Как Салман Радуев сбежал от российских десантников

Как Салман Радуев сбежал от российских десантников

В 7 утра прошел разведдозор, в 7.30 двинулись ос­новные силы. Шли медленно, техника, поотстав на сотню метров, ползла за пехотой. Лес и туман угрожа­юще таили опасность. Зловещая тишина в любой момент могла взорваться треском автоматных очередей.

Первой, в 9.20 утра, вступила в бой рота капитана Алек­сея Кузина. Подпустив на 400 метров, бандиты открыли огонь. Боевики со знанием дела решили в первую очередь подбить технику.

Грамотно, хорошо прицелившись, долба­нули гранатометы, сразу повредив две боевые машины. Первые же пули сразили и двух десантников: моего одно­фамильца старшего сержанта Зуева и рядового Лыпнова.

Завязался бой. Уцелевшая БМП и укрепленная на де­сантном бронетранспортере “ЗУ-шка” сразу стали молотить, напичканный боевиками, лес. Не теряя ни минуты, комбат бросил на подмогу группе танк. Когда, ломая кусты и дере­вья, он через полчаса приполз к месту боя, десантники ус­пели высадить по противнику из автоматов не по одному рожку.

Поймав четыре гранаты активной броней, танк по­дошел на сотню метров к бандитам. Шесть выстрелов пря­мой наводкой – и боевики, бросив 13 трупов, побежали.

С занятой нами высоты 312,1 как на ладони просматри­вались Центорой и Бачи-Юрт. В бой как раз вступила груп­па старшего лейтенанта Владимира Патанина. По ней зас­трочили с нефтяных вышек и соседней высотки. Тогда ком­бат остановил эту роту, и двумя другими подразделениями – капитанов Сергея Марочкина и Владимира Кузнецова, стал окружать горку с боевиками слева и справа.

Классная позиция досталась Кузнецову. “Командир, – радировал рот­ный, – их окопы вижу, метров 300 до них будет”.

Когда комбат дал команду “Вперед”, группы Сергея Марочкина и Владимира Патанина стали сбрасывать бо­евиков с высот, а десантники Владимира Кузнецова, вы­ведя свои бээмпэшки на прямую наводку, принялись рас­стреливать позиции “духов”. К Центорою и Аллерою уда­лось добежать немногим боевикам.

В разгар боя, мимо обходивших горку западнее Центороя десантников, к месту схватки неслись две легковые машины. В первой, белой “шестерке”, как выяснилось по­том, сидел сам Радуев.

Как же потом корили себя десант­ники, что не подошли поближе к дороге, снизу по трассе стрелять было неудобно, и “жигуленку” удалось ускольз­нуть. Зато мчавшаяся следом на такой же большой скоро­сти другая белая “шестерка” была в упор расстреляна, при­готовившимися встретить ее десантниками.

Собрав трофей, среди которых были миномет и не­сколько японских радиостанций, десантники подвели итог боя. Двое павших и шесть раненых у нас, и почти сотня трупов у бандитов.

“Голубым беретам”, как скажут потом жители Аллероя и Центороя, противостояли отряды трех полевых командиров: Салмана Радуева, Хункара Паши-Исрапилова, бывшего началь­ника так называемого антитеррористического центра пра­вительства Аслана Масхадова, и Хасана Долгуева, начальника Шариатской безопасности Шелковского района.

Долгуев, кото­рому несколькими днями раньше Радуев присвоил звание генерала, был убит, находясь во втором “жигуленке”. Исрапилов с остатками своего отряда сумел уйти в город, а вот Радуев, бросивший своих людей в разгар боя, обрел в тот день, по рассказам местных, немало кровников.

Родствен­ники обманутых, а потом брошенных им чеченских бойцов, поклялись найти и убить предателя. Впрочем, позорно сбе­жавшего Салмана Радуева понять можно, ведь воевать с десантниками – не заложников в Дагестане захватывать.

Незадолго до боя у Аллероя банда Радуева в несколько сотен головорезов вошла в Новогрозненский, прихватив с собой пару западных журналистов.

Ударив по стоящим у поселка десантникам, радуевцы хотели вызвать ответный огонь, чтобы поднять на борьбу местных жителей и явить миру разрушение русскими чеченских домов. И новогроз- ненцы взялись за оружие. Сотня вооруженных мужчин по­селка да еще полсотни подоспевших на помощь вооружен­ных мужчин Бачи-Юрта дружно встали против боевиков.

– Хотите драться за свободу Чечни? Хорошо, мы под­держим. Если вы настоящие чеченцы, выходите из горо­да и атакуйте русских, пойдем за вами. Только если по­бежите назад, задумав отступать в Новогрозненский, мы сами вас встретим огнем, – твердо сказали они радуевским отморозкам.

Не ожидавшие такого приема бандиты с позором ушли из города мелкими группами через лес. А потом были наголову разгромлены десантниками.

Не потому побеждает десант террористов-наемников, что помогают ему самолеты и танки, а прежде всего потому, что силен такими комбатами, которые в критический момент боя первыми идут в атаку.

Такими, как майор Андрей с самой русской фамилией Иванов и майор Сергей Костин, павший смертью храбрых на высоте Ослиное Ухо, первым со своим батальоном преградивший путь бандитам под Ботлихом.

У боевиков подобное не в чести. Стало туго – сбежал с поля боя Радуев. Взяли наши Урус-Мартан, а руководив­ший его обороной Бараев, сбежал еще трое суток назад.

Под Майртупом к десантному комбату пришли сельчане. Пообещали роскошный новогодний стол. В Бачи-Юрте ста­рейшины хорошо знают и верят другому комбату крылатой пехоты.

И уже мало кто вспоминает об угрозах Масхадова и Басаева за общение с русскими карать смертной казнью. В чеченских селах, кажется всерьез, поверили в мирное завт­ра и за спинами десантников постепенно отвыкают бояться боевиков. Потому что где десант – там победа.

Журнал Братишка №2 2000. Василий Зуев


Присоединяйтесь к нам: