеной. Местом ночёвки выбрали низину. Состояние уставших бойцов было критическим: ввиду долгого многосуточного перехода по горам, отсутствия спальных мешков и низкой температуры, многих из них имели обморожения и простудные заболевания.

В ночь с 20 на 21 февраля прошёл снегопад. Практически все военнослужащие в одной зимней полевой форме спали на снегу. Из-за крайней утомлённости как личного состава так и самих офицеров, не было отдано приказа на выставление боевого охранения и оборудования позиций к обороне.

Место для ночлега в низине было выбрано крайне неудачное с точки зрения обороны. Вся местность простреливалась и не имела укрытий. Все 3 разведывательные группы расположились на ночлег скученно на небольшой дистанции друг от друга в 20-30 метров. Многие разведчики выставили оружие «в козлы».

Нападение боевиков

Утром 21 февраля по приказу старшего лейтенанта Самойлова, старший сержант контрактной службы Филиппов А. произвёл последний сеанс радиосвязи с командованием, в котором передал штатный доклад об обстановке и состоянии дел у всех 3 разведгрупп.

Приблизительно к обеду 21 февраля, по расположившимся на поляне разведчикам, с окружающих склонов, подкравшимися боевиками был открыт плотный огонь из гранатомётов и автоматического оружия.

В самом начале боя была уничтожена единственная радиостанция с сохранившими заряд аккумуляторами. В течение 15-20 минут боевикам в ходе неожиданного нападения удалось убить и ранить всех разведчиков. После сбора оружия у погибших, остававшиеся в живых военнослужащие были добиты боевиками выстрелами в упор.

Только 2 военнослужащим, которых боевики приняли за мёртвых, по случайности удалось выжить. Один из них был тяжело ранен осколком гранаты в лицо, а другой получив 3 пулевых ранения и контузию потерял сознание и скатился вниз по склону, выпав из поля зрения боевиков.

По свидетельству майора Николая Евтуха, чьё подразделение находилось на дистанции 1 километра от разведывательных групп выше по склону, перестрелка продолжалась не более 15-20 минут.

Командир подразделения 700-го отряда находившегося в тылу авангарда на господствующей высоте, получил по радиосвязи приказ не покидать позиции и удерживать высоту.

Подкрепление мотострелков подошло к месту трагедии только через 3-4 часа. После этого к месту трагедии подошли подразделения отряда «Тайфун» и подразделение 700-го отряда находившееся на господствующей высоте в тылу.

Причинами трагедии послужило как крайняя утомлённость личного состава, так и грубая ошибка командиров групп по выбору и обустройству места привала и отсутствию необходимого боевого охранения

Итоги боя

В ходе боя 21 февраля федеральные силы потеряли 33 человека убитыми: 25 военнослужащих 2-й бригады специального назначения и 8 военнослужащих от мотострелковых подразделений.

Это были самые большие безвозвратные потери среди формирований специального назначения, по итогам одного боя за обе чеченские войны.

О потерях среди боевиков нет точных данных. Согласно мнению командира подразделения 700-го отряда, который позже спустился к месту гибели разведгрупп и изучал позиции боевиков, нападавших было не более 10 (десяти) человек.

Указом Президента Российской Федерации № 1162 от 24 июня 2000 года командирам разведывательных групп капитану А. А. Калинину, капитану М. В. Боченкову и старшему лейтенанту С. В. Самойлову за мужество и героизм, проявленные при выполнении воинского долга в Северо-Кавказском регионе присвоено звание Героя Российской Федерации (посмертно).

22 погибших солдатов и сержантов 2-й отдельной бригады специального назначения были награждены посмертно орденами Мужества.

Официальная версия произошедшего

В официальном печатном органе Министерства Обороны Российской Федерации распространена иная версия трагедии, кардинально отличающаяся от свидетельств очевидцев тех событий, опубликованных в негосударственных источниках.

Согласно версии опубликованной газетой Красная Звезда, утром 21 февраля 2000 года разведывательная группа капитана Калинина провела успешный рейд против противника и уничтожила 2 большегрузных автомобиля и до 10 боевиков. После этого разведывательная группа Калинина встретилась с преобладающим противником численностью около 100 человек. Капитан Калинин запросил по радиосвязи огонь артиллерии и помощь соседних групп.

К месту боя прибыли разведывательные группы старшего лейтенанта Самойлова и капитана Боченкова. Бой проходил на невыгодном для разведчиков хорошо простреливаемом участке местности. По официальной версии позиция разведывательных групп находилась на высоте, а не в низине. Также согласно официальной версии противник применил против разведчиков миномёты.

В газетной статье дословно процитирована только малая часть из свидетельства выжившего старшего сержанта Филиппова А. о ходе боя, без его упоминания о том что все 3 разведывательные группы провели ночёвку на месте боя и с утра 21 февраля до нападения никаких действий не предпринимали и не покидали место ночёвки


Материал «Красной Звезды» по данному бою

21 февраля в Псковской бригаде был скорбный юбилей. В 2000 году, в жестоком бою у чеченского селения Харсеной смертью героев пали 25 воинов-разведчиков этого соединения.

Они навсегда остались непобежденными — солдаты и офицеры разведгрупп, вступивших в неравную схватку с превосходящим их числом и огневой мощью отрядом фанатиков-террористов. Они встретили свой последний час с оружием в руках, как и подобает настоящим мужчинам, воинам. Врагу они не уступили даже перед лицом смерти…

Подвиг и имена псковских разведчиков, павших в бою под Харсеноем, хранят прежде всего в соединении, откуда ребята отправлялись в свою последнюю командировку. На территории бригады в Пскове сооружен монумент памяти. На нем — имена всех павших в боях сослуживцев. В том числе и погибших в бою под Харсеноем.

Символично и то, что в бригаде сегодня продолжает службу один из двух чудом уцелевших в том бою разведчиков — сержант контрактной службы Антон Филиппов. Антон получил тогда тяжелейшие ранения, был на волоске от смерти, когда бандиты добивали наших солдат. Но спустя время этот мужественный человек нашел в себе силы вернуться в армейский строй.

Хронику тех событий собирали буквально по крупицам. 2000 год, февраль. Бандиты в Чечне теснятся федеральными войсками на юг, выдавливаются дальше в горы, планомерно уничтожаются по всем направлением.

В соответствии с боевым распоряжением три разведгруппы псковичей ведут в заданных районах разведывательно-поисковые действия. Основные задачи — прочесывание высот, недопущение внезапного нападения на подразделения мотострелкового полка, идущие по маршрутам выдвижения вслед за разведкой.

Каждая из групп разведчиков страховала друг друга. По 15-20 километров в день приходилось преодолевать по горным тропам, напичканным растяжками. Шли с полной выкладкой — оружие, боекомплект, средства связи. Мотострелки отставали: сказывалась распутица, а также противодействие противника.

Ранним утром 21 февраля «ведомые» подразделения должны были выйти на свои маршруты, но были остановлены мощным ударом артиллерии боевиков. Трое военнослужащих погибли, шестеро получили ранения. Инцидент помешал сменить разведчиков на позициях…

А через несколько часов разведгруппа капитана Александра Калинина вступает в бой с неизвестным отрядом боевиков. В завязавшемся боестолкновении разведчики расстреливают два большегрузных автомобиля высокой проходимости, уничтожают до десятка бандитов. Но сразу после этого на наших бойцов словно накатывается огневой вал. Численность атакующих — не меньше сотни. Против горстки наших ребят брошен крупный отряд экстремистов.

Капитан Калинин, ведя бой, вызывает по радиостанции огонь артиллерии, запрашивает помощь соседних групп. К месту боестолкновения оперативно подходят подразделения старшего лейтенанта Сергея Самойлова и капитана Михаила Боченкова. Но силы в любом случае остаются неравными. К тому же бой завязывается на невыгодном для нас участке местности: высота простреливается со всех сторон, из всех укрытий — лишь низкий кустарник. Минометы, гранатометы — и все это против стрелкового оружия, которое носит при себе разведчик…

Вот как вспоминает те события сержант Антон Филиппов:
«По нас ударили сначала с двух сторон, а потом и окружили полностью. Били из огнеметов и гранатометов. Мы до этого восемь дней по горам ходили, устали. На себе все приходилось нести, в первую очередь боеприпасы. Просто физически очень трудно было по снегу пробираться так долго, а после этого воевать…

Когда начался бой, плотность огня была очень большая. Стрельба по нас велась силами больше роты. Я метнул гранаты в направлении огня. …Наши ребята отстреливались из автоматов, пулеметов. Потом мне сказали, что кого-то нашли убитым в спальном мешке. Но я не видел, чтобы кто-то спал, это ложь…

Дольше всех из наших стрелял кто-то из пулемета. Он был недалеко от меня. Чеченцы кричали: «Русский Ванька, сдавайся, русский Ванька, сдавайся!» А он приговаривает: «Сейчас я вам дам сдавайся, я вам сейчас дам». Встал в полный рост и только начал стрелять, как его зацепили…»

Бой велся до последнего дыхания. И только когда огонь со стороны наших бойцов стих, нападавшие смогли приблизиться к высоте. В спешке, словно чего-то опасаясь, бандиты бросились собирать оставшееся оружие, буквально вырывая его из рук мертвых русских солдат…

«Сначала они похватали и унесли все оружие, — вспоминает Антон. (Боевики приняли его за убитого: лицо солдата было залито кровью.) — Потом вернулись и стали добивать оставшихся раненых. Еще были ребята, которые подавали признаки жизни. Их расстреливали… Мне повезло. Бандит снял с моей руки часы — простые часы были, дешевые. Потом хотел цепочку, но у меня ее не было — я свой крестик на нитке носил».



Только спустя четыре часа к месту боя смогли выйти мотострелковые подразделения — те самые, что не смогли подойти к высоте вовремя. На месте боестолкновения они насчитали до 70 трупов боевиков. Противник, видимо, уже не мог такими поредевшими силами удерживать эту высоту и предпочел ретироваться. Враг ушел трусливо, по-шакальему, забрав добычу, которая ему досталась такой ценой…

А спустя всего неделю после событий под Харсеноем страна узнала о подвиге других псковичей — личного состава 6 роты Псковской дивизии ВДВ. Там же, в Аргунском ущелье, отражая атаки головорезов Хаттаба, 84 военнослужащих пали смертью Героев, удерживая свои рубежи под натиском противника. И так получилось, что этот бой словно бы затмил собой подвиг псковских разведчиков, точно так же бившихся до конца.

Иные досужие «комментаторы» начали тогда «равнять» эти события, говорить о «величине подвига». Досудачились до того, что жертвы среди разведчиков признали… напрасными! Мол, высота, которую удерживала разведка, не имела никакого стратегического значения.

Обидными оказались и слушки о том, что, мол, бандиты смогли «подловить» разведчиков, застать их врасплох. Эти домыслы в немалой степени оказались связаны с закрытостью службы в разведке. Ведь специфика этого рода войск такова, что здесь ни победами, ни поражениями, как правило, с посторонними не делятся…

Указом Президента Российской Федерации за мужество и героизм, проявленные в боях с незаконными вооруженными формированиями, капитанам Михаилу Боченкову, Александру Калинину и старшему лейтенанту Сергею Самойлову посмертно было присвоено звание Героя Российкой Федерации.

Все погибшие в этом бою разведчики были удостоены орденов Мужества. Герои навечно зачислены в списки личного состава соединения.

…Александр Калинин. Оптимист по натуре, поэт в душе. 30 апреля 2000 года он отметил бы первую годовщину своей свадьбы. Накануне того последнего боя ему исполнилось 25 лет. О каких звездах, о покорении каких вершин мечтал этот офицер, какие семейные планы строил? Теперь мы этого никогда не узнаем…

…Михаил Боченков. В новогоднюю ночь 2000 года он получил наградной нож из рук главы правительства России Владимира Путина. Золотой медалист Санкт-Петербургского общевойскового училища, суворовец, кавалер ордена Мужества, удостоенный этой награды еще за бои в Дагестане. Михаил отличался особенной любовью к своим немолодым родителям, часто писал, звонил. Холостяк, он остался в Чечне на второй срок по собственному желанию, зная, что на замену прибудет тот, кто имеет детей…

…Сергей Самойлов. Потомственный разведчик, которому суровые армейские будни были знакомы с детства. Отец — ветеран Афгана — не сомневался в правильности выбора сыном профессии, хотя и понимал, какая тяжесть ответственности ложится на его плечи. Сергей вкладывал в службу всю душу и сердце. Имя Героя сегодня носит школа в Пскове, где он когда-то учился, памяти офицера проводится борцовский турнир…

Та никому не ведомая высота у крошечного чеченского селения стала настоящим алтарем Отечества, на который положили свои жизни эти совсем еще юные ребята. Свой ратный долг они исполнили до конца, оставшись навеки непобежденными.

На фото: бойцы разведгрупп в своём последнем рейде за несколько дней до гибели.

Автор вышепредставленных фотографий Наталья Медведева — фотокорреспондент журнала «Огонёк».


Фотографии из личного архива разведчика, служившего в группе капитана Боченкова: капитан Михаил Боченков (в центре)

 

Разведгруппа капитана Боченкова

Разведгруппа капитана Боченкова

Разведгруппа капитана Боченкова

Слева Антон Филиппов — один из выживших разведчиков


Присоединяйтесь к нам:

Яндекс.Дзен

Добавить комментарий