Вторая чеченская война. Маленький эпизод большой войны

Чечня, 2000-й год… Маленький эпизод большой войны, глазами водителя БТР-а Гудермесской военной комендатуры.

Пополнение было только вчера. Оружие им ещё не выдали. А сегодня сопровождать машину в Ханкалу. За хлебом. Хлеб тут поганый! Огромные буханки, более-менее съедобные снаружи, внутри были наполнены каким-то месивом, воняющим брагой. Но питаться надо, и мы обдирали съедобный слой с буханок, выбрасывали забродившую кашу и ели. И вот, эта малопригодная в пищу консистенция подошла к концу. Обычно, когда заканчивается всё, формируется колонна, и несколько машин от различных служб, придя на базу восточной группировки, расползаются по громадной территории базы в разных направлениях. Кто за медикаментами, кто за боеприпасами, кто за продуктами.

Ребята с броневого десанта, которые по пути следования выполняли задачу по охране колонны, теперь распределялись по машинам, чтоб выполнять роль грузчиков. А мы, экипаж БТР-а сопровождения, оставались на КПП, растягивались на раскалённой броне, под палящим кавказским солнышком, и пытались поспать, глотая пыль от проезжающего транспорта. Иногда получалось. Так было всегда. Но, по причине «качественного» хлеба, в этот раз, машину отправили одну. Хлеб кончился гораздо быстрее, чем рассчитывалось. И в десант сажать некого. А надо. Грузчики-то нужны. Новичков без оружия в десант не определишь. И бегал бедный Гарик-замок второго взвода, собирал всех кого мог. Сокращал посты, выкраивал людей с хозработ. Насобирал четверых. Для погрузочных работ было вполне достаточно.

Странная, конечно ситуация была в нашем взводе! Командир взвода, пиджак с лейтенантскими погонами, по имени Серёга, мало того, что ничерта не смыслил в военном деле, так ещё и был большим любителем горячительных напитков. Мы его видели редко, и всегда в состоянии подшафе. Кастовая система деления общества, давно изжившая себя во всём мире, у нас жива до сих пор. Нельзя человека с высшим образованием, отправить служить простым солдатом. Вот и вешают на этих, далёких от армии выпускников ВУЗов, офицерские погоны. А расхлёбывать всё это сержантам. Умный человек придумал должность армейского сержанта! Гарик-бывший милицейский старлей, тянул на себе работу командира взвода. Когда-то его попёрли из органов за пьянку. Таких у нас было много. В первом взводе служил пулемётчиком бывший майор ФСБ. Судьба…

Первым пошёл тентованный ЗИЛ-131. За рулём Серёга, по прозвищу Мультик. Дёрганный, приблатнённый водила с первого взвода. Таких тут много-косящих под уголовников, напоказ дерзких и отчаянных. Война собирает разных людей. Рядом с Серёгой прапор. Следом идёт наш БТР. Наводчик -Валера, слегка трусоватый, но тем не менее понтовитый парнишка из Воронежа, сидит на броне. Никто не ждал неприятностей. Это была не первая наша колонна. Это и сыграло с нами злую шутку.

Въезжаем в Джалкинский лес. Две коровы, рыжей, доминирующей у местных рогатых масти, по коровьи неторопливо бредут по асфальту. Пастух, местный паренёк лет четырнадцати, вдруг убегает в придорожные кусты. Это потом нам стало ясно, что пастухом он был только для прикрытия. На стрёме стоял. Ещё 50 метров по затяжному повороту и… Фонтанчики от взрывов подствольных гранат вокруг тента грузовика, адский вой, рывок, коровы, бегущие прямо под колёса. Горячие автоматные гильзы сыпятся мне за шиворот и в сапоги. Это Вова, один из сидящих на броне, упал на правый бок, прямо над моей головой, положил автомат набок, и лупит не целясь в кусты. Лупит и орёт: «Газу-у-у!!!» И я давлю педаль! Белая шестёрка, шедшая нам навстречу, остановилась у обочины. Какие-то тётки, закрыв головы руками бегут к лесу. Мы уже вышли из зоны обстрела, а автоматы с брони продолжают лупить. Впереди, подпрыгивая на дорожных выбоинах, летит ЗИЛ. «Газу-у-у-у!» орёт Вовчик, но автомат его уже молчит. Когда он успевал менять магазины? Ума не приложу!

Патронов у него нет. Навстречу идёт БТР ВВ. Мы останавливаемся, ребята кидают нам пачки с патронами. Странно… Они ничего не слышали. Неужели мы успели уехать так далеко? Смотрю на свой танк. Второе колесо по левому борту-в клочья! Броня в копоти и слегка помята. Позже, выгребая из остатков покрышки осколки, кто-то из офицеров сказал, что это РПГ-7. Страшная штука! Ребята с брони сказали, что была ещё «Муха». Огненный шар ударил в башню, и не задев никого, отрекошетил вверх. Метрах в десяти над головами взорвался, контузив всех, кроме меня. Крышка моего люка прикрыла от взрывной волны.

Джалкинский блокпост. Горячий укол одному из солдат. Другой отказался от промидола. Мультик слетал в Аргун, виднеющийся неподалёку, привёз водку. Здесь всё близко. Но за хлебом мы уже не поехали. Разрыв в лесу. Наши миномёты лупят. Поздно. Там уже никого нет.

На обратном пути, Валера поворачивает стволы башенного вооружения в лес, чтобы дать очередь. Должна быть гарь в стволах. Мало-ли что? Вдруг проверят… Попрут парня из экипажа за непрофессионализм. Тщетные щелчки. Вооружение не работает. Зло, которое я всегда испытывал по отношению к этому человеку, с удвоенной силой распёрло меня изнутри! Валера никогда не участвовал в ремонте подвижной части нашего мини-танка. Он наводчик. Его задача-пулемёты. Позже, когда Валеру увезли на гауптвахту, пьяного в дым, мы с новым наводчиком разобрали оба ствола. Сколько-же грязи мы оттуда выгребли! Ладно-КПВТ капризный. Ему много не надо, чтоб заклинить. Но чтоб «Калашников» не лупил!…

На базе, Андрюха-мой земляк из Брянска, чуть не в драку кидается на меня! Вчера я отдал ему письмо домой. Попросил, чтоб он бросил конверт в ящик любого почтового отделения в Брянске. А сегодня я погиб. Такая была информация сначала. Мы все погибли. И все теперь будем жить долго. Примета такая есть. Если кого-то похоронят раньше времени, значит отмерян ему полноценный век с гаком! И каждый год, 27-го июня, потихоньку, без шума и пьянки, мы все, кто там был, будем отмечать наш общий, второй день рождения.


Присоединяйтесь к нам:

Яндекс.Дзен

Добавить комментарий