12 Отряд специального назначения "Урал" Внутренних Войск

12 Отряд специального назначения "Урал" Внутренних Войск

12 Отряд специального назначения «Урал» Внутренних Войск

Знаменитый самашкинский лес Уральские спецназовцы переименовали в семашкинский. В честь старшего лейтенанта Олега Семахина. Больше месяца Олег выполнял боевую задачу на подходах к этому зловещему месту. Сон потерял, каж­дую ночь проверяя посты. На километр — во­семь часовых. Не жалея ни себя, ни подчи­ненных, командир группы не дал бандитам ни единого шанса для маневра, для совершения не то что диверсии — мелкой пакости. Страшный лес был на надежном замке.

Уральский спецназ внутренних войск был сформирован 26 сен­тября в 1996 году. Тогда, в 1996-м, основу отряда составили военнослужащие, принимавшие участие в пер­вой чеченской кампании. Спустя год — первая командировка на Северный Кавказ. Позже бы­ли Северная Осетия и Дагестан, а в декабре 1999-го отряд получил приказ — в Чечню.

География боевых операций уральских спецназовцев обширна: Грозный, Комсомольское, Веденское ущелье, Алхан — Кала, самашкинский лес… Сорок бойцов награждены орденами и медалями, старшему прапор­щику В.Юрьеву присвоено звание Героя Рос­сии (посмертно). При выполнении воинского долга четырнадцать уральских спецназовцев пали смертью храбрых. В их честь на терри­тории части сооружен памятник.

Спецназовцы долго спорили — оставлять или нет место на бронзовой плите с именами погибших братишек для других фамилий. Ко­мандир отряда подполковник Игорь Горбач волевым решением подвел черту: «Новых фа­милий здесь быть не должно. Мы обязаны воевать так, чтобы исключить такие тяжелые потери…»

Для этого в отряде делают многое. Со­вершенствуют учебную базу, ведут жесткий отбор инструкторов и контрактников, активно работает совет «краповых беретов». В зоне особого внимания — молодое пополнение. Учебное подразделение живет как на вулка­не.

— Завтра у новобранцев первый важный экзамен на право ношения шеврона спецна­зовца, — рассказывает старший лейтенант Денис Дьяченко. — Из сорока претендентов допуск к экзамену получили только пятеро, причем трое — из взвода по подготовке сержантов. Подтягивание, подъем разгибом, тест Купера — подобные испытания для мно­гих оказались не под силу. Вообще с молоде­жью беда. На призывных пунктах аншлаг. Все хотят стать спецназовцами, но не каждому это под силу. Было 208 человек, осталось 80. Не все выдерживают отрядные нагрузки…

Ну а пока великолепная пятерка борется за право получить свои первые знаки отли­чия. Экзамен начался с восьмикилометрово­го марш-броска. По полной боевой, в броне­жилете и каске, с оружием в руках бойцы от­рабатывают различные вводные. Впереди бо­лото. Тяжелые сапоги тонут в вязкой жиже.

«Вспышка справа!» Все пятеро плюхаются в грязь, туго соображая, где это — «справа». Нужно вставать, но земля не отпускает. Слов­но мощный магнит, она тянет к себе. Еще ры­вок, и ноги снова мешают мох с осенней ли­ствой и опавшими ветками. Только вперед.

Один не выдерживает и сходит с дистан­ции. Четверо оставшихся выбегают на полян­ку, где их ждет новая вводная — эвакуация раненых. Спецназ никогда не оставляет сво­их на поле боя. Самому бы не упасть, а тут еще товарищ на плечах! Каждые сто метров — победа над собой.

Вот и финиш, но экзамен не закончен. Теперь предстоит еще более жесткое испы­тание. Два спарринга, один из которых — с инструктором. Только бы продержаться…

Ну вот и все. Сержант Николай Чубаров, рядовые Андрей Якутов, Иван Яницкий и Ро­ман Глазков могут считать себя спецназовца­ми. А они, кажется, уже и забыли, ради чего прошли через эти испытания. Земля уходит из-под ног.

Хочется просто сесть и ни о чем не думать. Андрей Якутов так и делает. Са­дится прямо на груду кирпичей, лбом опира­ется на автомат и закрывает глаза…

— Настоящий спецназовец тот, кто умеет выживать в сложнейших условиях, — говорит командир отряда подполковник Игорь Гор­бач. — Исходя из этого, мы и обучаем моло­дое пополнение. С офицеров спрос еще вы­ше. Они должны не только сами выжить, но и спасти свою группу, выполнив при этом по­ставленную задачу.

За время своей последней летне-осен­ней командировки отряд уральских спецна­зовцев участвовал в тридцати шести боевых операциях. В основном это были зачистки, засады на путях вероятного выдвижения бое­виков, подвижные КПП.

Отряд показал себя единой командой, умеющей действовать ре­шительно в нештатных ситуациях. Высоко оценил подготовку и боевую работу спецна­зовцев генерал-полковник М.Лабунец.

Из Ачхой-Мартана, главной базы уральского спецназа, до Ханкалы отряд должен был проследовать по так называемой феде­ральной трассе. Самой накатанной, но и са­мой опасной дороге, ведущей через самаш­кинский лес и Грозный. Весь маршрут растя­нувшаяся на четыре километра колонна уральцев прошла без особых проблем. Если не считать множества обезвреженных спец­назовцами фугасов — в Чечне вовсю идет минная война.

Сегодня жизнь в отряде идет своим че­редом. Вчерашние командированные, с об­ветренными лицами, но с искоркой в глазах, решают будничные вопросы и готовятся — кто к увольнению в запас, кто к очередным испы­таниям Чечней. Такова их жизнь, их выбор, они всегда готовы к самым сложным экзаменам, которыми полна служба спецназовца.

Взять, к примеру, прапорщика Андрея Черных. Еще в первую командировку Андрей Викторович получил ранение под Шаами-Юр- том — во время ожесточенного боя неболь­шой осколок от разорвавшейся гранаты уго­дил ему в голову.

Уже после боя на базе от­ряда Черных ощутил страшную боль. Начал заговариваться. Почувствовав неладное, бра­тишки не взяли его на следующую операцию, в Катыр, чем очень огорчили Андрея. Еще че­рез день его эвакуировали в госпиталь. Но не мог Черных, «краповый берет», бросить своих братишек. Немного подлечившись, он снова занял место в боевых порядках отряда, еще раз съездил в трехмесячную командировку. А злополучный осколок до сих пор не удалили. Андрею нужна сложнейшая операция. Да раз­ве заставишь его надолго лечь на больнич­ную койку…

— Наш отряд гордится своими профес­сионалами, — говорит командир. — Ребята — легенды… У них вся грудь должна быть в ор­денах. Капитан Кузнецов, старшие лейтенан­ты Семахин, Лискин, командир разведвзвода лейтенант Скурихин — на их плечи легла ко­лоссальная ответственность и нагрузка. Они выполняли свой долг, не думая о наградах и званиях. Они делали свое дело по призва­нию.

Я спросил у командиров групп, которые только что вернулись из горячей командиров­ки: какие слова вы говорили своим подчинен­ным перед важной боевой операцией?

— Береги честь спецназа, — ответ после­довал незамедлительно. — У противника должна земля под ногами гореть.

К сожалению, у уральского отряда нет до сих пор статуса подразделения специального назначения. А потому нет и своего названия, своей символики, других спецназовских ат­рибутов, которыми гордятся коллеги из Мо­сквы, Ростова, Новосибирска…

На прошед­ших недавно сборах командиров спецподразделений внутренних войск подполковник Гор­бач поднял этот вопрос. Генерал-майор Вик­тор Чевризов пообещал, что статус подраз­деления специального назначения уральско­му отряду будет вскоре придан.

Однажды, еще находясь на другой ра­боте, в другой части, подполковник Игорь Горбач написал песню для отряда специаль­ного назначения Уральского округа внутрен­них войск. Шло время, Горбачу предлагали неплохие должности, место службы в высо­ких кабинетах, но Игорь Николаевич выбрал многотрудную кочевую жизнь спецназовца.

Он верит, что у отряда будет свое имя, при­умножатся традиции и новые герои впишут свои фамилии в историю подразделения. И новое поколение бойцов, которое сегодня в жестокой борьбе завоевало свои первые зна­ки спецназовского отличия, пройдет по пла­цу, чеканя шаг под написанную им песню уральского отряда специального назначения.

Журнал Братишка № 12 2000. Олег МАТУШКИН. Фото автора


Присоединяйтесь к нам: