Владимир Евгеньевич Трубанов

28.10.1976 — 19.08.1996

Последние минуты жизни Владимира Трубанова четко зафиксировала видеокамера: бой на дороге, шипение кумулятивной гранаты, стрекотание башенного пулемета, барабанная дробь рвущихся боеприпасов.

Когда боевую машину охватило всепожирающее рыжее пламя и из всех дыр повалил черный едкий дым, траурно-трагический голос за кадром известил: «В этой БРДМ-ке заживо сгорел солдат новосибирского полка».

Это произошло 19 августа 1996 года, за несколько дней до объявления в Чечне перемирия…

С детства Володя мечтал стать профессиональным гонщиком. В пять лет он впервые вывел на трассу свой картинг — а уже через три года стал чемпионом Башкирии. Пожелтевшую вырезку с заметкой из салаватской городской газеты «Ленинский путь», хранящуюся среди много­численных грамот и дипломов Володи, его бабушка, Александра Павловна Дроздова, показывает с особым трепетом: ведь эта пуб­ликация стала, по сути, первой ступенькой к звездному восхождению ее внука: «В Уфе прошел очередной чемпионат БАССР на ав­томобилях формулы «карт», собравший спор­тсменов из Стерлитамака, Салавата и хозяев первенства. В личном зачете чемпионом в классе автомобилей «Пионер» стал перво­классник школы № 15 Володя Трубанов».

Несколько сухих газетных строк были своеобразным авансом для будущих больших публикаций о победах юного картингиста. А их у Володи Трубанова за его короткую жизнь было немало. Ему нравилась скорость. Ему хотелось быть первым. Он умел побеждать.

Картинг — семейное увлечение Трубановых. Вначале им занялся старший брат Вик­тор, отец привел его в секцию при местном ДОСААФе еще школьником. Вовка подрос, за братом потянулся. Потом их отец, Евгений Викторович, организовал клуб картингистов при заводе, на котором работал. Тренирова­лись по вечерам на опустевшей после рабо­чего дня заводской бетонке. Команда, кото­рую назвали “Лидером”, заявила о себе громкими победами.

Евгений Викторович был доволен своими воспитанниками. Воло­дя на республиканских соревнованиях под­твердил свой чемпионский титул, и ему пред­стояло защищать честь Башкирии на первен­стве картингистов России. К тому времени старший брат Виктор, отслужив в армии, вер­нулся в клуб и все основные заботы по под­готовке к соревнованиям взвалил на свои плечи.

Все свое свободное время Трубанов — младший проводил в клубе. Так было, пока учился в школе и в местном профтехучилище № 19 на слесаря контрольно-измерительных приборов и аппаратуры.

Кстати, в училище до сих пор вспоминают его как одного из луч­ших — он не раз занимал призовые места на различных олимпиадах, а разработки по не­которым приборам даже побывали на про­фессиональных выставках. Володин портрет украшал стенд «Лучшие по профессии». На­верное, если бы вдруг что-то и не заладилось у него в «Лидере», то работу по специально­сти он нашел бы себе всегда. Руки у него бы­ли золотые, как у отца.

Но в «Лидере» все шло как нельзя лучше. На соревнованиях братья Трубановы неиз­менно занимали призовые места.

— Особенно хорошо катался Володя в дождливую погоду, — рассказывает Виктор. — Всякий раз, когда перед соревнованиями заряжал дождичек, Володя радовался: значит победа будет. Он четко просчитывал ситуацию, не тушевался даже перед маститыми спортсменами. Нервы в комок и — вперед! Техника вождения у него была отменная.

По словам многих специалистов, уже в то время Владимиру Трубанову в классе его ма­шины не было в республике равных. В армию Володя уходил многократным чемпионом Башкирии. После службы мечтал стать про­фессиональным гонщиком. Но картинг, кото­рый собрал для брата Виктор, так и не дож­дался своего хозяина…

Во Внутренние Войска Владимира Трубанова призвали 8 марта 1995 года. По дороге в часть, а служить его направили под Ке­мерово, встретил земляков — Женю Воложанина из Стерлитамака, уфимца Ильшата Гильманова. В Мариинске прошли курс моло­дого бойца.

Затем судьба разбросала земля­ков: Володю с Ильшатом перевели в Новосибирск, Женю отправили в поселок Таежный. Встретились уже позже в Новосибирске — накануне отправки в Чечню.

— Мы знали, куда и зачем едем, — вспоминает Ильшат. — К тому времени мы уже прослужили по полгода, и нас отправили на доподготовку. Володя попал в — группу наводчиков-операторов.

В письме брату, датированном 18 июля 1995 года, Володя писал: «В августе будет отправка в Чечню на три месяца, но никому из наших об этом не говори. Я всем пишу, что уезжаю на учения».

В Чечне их подразделение стояло в Червлённой. «Обстановка была нормаль­ной, — вспоминает Ильшат Гильманов. — Мы как раз в период перемирия туда по­пали. Три месяца несли службу на конт­рольно-пропускных пунктах, оружие изымали. В общем, ничего особенного, обычная служ­ба».

— Когда ребята вернулись в часть, у Во­лоди обострились травмы, полученные им во время командировки, — рассказывает его ба­бушка Александра Павловна Дроздова. — По­звонили из Новосибирска — местный климат, мол, не очень способствует быстрому выздо­ровлению, желательно пройти обследование по месту жительства. Оформили необходи­мые документы, и Володя приехал домой.

Некоторое время пролежал в больнице Салавата, быстро пошел на поправку. Тут пришло время возвращаться в часть, и Воло­дя уехал в Новосибирск. А там, как говорит­ся. через день на ремень — служба в городе. И подготовка к новой командировке в Чечню. Но об этом Володя домой не писал.

— Идет в патруль — обязательно позво­нит. — рассказывает Александра Павловна. Я ему: “Вова, ты там поосторожней, а он смеется: «Что ты, бабушка, у нас здесь тишина и покой!»

В конце июля эшелон со сводным полком Сибирского округа внутренних войск выехал на Кавказ. В Грозный прибыли 2 августа. Раз­местились в здании бывшей автошколы ДО­СААФ в Старопромысловском районе.

Какой- никакой, а рубеж обороны — четырехэтажное железобетонное здание служило неплохим укрытием и от снайперов, и от внезапных на­летов боевиков. Да и бытовые условия были намного лучше, чем во время командировки в Червлённую — есть вода, электричество…

Первые дни службы в городе были спокойны­ми, если, конечно, не считать ночной стрель­бы. Но к ней как-то привыкли, иногда даже и не замечали. Экипаж, в который входил рядо­вой В.Трубанов, частенько привлекали для выполнения разведывательных мероприятий, сопровождения колонн с грузами, обеспече­ния эвакуации беженцев.

Ранним утром 6 августа подразделения полка были подняты по тревоге. Из близле­жащих домов, с прилегающих улиц по распо­ложению части велась прицельная стрельба. Военнослужащие, находившиеся в здании ав­тошколы, оказались практически в полной осаде.

8 августа отключилось электричество, на следующий день перестала поступать вода. Любая техника, отъезжающая от ворот, тут же попадала под интенсивный обстрел боевиков. Начались проблемы с продуктами — в наличии остались только крупа и сухари. Но больше всего осажденные страдали от нехватки воды. В первые дни приспособи­лись собирать дождевую, но это продолжа­лось недолго — вскоре в Грозном наступила нестерпимая жара.

Все попытки военнослужащих разблоки­ровать здание успеха не достигли. Возвра­щавшиеся с боевых заданий солдаты всякий раз становились объектами нападения бое­виков.

Ротам нужна была вода. Ее можно было взять только из колодцев, находившихся в па­ре сотен метров от расположения части. 19 августа командование приняло решение на­править в разведку военнослужащих из роты боевого обеспечения.

Они должны были вы­яснить, что за вода в колодцах и есть ли воз­можность доставить ее в казармы. Едва раз­ведчики пересекли дорогу, боевики открыли шквальный огонь. Часть бойцов вынуждена была залечь, но несколько человек во главе с офицером все-таки сумели прорваться к ко­лодцам.

Для того чтобы вернуться в располо­жение части, им предстояло проделать тот же путь, но в обратном направлении. Огонь противника усилился. Боевики почувствовали легкую добычу, а потому патронов не жалели. На помощь смельчакам выдвинулась броне­техника.

Только бээрдээмка выехала за ворота, по броне застучали пули. Боевики метили в са­мые уязвимые места машины. Боковые пе­редние колеса были пробиты. БРДМ потеря­ла скорость, но продолжала маневрировать под плотным огнем противника.

Когда были пробиты задние колеса и машина замерла посреди дороги, бой разгорелся с новой си­лой. Боевики уже стреляли из гранатометов. Снаряды легли неподалеку от боевой маши­ны, не причинив ей вреда, но одна кумулятив­ная граната все-таки угодила в БРДМ. Не­сколько человек получили ранения.

По неписаным армейским законам пуле­метчик последним оставляет боевую машину. После того как БРДМ встала на дороге, Воло­дя помог раненым товарищам покинуть технику, а сам остался прикрывать их отход.

Он выдержал огневой натиск боевиков, не допустил захвата и пленения развед­ группы. От повторного прямого попада­ния гранаты в моторный отсек БРДМ за­горелась. Володя получил ранение и са­мостоятельно уже не мог выбраться из пылающей бээрдээмки. Попытка отта­щить горящую машину из-под огня бое­виков успехом не увенчалась — в БРДМ начали рваться боеприпасы…

Это все четко задокументировала бесстрастная видеокамера.

— Возможность снять у нас была, спасти — не было. Ребята плакали от бе­зысходности, видя, как в горящей маши­не погибает Володя, — скажут позже Ви­ктору Трубанову однополчане его брата, пе­редавая ему ту страшную видеопленку.

Подойти к сгоревшей бронемашине смогли лишь через двое суток. Сослуживцы собрали в полиэтиленовый пакет останки солдата, упаковали в ящик из-под боеприпа­сов, перевязали черной лентой и отправили в аэропорт “Северный”. Оттуда «черный тюль­пан» унес «двухсотый» в Ростов-на-Дону.

Через день в Чечне было объявлено о пе­ремирии…

Извещение о гибели сына пришло Трубановым в августе, но еще около двух меся­цев отец и брат искали Володю в печально знаменитых вагонах-рефрижераторах 124-й ростовской судебно-медицинской лаборато­рии. Два долгих кошмарных месяца…

Проводить Володю в последний путь собрались сотни людей, из части приехали и его друзья, успевшие к тому времени уво­литься в запас. В гробу, запаянном в цинк, который почти всю дорогу от дома до кладби­ща несли на руках, была парадная форма и коробка с тем, что от Володи осталось…

Через полгода от инфаркта умерла его мама. Она так и не поверила в гибель сына…

Вся его жизнь — один стремительный миг. Он, наверное, и картингом увлекся пото­му, что не мог жить без движения, без скоро­сти. Это была его стихия. Жизнь казалась ему бесконечной и долгой. Он не думал о смерти даже тогда, когда она дышала ему в лицо своим нестерпимо жарким рыжим пламенем. Он не привык проигрывать. Собрав в кулак всю свою волю, он смог победить и в этой неравной схватке. Цена этой победы — жизнь. Жизнь его друзей, отход которых он прикрывал…

В мае, на традиционных соревнованиях картингистов в Уфе перед са­мым стартом спортсмены почтили память Владимира Трубанова минутой молчания. Это — дань памяти чемпиону. А на его родине продолжает работать спортивный клуб «Ли­дер», которым руководит Виктор Трубанов.

Хочется верить, что здесь вырастет еще не один юный картингист с чемпионским харак­тером. И это будет лучшим памятником Герою России Владимиру Трубанову, который так мечтал стать настоящим гонщиком…

Журнал Братишка № 6 2001

По теме:

Андрей Загорцев. Обратная сторона репортажа
Андрей Загорцев. Обратная сторона репортажа Обратная сторона репортажа, показанного по центральным телеканалам в 1995 году. Где-то в районе пятиэтажки, полуразрушенной, недавним артиллерийским налётом раздавались редкие одиночные выстрелы. На ...
Герой России Стержантов Александр Линович
Стержантов Александр Линович Стержантов Александр Линович - начальник разведки 22-й отдельной бригады оперативного назначения Северо-Кавказского округа Внутренних войск МВД России, подполковник. Родился 15 февраля 1957 года в городе ...
Правда о генерале Романове
Правда о генерале Романове В октябре 1995 года взрыв на площади Минутка в Грозном расколол жизнь генерала Анатолия Романова на две части. В одной он - энергичный, ...
Первая чеченская война. Расстрел колонны 245 МСП под Ярыш-Марды
Первая чеченская война. Расстрел колонны 245 МСП под Ярыш-Марды Выпуск аналитической программы на НТВ о расстреле боевиками Хаттаба колонны 245 МСП во время первой чеченской войны. 16 апреля ...
Первая чеченская война. 101 ОсБрОН. 305 ОБОН, Гудермес. 1996 год
Первая чеченская война. 101 ОсБрОН. 305 ОБОН, Гудермес. 1996 Документальная любительская запись времён первой чеченской войны, сделанная в расположении войсковой части 5387 (305 Батальон Оперативного Назначения, 101 ...
Живи и веруй. Первая чеченская война
Живи и веруй. Первая чеченская война В основе документального повествования о первой чеченской кампании лежит рассказ о боевых буднях 694-го отдельного мотострелкового батальона, более известного как батальон ...
Первая чеченская война. Спецназ «Витязь» в Первомайском
Первая чеченская война. Спецназ «Витязь» в Первомайском Перед выездом в Первомайское «Витязям» обещали: операция по освобождению заложников займет максимум дней десять, а по том - обратно на ...
Первая чеченская война. 12 декабря 1994. Засада у пос. Долинский
Первая чеченская война. 12 декабря 1994. Засада у пос. Долинский Это было одно из первых крупных столкновений в первой чеченской войне. Была ли это война или наведение ...
Первая чеченская война. Видео боевиков. Август 1996 года
Первая чеченская война. Видео боевиков. Август 1996 года Документальное любительское видео чеченских боевиков, снятое во время так называемой операции «Джихад», в Грозном, в августе 1996 года, во ...
Вторая чеченская война. Грозный 2000. Вынужденная победа
Вторая чеченская война. Грозный 2000. Вынужденная победа Александр Сладков: Грозному сто лет. Город, которому, в последние десятилетия, пришлось пережить пять штурмов. Это современность, не средние века. Последний ...
Первая чеченская война. Исповедь кавказского пленника (22 ОБрСпн ГРУ)
Первая чеченская война. Исповедь кавказского пленника (22 ОБрСпн ГРУ) 11 января мы опубликовали статью о пленении военнослужащих 22 бригады спецназа ГРУ. Сегодня мы публикуем рассказ офицера, который ...
Хроника войны. 27.07.2004. В Грозном были убиты двое военнослужащих
Хроника войны. 27.07.2004. В Грозном были убиты двое военнослужащих 27.07.2004. В Старопромысловском районе Грозного неизвестные убили двух военнослужащих Минобороны РФ. А в Веденском районе, в селе Дышне-Ведено, ...

Добавить комментарий