17-18 июня 1999 г. Нападение чеченских боевиков на Ставропольский край и Дагестан

17-18 июня 1999 года боевики из Чечни атаковали милицейские посты и заставы на административных границах Ставропольского края и Дагестана. 7 милиционеров и военнослужащих были убиты, еще 15 — ранены.

В ответ российские вертолёты нанесли ракетно-бомбовые удары по колонне грузовиков с боевиками, направлявшейся в сторону границы. По данным МВД РФ, было уничтожено 200 боевиков-ваххабитов.

Оперативная информация о готовящихся нападениях боевиков появилась у правоохранительных органов ещё в начале июня 1999 года. Один из офицеров ГУБОП сообщил:

«В конце мая — начале июня состоялся очередной выпуск в диверсионной школе полевого командира Хаттаба. Среди выпускников не только чеченцы, но и дагестанцы. Есть и русские. Курс «молодого бойца» у них длится приблизительно три месяца, после чего они сдают свои кровавые «экзамены». Именно с этой цикличностью мы наблюдаем всплеск терроризма на Северном Кавказе. Причем регионы постоянно меняются, что усложняет как профилактическую работу, так и поиск террористов. В начале марта боевики «работали» в Северной Осетии. Как известно, в результате взрывов на центральном рынке Владикавказа и в местном военном городке погибло около 70 человек».

Обстановка на административной границе с Чечнёй до предела накалилась ещё в середине июня 1999 года. 15 июня 1999 года в Нефтекумском районе Ставропольского края чеченские боевики из засады расстреляли «Жигули», в которых четверо милиционеров возвращались с приграничного КПП домой.

Нападение было столь внезапным, что ответный огонь успел открыть только один из милиционеров, капитан Александр Журавлёв. Он участвовал в будённовских событиях, был тяжело ранен и награжден орденом Мужества. С А.Журавлёвым бандиты расправились особенно жестоко — ему в спину практически в упор всадили 26 пуль.

Нападение на наряд милиции в Ставропольском крае

17 июня 1999 года в Курском районе Ставропольского края произошло новое нападение боевиков. Пятеро сотрудников Галюгаевского поселкового отделения милиции охраняли крестьян, которые вели полевые работы.

17 июня 1999 года около 19 часов рабочие на автобусе уехали в Галюгаевскую. Наряд милиции продолжал нести службу. В последний раз он вышел на связь около 20 часов.

Ещё через час милиционеры должны были вернуться в отделение и сдать дежурство. Но в назначенное время патрульные не появились, а их рация на вызовы перестала отвечать. Из отделения на поиск наряда отправили две группы.

Около часа ночи уже 18 июня в полутора километрах от административной границы с Чечнёй они нашли трупы четырех из пяти милиционеров: 21-летнего рядового Сергея Меркулова (он самый молодой из наряда — прослужил в милиции всего год), младших сержантов Александра Черемных и Александра Хромина и старшего сержанта Сергея Губанова.

Чеченцы ранили их из автоматов, а потом добили ножами. Трупы милиционеров бандиты заминировали. Судьба старшего сержанта Игоря Стаценко неизвестна. Скорее всего, бандиты захватили его в заложники и вместе с «Уралом», на котором ехали милиционеры, увезли в Чечню.

Нападение на Дагестан

17 июня 1999 года около 21 часа застава внутренних войск, расположенная рядом с селением Первомайское Хасавюртовского района, подвергалась миномётному и автоматному огню со стороны Чечни. Бой был скоротечным — всего 20 минут. Но без потерь не обошлось: рядовых Андрея Коломайцева, Бахтияра Хаджиева и Рената Рискулова убило осколками разорвавшейся рядом мины . Ещё 8 военнослужащих получили ранения различной степени тяжести.

Через 45 минут другая группа боевиков атаковала милицейский КПП у селения Аксай, что в 25 км от Первомайского. Здесь обстрел также был непродолжительным. После ответного огня бандиты отступили, тяжело ранив офицера.

В 22:40 подверглась обстрелу застава внутренних войск, расположенная на Копайском гидроузле в черте города Кизляра. После небольшого затишья в половине второго ночи боевики вновь открыли огонь по заставе. На этот раз обошлось без жертв со стороны военных (их предупредили о возможном нападении, и они успели подготовиться).

Тем не менее три офицера, один прапорщик и два рядовых получили ранения. Отступили же боевики только после того, как была уничтожена огнём из миномета их пулеметная точка.

Поздней ночью военная разведка засекла колонну из 15 грузовиков с боевиками, которая двигалась в сторону дагестанской административной границы. В воздух немедленно подняли четыре боевых вертолета Ми-24 и Ми-8, которые нанесли несколько ракетно-бомбовых ударов по грузовикам. Как потом говорил заместитель главнокомандующего внутренними войсками МВД России генерал-лейтенанта Станислав Кавун, было уничтожено около 200 боевиков, но трупов и развороченных машин так никто и не увидел.


18 июня 1999 года рано утром премьер-министр РФ Сергей Степашин провёл экстренное совещание с министром внутренних дел Владимиром Рушайло, на котором обсуждалась ситуация на Северном Кавказе. Сергей Степашин потребовал от Рушайло «продолжать выполнять боевые задачи, принимать исчерпывающие меры по уничтожению бандитов, посягающих на жизнь и здоровье российских граждан и представителей органов власти и управления».

Первым результатом встречи стало отстранение от должности начальника ставропольской милиции Михаила Шепилова. В Дагестан срочно вылетели замминистра внутренних дел Иван Голубев и главнокомандующий внутренними войсками Вячеслав Овчинников. Вечером 18 июня 1999 года они прибыли в Кизляр.

Личный состав дагестанской и ставропольской милиции был переведён на казарменное положение. Во всех приграничных районах под усиленную охрану взяты объекты жизнеобеспечения, больницы, железнодорожные станции. Одновременно почти все КПП на административной границе Ставрополья и Дагестана с Чечней закрылись до особого распоряжения. Из 60 контрольно пропускных пунктов работают только 7, да и то в очень жестком режиме. В.Рушайло распорядился выделить на обустройство административной границы Ставропольскому УВД 2 млн рублей.

Один из высокопоставленных сотрудников ГУБОП МВД заявил: «То, что происходит сейчас на границе с Чечней, — хорошо спланированная провокация чеченских боевиков. Перед началом операций они провели рекогносцировку местности, а все их действия координируются единым командованием. Откровенно говоря, мы не ожидали столь широкомасштабных и наглых действий бандитов».

Глава администрации Курского района Ставрополья Сергей Лобзинов заявил: «Да, известно, кто это сделал и где они скрываются. Народ в отчаянии, он уже все, что смог, сделал: и границу, и дороги прикрывал… Соберётся еще раз толпа. Для чего? Чтобы удобнее было в нас стрелять чеченцам. Москва нас все равно не слышит».

Офицер ГУБОП сообщил, что рассматриваются варианты по уничтожению лагерей боевиков в Урус-Мартановском, Веденском и Ножай-Юртовском районах. Но здесь существует несколько проблем.

Во-первых, эти лагеря дислоцированы в густонаселенных селах. Например, штаб полевого командира Арби Бараева, совершившего похищения десятков человек, расположен в бывшей школе-интернате в центре Урус-Мартана.

Во-вторых, президент ЧРИ Аслан Масхадов не даёт согласия на проведение силовых операций российским военными. В противном случае в глазах чеченцев он в одночасье превратится из лидера нации в предателя и врага.


Присоединяйтесь к нам:

Яндекс.Дзен

Добавить комментарий