45 ОРП ВДВ РФ

45 ОРП ВДВ РФ

45 ОРП ВДВ РФ

Подполковник Олег Петров называет цифры: три ордена “За заслуги перед Отечеством”, семьдесят четыре “Ордена Мужества”, сто три медали “За отвагу”. А еще три Героя России за вторую чеченскую кампанию: подполковник Андрей Непряхин, майор Вадим Гриднев, майор Петр Яценко (посмертно), и двое за первую: подполковник Алексей Романов и старший лейтенант Виталий Ермаков (посмертно). Список награжденных занимает не одну страницу на экране компьютера заместителя командира полка по воспитательной работе.

Наш труд на войне оценен Родиной по достоинству, говорит офицер. Вот и сегодня должны вручить вымпел министра обороны за высокие показатели в боевой службе.

Петров явно горд за свой 45-й отдельный полк специального назначения, командует которым полковник Виктор Калыгин. Единственный во всех воздушно-десантных войсках, расположенный частью в Москве, частью в Подмосковье, полк вроде бы имеет среди десантников негласное прозвище придворного.

Но те, кто служит здесь, не придают этому особого значения. Ведь на данный момент часть готовит уже пятую смену личного состава для выполнения боевых задач в Чечне. Офицеры возвращаются на большую землю лишь для того, чтобы, немного передохнув, с новым пополнением отправиться на Северный Кавказ. Какова эта придворность, можно судить хотя бы по такому факту: по приказу министра обороны все спецподразделения ВДВ в Чечне подчинены именно 45-му полку.

Там, в Чечне, создан так называемый сводный отряд специального назначения, командуют которым с самого начала второй чеченской офицеры именно этой части. А это значит, что в Москве они бывают много реже, чем там, за Тереком…

Сколько крови попортили разведчики и спецназовцы сводного отряда боевикам! Рейдовые, поисковые и разведывательные операции в горах и населенных пунктах Чечни не прекращались с начала кампании. Тонны найденных в горах боеприпасов, множество единиц оружия, даже целехонький БТР, что пытались спрятать боевики в ущелье речки Баас под Ведено, десятки ликвидированных банд, захваченные и уничтоженные главари ≈ послужной список полка внушителен.

Растет он и сегодня, ведь спецоперации продолжаются. Это совершенно оправданно: когда в республике не ведется активных боевых действий и боевики перешли к тактике интенсивной диверсионной войны против наших войск и мирного населения Чечни, роль точечных, высокоэффективных рейдовых, поисковых, разведывательных действий против бандформирований возрастает многократно. Соответственно многократно возрастает необходимость в подготовленных разведчиках и спецназовцах.

Для 45-го полка это означает одно: в ближайшее время отдыха не будет.

Работы, которую они уже много лет делают честно и самоотверженно, им хватит еще надолго. Конечно, подвиги, награды, уникальный микроклимат, который удалось создать командованию части, высочайший авторитет полка в воздушно-десантных войсках не могут заслонить тех проблем, с которыми сталкивались и сталкиваются сегодня десантники 45-го отдельного.

Были и трудные моменты в его биографии. Была прошлая война и потери страшно случайные, когда в под завязку набитый боеприпасами БТР, в котором находилась боевая группа, шедшая на задание, попала шальная мина. Никого не осталось в живых.

Был тяжкий, давящий морально, период опалы, когда имя полка полоскали в прессе в связи с делом журналиста Дмитрия Холодова. Был непростой момент сокращения, когда в части осталось всего 650 человек. Было и последующее развертывание до нынешней численности ≈ началась новая война.

Командованию пришлось заново искать на смену уволившимся по сокращению матерым профессионалам аж 70 офицеров на вакантные должности. Нашли, сумели в короткий срок восстановить былую боевую мощь полка и воюют в Чечне достойно и по сию пору. Сегодня есть и накопившаяся усталость от бесконечных командировок, и проблемы с молодым пополнением.

Но это все мелочи, заметил подполковник Олег Петров, мы с ними справляемся. Больше беспокоит то, что воевать приходится исключительно штатным, обычным вооружением, а современных образцов что-то не видать.

Из новых поступлений лишь уникальный радиолокационный комплекс, способный засекать и тут же идентифицировать любой движущийся объект. Есть еще одна винтовка антиснайперская В-94.

Оружие, конечно, хорошее, но, во-первых, у нас к ней боеприпасов ограниченное количество, а во-вторых, оптика на ней никуда не годится. Мы и использовали винтовку в Чечне всего-то один раз, когда в Комсомольском банду Гелаева давили. Снайпер чеченский уж больно сильно донимал, пришлось пустить в ход эту пушку…

Конечно, опытным, повидавшим многое десантникам-спецназовцам хочется воевать наиболее эффективно. Это профессиональное чувство. Поэтому и сожалеют о том, что страна пока не может оснастить свою армию не только новейшими видами вооружения, но даже и тем, без чего современной войны и представить нельзя. Ведь не было к началу кампании в полку ни обыкновенных разгрузок шили сами из подручных материалов, ни современных переносных радиостанций, ни приборов ночного видения. Все это появилось позже.

Помогают спонсоры, – улыбается Петров.

Факт: чтобы снарядить очередную смену, приходится выходить на состоятельных бизнесменов, которые из уважения к честно делающим свою работу десантникам помогают закупать камуфляж, разгрузочные жилеты, те же приборы ночного видения.

Впрочем, есть в полку уникальные виды вооружения, которые не встретишь в ВДВ больше нигде. Наш провожатый – капитан Алексей В., командир группы радиоэлектронной разведки, воевавший в эту кампанию в первую смену, то есть с 12 сентября 1999 года, проводил нас к боксам, в которых располагались установки отряда беспилотных самолетов-разведчиков. Редкую по нынешним временам технику, выпущенную еще в советские времена, активно использовали в начале этой кампании. Беспилотные пчелы с встроенной в носовой части видеокамерой доставляли немало хлопот боевикам, ведя разведку их укреплений с воздуха.

Отличный аппарат, – говорит Алексей, да и гусеничный БТР-Д, на котором находится сама установка, позволял забираться на самые неприступные склоны гор и уже оттуда запускать самолеты. Помогли они нам здорово. Несколько запусков мы произвели, получая картинку в режиме реального времени. Духи бесились до белого каления при одном виде летящей над ними пчелы, все норовили сбить…

Как объяснил командир отряда беспилотных самолетов капитан Андрей Доценко, сейчас ни одного летательного аппарата на установках нет – проходят ремонт. Поэтому мы с фотографом увидели лишь бронетранспортеры с аппарелью и специальной антенной. Но все равно радость за десантников проникла и в наши сердца – это ж надо, какой техникой обладают!

И все же главное оружие, с помощью которого бьют спецназовцы хорошо подготовленных боевиков, мужество, опыт и профессионализм. За эту войну полк потерял шесть человек. И, как заметил Олег Петров, все потери – боевые.

Командованию полка и подразделений удалось создать такой морально-психологический климат, когда в каждой группе все отчетливо понимают, что от действий любого солдата зависит не только его собственная жизнь, но и жизнь товарища, а значит, и качество выполнения боевой задачи.

– У нас очень серьезная система подготовки, – рассказывает Олег Петров. – Солдат посылаем в Чечню только по прошествии года службы. Но даже по прибытии в расположение сводного отряда спецназа они месяц-полтора проходят боевое слаживание или выходят только на выполнение второстепенных боевых задач: огневая поддержка боевых групп, их встреча, помощь возвращающимся группам разведки. И так вот постепенно из групп поддержки переходят в боевые группы.

Возвращаясь к потерям, скажу: каждая смерть была оправданна, если вообще можно так говорить. Но, по сути, это так. Мы же люди военные. Каждая смерть была ради выполнения поставленной задачи, которую десантный спецназ не может не выполнить. Так мы приучены воевать. Профессионализм – да, опыт – да. Но бывают ситуации, когда приходится включать что-то, что выше профессионализма и опыта.

Пример? Ну вот хотя бы майор Яценко, заместитель командира нашего разведбата, ему присвоено звание Героя России, к несчастью, посмертно. Он был удивительным человеком, а профессионалом – даже по нашим меркам высочайшим!

Еще в конце восьмидесятых годов на международных соревнованиях групп спецназа его назвали Рэмбо пустыни. Он там выполнял те задачи, которые оказались не под силу даже арабам, жителям тех мест. Виктор тогда всем показал, кто такие русские десантники и что они могут. Вся его жизнь была связана с десантом. В Чечне он вместе с ребятами совершил подвиг.

…Это было недалеко от села Советское поздней осенью 1999 года. Местность там степная, кругом – бывшие рисовые поля с системой каналов.

Так случилось, что на пути выдвижения подразделений наших войск находился узел гидросооружений, который очень умело использовали боевики. Над каналом располагался мост, состоящий из железных труб, покрытых сверху мощным слоем бетона.

Боевики, засев там, без ущерба для своей безопасности могли сдерживать наше продвижение, нанося нам ощутимые потери. Ни артиллерия, ни авиация ничего поделать с этой костью в горле не могли – духи при бомбежке уходили под мосты и пережидали там налет. Тогда было принято решение: ночью послать к гидросооружениям группу раведчиков с целью захватить этот узел и прикрыть выдвижение основных сил.

Боевую группу возглавил майор Виктор Карлович Яценко. Ночью она скрытно заняла мост, боевиков там не было. Утром наблюдатель обнаружил большую группу духов, двигающихся прямо на разведчиков. Яценко принял решение начать уничтожение бандитов бесшумным оружием.

Боевики запаниковали, когда среди них в полной тишине начали падать убитые. Тут же спешно отступили, потеряв за несколько минут десять человек. Потом перегруппировались и уже более многочисленным отрядом пошли на штурм гидроузла.

Бой продолжался полтора часа. Боевикам так и не удалось выбить разведчиков с занятых позиций. За это время подразделения наших войск успели пройти опасный участок и подойти к гидроузлу, рассеяв наседающих духов. К сожалению, командир группы погиб. Но Виктор Яценко и его разведчики сделали то, что не могли сделать ни авиация, ни артиллерия…

Сегодня в этот уникальный воинский коллектив стремятся попасть многие офицеры из других частей воздушно-десантных войск. Олег Петров поднимает лежащий перед ним листок бумаги:

– Вот рапорт командира разведроты из псковской дивизии. Просится к нам, согласен даже на должность командира взвода…

Замполит уверен, что идут в полк и остаются на контракт после срочной службы в первую очередь из-за самой специфики 45-го отдельного. Ведь другого такого в российском десанте нет.

Александр Лебедев. Журнал Братишка № 1 2001


Присоединяйтесь к нам: