Герой России Алексей Фомин

Герой России Алексей Фомин



Герой России Алексей Фомин

Родился Алексей в Грозном. Так что когда после училища получил распределение на Северный Кавказ, друзья подшучивали: «На родину едешь». Но родина оказалась не слишком го­степриимной, не то что лет двадцать назад.

Теперь в Чечне было все по-другому. Да и корней у Алексея здесь уже не осталось: дольше всех задержался в республике де­душка. но и он уехал отсюда в 1992-м. Тогда знакомые ингуши провожали его аж до Рос­това — боялись провокаций. Дед Алексея пользовался здесь заслуженным авторите­том.

А до «возвращения на родину» Алексей исколесил уже полмира: отец его — Юрий Александрович — потомственный военный, на одном месте не сидел. После окончания Орджоникидзевского общевойскового училища служил и в Бурятии, и в Чехословакии, и в Азербайджане, с 1986-го семья обосновалась на Сахалине. Так что поговорку об окончании трех классов и восьми коридоров Алексей нередко примеряет на себя: учиться начинал в Азербайджане, окончил школу на Сахалине.

А между этим — еще несколько школ с раз­ными учителями, разными требованиями к бесконечные переезды. После школы пода­вал документы в мореходку, в военкомате предложили поступить в военно-морское учи­лище, но на областной медкомиссии окулист зарубил. Уже позже на военно-врачебной комиссии никаких отклонений в зрении не об­наружили, но время было упущено. Алексее предложили два военных училища — танко­вое или сухопутное. Выбор его пал на Даль­невосточное общевойсковое командное учи­лище.

— Когда с мамой приехали в Благове­щенск. настроение было препаршивейшее. — вспоминает Алексей. — Не чувствовал какого- то особого трепета, не было боязни, что не сдам экзамены. Мне было почему-то все рав­но, в душе я даже готовился к тому, чтобы возвратиться на Сахалин, найти какую-нибудь работу. Но, видимо, сама судьба вела меня к тому, чтобы я стал военным: все экза­мены сдал на пятерки, лишь в диктанте пунк­туация подвела. Был зачислен на первый курс, в десантный взвод.

Пять лет учебы пролетели незаметно. Пе­ред распределением в училище приехали представители всех силовых структур, был среди них и разведчики из внутренних войск — они отобрали для службы в разведподразделениях и спецназе десятерых выпускников, в том числе и лейтенанта Фомина. Алексей мечтал о разведке, даже рапорт написал с просьбой направить его в бердскую бригаду спецназа, но из кадров ему пришел отказ.

— Я тогда понятия не имел о внутренне войсках, друзья отговаривали — куда, мол, ты идешь, это же конвойники, будешь зеков ох­ранять. Другие нас смертниками называли потому что всех сразу предупредили: служить едем на Кавказ, — говорит Алексей. — 10 мая 1999 года я приехал в свою часть, а уже через пять дней выехал в свою первую коман­дировку. Два месяца колесили по Ставропо­лью, Дагестану…

Вернулись в середине июля — неспокойно стало на границе. А там и в Дагестане громыхнуло. Мы прикрывали опре­деленный участок на административной гра­нице Чечни и Ингушетии, когда войска пошли в Чечню, нас тоже туда направили…

С августа 1999 года участвовал в боевых действиях по отражению вторжения банд Басаева и Хаттаба в Дагестан, а затем в боях второй чеченской войны.

В тот день группе лейтенанта Фомина была поставлена задача на проведение поис­ка в районе поселка Верхние Алкуны. Лесная дорога, по которой двигались разведчики была хорошо знакома — уже не раз ходили пс ней взад-вперед военнослужащие. Сегодня же предстояло проверить ее еще раз — по­ступила информация, что боевики готовят за­саду.

Впереди шел головной дозор и при­данный подразделению сапер — младший сержант Руслан Франчук. Остальная группа — позади. Неожиданно Алексей услышал стран­ный звук — будто снаряженная лента застучала о коробку пулемета. При­шлось на какое-то время зата­риться. Дозор впереди, но бое­виков не видно.

Осмотрелись — никого. Но «духи» тоже хи­трили: их дозор первым увидел группу и теперь пытался как- то сообщить об этом основ­ным силам. Фо­мин поставил задачу бой­цам. а сам прошел немного впе­ред. В это время раздалась пулеметная очередь и послышались крики «Аллах акбар! Русские, сдавайтесь, вам отсюда не выйти, все дороги перекрыты, сдавайтесь!»

В разведчиков полетели гранаты, одна из них ра­зорвалась рядом с сап м, он упал, ранен- и в ногу. Бойцы не растерялись — заняли позиции, благо в подобные ситуации попада­ли уже не раз.

«Духи» неистовствовали — огонь был сплошным, чувствовалось, что па­ тронов они не жалели, видимо, подумали, что удастся взять легкую добычу. У Фомина по­зиция не самая удачная: он оказался в цент­ ре. Вокруг него все простреливается — фон­танчики пыли поднимаются то справа, то сле­ва. Боевики засекли Фомина, достать не мо­гут, но и его лишили всякой возможности действовать. Нужно срочно менять позицию.

Улучив момент, резко выпрыгнул из-за укры­тия, пробежал несколько метров и залег в но­вом месте — здесь совсем другое дело. По рации вышел на базу, сообщил, что группа попала в засаду, попросил помочь огнем ми­нометов.

— Артиллеристы координаты запрашива­ют, а я сориентироваться никак не могу — опыта особого-то еще не набрался, — вспоминает Алексей. — Ну. думаю, влипли. Кое-как приноровился, стал корректировать огонь минометчиков — от дальнего рубежа к себе. Так и накрыли боевиков. А потом нам на по­мощь «спецы» из нашей части прибыли — вы­ шли все, вот только Руслана спасти не уда­лось — ранение его смертельным оказалось. Это была первая наша потеря в группе.

Уже позже, на базе, Алексей насчитает четыре сквозные дырки на своей форме — три в куртке и одну в кепке. — В рубашке родился, — лишь похлопают его по плечу друзья. А он вновь вспомнит о своем ангеле-хранителе: накануне отдал Алексей свою форму одному офицеру, а сам в другой на задание вышел — на два размера больше. Вот пули и прошли сквозь одежду…

15 октября разведгруппа Минобороны попала в засаду и понесла потери: командир группы погиб, двое военнослужащих получи­ли тяжелые ранения. Связавшись с базой, радист попросил о помощи. На выручку раз­ведчикам выдвинулась группа лейтенанта Яромина. Для Алексея, возможно, это была первая по-настоящему серьезная операция.

Нет, разведчики не сидели без дела, работы в те дни им хватало, и задачи перед ними стояли не менее серьезные. Здесь было дру­гое — предстояло вытащить из окружения людей, а сделать это было очень даже непро­сто. Большой отряд боевиков из Урус-Марта­на зажал разведчиков с трех сторон. Группа Фомина пробиралась на помощь по четвер­той, свободной стороне. Свободной — сказа­но очень громко.

Но разведчикам все-таки удалось подобраться к окруженному отряду. Когда подошли к блокированным военнослу­жащим, было не до эмоций. Раненых и погиб­ших быстро погрузили на броню и — назад, на базу. Все было сделано так быстро, что боевики не сразу и сообразили, что про­изошло. Зато потом открыли такой ураганный огонь — головы не поднять. Разведчики отве­тили тем же.

— Сильно мы тогда их потрепали, — вспо­минает Алексей. — Боевики забрали с поля боя тело погибшего бойца из той группы, но и мы в долгу не остались, при выходе из окружения сумели взять тела двух боевиков. Когда отходили, отбили три попытки «духов» забрать тела погибших. Через несколько дней обменяли их на того парня, они ему, мертвому, голову отрубили… А боевики те важными птицами оказались, не зря из-за них такая охота на нас была…

Об этом разговоре Алексей вспоминает сегодня с долей иронии. Тогда же было не до шуток. По возвращении из командировки, в декабре, он позвонил в Благовещенск, в училище. На том конце провода долго молчали, а потом как-то неуверенно спросили:

— А это точно Фомин?

— Да, а в чем проблема-то?

— Так Фомин же погиб. Мы даже деньги собрали, чтоб родителям помочь.

Оказалось, что в училище каким-то образом пришла информация, что взвод Фомина попал в засаду, Алексея «духи» взяли в плен и расстреляли.

После этого известия Алексею пришлось срочно звонить домой, родителям, чтобы успеть сообщить, что у него все в порядке. Он ведь до последнего скрывал, что воюет в Чечне. Даже о присвоении звания Героя России сказал родителям только тогда, когда приехал в отпуск…

Алексей продолжает службу во Внутренних войсках МВД России. В 2006 году окончил Общевойсковую Академию Вооруженных Сил РФ. В сентябре 2006­ — декабре 2008 года ­ командир 346­-го отдельного разведывательного батальона Северо-­Кавказского округа внутренних войск МВД РФ города Благодарный, Ставропольского края.

В 2009 — 2012 годы занимал должность начальника разведки Отдельной дивизии оперативного назначения Внутренних войск МВД России в городе Москва. С декабря 2012 года находится­ в распоряжении Главного командования внутренних войск МВД Российской Федерации.

Полковник Алексей Фомин является командиром группы отряда специального назначения Внутренних войск Министерства Внутренних Дел Российской Федерации.

Сергей КОЛЕСНИКОВ Фото Владимира НИКОЛАЙЧУКА и из архива автора. Журнал Братишка № 10 2000


Присоединяйтесь к нам:

Уважаемые пользователи сайта "Чеченская война"!

Убедительная просьба: не спамить (оставлять ссылки на другие ресурсы, не относящиеся к теме сайта). В противном случае Вы получите бан, и удаление Вашего профиля с нашего сайта. Все комментарии перед публикацией проходят проверку, поэтому не тратьте свое время на написание, и время администратора на удаление Вашей рекламы.

Также, не допускайте в своих высказываниях оскорблений, призывов к межнациональной розни, террору и т.д.

Комментарии, которые могут содержать призывы к противоправным действиям, будут фиксироваться и отправляться в соответствующие органы!

Добавить комментарий