17 января 2000 года. В Грозном погиб генерал-майор Михаил Малофеев




17 января 2000 года. В Грозном погиб генерал-майор Михаил Малофеев

17 января 2000 года вся группировка Особого района Грозного пришла в движение. Войска двинулись на штурм чеченской столицы. Сразу же стало ясно, что на западном направлении — там, где наступала софринская бригада, а чуть севернее полк внутренних войск — ожесточенное сопротивление боевиков не позволяло уверенно продвигаться дальше. Войска завязли в окраинных кварталах чеченской столицы.

Командование группировки Особого района Грозного было встревожено медленным темпом продвижения, ведь на других участках события развивались успешнее. Ситуация накалялась. Огонь боевиков с заранее подготовленных позиций не позволял штурмовым отрядам сдвинуться с места. В этот же день случилось чрезвычайное происшествие — погиб генерал Михаил Малофеев, командующий западным направлением.

Михаил Малофеев

Михаил Малофеев

ЕГО СМЕРТЬ стала следствием громадного нервного напряжения и результатом драматических событий первого дня второго этапа операции по освобождению Грозного. Информация противоречива. Было лишь известно, что генерал погиб, лично возглавив одну из штурмовых групп.

Генерал Трошев в своей книге «Моя война» с уважением вспоминает о погибшем генерале: «Михаил Юрьевич прибыл к нам из Ленинградского военного округа. Не успев толком принять дела у бывшего заместителя командующего 58-й армией по боевой подготовке, сразу же вынужден был отправиться в зону боевых действий. С первых дней на войне проявил себя не только грамотным, знающим военное дело, но и храбрым командиром».

Далее Трошев, рассказав читателям об обстоятельствах гибели генерала Малофеева и излагая на страницах книги свою точку зрения на эту трагедию, резюмирует: «Если бы тогда, на улице Коперника, солдаты и офицеры штурмовых отрядов сумели перебороть в себе страх перед озверевшими боевиками, не было бы этой трагедии. Гибель генерала Малофеева напомнила всем россиянам, какой ценой давалась победа в схватке с бандитами».

Не вступая в полемику с заслуженным боевым генералом Трошевым, все же нельзя согласиться с его оценкой этого драматического эпизода. А уж обвинение в трусости солдат, которые не поднялись в атаку под ураганным огнем боевиков, дабы следовать за Малофеевым в дом, где он нашел свою смерть, вряд ли возможно.

Сергей Гриценко, начальник разведки направления «Запад»:
— У тех же моздокцев (штурмовой отряд полка оперативного назначения наступал на том направлении, где погиб Малофеев. — Авт.) ведь тяжелейшие потери были, как и у софринцев еще до Нового года. Что касается разведки, а я как раз за нее отвечал, то в разведроте моздокцев погибли командир роты и его заместитель, разведчиков к тому времени осталось всего 12 человек.

Вряд ли возможно говорить, что кто-то в этой ситуации струсил. Ведь продвижение остановилось из-за ожесточеннейшего сопротивления боевиков, которые засели в домах. Идти на штурм этих домов, презрев страх, было можно, но вот какова была бы цена такой победы? Получается, что генерал Трошев сознательно ставит гибель Малофеева в вину солдатам, которые не поднялись в атаку вслед за генералом.

И если предположить, что солдаты все же рванулись бы за Малофеевым, то чем обернулось бы спасение генерала от смерти. Да и кто сказал, что такое спасение наступило бы в том огненном капкане, который устроили боевики? Ведь взятие этого одного конкретного дома вряд ли решило бы вопрос о дальнейшем продвижении на данном направлении. Факты свидетельствуют – на этом участке уже после гибели генерала несколько суток войска не могли не то что продвинуться вперед, а попросту занять дом, в котором нашел свою смерть генерал. И возвращаясь к словам Трошева — о цене победы, — можно ли вообще класть на чаши весов жизнь солдат и генерала? По-человечески ли это?

Однако уйдем от вопросов и предположений, вернемся к фактам. Главное в этой ситуации — разобраться, не умаляя личного мужества Малофеева, который своим порывом хотел разрешить ситуацию в пользу атакующих подразделений, что же толкнуло опытного и многое повидавшего Михаила Юрьевича на такой, прямо скажем, отчаянный шаг.

Ведь так случилось, что гибель Малофеева сразу стала не просто одним из трагических событий штурма Грозного, а послужила источником спекуляций по поводу раздувания, казалось бы, уже давно исчерпанной проблемы так называемого «ведомственного подхода». В прессе в то время некоторые высокопоставленные военачальники напрямую обвинили в гибели генерала внутренние войска. Возможно, из-за неверной первоначальной информации, возможно, из-за незнания всех фактов, возможно, просто погорячились.

Генерал-полковник Вячеслав Овчинников, главнокомандующий внутренними войсками МВД России в 1999—2000 гг.:
— Когда в средствах массовой информации появились эти неприкрытые обвинения в трусости тех солдат, которые бились в Грозном, когда им в вину поставили гибель генерала Малофеева, меня это сразу по сердцу резануло. Как, неужели мои ребята, с которыми мы вместе только-только прошли Дагестан и пол-Чечни пропахали, вдруг струсили? Откровенно удручало и то, что скоропалительные выводы звучали из уст высокопоставленных военных, которые, казалось мне, должны были отвечать за свои суждения, взвешивать каждое слово, прежде чем вынести его на страницы газет и в телеэфир. Я не поверил в эти обвинения, потому что знал, какие ребята бились в Грозном в то время. Бросился выяснять ситуацию. Мне подробно доложили, что случилось на улице Коперника.

Как и думал, вины внутренних войск в этом трагическом происшествии не было и быть не могло. Это, кстати, подтвердили и те армейские офицеры, с кем мне удалось переговорить. Мне, как главкому, сразу стало ясно, что этот накат на войска ни к чему хорошему не приведет. Разлад в едином организме под именем «Объединенная группировка войск» играл в ту пору только на руку бандитам. Созрело убеждение и в том, что нужно немедленно встретиться с прессой, опровергнуть эту крайне оскорбительную для войск информацию.

С этим прибыл к министру внутренних дел Рушайло. Довольно эмоционально обрисовал ему суть дела. Рушайло долго слушать меня не стал, лишь устало бросил, мол, опять ты своих защищаешь, у меня из Генштаба другая информация, да и внутренние войска в Грозном топчутся на месте, не идут вперед, не то что армейцы… Я понял, что переубедить министра не удастся. В общем, так нигде практически и не прозвучало ни слова защиты в адрес внутренних войск, дерущихся в Грозном с боевиками. Дерущихся, кстати, плечом к плечу с армейцами. И я знаю — там у ребят друг с другом никаких проблем не было…

Хорошо, что солдаты, продирающиеся сквозь руины Грозного, практически не видели газет и не смотрели телевизор. Каково было бы им узнать, что это они, хоронящие каждый день своих боевых товарищей и, несмотря на ожесточенное сопротивление бандитов, все же продвигающиеся к центру города, по словам отдельных военачальников, оказались трусами.

Полномочный прдставитель Правительства Российской Федерации в Чеченской республике в 1999—2000 гг. Николай Кошман:
— Отношения с генералами у меня складывались нормальные, деловые. При этом я был самым ярым противником перекладывания вины с одной головы на другую. Когда кто-то из армейцев начинал говорить, что, мол, МВД где-то напортачило, это мной пресекалось на корню. Потому что я считал так: если МВД придано Минобороны, значит, начальник армейский несет полную ответственность за всех. Негоже говорить, что когда все хорошо, то это заслуга армии, а когда плохо — вина МВД. Это просто непорядочно. И уж если военачальники на всю страну обвиняют в трусости солдат и офицеров, то такое обвинение должно подкрепляться действиями военной прокуратуры. Если струсил, должно проводиться служебное расследование…

Вот почему заместитель командующего группировкой внутренних войск МВД России на территории Северо-Кавказского региона полковник Валерий Журавель был вынужден собирать сведения о гибели Малофеева. Внутренним войскам приходилось оправдываться в том, чего они не совершали. Приведем выдержки из его докладной записки по итогам расследования.

«Генерал Малофеев накануне штурма прибыл в н.п. Алхан-Кала в расположение оперативного полка внутренних войск для подготовки на его базе штурмового отряда. После представления всему личному составу одного батальона он лично участвовал в его подготовке к боевым действиям.

17 января в Грозном в ходе операции по захвату комплекса зданий между железной дорогой и ул. Коперника бойцы штурмового отряда, встретив упорное сопротивление бандформирований и понеся потери (1 погибший и 15 раненых), были вынуждены остановиться. Около 13.30 на КП оперативной группы “Запад” прибыл командующий группировкой Особого района Грозного генерал-лейтенант В.Булгаков, которому генерал-майор М.Малофеев доложил обстановку. Командующий остался крайне недоволен действиями штурмовых отрядов. По свидетельству очевидцев, разговор у генералов состоялся нервный, на повышенных тонах.

Покинув окоп, генерал-лейтенант В. Булгаков отправился в 21-ю бригаду внутренних войск. За ним вышли генерал-майор М. Малофеев и заместитель командира 205-й отдельной мотострелковой бригады Российской армии полковник Стволов. Он, однако, вскоре вернулся и попросил радиостанцию для генерала Малофеева. Через пару минут полковник Стволов сказал, что генерал убыл в одно из подразделений полка оперативного назначения внутренних войск. Однако ни на КП данного подразделения, ни на КП 245-го мотострелкового полка, где находился старший штурмового направления полковник Наседко, Малофеев не появился.

Около 14.30 командир штурмовой группы попросил перенести огонь артиллерии, сообщив, что рота под командованием генерала Малофеева пойдет на штурм здания, находящегося перед фронтом. После этого командир роты вышел на связь лишь спустя 20 минут и сообщил, что “Паук-05” (позывной М. Малофеева. — Авт.) — “двухсотый”.

Вскоре из боя вышли начальник артиллерии полка и офицер — слушатель академии, сопровождавшие генерала в бою. Последний сообщил, что Малофеев на боевой машине пехоты выдвинулся в район комплекса зданий “Пентагон”, где шел бой. Прибыв на место, генерал-майор М. Малофеев приказал командиру подразделения готовить роту к атаке. Это распоряжение было выполнено.

В первой тройке в здание вошли сам генерал, начальник артиллерии полка и радиотелефонист, за ними — командир роты, командир взвода и офицер — слушатель академии.

Бандиты пропустили обе тройки в дом, а остальной личный состав (около 40 человек) отсекли огнем с трех сторон. В результате перестрелки несколькими выстрелами в голову генерал-майор М.Малофеев был убит. Погиб и радиотелефонист полка. Остальным офицерам удалось спастись.



После того как стало известно о гибели Малофеева, выяснилось, что быстро вытащить тело генерала из проклятого дома не удастся. Сопротивление боевиков на этом участке было ожесточенным.

Сергей Гриценко, начальник разведки направления «Запад»:

— Только через двое суток мы его нашли. Приезжал Трошев, руководил всем этим делом. Чеченцы с нами торговались за тело Малофеева. Все эти двое суток. Услышали в эфире, что генерал пропал, и вышли на нас. Говорили, мол, ваш генерал у нас. Пытались этим на нас давить, чтобы мы метров на пятьсот назад отошли, потому что в заваленном бункере их «друзья» остались Боевики овощехранилище под бункер оборудовали, а мы случайно, когда из артиллерии били, завалили их. И они там из-под земли орут своим, чтобы вызволили их.

И вот они с нами торговлю затеяли, пока мы не поняли, что у них нет Малофеева. А потом мы оттеснили боевиков. Подошли к дому. Подогнали технику, плиты стали сдергивать и под одной из них нашли Малофеева. Руки у него не были связаны, за это я отвечаю. Как был у него автомат за спиной, бушлат с генеральскими погонами, шапка, а под шапкой — вязаный подшлемник, так он и лежал. И солдатик-радиотелефонист там же рядом лежал…

Эта трагедия разыгралась на глазах командующего группировкой внутренних войск МВД России в Чечне генерал-полковника Михаила Панькова.

Завершая рассказ о гибели Малофеева, мы приведем воспоминания командующего о том, что случилось на улице Коперника 17 января 2000 года.

«В тот день я прибыл на КНП нашего полка. Командир полка Наседко доложил обстановку. Шли тяжелые бои. С КНП там все как на ладони просматривалось, меньше 800 метров от переднего края. И тут по радиостанции докладывают, что погиб «Паук» — такой позывной был у Малофеева. Случилось это между 14 и 15 часами. Сразу принял решение послать группу на помощь. Она не сумела пробиться — там фасадная сторона дома простреливалась со всех сторон. Рядом танковая рота стояла, огнем прямой наводкой начали все валить вокруг этого дома. По этому дому тоже сделали несколько выстрелов, чтобы боевики не подошли, не забрали тело Малофеева. Второй раз к дому с двух направлений пошли. Опять попали под ожесточенный огонь. Появились раненые, и группы отошли…

Ни я, ни командир полка, хотя мы и находились на КНП, не знали и даже предположить не могли, что генерал Малофеев, взяв бойцов, сам поведет их на штурм. Да, это здание имело тактическое значение. Стояло оно на перекрестке, надо было его проходить, иначе район не захватить. А там пристройки такие сложные, одноэтажные, бетонные, длинные… Малофеев, он мыслящий мужик был, отлично подготовленный. Через колено не ломал людей. Умел принимать решения. Настоящий военный, профессионал.

Но лично мое мнение: генерал в бою должен прежде всего управлять войсками. Управлять.

А то, что пишет Трошев в своей книге… Он же потом прибыл, позже. Трошев реально не владел обстановкой. Эту ситуацию до конца знает только Булгаков. И я частично. Потому что это все на моих глазах было. Не видел я, как Малофеев шел в атаку, но обстановку общую видел – разрывы, грохот, дым. Все эти переговоры по рации слышал.

Тяжелая, конечно, вся эта ситуация, если по-человечески… Но вот до сих пор не могу ответить на один вопрос: почему Малофеев сам пошел, что его толкнуло? Знаю одно: на этот вопрос никто не ответит. Кроме, может быть, Булгакова».

Столь подробно остановившись на этом действительно драматическом моменте штурма Грозного, мы преследовали одну, совершенно определенную цель. И она не в том, чтобы искать виновных в гибели генерала, и тем более не в том, чтобы рассуждать о цене победы. И без того ясно, что она была по-настоящему высокой. Просто на основе фактов мы хотели показать, как трудно было в тех условиях принимать правильные решения, трезво оценивать обстановку, какая ответственность лежала на каждом из командиров, отвечающих и за успех на своем участке, и за солдатские жизни, которые этот успех обеспечивали.

Пусть земля вам будет пухом, Михаил Юрьевич Малофеев! Вы воевали честно.

17 января 2000 года. В Грозном погиб генерал-майор Михаил Малофеев

Журнал «Братишка». Александр ЛЕБЕДЕВ


Борис Геннадьевич Цеханович. Мифы и ложь о смерти генерала Малофеева

Разгром банды генерала Малофеева (Кавказ-центр. Время публикации: 4 февраля 2009 г., 17:24)

16 января 2000 года, когда кафиры дислоцированные на Карпинском кургане выдвинулись в сторону наших позиций мы иншаАллах были уже готовы их встретить они и до этого нас пытались прощупать но понеся потери прячась за бтр отступили.

Наши позиции находились на перекрёстке улицы Коперника обычное кирпичное строение где мы по всему параметру оборудовали бойницы и с самого кургана откуда кафиры вели обстрел города хорошо виднелось но по Милости Всевышнего первый этаж и подвал были вне зоны огня.

Что видать очень злило тех кто разносил город по камешкам. По радиоперехвату мы знали что наше здание кафиры обозначают как Пентагон когда артиллеристы начинали переговариваться между собой сколько и чем накрыть Пентагон мы шли в укрытие и по Милости Аллаха у нас не было ни убитых ни раненых.

На перекрёстке у нас были заложены фугасы на случай прорыва бронетехники. Нас было две группы по 7 и 8 человек 3 «РПГ», 2 «ПК» и 3 «РПК» 3 снайпера и остальные автоматчики. 16 января весь день был сильнейший артобстрел и утром 17-го начался долгожданный нами штурм пошло само мясо которое знало участь тех кто был уничтожен пятью годами раньше и очень не хотел повторения но всё же штурмовать пришлось.

Сначала они попытались нас обойти левее там была одна группа завязался бой соседи нам сообщили о ранении нескольких кафиров и что те пошли в нашу сторону это со стороны базы бажиевского полка. Через минут 10 кафиры были за стеной от нас и мы открыли огонь.

Не ожидав этого кафиры отошли за дорогу и началась перестрелка несколько групп по 4 человека начали нас обходить справа расстояние 150-200 м.мы открыли уже прицельный огонь. Нескольких удалось уничтожить хотя некоторым всё-таки удалось добраться до частных домов…

Муджахид что их заметил тихо подошёл к амбразуре и увидел присевших на корточки двух кафиров другие двое остановились чуть в стороне. Они все затихли и стали прислушиваться. Муджахид сработал автоматически. Открыл огонь с рпк сразив очередью в грудь офицера. Солдат попытался выскочить но был убит там же одна пуля попала в ногу вторая в голову прямо в рот выбив зубы. Другие двое побежали к проёму в стене. Один успел выбежать но муджахид выпустил в него очередь и для верности кинул в его сторону лимонку.

Последний кафир забежал в другое помещение и затаился за стеной. И под нашим шквальным огнём побежал к проёму и смог выбежать наружу. Видимо его час ещё не пробил и он спасся. С улицы началась стрельба и мат кафиров. И мы тоже ответили огнём.

Кафиры опять попытались ворваться в здание, но попытку быстро отбили, откинув их опять за дорогу, оставляя раненых и убитых. Так и не пробившись внутрь, они вызвали опять огонь по зданию, это было его планомерное разрушение, после обстрела, они начали нас огибать правее, уже по открытому пространству, это были хорошо экипированные подразделения, у каждого второго за спиной спаренные шмели, но под нашим шквальным огнём они опять откатились назад, в частные дома, одну группу мы уничтожили прямым попаданием шмеля, позже ещё одну, даже гранатомётчики уже расстреливали их, а они понеся потери, отходили опять в частные дома.

После обеда подтянулась бронетехника, сначала танк выкатывался и делал залпы, но после того как его обстреляли, он тоже попятился назад, также «БМП-2» делала залпы по нам, один муджахид попал в неё с подствольника, и кафиры задним ходом стреляя отошли. По зданию били и с кургана, также пехота стреляла шмелями, погиб один муджахид вначале, рядом с ним разорвалась мина, когда он пытался поменять позицию, перебегая с одного места в другое, позже погиб ещё один, ранение было не очень сильное, но среди бела дня невозможно было его вынести, и уже ночью он скончался от внутреннего кровотечения.

И к вечеру ранило легко двоих, кафиры понесли большие потери, десятки были убиты, и раненых было много, одного уползающего добил пулемётчик. Когда стало темнеть всё утихло, мы вытащили два трупа из под рухнувшей крыши, третий кафир что был убит нашим муджахидом снаружи, лежал под рухнувшей плитой, остальные были снаружи, и мы не стали рисковать собирать трофеи.

А эти первые убитые двое, лежали внутри, при осмотре мы нашли два автомата, «АКС» и «АКСУ», у офицера «ПМ», финский нож, при нём были бумаги на имя генерала Малофеева, второй был солдат-срочник, радист-артнаводчик, по фамилии Шараборин, из города Курган, при нём был военный билет, и личные письма. Следующие два дня кафиры не прекращали штурм, и здание было полностью уничтожено, даже подвалы уже завалило, и амиры приняли решение отойти на запасные позиции.

МУСЛИМ КЦ

Комсомольская правда 11. 21-28. 01. 2000 г.

Статья «Грозный штурмуют со скоростью 8 убитых в день»

Когда верстался номер:

Как сообщило агентство ФРАС ПРЕСС в Чечне захвачен в плен боевой генерал Малофеев. Генерал Михаил Малофеев действительно служит в Вооружённых силах РФ, занимает должность заместителя командующего Северной группировки федеральных сил в Чечне. На момент подписания в номер в Министерстве Обороны нам не потвердили, что такой факт имеет место. Между тем со ссылкой на зарубежных корреспондентов работающих в Чечне, эта новость транслируется по телеканалам, и опровержений тоже пока не поступаеет….

Виктор Баранец.

Комсомольская правда. Љ 12. 22. 01. 2000 г.

Статья «Такие в плен не сдаются, а интервью дают только на том свете»

Два дня военные держали в тайне информацию об исчезновении заместителя командующего группировкой «Север» генерал-майора Малофеева: федералы до сих пор не теряют надежды найти его. В район исчезновения генерала в Грозный уже через несколько часов после ЧП был направлен армейский спецназ, сейчас там работают поисковики с собаками, сапёры, а для разбора завалов прибыла инженерная техника. Как это часто бывает в подобных случаях, происшествие быстро обросло слухами и домыслами. На момент выпуска номера этого номера прорабатывается несколько версий.

ПЕРВЫЙ ИСТОЧНИК: Министерство обороны.

По официальной версии Минобороны РФ, озвученной пресс-службой МО, Малофеев пропал без вести 18 января в Заводском районе Грозного, куда он прибыл для знакомства с обстановкой. Подразделение, с которым он следовал по городу, попало в засаду. По данным, полученным из 245-го мотострелкового полка, (с бойцами которого находился в Грозном Малофеев) генерал получил тяжёлое ранение, но его не удалось вынести с поля боя. Подчинённые укрыли его от огня в развалинах здания, которое вскоре попало под артиллерийский огонь. Образовались завалы, под которыми оказался генерал (жив он или нет — пока утверждать невозможно).

По другой неофициальной версии наших источников в МО, генерал был убит чеченским снайпером во время боя, но не в Заводском районе, а в Старопромысловском районе. Двое подчинённых Малофеева пытались вынести его тело из-под огня, но были убиты. Их тела тоже до сих пор не найдены.
Еще версия МО РФ (также неофициальная). Боевики, напавшие из засады на наших, взяли генерала в плен тяжело раненым.

ВТОРОЙ ИСТОЧНИК: Штаб Северо — Кавказского военного округа.

«Генерал Малофеев погиб» — так заявили мне вчера в штабе СКВО (Ростов) куда я дозвонился. Спросил: «На основании чего делаются столь категоричное утверждение?»
— «Есть показание очевидцев».

Оказывается, те же очевидцы утверждают, что Малофеев получил два пулевых ранения в спину и одно в голову, и скончался на месте. Ещё вопрос: «Что говорят о Малофееве сослуживцы, как о командире, генерале, просто человеке?»
Ответ: «Он из тех генералов, которые не греются в тылу у буржуйки, а не вылезают с передовой. Про таких плохо не говорят….»

ТРЕТИЙ ИСТОЧНИК: Штаб Объединённой группировки федеральных войск.

У телефона оперативный дежурный (звание и фамилию назвать отказался: «А может быть вы от Масхадова звоните?»)
До сих пор судьба Малофеева не ясна. Информацию о гибели генерала или захвате его в плен чеченскими боевиками не можем не потвердить, ни опровергнуть.

Спрашиваю: — «Что говорят у вас о сообщении чеченцев про плен Малофеева и его показаниях на допросах?»
— Чеченцы любят сочинять красивые сказки для дураков. Такие как Малофеев в плен не сдаются, а интервью врагу дают только на том свете.

ЕЩЁ О ГЕНЕРАЛЕ МАЛОФЕЕВЕ

Говорит помощник Командующего Ленинградского военного округа (Лен.ВО) по связям по СМИ, полковник Юрий Клёнов.

Михаил Юрьевич Малофеев родился в 1956 году в Находке, в семье служащего, русский. Окончил Высшее общевойсковое командное училище в Ленинграде, Военную Академию имени Фрунзе. С 1989 до октября 1999 года служил в Лен.ВО, командовал 138 гвардейской отдельной мотострелковой бригадой. В ней готовились миротворцы. В конце 1999 года был переведён в Северо-Кавказский военный округ на должность начальника отдела боевой подготовки 58-й армии. Участник боевых действий в Чечне 1994-96 годов, женат, двое детей. Имеет государственные награды.
Виктор Баранец.

ВЕРСИЯ ТОЙ СТОРОНЫ

Вчера под Грозным я встретился с одним из очевидцев случившегося: он воюет в составе полка чеченской милиции под командованием Бислана Гантемирова. Привожу слова собеседника без изменений.

18 января со стороны Ханкалы в направлении 15-го военного городка выдвинулся батальон внутренних войск во главе с генералом Малофеевым.

Ворвавшись в городок, мы тут же попали под перекрёстный обстрел, засевших в засаде боевиков. Огонь из автоматов, подствольных гранатомётов был таким неожиданным и плотным, что солдаты попятились. Видя замешательство, генерал отчаянно отстреливаясь, попытался поднять залегший батальон, вывести его с открытого места к строениям. Там можно было продержаться до прибытия подкрепления.

Огонь боевиков усилился ещё больше, солдаты отступили к выходу из городка. В той смертельной ситуации никто возможно, и не заметил, как неподалёку от Малофеева разорвалась граната.

Далее привожу слова самого генерала — как предал мне его весьма осведомлённый собеседник: «От взрыва я потерял сознание. Очнулся — автомата нет, вокруг вооружённые до зубов чеченцы».

Допрашивал генерала якобы участвовавший в том бою Шамиль Басаев. Как заявил Басаев по ичкерийскому телевидению (у боевиков есть передвижная установка), он после беседы с Малофеевым сразу же отправил генерала в горы. И вроде бы отношение к нему у чеченцев нормальное. Мол пленили Малофеева в бою, сражался он достойно и содержаться будет в соответствии со званием.

Где якобы прячут Малофеева — неизвестно. Скорее всего в горах Шатойского района. Предполагается, что генерала хотят обменять на одного из своих командиров. Уже будто и кандидатура есть — брат Арби Бараева, который находится под стражей в Моздоке.

Александр Евтушенко.

Комсомольская правда 13. 25. 01. 2000 года.

Отрывок из статьи: «Российский флаг водрузили под крики Аллах Акбар».

Спец. Корр. Передаёт из Грозного.

…..Так по словам боевиков, не довелось выжить и раненому генералу Малофееву. Сразу после боя он был жив и генерала взяли в плен. Басаев приказал вывести его живого из города в горы. Не получилось. И тело генерала Малофеева обменяли на несколько чеченских трупов. Вот такая версия.

Комсомольская правда 16. 28. 01 — 4. 02. 2000 года.

Статья. «Зачем генералы ходят в атаку?»

О целесообразности хождения высших офицеров в «штыковую атаку» можно конечно спорить. Но о генерале Михаиле Малофееве, погибшим в Грозном, с уважением отзываются даже враги.

…Всю дорогу из Моздока в Петербург генерала сопровождал его друг, член Военного совета 58-й армии полковник Станислав Мерзлов. В аэропорту он сказал, что вывезти тело погибшего с передовой в безопасное место было нелегко.

Боевики делали попытки завладеть телом генерала. Но эти атаки были отбиты, а нападавшие уничтожены.

Обстоятельства гибели Михаила Малофеева постепенно проясняются. Генерал, находясь на передовой, хотел поднять в атаку бойцов, но попал под перекрёстный огонь снайперов в Старопромысловском районе Грозного. Получил несколько ранений в грудь, ноги, живот, а погиб он от пули в голову. Чья это пуля предстоит выяснить экспертизе. Офицеры не исключают, что генерал застрелился сам, чтобы не попасть чеченцам в руки. Ещё говорят, что тело искали несколько дней с помощью специально натасканных собак, и нашли в траншее под обломками здания.

Роман Попов. Санкт-Петербург.

Посткриптум: В среду чеченское военное командование официально признало, что генерал Михаил Малофеев «проявил героизм в бою и погиб как настоящий солдат». Выступая по местному телевидению, представитель чеченского командования обратился к родным и близким Малофеева с извинением в связи с распространением чеченской стороной «недостоверной информацией» о пленении генерала.

Комсомольская правда 18. 1.02.2000 года.



Отрывок из статьи: «Двести метров в сутки».

…. Где-то здесь погиб генерал Малофеев. Слухи ходят, что Малофеева торопили с атакой. Он не выдержал и пошёл в огонь сам.

Владимир Веленгуров.

Газета «ПРАВДА» Љ 8 25-26. 01. 2000 года.

Коротко:

Заместитель Командующего федеральных сил «Север» генерал-майор Михаил Малофеев погиб в Грозном как герой, увлекая за собой в бой солдат. Вчера тело генерал-майора было доставлено вертолётом из Моздока во Владивокавказ.

РОССИЙСКАЯ ГАЗЕТА 16 22.01.2000 года.

Когда верстался номер.

Вновь пришло тревожное сообщение из Грозного, из боя не вышел генерал-майор Михаил Малофеев, заместителя командарма — 58-й по боевой подготовке, совсем недавно прибывшего из Питера, отчаянная голова. Словно током пронзило, ведь именно он в тот день 13 декабря когда радист перехватил сообщение о поимке Борисюка бандитами, немедленно помчался на машине из Старых Атагов в село Чири-Юрт, ещё не занятое российскими войсками, чтобы любой ценой, на любых условиях, но вызволить пилота.

Мне довелось разговаривать с авианаводчиком, которого Малофеев взял тогда с собой, может быть для того, чтобы вызвать огонь на себя, если их захватят боевики. Почти так оно и вышло. Едва машина въехала в Чири-Юрт, её окружили джипы и вооружённые люди, готовые судя по всему, разорвать приезжих а клочья. Тем более что буквально накануне, заняв Старые Атаги и преследуя боевиков войска нанесли им немалый урон, в числе убитых был и известный полевой командир Кадыров.

Но глава старейшин Чири-Юрта, видимо смекнув, что потом может статься с селом, сумел погасить страсти, сказал что лётчик не найден, и лично сам проводил машину генерала до моста через Аргун, покачав на прощание головой, разве можно мол, так рисковать собой.

Но видимо, такова уж натура генерала — рваться на передовую.

Тимофей Борисов.

РОССИЙСКАЯ ГАЗЕТА 17 25.01.2000 года.

«Таким генералом гордится страна»

Несколько дней тому назад боевики на весь мир раструбили сенсационную новость, что дескать к ним в плен попал генерал-майор Михаил Малофеев. В информационной войне этот удар был рассчитан весьма точно — подорвать дух войск, вызвать недовольство в народе чеченской войной.
Армия и все россияне с волнением ожидали развязки вокруг судьбы генерал-майора Михаила Малофеева. В армии он прослужил более двадцати лет, имеет боевые ордена и медали. В Ленинградском военном округе служил в управлении боевой подготовки. Осенью прошлого года опытного генерала назначили начальником отдела боевой подготовки 58-й армии, воюющей в Чечне.

Поэтому не верилось…. В Грозном сейчас не та обстановка, чтобы раненого или даже убитого генерала подчинённые позорно бросили на поле боя. Командование объединённой группировкой утверждало, что Малофеев не мог попасть в плен, а скорее погиб в бою. На самом деле, как теперь выяснилось, боевики взяли грппу Малофеева буквально в огненный мешок, забросали гранатами. Два дня в развалинах на месте боя спецназовцы и десантники, войска ВВ под огнём искали тело генерала. Наконец в минувшее воскресенье в 16:00 под обломками рухнувших стен тело генерала было найдено. Он геройски погиб, поднимая бойцов в последнюю атаку.

Александр Бабакин.

Отрывок из книги генерала Трошева «Моя война»  страницы 300 — 302.

17 января штурмовые отряды с двух направлений вошли в Грозный. Наступающие с юго-востока по улице Алтайской полностью отсекли Старопромысловский район, что позволило быстро овладеть важными магистралями и домами.

На восточном направлении штурмовые отряды 506-го полка к исходу дня захватили больничный комплекс и несколько кварталов жилых зданий частного сектора. В последующем, преодолевая упорное сопротивление боевиков, продвигались к площади Минутка.

В 13 часов один из отрядов «застопорился» — не смог пройти вперёд. Командир сослался на сильное противодействие противника в районе улицы Коперника. Тогда генерал М. Малофеев решил разобраться, что называется, на месте. Выехал с полковником Г. Цехановичем (начальником артиллерии полка), капитаном Никулиным (стажёр из военной академии) и радиотелеграфистом сержантом Шаробориным.

Уяснив обстановку «вживую», Михаил Юрьевич ещё раз уточнил задачу. Видимо заметив растерянность командиров штурмовых групп и некоторую робость, Малофеев взял управление на себя.

Командир группы старший лейтенант Мосиякин я первой тройкой выдвинулся к намеченному объекту. За ним пошли Малофеев с Цехановичем и связистом. А капитан Никулин остался с основным составом штурмовой группы.

Вошли в одноэтажное полуразрушенное здание. И в этот момент боевики открыли перекрёстный огонь из автоматов, пулемётов, снайперских винтовок и гранатомётов. Первая же очередь оказалась роковой для генерала Малофеева — Смертельное ранение в голову. Тяжёлое ранение получил связист, которого полковник Цеханович перетащил в безопасное место, но сержант Шароборин тут же скончался.

-Что с генералом? — крикнул командиру штурмовой группы Цеханович.
-Убит, — с трудом произнёс Мосиякин.

Через несколько минут в проёме окна показался капитан Никулин. Увидев, что здание обстреливается с двух сторон боевиками, офицер поспешил на выручку Малофееву. Прибыл один, штурмовая группа за ним не пошла — солдаты испугались.

Цеханович рассказал о случившимся. Решили вытаскивать генерала и пробиваться к своим. Но в этот момент по зданию боевики вновь открыли ураганный огонь. Видимо, догадались, что здесь находится кто-то из командования группировки.

Только через два дня, после нанесения артиллерийского удара, одной из наших штурмовых групп удалось прорваться к зданию. Но тело Малофеева не обнаружили.

Мне было поручено выехать на место гибели генерала, что я и сделал, взяв с собой полковника Стволова из 205-й бригады с группой разведчиков и сапёров. Не сразу удалось обнаружить тела погибших генерала и сержанта. Они лежали в 15-20 метрах от того злополучного здания, в нескольких шагах друг от друга с перевязанными запястьями рук (так легче было тащить их волоком), а рядом убитый боевик (видимо, попал под артобстрел, когда волок мёртвых).

Михаил Юрьевич прибыл к нам из Лениградского военного округа. Не успев толком принять дела у бывшего заместителя командующего 58-й армией по боевой подготовке, как сразу же вынужден был отправиться в зону боевых действий. С первых дней на войне проявил себя не только грамотным, знающим военное дело, но и храбрым командиром.

Если бы тогда, на улице Коперника, солдаты и офицеры штурмовых отрядов сумели перебороть в себе страх перед озверевшими боевиками, не было бы этой трагедии. Гибель генерала Малофеева напомнила всем россиянам, какой ценой давалась победа в схватке с бандитами.

Источник: artofwar


Присоединяйтесь к нам:

Яндекс.Дзен

Добавить комментарий