Багаев Сергей Александрович

16.12.1957 — 17.01.2000

Багаев Сергей Александрович — начальник штурмового отделения отряда специального назначения Управления исполнения наказаний Российской Федерации по Удмуртской Республике, старший лейтенант внутренней службы.

Родился 16 декабря 1957 года в Свердловской области. Русский. Жил в городе Серове Свердловской области, окончил там же профессиональное техническое училище. Работал на промышленных предприятиях Свердловска и Серова («Уралмашзавод», металлургический завод имени Серова).

Проходил срочную службы на Краснознамённом Северном флоте в 1978-1981 годах. С 1993 года проходил службу в отряде специального назначения Управления исполнения наказаний по Удмуртской республике. Был рядовым бойцом, затем — командиром взвода.

В период первой чеченской войны в составе отряда четырежды выезжал в командировки в Чеченскую республику, проявил личное мужество в боевых операциях.

Во второй чеченской кампании принимал участие в боях на территории Чеченской республики, командовал штурмовым отделением. При штурме Грозного в бою 17 января 2000 года во главе группы снайперов прикрывал операцию подразделения Таманской мотострелковой дивизии по взятию здания больницы, укрепленной боевиками.

Когда под шквальным огнём боевиков наступающие вынуждены были остановиться и залечь, отважный офицер под огнём выдвинулся к позициям боевиков и снайперским огнём стал уничтожать их огневые точки. Воспользовавшись ослаблением вражеского огня мотострелки захватили здание больницы и эвакуировали своих раненных бойцов.

При отражении одной из вражеских контратак погиб командир мотострелкового подразделения и Сергей Багаев принял командование на себя. Под его руководством был освобождён прилегающий к больнице городской квартал. В этом бою с группой бойцов Багаев оказался отсечён огнём от своего подразделения. В этот критический момент он вырвался вперёд и вызвал огонь боевиков на себя, что позволило остальным прорваться к своим, но в этот момент связь с Сергеем Багаевым оборвалась…

Через несколько дней тело офицера со следами нескольких ранений и зверских пыток было обнаружено в одном из домов частного сектора Грозного.

Похоронен на Широкореченском кладбище в Екатеринбурге.

За мужество и героизм в ходе контртеррористической операции на Северном Кавказе Указом Президента РФ от 3 марта 2000 года старшему лейтенанту внутренней службы Багаеву Сергею Александровичу посмертно присвоено звание Героя Российской Федерации.

Награждён двумя орденами Мужества, медалью «За отвагу».


Материалы СМИ о Сергее Багаеве:

ПЕРВЫЙ ГЕРОЙ СПЕЦНАЗА «РОССЫ»

ОН ВЫЗВАЛ ОГОНЬ НА СЕБЯ

«Старшему лейтенанту внутренней службы Багаеву Сергею Александровичу было посмертно присвоено звание Героя Российской Федерации за мужество и героизм, проявленные при ликвидации незаконных вооруженных формирований в Северо-Кавказском регионе»

(Из указа Президента Российской Федерации от 2 марта 2000 г.)

18 лет назад в городе Грозном в бою, прикрывая своих товарищей от огня врага, героически погиб начальник штурмового отделения отдела специального назначения «Россы» старший лейтенант внутренней службы Сергей Багаев, удостоенный высокого звания Героя России посмертно.

Полная опасности и риска служба в спецназе, многочисленные командировки в горячие точки России, стали для Сергея Багаева смыслом жизни. Он просто жил этой трудной мужской работой и умел ее делать так, как никто другой.

Удивительно, но профессиональный моряк, отдавший службе в Военно-морском флоте, а после мореходного училища и в гражданском флоте, более шести лет, он пришел в «Россы» в 1993 году, когда ему шел уже тридцать шестой год.

Все это не помешало в короткий срок освоить тактику действий спецназа, минно-подрывное дело, горную подготовку, стрельбу из многих видов оружия и даже подводное плавание. Он умел достигать цели и постигать любые науки.

Судьба отпустили Сергею Александровичу с того момента немного времени, но как они были прожиты!

Настоящий офицер и командир, обладавший природной смекалкой и редкой интуицией, Сергей умел беречь людей, не потеряв в труднейших операциях на Северном Кавказе и на Урале ни одного своего бойца. А скольких наших солдат и гражданских людей он спас, обеспечивая охрану и сопровождение колонн с личным составом и боевой техникой, снайперское прикрытие частей подразделений в Чечне и Дагестане, обеспечивая охрану представителей органов власти, штурмуя Грозный и находясь в окружении, обезвреживая матерых преступников, захвативших заложников в местах заключения!

Память о Сереге Александровиче Багаеве жива. Его спецназовский опыт ученики и коллеги из «Россов» будут бережно хранить, совершенствовать, применяя при выполнении боевых задач еще многие годы.

Вспомним о нем.

Первое крещение

Его Сергей прошел еще в качестве рядового бойца штурмовой группы «Россов» в июне 1994 года.

Этот эпизод и сегодня изучается при подготовке специалистов правоохранительных органов. Четверо вооруженных арестантов с целью побега 8 июня 1994 года захватили в заложники около 50 человек и ранили троих сотрудников СИЗО -1 города Екатеринбурга. Было установлено, что инициатива побега с захватом заложников принадлежала арестованному Александру Махову, являвшемуся членом банды Овчинникова-Трифонова, печально «прославившейся» кровавыми разбоями в 90-х. Преступникам удалось завладеть не только связкой ключей избитого ими контроллера, но и огнестрельным оружием с гранатой.

Однако во многом из-за Махова побег и не удался. Вырвавшись из камер, заключенные через узкое окно пролезли в комнату для приема передач и взяли в заложники посетителей изолятора. Махов же в окошке застрял. Был ранен, при попытке совершить побег один из заключенных. Пока с Маховым и его группой шли долгие переговоры, «Россы» были готовы к освобождению заложников и нейтрализации маховцев.

В результате операция по захвату преступников и освобождению заложников благополучно завершилась лишь около часа ночи.

В том же 1994 году Сергей был поощрен с формулировкой: «За четкие и умелые действия по ликвидации чрезвычайного происшествия в ИТК-12».

Участник тех событий, друг Сергея Багаева, прошедший с ним не одну командировку и ходивший в последний с ним бой, майор внутренней службы кавалер ордена Мужества Александр Зыков начинал службу в «Россах» спустя полгода после того, как туда пришел Сергей Багаев.

В «Россы» Багаев пришел, выдержав жесточайший экзамен. До этого, после службы на флоте, мореходки, дальних походов на кораблях Калининградского тралового флота в Атлантику, он работал электриком, грузчиком и охранником на предприятиях Екатеринбурга.

Почему его привлекла служба в отряде спецназа? Однозначно ответить трудно, но то, что службу, риск он любил еще с того момента, когда решил стать моряком.

Отряд «Россы» был создан в 1991 году. Основными задачами отряда спецназа являлись и являются предотвращение и пресечение преступлений и правонарушений на объектах уголовно-исполнительной системы, розыск бежавших преступников, ликвидация массовых беспорядков и освобождение заложников,

За время своего существования «Россы» зарекомендовали себя как подразделение с высоким уровнем выполнения служебно-боевых задач, как одно из наиболее известных профессионально подготовленных силовых подразделений Свердловской области.

— Он был самым старшим во взводе бойцом, — вспоминает Александр. – Контактный, общительный, умудренный жизненным опытом, Удивительно быстро Сергей сумел завоевать в отряде настоящий авторитет. Он был как отец родной. Всегда приходил на помощь тому из нас, кто в ней нуждался. В то время у него еще не было Крапового берета, по возрасту был старше любого из нас на 10-15 лет, но при этом все мог дать фору по той же физической подготовке.

Сергей вместе с единомышленниками оборудовал в подвале соседнего дома атлетический зал и занимался там вместе с ребятами.

После того, когда возглавил взвод отряда спецназа, сумел в короткие сроки сплотить коллектив. Во взвод не мог попасть случайный человек. Отбор осуществлялся только по рекомендации среди уже проверенных службой в силовых структурах бойцов.

Стоял за каждого подчиненного, потому, что знал, когда-то в бою этот боец прикроет и его.

Вскоре теория и командирская методика Багаева была проверена на практике.

«Отвага» за Грозный

В январе 1995 года вместе с бойцами спецназа выехал в первую служебную командировку на Северный Кавказ. В тот период времени федеральные войска уже не первый день (с 31 декабря) штурмовали Грозный.

Чтобы понять, что представлял этот город, нужно обратиться к некоторым цифрам.

Оборону Грозного держали около 10 тысяч хорошо вооруженных и фанатично настроенных пропагандистской машиной Дудаева боевиков. На вооружении они имели до 25 танков, 30 боевых машин пехоты и бронетранспортеров, до 80 артиллерийских орудий и минометов. Оборона города строилась на трех рубежах. Бывшими советскими офицерами-профессионалами, служившими преступному режиму, на внутреннем рубеже обороны были созданы сплошные узлы сопротивления вокруг президентского дворца с использованием капитальных каменных строений.

Нижние и верхние этажи были приспособлены для ведения огня. Вдоль ряда проспектов были подготовлены позиции, откуда можно было бить прямой наводкой по танкам. Также на среднем рубеже обороны были созданы опорные пункты в начале Старопромысловского шоссе, узлы сопротивления у мостов через реку Сунжу, в микрорайоне Минутка, на улице Сайханова. В дополнение к этому готовые в любой момент взлететь на воздух или загореться нефтеперерабатывающие заводы имени Ленина и Шарипова, а также химический завод.

Внешний рубеж обороны составляли опорные пункты на магистралях Грозный-Моздок, Долинский-Катаяма-Ташкала, у Нефтянки, Ханкалы и Старой Сунжи – на востоке и Черноречья – на юге города.

Боевые действия на своей земле и в таком масштабе, и в условиях уличных боев в крупном городе никто из российских силовиков ранее не вел. Было много неразберихи в тактике действий, обеспечении связи в подразделениях, штурмующих Грозный. Даже не все командиры, начиная от комбата и ниже, фактически имели карты города.

Было трудно, но на какой войне бывает легко.

Товарищи Багаева, сам Сергей, учились искусству действовать против боевиков на практике. Отряд спецназа «Россы» принимал непосредственное участие в разминировании промышленных объектов, детских и лечебных заведений, сопровождении грузов с гуманитарной помощью для населения, в поисковых группах, выявлении и уничтожении снайперских групп боевиков. Неоднократно, совместно с СОБР и СКМ спецназовцы участвовали в связанных с риском для жизни операциях по изъятию оружия и боеприпасов.

В Грозном отряд стоял на молокозаводе со стороны Петропавловского моста.

Сергей учился быстро, командирский талант, солдатская смекалка, хорошая физическая подготовка помогали этому.

«Тренировались, как напишет в своей книге «Тяжелые звезды» Анатолий Куликов, — до седьмого пота, приноравливаясь к тактике жестокой уличной драки, к шаблонам чеченских боевиков, к будущей суматохе радиопереговоров и радиоигр, которые будут значить очень многое, когда пойдет бой в теснинах города, а тылы и фланги уже нельзя будет окинуть собственным взглядом…»

Сергей Багаев действовал храбро и хладнокровно.

В наградном листе, в котором младший сержант С. Багаев был представлен к медали «За отвагу» сказано: «Находился в служебной командировке в республике Чечня в городе Грозный с 18 января до 27 февраля 1995 года. За это время принимал участие в организации и охране временного фильтрационного пункта, прочесывании районов с целью обнаружения мест скрытого хранения оружия, находился в секретах с целью обнаружения и предотвращения проникновения групп на территорию, контролируемую МВД и ВВ. проявил себя тактически грамотным, смелым, хорошо подготовленным командиром.

6 февраля 1995 года находясь в разведке, в ходе передвижения группа была обстреляна из автоматического оружия боевиками. Младший сержант С. Багаев, быстро оценив обстановку, грамотно организовал оборону и своим прицельным огнем подавил огневую точку, тем самым предотвратил потери группы.

За мужество и отвагу, проявленные при выполнении служебного долга, сержант внутренней службы Багаев С.А. представляется к награждению медалью «За отвагу».

В этой командировке Сергей приобрел первый опыт ведения боевых действий против бандформирований. Этот опыт, после возвращения пригодился в подготовке молодых спецназовцев «Россов».

Как вспоминал офицер отряда Е. Козлов: «На тренировках, порой, как бывало, парни отрабатывают специальную тактику входа в помещение или захвата автотранспорта. Лето, на плацу жара, колени сбиты, локти тоже. Серега вместе со своими работает. Смотрю, парни уже уставать начали. Значит их надо как-то раззадорить, растормошить. Подзываю его: «Сергей, людей подбодри. Ты же умеешь. Он кивает понимающе и говорит: «Ну, что, пацаны. Я-то старик и то, видите, могу. А вы – фу-у. И так он это «фу-у» сказал, что у парней глаза загораются.

Доказать личным примером — это он умел. Особенно на полевых выходах. Март только начинается, а он первым делом разденется и стирает одежду. Холод собачий, а он стирает. И для всех это значит только одно: надо стирать. Мог спеть даже под проливным дождем. Выносливый был…»

Перерыв между первой и второй командировкой был небольшой. Работы для спецназа в Чечне хватало. Сергей с отрядом вновь отправился на войну в мае 1995 года.

Орден Мужества

К моменту второй командировки боевики были вытеснены к предгорьям Главного Кавказского хребта. Их основные базы располагались в Шатойском, Веденском и Ножай-Юртовском районах. В конце мая федеральные войска вплотную подошли к горловинам Аргунского и Веденского ущелий и продолжают методичный обстрел позиций НВФ огнем артиллерии и авиации. Ожесточенные бои идут в предгорьях и горах. Основная задача — расчленение группировок, сконцентрированных на Шатойском и Веденском направлениях. Боевики создали первые батальоны «смертников», готовых к выполнению любого задания и осуществлению диверсионно-террористических операций.

— Мы выполняли задачи по обороне, так называемого «фильтра» — Временного фильтрационного пункта ГУОШ МВД. Сергей тогда был назначен командиром экипажа БТР — рассказывает Александр Зыков. – Главная задача охрана и оборона фильтра, куда постоянно поступали, захваченные в боях бандиты. Проводили также зачистки вокруг.

Известно, что первые фильтрационные пункты поначалу располагались вне зоны боевых действий — в Моздоке, в вагонах, обычно используемых для перевозки заключенных. Из воспоминаний генерала армии А. Куликова (в то время командовал объединенной группировкой войск в Северо-Кавказском регионе, позже министр внутренних дел Прим. авт.) когда большая часть Грозного находилась под контролем федеральных войск «фильтр» был перемещен в северо-восточную часть города и за ним, прочно, будто ярлык, закреплено название ПАП-1, которое в нормальной жизни следовало расшифровывать как «Первое автопассажирское автопредприятие».

Фильтр подвергался обстрелам боевиков, но в его подвалах сидели задержанные и штурмовать здание бандиты не решались.

Александр Зыков вспоминает, как однажды, к спецназовцам их отряда обратились за помощью мотострелки, попавшие в серьезную переделку. Времени на раздумье было немного, пехота несла потери. Сергей вместе с механиком-водителем и стрелком на БТРе выдвинулись на подмогу. Их неожиданный рейд в тыл боевиков позволил не только разблокировать наших солдат, но и взять десяток пленных.

События тех дней сухо, но по-военному четко изложены на страницах Дополнения к наградному листу младшего лейтенанта внутренней службы Сергея Багаева.

«3 июня 1995 года при прочесывании улиц в Грозном в одном из домов был обнаружен склад с боеприпасами, оставленный незаконными военными формированиями. Проявив мужество и смелость, рискуя собственной жизнью, Багаев С.А. разминировал подвал, тем самым, исключив возможное потери среди личного состава.

13 июня 1995 года группа разведчиков Свердловского отряда специального назначения под командованием Багаева выдвинулась для проведения следственных мероприятий за территорию Временного фильтрационного пункта. В 22.40 группа была обстреляна боевиками НВФ из автоматического и снайперского оружия. Быстро разобравшись в создавшейся ситуации, Багаев, умело осуществлял командование, маневрируя силами группы, вынудил противника отступить и допустил потерь среди личного состава. Ведя меткий огонь из автоматического оружия, лично уничтожал 2 боевиков.

За мужество и отвагу, проявленные при выполнении задания младший сержант внутренней службы Багаев С.А. представляется к награждению орденом Мужества.

Потом было возвращение отряда домой, месяцы тяжелых тренировок, занятия в учебных классах и на полигонах, изучение опыта коллег из других отрядов спецназа и силовых структур.

Делали это, зная, что шаткий мир в Чечне не продлиться долго.

«Я вернулся из ада»

В конце июня 1996 года была новая командировка в неспокойную республику.

Спецназовцы, сменив группу своего же отряда, несли службу по охране и обороне комплекса правительственных зданий Чеченской республики, выполняли специальные задачи по сопровождению колонн при разгрузке вагонов с боеприпасами и вещевым имуществом, проводили мероприятия по организации охраны полномочного представителя Президента РФ в Чеченской республике. «Россы» минировали подступы к охраняемым объектам, готовили и оборудовали заградительные полосы и запасные позиции, проводили плановые операции по прочесыванию жилых массивов, с целью обнаружения и уничтожения скрытных позиций снайперов, подавлению огневых точек боевиков.

Несмотря на то, что тогдашний руководитель самопровозглашенной республики Ичкерия З. Яндарбиев отдал приказ о прекращении боевых действий, но уже через несколько дней стало ясно, что полевые командиры не собираются его выполнять. В Грозный начали просачиваться мелкие группы боевиков. Понимая, что в создавшейся политической ситуации широкомасштабные операции федеральных войск исключены, они вернулись к тактике партизанской войны. И одновременно в горных районах бандгруппы активно использовали тайм-аут для перегруппировки и восстановления боеспособности.

Задачи у бойцов из «Россов» были различные. Часть из них охраняли гостиницу с журналистами и обслуживающим персоналом. Основанная часть группы спецназа охраняла руководителя представителя Президента России в Чечне и его заместителей.

— Я охранял одного из заместителей полномочного представителя Президента России Акмаля Саидова, а Сергей сопровождал на автобусе членов Правительства Чеченской республики. Обстановка к августу сложилась неспокойная. Много боевиков прибыло в город. Участились обстрелы правительственных зданий.

По данным разведки, чеченские вооруженные формирования приурочили ко дню инаугурации Президента РФ (9 августа) серию террористических акций в Грозном.

А. Зыков вспоминает, что 6 августа все проснулись от сильной канонады, стрельбы. Вокруг Дома правительства и комплекса правительственных зданий было немало силовых подразделений от Минобороны, МВД, ФСБ. С той стороны, где располагались спецназовцы, находилось разрушенное здание бывшего Дома офицеров, откуда был доступ в правительственный квартал. Минеры щедро начинили его растяжками, на которых регулярно подрывались боевики.

Там с 6 августа был выставлен пост, на котором несли службу спецназовцы.

Позже окажется, что к началу операции бандиты успешно выполнили первую задачу — блокировали части внутренних войск и подразделения милиции в местах дислокации, использовав недостатки в обороне города. Так, например, большинство блокпостов оказались зажатыми в узком пространстве между близлежащими домами, поэтому отряды боевиков могли свободно перемещаться по маршрутам, которые фактически не прикрывались блокпостами. Это позволило неприятелю сосредоточить внимание на захвате важнейших объектов города.

Огонь велся по зданиям УБОП, Дому правительства и по всему городу. Боевики окружали и обстреливали блокпосты, КПП, комендатуры, устраивали засады на маршрутах выдвижения наших частей.

«Тяжелая обстановка сложилась вокруг зданий Дома правительства и территориального управления (где находились представители различных силовых структур: МВД, ФСБ…)», — писал в книге «Моя война» генерал-полковник Г. Трошев о тех трагических днях.

Был отдан распоряжение о введении в город штурмовых отрядов из состава Минобороны и внутренних войск, однако они завязли в тяжелых уличных боях и еле-еле продвигались вперед. Только к исходу 7 августа бойцам капитана Ю. Скляренко удалось добраться до Дома правительства. Другой отряд во главе с капитаном С. Кравцовым дважды пытался пробиться к блокированным в центре города подразделениям. Сам командир погиб. Такая же участь постигла и подполковника А. Сканцева, руководившего третьим отрядом…

Это был настоящий ад. Дом правительства сгорел. Горели и многие здания в городе. Только к 13 августа федеральным войскам удалось выправить положение — разблокировать несколько КПП и блокпостов (за исключением пяти).

«Весь центр Грозного оказался в плотном кольце окружения, бойцы Свердловского спецназа, в числе которых находился и лейтенант внутренней службы Багаев С.А., в течение нескольких суток держали оборону Правительственного квартала под непрерывным артиллерийским огнем превосходящих сил противника, до подхода 206-го полка внутренних войск, который с боями прорывался к центру Грозного из пос. Ханкала.

Группа сотрудников отряда под командованием лейтенанта внутренней службы Багаева С.А. проводила зачистку улицы Белинского, простреливаемую с обеих сторон, на предмет мин-ловушек, для прохождения бронетехники 206-го полка ВВ. Благодаря грамотному руководству Багаева и профессиональному мастерству бойцов спецназа колонна бронетехники прошла по зачищенной территории без потерь среди личного состава и техники», — это строки из представления на Сергея Багаева ко второму ордену Мужества.

В полуразрушенном здании Дома офицеров группа сотрудников отряда спецназначения в количестве 19 человек, под командованием Сергея Багаева надежно охраняла подступы к зданию Представительства, которое находилось всего лишь в 300 метрах от месторасположения боевиков.

Ранним утром 7 августа группа боевиков совершила очередную попытку прорыва через охраняемый пост. Не растерявшись в критической ситуации, Багаев первым открыл ответный огонь и уничтожил двух боевиков, тем самым дал возможность бойцам своей группы рассредоточиться и отразить нападение.

Тогда, по словам участника боя Александра Зыкова в ход пошли и гранаты.

В ходе перестрелки бандитов уничтожили, потерь среди личного состава группы Багаева не было.

Так, очередная попытка прорыва боевиков через охраняемый пост, благодаря грамотным действиям командира и его бойцов была ликвидирована.

Впоследствии, враг, получив «по зубам», сюда больше не совался.

Вечером 7 августа группа бойцов отряда из трех человек во главе с Сергеем минировала первый этаж Дома офицеров. При проведении операции, они услышали взрыв гранат, установленных на растяжках в подвале здания. На растяжке подорвался неизвестный, который почти сразу открыл огонь из автомата. Боевик был ранен Багаевым в ногу, задержан и доставлен в Координационный центр МВД РФ.

10 августа 1996 года, при обследовании помещений того же Дома офицеров, группа Багаева обнаружила еще двух неизвестных мужчин, которые пытались снять растяжки, установленные на первом этаже здания. Задержанные были также доставлены в Координационный центр и переданы оперативному дежурному.

А. Зыков, который за самоотверженные действия в той командировке также был награжден орденом Мужества, вспоминал еще один эпизод, который ярко характеризует его боевого товарища при действиях в окружении.

В сторону комплекса правительственных зданий прорывались с большими потерями две колонны, а точнее то, что от них осталось после жестокой битвы в разрушенных кварталах былого красавца-Грозного.

— Мы двинулись в сторону прорывающихся колонн. Слева шли бойцы 205-й бригады, справа – питерский СОБР, а посередине продвигались спецназовцы нашего отряда, — рассказывает Александр Зыков. – Тактика привычная, сначала бросаем в помещение гранату, затем проходим сами. Сергей всегда шел впереди, да по-другому они и не умел.

Так вот и пробивали мы этот коридор и помогли всем колоннам выйти из огненного кольца. Особенно нас поразил в той операции подвал, где мы нашли родильный дом, где женщины в страшных условиях антисанитарии рожали детей.

Внезапно группа спецназа подверглась нападению боевиков, отбиваясь от врага, спецназ эвакуировал из сектора обстрела женщин с грудными детьми и беременных.

Только когда город очистили от боевиков, завершилась и третья командировка Сергея Багаева на войну. 25 августа колонной вышли в Ханкалу, потом вертушкой до Моздока, а оттуда самолетом домой.

Они сделали свое дело. Как вспоминал в то время министр внутренних дел А. Куликов: «За время ведения боевых действий в августе 1996 года ни один объект, охраняемый и обороняемый подразделениями и частями ВВ и органами внутренних дел, не был сдан боевикам…»

Казалось, что после Хасавюртовского мира в республике начнется восстановление нормальной жизни. Надежды военных, политиков и простых людей не оправдались.

Все повторилось ровно спустя три года…

Из воюющего Дагестана в пылающую Чечню

7 августа 1999 года около пятисот бандитов заняли оборудованные инженерные сооружения в нескольких населенных пунктах Ботлихского района Дагестана. Потом последовали взрывы мирных жилищ в Москве и Волгодонске.

Так началась для России вторая чеченская война.

— Меня в составе группы снайперов первым отправили в Москву на сборы, — вспоминает Александр Зыков. – Там находились снайпера со всей России. После занятий в начале сентябре снайперов перебросили в Махачкалу, а затем в Кадарскую зону, в которую входили селения Карамахи и Чабанмахи.

Первой задачей стало удержание высоты, с которой можно было контролировать возможный прорыв боевиков через ущелье. Мы стояли на высоте с Калужским отрядом ФСИН, напротив располагался Курский отряд ФСИН. Под нами — сильно укрепленное боевиками село Карамахи, которое штурмовали наши бойцы.

Дней через десять подтянулся весь отряд. Был и Серега со своим отделением. Несмотря на то, что вскоре Карамахи были очищены от ваххабитов, обстановка была неспокойной. В том числе и в самой Махачкале. Боевики могли прибегнуть к захвату заложников в наиболее людных местах города.

Группу спецназовцев направили в столицу Дагестана на усиление. Ребята навсегда запомнят искреннее радушие, с которым их встречали местные жители.

А еще, когда спустились с гор, то увидели теплое Каспийское море. Серегей Багаев тогда часто вспоминал службу на флоте, походы в Атлантику, экзотическую жизнь портовых городов острова Тенерифе и Африки.

Вернулись в Екатеринбург в октябре. Через месяц Александр Зыков решил окрестить дочку и супругу в Ивановской церкви Екатеринбурга. Крестным отцом у жены Александра Зыкова стал Сергей Багаев. До его последней командировки оставались считанные дни.

11 декабря группа спецназа отправилась в путь. Ехали с нормальным настроением выполнять свою трудную работу.

Отряд забросили в расположение колонии Чернокозово. Здесь в течение двух недель спецназовцы выполняли задачи по охране и обороне учреждения, куда скоро начали поступать «гости» — захваченные в боях бандиты.

14 декабря 1999 года передовые подразделения федеральных сил вошли в Грозный.

16 декабря в Чернокозово Сергей Багаев встретил свой последний день рождения. Ему исполнилось 42 года.

Грозный наши войска осадили 26 декабря,а через сутки уже была занята часть Старопромысловского района города, где и предстояло действовать Багаеву с боевыми товарищами. В одну из декабрьских ночей в сторону столицы Чечни на броне вышла колонна Свердловского отряда спецназа. Во главе колонны шел БТР из второго взвода Багаева.

Бои тогда шли вовсю, а колонна спецназа однажды оказалась в трестах метрах от позиций боевиков.

— Поле прибытия в Ханкалу, нас направили в хозяйство Булгакова (генерал В. Булгаков возглавлял группировку, которая освобождала Грозный Прим. авт.), которое располагалось в районе совхоза Родина, что в районе аэропорта «Северный».

Город, как и в первую компанию, был сильно укреплен. 3000 тысячи вооруженных опытных бандитов и наемников имели четкую систему управления и обладали современным вооружением, артиллерией и средствами связи. Территория города была разделена на три оборонительных рубежа Опорные пункты соединялись подземными ходами. Основной тактической единицей в ходе городских боев у бандитов, как и в прошлом, была маневренная группа из 5-6 человек. В ее состав входил и снайпер. Остальные его прикрывали, ведя при этом огонь из автоматов и гранатометов.

Багаев и спецназовцы, за плечами у которых было по нескольку командировок в Грозный, понимали, что бой в городе, пожалуй, самый сложный вид боевых действий. А в условиях локальных конфликтов требует новой стратегии и тактики, специальных сил, особого применения огневых средств, взаимодействия между собой нескольких силовых ведомств, организации между ними четкой согласованности.

Одной из первых задач стало сопровождение колонны с Челябинским ОМОНом в Грозный.

Новый 2000-й год встречали спецназовцы кто на сопровождении, кто в окопе в боевом охранении или в палатке, готовясь к заступлению на пост.

В соответствии с указание руководителя объединенной группировки особого района города Грозный с 11 января в составе пяти снайперских пар от ГУИН Минюста России Сергей Багаев участвовал в специальной операции во взаимодействии с 1-м мотострелковым полком Таманской дивизии.

11 января 2000 года снайперской паре в составе младшего лейтенанта внутренней службы А. Зыкова и стрелка старшего лейтенанта внутренней службы С. Багаева были поставлены задачи уничтожения живой силы и огневых точек противника. С позиций они вели наблюдение за передвижением боевиков. Сергей, наблюдая в бинокль, обнаружил пулеметную огневую позицию, после чего, после его указания Александр Зыков уничтожал из снайперской винтовки двух боевиков. Спустя несколько минут, Сергей Багаев, увидев подъехавший автомобиль с боеприпасами и открыл по нему огонь из подствольного гранатомета

— 17 января 2000 — ожесточенные бои в центре Грозного. В результате контратаки боевиков на улице Коперника погиб генерал-майор Михаил Малофеев — заместитель командующего группировкой «Север». Общее число потерь федеральных сил за все время осады Грозного по официальным данным достигло 500 человек, из которых 120 погибли. Около 2000 боевиков продолжают оставаться в городе.

— 18 января 2000 — федеральные силы захватили важный стратегический объект в центре города — мост через реку Сунжа. В результате было прервано сообщение между боевиками западных и восточных районов Грозного.

— 30 января 2000 — прорыв основных отрядов боевиков Шамиля Басаева из города. Несмотря на тяжелые потери на минных полях, им все же удалось вырваться. Сам Басаев потерял ступню ноги. На минных полях были обнаружены трупы более 250 боевиков.

17 января 2-й батальон 1-го мотострелкового полка Таманской дивизии получил задачу штурмовать крестообразную больницу по улице Ленина в Грозном. Штурм начался в 9.15. Снайперская пара С. Багаева и А. Зыкова получила задачу прикрыть штурмовую группу 6-й мотострелковой роты вместе с группой прикрытия.

Однако при приближении к больнице группа прикрытия попала под перекрестный огонь боевиков. В результате чего были убиты трое бойцов батальона, был ранен лейтенант Д. Пономарев. Для их эвакуации из зоны обстрела прибыл бронетранспортер. БТР прикрывала группа Багаева и Зыкова, а также группа прикрытия 6-й роты.

До зубов вооруженные, в совершенстве овладевшие искусством уличных боев бандиты двумя выстрелами из гранатомета подбили боевую машину. БТР загорелся. К тому времени уже был убит заместитель командира роты лейтенант В. Быков. Теперь у пехоты оставалась надежда только на двух спецназовцев из снайперской группы.

Сергей Багаев, вел прицельный огонь по ливнем врага, добиваясь того, что огонь врага ослаб. Совместно со взводом прикрытия пулеметно-гранатометной роты С. Багаев с А. Зыковым стали выносить убитых и раненых с территории больницы. Таким образом, были спасены раненые младший сержант Е. Колдушко и рядовой С. Титов, а также эвакуированы трое убитых.

После этого, Багаев вновь устремился вперед, увлекая за собой мотострелков. Это позволило занять несколько домов в частном секторе. Пробираясь около района, засаженного кустарником, отряд вновь попал под пулеметно-снайперский огонь. Все залегли.

— В тот момент, Сергей, отвлекая огонь на себя, стал продвигаться перебежками. Когда группа прошла самый опасный участок и двинулась дальше по частному сектору , все увидели, как Сергей завернул за угол дома и пропал из поля зрения.

Его нашли только 25 января в одном из домов после нескольких поисковых рейдов спецназовцев. Тело Багаева было обезображено до неузнаваемости. Впоследствии, медицинская экспертиза Моздокского госпиталя установит, что у него сквозное огнестрельное ранение головы с повреждением костей свода черепа и вещества головного мозга, множественные переломы левой руки, выколот правый глаз, что Героя перед смертью зверски пытали.

Добавить комментарий