Стержантов Александр Линович

Стержантов Александр Линович — начальник разведки 22-й отдельной бригады оперативного назначения Северо-Кавказского округа Внутренних войск МВД России, подполковник.

Родился 15 февраля 1957 года в городе Куйбышев (Самара). В 1964 — 1974 годах учился в средней школе № 34 Ульяновска.

Окончил Ульяновское гвардейское высшее танковое командное училище в 1979 году. Проходил службу в Советской Армии командиром танкового взвода, командиром разведроты, начальником разведки танкового полка. Служил в частях Среднеазиатского военного округа, Группы советских войск в Германии и Прибалтийского военного округа. Принимал участие в боевых действиях в Афганистане, в ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС.

С 1989 года служил во Внутренних войсках.Участвовал в боевых действиях по ликвидации межнациональных вооруженных конфликтов в Нагорном Карабахе, в Южной Осетии, в Северной Осетии и Ингушетии.

С 1992 года служил в должности начальника разведки 22 отдельной бригады оперативного назначения ВВ МВД России, дислоцированной в городе Калач-на-Дону Волгоградской области. В её составе воевал на первой чеченской войне 1994 — 1996 г. Участвовал в боях за Грозный, Аргун, Гудермес. Был ранен весной 1995 года, после госпиталя вновь вернулся в свою часть.

В августе 1999 года переброшен в Дагестан для отражения вторгнувшихся из Чечни вооруженных террористических формирований. В августе 1999 года разведчики калачевской бригады получили приказ на захват опорного пункта боевиков на горе Чабан в районе дагестанского села Чабанмахи, известного как оплот местных исламских фундаменталистов, уже несколько лет де-факто не подчиняющийся российским законам.

Ранним утром разведгруппа под командованием подполковника Стержантова проникла в село, занятое боевиками, на двух автофургонах, якобы загруженных фруктами. Затем они скрытно подошли к подножию горы Чабан, на вершине которой находился телеретранслятор и опорный пункт противника. Внезапным ударом были уничтожены охрана ретранслятора, захвачены автомобиль ЗИЛ-130 и зенитная установка. Разведчики заняли круговую оборону на вершине горы.

В 14.00 боевики предприняли попытку выбить разведчиков с занятых ими позиций. Свыше 4 часов длился ожесточенный бой. По плану командования, на помощь разведчикам должны были подойти другие российские подразделения, но они были задержаны засадами боевиков ещё на дальних подступах к селу. Да и численность подкреплений была явно не достаточной — планировавшие операцию генералы явно не ожидали столь упорного вражеского сопротивления (и это после первой чеченской войны и месяца тяжелых боев в самом Дагестане!).

В результате разведчикам пришлось полагаться только на свои силы. Стержантов умело организовал оборону, правильно распределил свои незначительные силы на наиболее опасных участках, в ходе боя показывал образцы мужества и самоотверженности. В тяжелом бою трое военнослужащих погибли (в том числе майор Сергей Басурманов), несколько человек получили ранения.

В этой ситуации подполковник Стержантов принял решение скрытно обойти боевиков и внезапно ударить во фланг противнику. Используя сложный рельеф местности, начальник разведки с тремя военнослужащими совершил задуманный маневр и открыл огонь по нападавшим. В итоге очередная атака боевиков сорвалась. Группа без потерь вернулась на прежние позиции. Затем подполковник Стержантов вызвал огонь артиллерии по скоплению боевиков на левом фланге и ювелирно точно корректировал его. Удалось выиграть ещё какое-то время.

За эти выигранные минуты боя на помощь разведчикам подошли спецназовцы из отряда “Русь” Внутренних войск, которым удалось прорвать кольцо окруживших боевиков ударом с тыла. Поскольку дальнейшая оборона горы небольшими силами не имела смысла и могла принести только к дальнейшим потерям, Стержантов организовал выход группы из окружения. Были вынесены тела 4 погибших и эвакуированы все раненые, из которых 15 человек получили тяжелые ранения. Командир прикрывал отход подразделения до тех пор, пока последний солдат не оказался в безопасности.

За мужество и героизм, проявленные в ходе контртерростической операции в Северо-Кавказском регионе, Указом Президента Российской Федерации № 1260 от 25 сентября 1999 года подполковнику Стержантову Александру Линовичу присвоено звание Героя Российской Федерации. Тем же указом звание Героя присвоено погибшему в том же бою майору С.А. Басурманову (посмертно). Немного позднее Героями России за этот бой стали один из подчиненных Стержантова сержант Дмитрий Перминов и командир группы спецназа «Русь» майор Сергей Юшков.

Продолжал службу во Внутренних войсках. В настоящее время полковник Александр Линович Стержантов — в запасе.

Жил в Ульяновске, сейчас проживает в Тольятти Самарской области. Активно занимается общественной работой — член Самарской областной организации ветеранов войны, труда и правоохранительных органов, председатель Тольяттинского отделения общественной организации ветеранов подразделений специального назначения.

Награжден орденами Мужества (31.12.1994), “За военные заслуги” (09.09.1995), медалями.

В 2008 году на здании средней школы № 34 города Ульяновска открыта мемориальная доска в честь Героя.


Родился 15 февраля 1957 года. По окончании Ульяновского гвардейского высшего танкового командного училища проходил службу в Советской армии командиром танкового взвода, командиром разведроты, начальником разведки части. С 1989 года служит во внутренних войсках. Кавалер орденов Мужества и “За военные заслуги”. За мужество и героизм при выполнении служебных обязанностей в Республике Дагестан 25 сентября 1999 года присвоено звание Героя Российской Федерации.

Спустился на землю вечер, и пришедший вместе с прохладой ветер гонит по полю сухую траву. На окрестных горах еще лежит отсвет уходящего дня. Когда-то давно, в шестидесятых, здесь квартировала ракетная батарея. Под землей уцелели несколько бункеров, в поле остались обнесенные валом ракетные позиции. На краю одной из них сидит подполковник. Усталое лицо, потрепанный камуфляж, на рукаве шеврон со вздыбленным конем — эмблемой Северо-Кавказского округа внутренних войск. Несколько часов назад подразделение подполковника Александра Стержантова вышло из боя. На горе Чабан, где им пришлось целый день держать оборону от бандитов, погибли трое разведчиков, погиб друг Стержантова майор Сергей Басурманов.

К разведчикам сейчас не подойти. Слез на глазах нет. И солдаты, и офицеры словно ушли в себя, ничего и никого вокруг не замечая. Для большинства из них сегодняшний жестокий бой был первым в жизни. Для четверых стал последним. А для подполковника Александра Стержантова он лишь новое звено в очередной раздирающей Россию малой войне.

* * *

В теплом зале солдат собрал подполковник. А любой новобранец знает, что офицер — это старше самого “товарища сержанта”! Но не кричит офицер, не ругает, не командует, а просто рассказывает. Да так тихо, спокойно, что кое-кто, уже поклевав носом, обмяк на стуле и посапывает, опустив стриженую голову.

— …В армию вас призвали по закону, не спросив согласия, а в разведку мы берем только добровольцев, — говорит подполковник. — В армии как в жизни: можно отслужить достойно, а можно и проспать все два года. Но армия и дает вам шанс изменить свою жизнь, самих себя. С вами еще будут многие беседовать. Искать среди вас водителей на штабные «уазики», художников для замполита, музыкантов для оркестра. Мне не нужны трубачи и рисовальщики, я готов сделать из вас разведчиков. Одно обещаю точно: в разведке легкой жизни не будет. Именно поэтому мы берем лишь добровольцев. И еще: будет трудно, но два года пройдут быстро. А своей военной специальностью, кем вы потом ни станете, будете гордиться всегда…

Кто внимательно слушал, кто продолжал дремать. Но было видно, как у многих солдат загорелись глаза.

Об одном только не сказал им подполковник Стержантов: все войны, которые случатся в эти два года, будут вашими.

Первая чеченская война длилась как раз два года. Стержантову приходилось ездить на передовую, как на работу, вахтовым методом. Полтора-два месяца боев, замена, и месяц-другой дома. В апреле 95-го при штурме высоты восточнее Бачи-Юрта был ранен. Госпиталь, короткий отдых и снова передовая. И так всю войну по кругу. Вместе с бригадой прошел Аргун, Гудермес, Грозный. Менялись чаще всего с Сергеем Басурмановым, командиром разведподразделения. День-два на прием-сдачу дел, и снова пути друзей расходились. Толком встретились и посидели уже дома, когда закончилась первая чеченская война.

Несколько месяцев перед агрессией боевиков в Дагестан Стержантов провел на границе. Разведчики бригады организовывали засады, наблюдение, провели несколько специальных операций. Боевики вели себя нагло, прощупывали границу, выбирали рубеж послабее. Участок калачевской бригады оказался им не по зубам.

* * *

Дагестан — страна горная. Лента дороги вьется по склонам, накручивая поворот за поворотом. На коротком прямом участке разогнаться тоже не удалось. На самодеятельном КПП несколько бородачей, подняв оружие, остановили машины. Досмотра не было. Что можно перевозить здесь в фургонах, да еще в сентябре — только арбузы или виноград. Проезжай!

Спрятавшаяся в фургонах разведрота разом перевела дух. Проскочили. Половина задачи — незаметно пробраться к господствующей высоте, горе Чабан — была выполнена. Вместе с ротой был и замкомбрига по разведке Александр Стержантов.

Разведчики успешно заняли высоту над селами Карамахи и Чабанмахи, рассеяли дозор ваххабитов и уничтожили их телеретрансляционную станцию. Теперь дело было за батальонами бригады, которые с рассветом пошли в атаку на села. Сопротивление, с которым они столкнулись, неожиданно оказалось сильным. Села были превращены в хорошо подготовленные укрепрайоны, бандиты превосходили наши подразделения и числом, и вооружением. А когда понесшие потери войска были вынуждены отойти, весь удар боевиков приняла на себя разведрота.

О том бое написано немало. Рядовой Дмитрий Перминов, спасая жизнь товарищей, попытался выбросить попавшую в окоп гранату. Она разорвалась у него в руке. Ефрейтор Александр Кириллов, раненный, руководил боем на своем участке, заменив выбывшего из строя взводного. Получивший контузию пулеметчик Вячеслав Нестеренко не оставил позицию и продолжал бой. Упавшая между Александром Стержантовым и Сергеем Басурмановым граната выбрала из двоих Басурманова… Весь день разведка вела бой и лишь с наступлением сумерек смогла оторваться от бандитов и спуститься с горы.

На следующий день еще не отошедшие от боя разведчики обживали небольшой домик на краю полевого стана. Днем солнце пригрело по-летнему.

Солдаты таскали из скирды, примостившейся на краю поля, увязанную в плотные пачки солому. Стержантов, набросив куртку, стоял босой на траве.

Неожиданно его кто-то приобнял за плечи.
— Отошли твои ребята?

Рядом стоял главком.

Стержантов рассказывал о прошедшем бое, а сам, босой, смущенно переминался с ноги на ногу.

* * *

Будь моя воля, я бы боевым офицерам кителя лет на пятнадцать выдавал — во какая экономия казне! Поскольку фронтовые офицеры китель этот надевают дай Бог раз в году. А так все больше в камуфляже обретаются. Настолько к нему привыкли, что и в праздники ордена к камуфляжу крепят.

Но у подполковника Александра Стержантова случай особый. В Москву надо ехать, в Кремль, получать Золотую Звезду Героя России. Вместе с ним в столицу за наградами приехали десантники, мотострелки, летчики… После торжественной церемонии показали героям Кремль во всем его великолепии.

Ну а дальше, как говорится, по интересам. Экскурсии по Москве, любой театр, музей — куда пожелаешь. Александр Стержантов для визита выбрал госпиталь внутренних войск в Реутово. Решил навестить раненых однополчан…

Александр Линович Стержантов прослужил в должности замкомбрига по разведке девять лет. Предлагали, и не раз, место в штабе дивизии, должность в управлении округа. После вручения ему Звезды Героя звали в Главное командование внутренних войск. Но менять место службы Стержантов не собирается. Хотя в свой маленький городок Калач-на-Дону попадает лишь между тревожными командировками. Не хочет менять прописку и после увольнения в запас.

— Вроде как и о гражданской жизни пора задуматься, — как всегда, неторопливо, словно взвешивая каждое слово, говорит Александр Линович. — Пойду в школу, буду ребятишкам начальную военную подготовку преподавать. Сегодня педагогические коллективы на девяносто девять процентов из женщин состоят. А пацанов-то к службе в армии готовить надо…

В войска пришел очередной призыв. Снова Стержантову отбирать среди новобранцев разведчиков для бригады. А потом что? Неужели действительно впереди у Героя обычная средняя школа?

А может, и правильно? Уж очень хороший педагог будет у ребятишек.

Андрей МАКАРОВ


Присоединяйтесь к нам:

Добавить комментарий