Первая чеченская война. 12 декабря 1994. Засада у пос. Долинский




Первая чеченская война. 12 декабря 1994. Засада у пос. Долинский

Это было одно из первых крупных столкновений в первой чеченской войне. Была ли это война или наведение конституционного порядка?

Конечно, война. Если посмотреть на состав группировок обеих сторон конфликта, то станет очевидным, что никакого стихийно возникшего ополчения и мирных чабанов, спустившихся с гор для защиты самоназванной Ичкерии там не было. Конечно, может и было их сколько-то, но костяк дудаевской армии был явно не стихийно возникшим и ополченским.

Начало

12 декабря 1994 года колонна сводного парашютно-десантного полка 106 Воздушно-десантной дивизии и 56 десантно-штурмовой бригады была обстреляна из РСЗО БМ-21 «Град». В ходе обстрела сразу погибли 6 человек, еще один скончался позже 29.12.1994 в госпитале им. Бурденко, 13 человек получили ранения разной степени тяжести.

Удивительно, но уже на следующий день статья о событиях 12 декабря 1994 года вышла не где-нибудь, а в английском издании The Guardian («Гардиан»). Статья до сих пор сохранилась и доступна по ссылке. Что следует из статьи:

Во-первых, данные предоставил известный украинский журналист-националист Тарас Процюк (это тот, который скончался от ранений в 2003 году, когда американские танкисты обстреляли отель Палестину в Багдаде).

Во-вторых, судя по информации Процюка установки БМ-21 были расположены рядом с нефтебазой (ряд очевидцев, кстати, утверждали, что существовал запрет на обстрел данного объекта).

В-третьих, позже появились и отработали вертушки. Фотограф Георгий Тамбулов видел, как чечены пытались сбить вертушки, но безуспешно.

В-четвертых, тот же фотограф говорил о 2-х чеченских Т-72 отрабатывавших из пулеметов, а также о паре Су-25 накрывшей чеченские позиции.

Как же выглядел бой глазами очевидцев?

Направление движения в общем виде

Направление движения в общем виде

Состав колонны:

Танк 141 отдельного танкового батальона 19 МСД
Сводный парашютно-десантный батальон 137 ПДП
Сводный парашютно-десантный батальон 51 ПДП
Самоходный артиллерийский дивизион 1142 артполка
Противотанковая артиллерийская батарея 1142 артполка
Зенитная ракетная батарея 56 отдельной воздушно-десантной бригады
Сводный парашютно-десантный батальон 56 отдельной воздушно-десантной бригады

Руководство силами чеченцев осуществлял Ваха Арсанов бывший капитан милиции, получивший звание дивизионного генерала в ЧРИ. В тот момент он был назначен командующим Северо-западным фронтом ВС Ичкерии.

11 декабря по ходу приближения колонны федеральных сил к поселку Долинский её сопровождали несколько бойцов Арсанова, осуществлявших сбор информации о силах колонны и маршруте её движения.

В частности один из боевиков на собственных «Жигулях» проехал через все блок-посты под видом местного жителя, собрал необходимую информацию и спокойно вернулся к Арсанову. Арсанов обращается к Аслану Масхадову для выделения ему установок БМ-21 «Град» и нанесения удара по движущейся колонне. В ночь с 11 на 12 декабря подразделения боевиков по приказу Арсанова заняли господствующую высоту у поселка. Для засады все было готово.

Командующим ОГВ в ЧР (а также Командующим СКВО) до 20.12.1994 был генерал-полковник Алексей Николаевич Митюхин.

Несколько характеристик о Митюхине:

Генерал-лейтенант Лев Яковлевич Рохлин:

«Взять, например, командующего округом генерала Митюхина. Это сильный руководитель, который умел добиться выполнения своих приказов. Он много сделал для обустройства округа. И для мирного периода был хорошим командующим. Но в то же время он был продуктом эпохи. У него не было никакого опыта руководства войсками в условиях войны. Он легко подвергался сомнениям, когда дело касалось решения прямых задач армии. Как свидетель ее развала, бегства (иначе не назовешь) из Германии и других стран Восточной Европы, он не был готов к решительным действиям. Испытав на себе все самодурство политиков, он не видел возможности противостоять ему. Его приучили думать только о том, как бы не подставиться…»

Начальник разведки ВДВ полковник Павел Яковлевич Поповских:

«Командующий группировкой войск Митюхин, ещё раз его называю, вообще никаких указаний и распоряжений в это время не отдал. Единственное, что он сподобился сказать командирам частей, которые завтра должны были вводить в Чечню, это: «с полей солому у чеченцев воровать не надо. Я, у меня есть немного денег, я вам в крайнем случае дам, заплатите». Клянусь, это было на самом деле.»

Обнаружение позиций отряда ЧРИ

12 декабря незадолго до удара разведка обнаружила чеченские установок БМ-21 «Град», однако командование не смогло воспользоваться разведданными.

Полковник Павел Яковлевич Поповских – начальник разведки ВДВ в 1990-1997 гг:

В то время СКВО и Объединенной группировкой войск командовал генерал-полковник Митюхин. Северная группировка под командованием заместителя командующего ВДВ генерал-лейтенанта Алексея Алексеевича Сигуткина подходила к Долинскому, поселку на северо-западной окраине Старопромысловского района Грозного. Сигуткин не повёл группировку по дорогам, а прошёл по Терскому хребту, обойдя все посты и засады. Поэтому он первым подходил к Грозному с северного направления.

Колонну сопровождала пара вертолётов МИ-24, которые вели воздушную разведку и при необходимости могли наносить удары НУРСами. Полётами вертолётов управлял командующий авиацией СКВО генерал Иванников, который находился в Моздоке на ЦБУ авиации Северо-Кавказского военного округа. Кроме экипажей в вертолётах находились офицеры-разведчики 45-го полка специального назначения ВДВ. С ними радиосвязь поддерживал начальник оперативно-разведывательного отделения полка майор В.Л. Ерсак.

В тех условиях это был весьма эффективный способ разведки. Ведь пилоты в основном заняты управлением вертолётом и его вооружением. А разведчики нацелены именно на наблюдение за местностью и противником на земле. Естественно, они и видят дальше, и понимают в наземной тактике больше. На окраине Долинского именно наши разведчики обнаружили отряд противника, пару танков и пусковую установку БМ-21 «Град», которые были укрыты за строениями.

Пилоты и разведчики, каждые по своим каналам, докладывают командованию группировки о противнике, в том числе и об установке БМ-21 и танках, указывают их местоположение. Генерал Алексей Сигуткин немедленно разворачивает колонну в боевой порядок и даёт команду вертолётам на поражение выявленных целей. Но у вертолётчиков есть свой прямой начальник!.. Командир звена докладывает генералу Иванникову и просит у него разрешения нанести удар на поражение. Иванников отвечает: «Подождите, я спрошу у Главного». Главным у Иванникова был генерал Митюхин.

Буквально через минуту Иванников передаёт пилотам приказ Митюхина, запрещающий наносить удар по выявленным целям, мотивируя это решение наличием в том месте нефтепровода. Сигуткин дает команду своим разведчикам и артиллеристам на доразведку и подавление целей. Но пересечённый рельеф местности и расстояние не позволили сразу непосредственно увидеть противника и немедленно дать огневым средствам целеуказание на поражение.

В это время вертолёты, которые по плану должны меняться каждые два часа, уходят на замену. Пока другая пара ещё не заняла своё место в боевом порядке, один танк противника выходит из-за укрытия и становится на противоположном от Сигуткина склоне хребта, показывая расчёту установки БМ-21 «Град» направление стрельбы. Ведь чеченские танкисты из башни видят наши боевые порядки, но сам танк остается скрытым от наблюдения за гребнем холма, и наши наблюдатели его не видят! Расчёту установки остаётся только развернуться в направлении, которое задаёт своим положением танк, и выставить на прицеле дальность до наших войск. После этого установка производит залп всеми своими сорока ракетами калибра 122 мм каждый…



Если бы колонна вовремя не развернулась в цепь, потери могли быть очень большими. Ракеты от «Града» всегда ложатся сильно вытянутым эллипсом. Если таким эллипсом накрыть колонну вдоль, то каждый третий снаряд может найти цель.

От этого залпа было прямое попадание реактивного снаряда в автомобиль «Урал» и машину управления огнём артиллерии. В ней находился полковник Фролов, начальник артиллерии 106-й воздушно-десантной дивизии, экипаж самой машины и старший офицер из штаба воздушно-десантных войск полковник Алексеенко. Так одновременно погибло шесть человек. Это были самые первые боевые потери, которые понесла Объединённая группировка войск в Чечне.

На ЦБУ митюхинская генеральская команда тут же попыталась обвинить во всём десантников генерала Алексея Сигуткина. Он якобы не вёл разведку, медлил, не управлял войсками… Но все доклады, переговоры и команды в радиосети вертолётов записывались на плёнку майором Ерсаком.

Им было чётко зафиксировано, что установка была обнаружена вовремя и могла быть уничтожена на месте по команде генерала А. Сигуткина, если бы не последовал прямой приказ Митюхина, запрещающий пилотам вертолётов открывать огонь на поражение. Я вынужден был предъявить эти записи и показать истинного виновника гибели наших солдат и офицеров (вскоре Митюхина на посту командующего группировкой сменил генерал Анатолий Квашнин – будущий начальник Генерального Штаба ВС РФ).

Однако наши «разочарования» всем происходящим в тот день ещё не закончились. Через несколько часов в вечерних новостях телекомпании НТВ проходит репортаж из Чечни, сделанный корреспондентом этой телекомпании. Там оператор под захлебывающийся от восторга голос комментатора показывает, как эта самая злополучная установка БМ-21 «Град» выходит из укрытия на позицию для стрельбы, делает пуск реактивных снарядов по нашей группировке. Расчёт установки покидал позицию, стоя на подножке машины, проезжающей мимо объектива телекамеры. До сих пор помню разгоряченных и радостных чеченцев, снятых крупным планом, и кричащих: «Аллах акбар!».

Примерно через две недели я оказался на том пригорке, и по знакомому из телепередачи пейзажу понял, что нахожусь на том самом месте, на котором и находился телеоператор НТВ.

Кстати, через три дня разведчики 45-го полка спецназа ВДВ эту установку БМ-21 «Град» нашли. Она укрывалась в ангаре, поэтому обнаружить её с воздуха было невозможно. Но мы знали, что находится она в Старопромысловском районе. А этот район – одна длинная-длинная улица, вернее, шоссе. По обе стороны от него стоят в основном производственные и складские помещения.

Разведчики под командованием полковника Бориса Александровича Козюлина с помощью одного старенького переносного радиопеленгатора (второй сломался, и отремонтировать его было уже некому) взяли пеленг на радиостанцию, которой пользовался расчёт этой установки. Потом на карте его прочертили и на пересечении пеленга с шоссе определили её местонахождение. Там как раз находился ангар. По нему и нанесли удар артиллерией и авиацией. Всё разнесли – вместе с расчётом…

Из описания боя: «Остановившись в 8 километрах от Долинского определиться с дальнейшими действиями, вдруг разглядели в бинокли что-то похожее на установку системы залпового огня. «Чеченцы «Град» заряжают», — подтвердил опасения экипаж «вертушки».

Ст.наводчик ЗУ зрбатр 56 овдбр:

«Колонна обычно шла, преодолевая нагорье по мокрой глинистой дороге. Вдруг мы услышали очень громкие разрывы, это было рядом. Команда «к бою» не заставила себя ждать, но покинув транспорт мы ничего не увидели. До вершины сопки оставалось метров 50. И тут мы заметили у горизонта быстро летящие огни — это был следующий залп, примерно из 4-х реактивных снарядов. Они упали за сопкой, туда и вела дорога по которой мы ехали. Все рванули на высоту.

Картина открывалась мрачная. Не смотря на то что колонна растянулась, под обстрелом оказались 3 БМД, 2 Урала и ГАЗ-66 с ЗУ-23 (это был первый расчёт нашей батареи). Одна БМД стояла развороченная, вторая со сбитым траком пыталась куда-то двигаться, третья же вообще горела. Уралы не подавали признаков жизни, шишига же напротив активно пыталась выехать из воронки. Покинутая ЗУ стояла на колёсах, бойцов видно не было, только чья-то тучная фигура энергично махала руками. Справа в 5-7ми км виднелись трубы нефтебазы. Особо мелочи было не видно, мы всё же были хоть и на высоте но далековато.

Наши завороженные зрелищем и онемевшие рожи, своим криком «к бою» пробудил взводник (в то время ст.лейт. Кобзарь). Мы моментально развернули зушку и уже через 20 секунд я сидел за стволами. В наземник я смог разглядеть и бойцов и эту тучную фигуру, которая принадлежала подполковнику Каверину (начальнику ПВО 56-й Бр). Который и организовал вывод техники и личного состава из под обстрела. Залпов всего было три. Увиденный нами был последним.

К тому времени к нам на высоту смог подняться Урал, вроде с туляками — это был расчёт СПГ, и Урал с гаубицей. Вся остальная колонна стояла. Последним на нашу высотку заскочил уазик связи. В кабине находился подполковник Варцаба. Посмотрев в бинокль на происходящее он приказал гаубице развернуть орудие и приготовиться к бою. Связисту же связаться с командованием. Его разговор не услышать было невозможно.

Дословно не вспомню, но смысл в следующем: Со стороны нефтебазы наша колонна была обстреляна, разрешите открыть ответный огонь? Ответ был отрицательным. Он ещё раз повторил запрос. На этот раз он выпрыгнул из кабины бросив трубку в связиста. Быстро подошёл к орудию. Ему в след, кричал связист — товарищ полковник, приказ огня по нефтебазе не открывать! В ответ он сказал: — заткнись! Я этого приказа не слышал. Ломай свою шарманку. И повернувшись к гаубице — Заряжай! Прямое попадание было со второго выстрела, одна из труб покачнулась и упала.»

Майор 1182 ап А. Юкников:

«12 декабря подразделение, в котором служил Саша Минеев, в составе колонны из нескольких частей совершало марш-бросок в указанный район. Двигалась колонна между двух гор, голова её уже выходила на ровное плато. В это время полковник Алексеенко на горе, на расстоянии примерно семи километров, заметил танки и дал приказ развернуться в боевой порядок. Но в этот момент начался артобстрел. Никто не мог разобрать, откуда летят снаряды, так как расстояние было очень большое и откуда ведётся стрельба не было видно.

Как после выяснилось, огонь вели четыре установки «Град», которые дали три залпа. Один из снарядов попал во вторую по ходу движения машину… Саша находился в четвёртой по счёту машине. Их машина не пострадала. Но во время обстрела личный состав начал покидать технику и рассредотачиваться на местности, так как находиться в технике было небезопасно, в колонне она слишком уязвима. Видимо в этот момент Саша и был ранен…»

Ст.наводчик ЗУ зрбатр 56 овдбр:

«Прервал корректировку подполковника крик капитана: — нас атакуют! Я развернул стволы и посмотрел вниз. Из за дыма было видно не очень, но явно что слева, как раз куда оттягивались уцелевшие, из под холма довольно быстро движется техника разворачиваясь в цепь. Варцаба приказал СПГ к бою, а гаубице и мне выйти на прямую наводку. Я чётко различил контур танка, он шёл первым и прямо на нас. Остальную броню я посчитал за БМП, о чём сразу доложил. В ответ лишь — вижу…

К счастью, эта техника оказалась нашей (точнее вашей, тульской [51 пдп?]). Голова колонны, развернулась и вернулась к месту обстрела обойдя холм. Мы же их и посчитали наземной группой после арт.подготовки и чуть не открыли огонь. Хорошо кто-то заметил противоминный трал перед танком, как это было на нашем.

И только через минут 30 прилетели вертушки. Пара МИ-24. Облетели нефтебазу, затем куда-то к лесу и там выпустили несколько нурсов. Вообщем недалеко от места обстрела мы и заняли оборону, и пару дней там торчали.»

Таким образом, после обстрела федеральные силы заняли оборону в районе поселка. 17 декабря дудаевцы атаковали части 106-й ВДД. Оборону тыловой части колонны организовал майор Аникушкин А. В. В ходе боя была подбита БМД. Аникушкин на приданном танке прикрыл её и обеспечил эвакуацию экипажа. Огнём из боевой машины уничтожил четырёх боевиков и подавил огневую точку противника.

Сам Аникушкин, однако, получил тяжелую контузию и ожоги, но до конца оставался в строю. В том же районе на мине подорвалась (ИМР) (экипаж: ст. лейтенант Дедков Г. Л., рядовые Латыпов А. Р., Варламов А. А., Гончаров А. А.).

Командир машины ст. лейтенант Дедков получил множественные осколочные ранения и был эвакуирован своим экипажем в безопасное место.

Рядовые Латыпов и Гончаров отправились за помощью на ближайший блок-пост, а рядовой Варламов остался с раненным офицером. Видя это, боевики попытались захватить раненого старшего лейтенанта. В течение получаса рядовой Варламов, защищая своего командира, вел огневой бой против семи боевиков, уничтожив двоих из них, пока не подоспела помощь.

«Четверо суток 51-й ГвПДП вел ожесточенные бои с мятежниками под Долинским, отразил до десятка атак боевиков, уничтожил два танка, один БТР, около 60 мятежников. Артиллерийская батарея под командованием майора Куликова В. М. уничтожила три установки «Град»»

Во дворе тюрьмы на окраине Долинского стояло несколько военных машин. Именно отсюда, судя по всему, и вырулили три установки «Град», успевшие огрызнуться, прежде чем их уничтожила батарея майора Владимира Куликова. Навстречу вышел майор милиции — начальник тюрьмы: “Я такой же офицер, как и вы. В камерах одни насильники и убийцы, всех, кого посадил Дудаев, мы уже выпустили…”

Зеки же сказали другое: “Да они по вам стреляли”. Кому было верить? Пришлось запереть всех тюремщиков в камеру, а одного с ключом прихватить с собой, отпустив километров через пятнадцать. Как же обидно было потом узнать, что начальник тюрьмы и был главарем воевавшей под Долинским банды. В конце декабря стали под Грозным. Впереди — напичканный боевиками город, позади — ни тылов, ни путей подвоза…»

Погибшие:

Полковник Евгений Петрович Алексеенко (из штаба командующего ВДВ)
Нач. РВиА 106 вдд полковник Николай Петрович Фролов
рядовой 1182 ап Александр Валерьевич Минеев (12.12.94)
мл. сержант 56 одбр Сергей Михайлович Щербаков (12.12.94)
мл. сержант 56 одбр Сергей Николаевич Ковыляев
рядовой 56 одбр Павел Владимирович Оборин
сержант 1182 ап Леонид Владимирович Мещаненко (умер 29.12.1994 в госпитале им. Бурденко)

По словам начальника разведки ВДВ полковника П.Я. Поповских, было ранено 12 человек.

Потери чеченских боевиков

Согласно разрозненным данным чеченцы потеряли до 60 боевиков, 2 танка, 1 БТР, до 3 РСЗО БМ — 21


Ну а что же поселок Долинский? Ну а поселок Долинский восстановили и торжественно открыли в июле 2015 года: В Грозненском районе Чеченской Республики после масштабных строительно-восстановительных работ в торжественной обстановке открыт поселок Долинский.

Церемонию открытия поселка в субботу посетили Глава ЧР Рамзан Кадыров депутат Госдумы России Адам Делимханов, руководитель Администрации Главы и Правительства ЧР Магомед Даудов и другие официальные лица.

После официальной церемонии открытия реконструированного поселка от Регионального общественного фонда имени Героя России Ахмата-Хаджи Кадырова 300 местных детишек получили подарки: мальчики — велосипеды, а девочки — куклы. Глава ЧР на велосипеде проехался по поселку и ознакомился с проделанными работами.

Отметим, что в поселке восстановлено 47 многоквартирных жилых домов, в которых отремонтировано 560 квартир. Построены мечеть на 200 мест, спортивный зал и административное здание. Проведен капремонт школы, врачебной амбулатории, детского сада на 120 мест и здания управления ЖКХ. Отремонтированы внутрипоселковые дороги протяженностью около 6 километров, которые покрыты асфальтом и обнесены бордюрным камнем. Полностью обновлены инженерные сети – канализация и системы подачи газа, света и воды. Реконструкция проводилась за счет средств фонда имени Ахмата-Хаджи Кадырова.

Поселок городского типа Долинский основан в 1972 году для рабочих Грозненского газоперерабатывающего завода (ГПЗ). В 1989 году после землетрясения многие дома оказались в аварийном состоянии. С тех пор в населенном пункте не проводился капитальный ремонт. В 1994 году во время боевых действий был разрушен ГПЗ, а также пострадали объекты жилищного фонда, дорожного хозяйства, инженерные сети, административные и социальные здания поселка. В настоящее время в Долинском проживают около полутора тысяч человек.


Присоединяйтесь к нам:

Яндекс.Дзен

Добавить комментарий