Вторая чеченская война. Специальные операции. Двое за Тереком

Вторая чеченская война. Специальные операции. Двое за Тереком

Вторая чеченская война. Специальные операции. Двое за Тереком

…Они остались вдвоем. На чеченской территории, за Тереком, к которому подтягивались боевики из “зеленки”. Затаившись в кустах на краю поляны, слышали сигнал взводного “Уходим!”, видели, как в чрево вертолета запрыгнула последняя пара спецназовцев их группы с замыкающим отход офицером, и Ми-8 под плотным обстрелом бандитов стремительно взмыл вверх. И тут же на том месте, откуда взлетела “вертушка”, прогремел взрыв гранаты РПГ.

Буквально на несколько секунд упредил бандитского “шайтанщика” летчик, молниеносно поднявший машину с выполнившими свою задачу бойцами.

Перемахнувший через реку вертолет сел на дагестанской стороне, где уже стояли милицейские “уазики” и подоспевшие селяне торопливо отгоняли подальше от берега отбитое спецназовцами у боевиков стадо.

— Во дела-а, — присвистнул невысокий крепыш-ефрейтор. — Выходит, это мы с тобой вроде как ребят спасли. Случайно… У нас тут самая дальняя от берега позиция. Пока б добежали до своих, будь у нас такая возможность, “духи” десять раз успели бы из “граников” по вертушке пальнуть. Видал, как рвануло? Прямо под колесами…

— Тогда уж лучше “чехам” надо сказать спасибо за перекрестный огонь, который отрезал нам пути отхода, — тихой скороговоркой ответил его напарник, младший сержант. — Хорошо хоть схрончик наш не засекли бандюки. Ноль внимания на кустарник. Думают, что группа в полном составе погрузилась в “вертушку”…

— Ништяк, счас к нам пришлют подмогу. — Маленький ефрейтор плотно прижал к плечу приклад, всем своим видом показывая, что заказывать панихиду рановато. — А нет, так сами отобьемся, дуриком нас “духи” не возьмут, не на тех напали.

— Верно, помирать нам не к спеху, повоюем еще. Только на подмогу особо не рассчитывай. Рванут пацаны через Терек на выручку — многие тут полягут. “Духов”, мать их… — ткнул сержант стволом в сторону леса, — хренова туча. И нам знак о себе никак парням не подать. Нохчи в момент вычислят наше укрытие, накроют из подствольников… Во, и «чехи» пожаловали. Как бы не по наши души…

Друзья слились с травой, наблюдая за передвижением небольшой группы боевиков, высыпавшей из “зеленки”.
— Так, шестеро, — неслышно шевеля губами, сосчитал ефрейтор. — Топают мимо — к Тереку… Появился у меня хороший планчик, брат. Чую, прорвемся-таки! Действовать предлагаю так…

* * *

Мы сидим с майором-вэвэшником, командиром группы отряда специального назначения, на родной базе спецназовцев, недавно вернувшихся из Чечни, и мой старый знакомец не спеша ведет рассказ о той почти невероятной истории.

— Сегодня вспоминать о том случае одно удовольствие, — улыбнулся майор.— А в тот день, казалось, все нервные клетки подчистую изведет веселенькая ситуация. Вдобавок, несмотря на то, что операцию провели как по нотам, крепко могли получить по шапке за инициативу, которая часто бывает наказуемой. А еще — за недогляд в завершение боя. Хотя, по удачному совпадению, из-за этого недогляда удалось избежать потерь. Но, слава Богу, все обошлось.

Победителей не судят. Даже к наградам особо отличившихся представили. Правда, орденов так и не дождались. Дело было после первой кампании, хасавюртовский мир, никаких боевых действий. А раз так, за что награждать-то?! Наказали бандюков — молодцы! “Спасибо” вместо нагоняя — тоже хорошее поощрение… Ну да ладно, шутки в сторону. Ситуация была очень серьезная…

Майор помолчал, закуривая сигарету, и с азартными искорками в глазах продолжил:

— Итак, 98-й год. Восьмое марта. Солнечное утро. Кому к празднику готовиться, а кому и к сбору по тревоге. Как-никак дагестанская граница. Мир — для политиков, а для нас натуральная война, “чехи” разбойничают денно и нощно.
В то время я командовал взводом спецназа оперативного полка. Взвод был матерый. Из тридцати человек только шесть срочников, остальные — контрактники. Парни надежные, понимали все с полуслова.

Ну так вот, тревожный сигнал по рации не заставил себя долго ждать. Как и предполагали, к празднику бандиты устроили дагестанским соседям крупную подлянку. Переправившись вброд неподалеку от каргалинской плотины, боевики внаглую угнали стадо в четыреста голов. С поста милиции сообщили, что до Терека скотокрады еще не дошли, есть шанс догнать.

Затарившись под завязку боеприпасами, заскакиваем в вертолет, вторая “вертушка” — на прикрытии, и – на предельной скорости в указанном направлении. Взял с собой шестнадцать бойцов, самых испытанных и проверенных. В числе лучших из лучших — сержант-контрактник по прозвищу Клык, снайпер, моя правая рука, опора надежная (ныне, кстати, уже младший лейтенант, командир взвода разведки, вместе в отряде служим), и пулеметчик-ас Волкодав, прозванный так за меткую стрельбу и боевую злость в огневых контактах с “чехами”.

А еще колоритная пара: друзья-неразлейвода ефрейтор Николай Барыкин* и младший сержант Алексей Гуськов. Колян — от сохи, образование — семь классов и коридор. По этой причине его даже на контракт не взяли, хотя чуть ли не со слезами просился. Жаль, войска получили бы отличного спеца-профессионала. Парнишка очень боевой, отважный, напористый, как танк. А Леха — тот из интеллигентной семьи, книгочей-интеллектуал с университетским дипломом. Но тоже не лыком шит. Уж и не знаю, чем такие разные ребята друг другу приглянулись, только психологическая совместимость была у них идеальная. Одно загляденье, как они вдвоем работали.

Подлетаем, значит, к Тереку и видим — впереди по курсу три “духа” через брод перегоняют коров на чеченский берег. Спокойно так, будто пастухи при собственном стаде. Знают: военным строго-настрого запрещено пересекать границу.

За буренками бегут безоружные селяне, глотая пыль, отчаянно грозят кулаками. А толку! У скотокрадов автоматы и “граники” — попробуй зацепи. И на том берегу человек пятнадцать, до зубов вооруженных. Поджидают добычу, обеспечивая отход сообщников. Чуток опоздай мы, и крестьянам осталось бы только убытки подсчитывать. Больше половины стада уже на чеченской территории.

Принимаю решение: десантироваться за Тереком и, выдвинувшись наперерез “чехам”, отрезать тройку угонщиков от их группы прикрытия, частью десанта подавить огнем и уничтожить противника, остальным в ходе боя отогнать коров на дагестанский берег.

“Давай, — показываю летчику поляну между лесопосадками, — выбрасывай нас!”. — “Там же Чечня!” — “Думаешь, Масхадов объявит ноту протеста? Да и хрен с ним! — ору. — Ну надерут задницы за нарушение договора, если найдется среди наших какой-нибудь перестраховщик, первый раз, что ли! Семь бед — один ответ! Смелей!” — “Молодец, командир! — весело скалится. — Вместе ответ держать будем. Только задницу от пуль побереги! Мне за двоих неохота отдуваться”.

Минута, другая — настигаем ворюг. Боевой вираж — заходим на “чечей”, высота метров семьдесят. Гляжу, один из тройки раскладывает “Муху”, берет “вертушку” на прицел. Но Клык, красавчик, его упас — с первого выстрела уложил из снайперки влет.

Быстренько нарезаю задачи парам. Вертолет зависает, не касаясь колесами земли, мы — горохом вниз, по траве перекатами, и — плотно из всех стволов по “духам” в оба направления. А те просто опешили. До последнего момента были уверены, что “вертушки” вдоль реки побарражируют и вернутся восвояси, а они нам пальчики снизу будут показывать: что, Ваня, слабо тебе за джигитами угнаться?

Пока бандюки едальниками в замешательстве щелкали, мы успели занять выгодные позиции — и пошло дело. Тактика по такому варианту у нас на занятиях отработана, соотношение сил примерно один к одному, мазил среди моих спецов нет, а главное — навязали противнику свою инициативу. Парни на бегу схватывали мои команды, умело прикрывая друг друга, постоянно перемещаясь, начали развивать успех — умножать боевой счет, открытый с “вертушки” снайпером.

Не давая “чехам” прийти в себя, сгоняем стадо к броду. Буренки оказались сообразительными, почесали назад, к хозяевам.

Вроде управились, пора и нам трубить отход. И в этот момент летчик по рации предупреждает: “По дороге за лесом к “духам” спешит подкрепление — грузовик, полный боевиков”.

Посылаю SOS одному и другому крылу: “Собираю людей и делаем ноги! Готовься принять на борт! Сопровождающий, прикрой ракетами!” Ответ с воздуха: “Не могу, рискованно. Вас зацеплю! Поработаю из пулемета”.

Свисток в зубы (я в бою обычно свистком подаю команды условными сигналами, по опыту “первой Чечни”, очень удобное средство управления), набираю в легкие побольше воздуха — и созываю бойцов: отстреливаясь, стягиваемся к месту посадки вертолета, уходим.

А новая партия “духов” — вон она, маячит за деревьями. Этих уже на испуг не возьмешь. На их стороне внушительный численный перевес.

Жарковато стало. Быстрее от “зеленки” — навстречу снижающейся “вертушке”!

Отползая, прикрываю огнем пацанов. Сверху лесополосу густо поливает очередями из пулемета вертолет боевого сопровождения. Не дает “душманам” подняться в атаку. Огрызаясь дружными очередями, погрузились в “вертушку”.

Взлетаем. На прощание от “духов” — под брюхом машины громкий взрыв, гостинец запоздалый.

“Благодари Бога, с того света возвращаемся!” — крикнул мне летчик, посадив вертолет на нашей стороне. А у меня на душе кошки скребут: всех ли людей собрал? Когда загружались, считать по головам было некогда, каждая секунда на вес золота, “духи” того и гляди начнут на пятки наступать. Спросил у старших пар: “Из своих никого не потеряли?” Ответы сквозь рев двигателя: “Все налицо!”. Тут еще отвлекла команда начальства: “Забрать трупы “духов”, которых завалили на берегу, и их оружие. Надо показать результат работы”.

Снова головы под пули подставлять. Но делать нечего, надо — значит, надо. Бегом к реке. Оставил там Клыка и Волкодава: “Долбите по лесу, прикрывайте!” А сам в темпе с тремя бойцами — вброд через Терек, за вражескими трупами и трофеями.

На наше счастье, бандиты близко к берегу не совались, кучковались у леса, опасаясь повторного обстрела с воздуха. Никому из них и в голову не могло прийти, что у спецназа хватит смелости форсировать реку — собирать улики “духовской” вылазки в Дагестан. А увидев нас, напасть не рискнули: с дагестанской стороны залаял пулемет Волкодава, хлестнули автоматными очередями милиционеры.

Недолго думая, обвешиваемся бандитским оружием, взваливаем на себя четыре тела и с этой ношей, пригнувшись, шлепаем по воде. Мне пришлось больше всех попотеть. Взялся тащить подстреленного Клыком здоровяка. А в нем пуд с гаком. Доволок его до нашего берега, чувствую — шевелится. Живой! Потерял сознание от болевого шока, а холодная вода привела его в чувство. Позже выяснится: мой пленный — непростая птица. Иранец-наемник, главарь этой бандгруппы.

Прилетаем на базу в Кизляр, строю у “вертушки” людей, считаю… Нет Гуськова и Барыкина. Будто током по нервам: они остались в Чечне. Спрашиваю: “Кто их видел перед сигналом о выдвижении “духовского” подкрепления?” Слово за слово выясняется: они пошли отрезать впереди идущую часть стада и, видимо, попали под перекрестный огонь, бандиты их зажали. Варианты: или, отсидевшись в укрытии, стали прорываться, или попали в плен, или… Во всяком случае надо возвращаться и вытаскивать пацанов любой ценой.

Летчики сочувственно разводят руками: топливо почти на нуле, в машинах пробоины от пуль. Беру бэтр, сажаю на броню добровольцев — и педаль до самого полика. Прикидываю: если захвачены в плен, далеко их увезти не успели.

Скорее всего сидят в местном отделении шариатской безопасности. План: перейти через Терек, захватить в заложники первых попавшихся чеченцев для обмена. Откажутся менять — заставлю по самому крутому варианту. Мой недогляд, мне и отвечать перед Богом.

Минут через пятнадцать – сообщение по рации…

— Идем потихоньку следом за “духами”, другого варианта нет. А то здесь так и останемся — или подстрелят, или в плен возьмут. Издали бандитам будет казаться, что мы из состава этой группы, — махнул рукой ефрейтор, поднимаясь с земли.

Выждав, пока шестерка боевиков прошла мимо укрытия, друзья ловко пристроились замыкающими. Бандиты вышли к Тереку, залегли на берегу и открыли огонь по милиционерам. Напарники — на фланге — примостились в одном ряду с ними, рассчитав расстояние от крайнего “духа” так, чтобы остаться незаметными.

Ефрейтор вытащил нож.

— Прикрывай. Минут через пять идешь следом за мной.

— Давай я это сделаю, — возразил сержант.

— Не спорь, у меня лучше получится.

Ефрейтор был прав. Маленький, шустрый, он имел больше шансов быстро проскользнуть в траве невидимкой. И силой Бог не обидел. В бронежилете пятнадцать раз подтягивался на перекладине.

“Духи” рассредоточились с интервалом в 15-20 метров, и ефрейтор, переползая от одного врага к другому, бесшумно снял троих. Через этот разрыв в цепи спецназовцы ползком выбрались с прибрежного участка, кишевшего бандитами.

Убедившись, что опасность позади, побежали вдоль Терека.

Глядь – вдали вооруженный мужик на лошади.

— Вот и транспорт нам подан, — падая в траву, переглянулись напарники.

Сержант целился терпеливо и долго, подпуская всадника поближе. И окончательно убедившись, что это не мирный селянин – “калаш” с охотничьим ружьем военный человек не спутает, — дал короткую очередь…

Одна лошадиная сила в их незавидном положении — роскошный подарок судьбы. Сориентировавшись по компасу, поскакали к каргалинской плотине…

— “Тут двоих бойчишек задержали, переплыли через Терек с чеченской территории, божатся, что спецназовцы из твоего взвода”, — сообщают мне по рации, — с веселыми нотками завершает свой рассказ майор.— Приезжаю на “блок” – точно, мои, Гуськов и Барыкин. Мокрые, чумазые, взволнованные, не остыли после всего пережитого. Но у обоих рот до ушей: знай наших!

Такая вот оптимистическая история. Все хорошо, что хорошо кончается…

У бандитской вылазки был другой финал…

Журнал Братишка № 10 2001

По теме:

Вторая чеченская война. Фото
Вторая чеченская война. Фото Фотографии второй чеченской войны собранные из разных источников
Документальный фильм «Сестрёнка»
Документальный фильм "Сестрёнка" Интервью с одной из многочисленных медсестёр Светланой, на плечи которой легла тяжелая доля помощи раненым военнослужащим российской армии. Светлана служила с марта 2000 года, ...
7 часов забытого боя под Серноводском
7 часов забытого боя под Серноводском 14.11.1999 группе спецназа в составе 11 человек, под командованием ст. лейтенанта М. Безгинова, была поставлена задача десантироваться на Сунженский хребет в районе ...
Вторая чеченская война. Гудермес. Сентябрь 2001 г.
Вторая чеченская война. Гудермес. Сентябрь 2001 г. Видео снято из расположения войск МВД России. 17 сентября 2001 г. — нападение боевиков (300 человек) на Гудермес, нападение отбито. ...
Вторая чеченская война. Цвет тишины
Вторая чеченская война. Цвет тишины Документальный фильм о простых солдатах и офицерах, проходящих службу в Чеченской Республике, во время второй чеченской войны, в 2002 году. Фильм снимался в ...
Как боевики Басаева и Хаттаба пыталась захватить Дагестан
Как боевики Басаева и Хаттаба пыталась захватить Дагестан Недавно сотрудники СКР по Северо-Кавказскому федеральному округу завершили расследование уголовного дела двух членов банды Басаева и Хаттаба, напавших на ...
Дмитрий Киселев. Повестка в жизнь
Дмитрий Киселев. Повестка в жизнь В книге Дмитрия Киселёва "Повестка в жизнь" описывается непростое время его службы в армии в 2002–2004 гг. на границе Дагестана и Чечни. ...
Война за мир: Битва за Грозный
Война за мир: Битва за Грозный Война за мир: битва за Грозный. Взгляд очевидцев. Этот выпуск программы "Смотр" на НТВ посвящен штурму Грозного во время второй чеченской войны ...
Война в Чечне в рассказах чеченских боевиков
Война в Чечне в рассказах чеченских боевиков Журналист «Медузы» Дмитрий Пашинский записал монологи двух бывших жителей Чечни — художника Хусейна Исханова (во время первой войны он был ...
Вторая чеченская война. Выживший в аду
Вторая чеченская война. Выживший в аду «…Первая пуля попала в левую руку. Ощущения – оторвало руку. Сделал шаг – пуля вошла в правую руку, еще одна – ...
Вторая чеченская война. Кадарская зона
Вторая чеченская война. Кадарская зона “Вертушка” нырнула в просвет между горами и села на раскисшее от дождей картофельное поле, земля которого перемолота гусеницами и колесами бронетехники настолько, ...
Вторая чеченская война. Дар аль-харб. Территория войны. 2002-2004. Часть 2
Вторая чеченская война. Дар аль-харб. Территория войны. 2002-2004. Часть 2 Чуждые горы. Конец отряда Гелаева Партизанская война в самой Чечне постепенно сбавляла обороты. До самой весны 2004 года ...

Присоединяйтесь к нам:

Добавить комментарий