Вторая чеченская война. Последний день командировки Златоустовского ОМОН

Для златоустовского ОМОНа очередная, седьмая по счету тревожная командировка в Чечню закончилась успешно. Все милиционеры вернулись домой живыми и здоровыми, Новый год встречали со своими семьями. Шампанское пили, поздравляли друг друга, желали, чтобы в прошлом осталась эта жестокая, затянувшаяся война.

И не сомневались, что со временем вернется к ним привычка раздеваться перед тем как ложиться спать, регулярно бриться по утрам. Отвыкнут от того, что с наступлением сумерек на окнах непременно нужно задернуть шторы, словно светомаскировку, чтобы не поймать пулю снайпера, а ночью, вскакивая от самого малого шороха, перво-наперво ухватить автомат, всегда готовый к бою, а уже потом спешно сунуть ноги в так и не высохшие с вечера сапоги или берцовки.

Зампотылу отряда капитану милиции Сергею Зяблову долго отдыхать не пришлось. Нужно было привести в порядок хозяйство, пришедшее в запустение за время отсутствия Сергея, откопать технику, которую за два месяца занесло огромными снежными сугробами. А тут еще и от работы отвлекают, срочно вызывают в областное УВД. С чего бы это?

При встрече со знакомыми попытался разузнать, в чем причина его вызова. Но никто ничего толком не знал, все только отмахивались, а кадровики с раздражением укоряли:

— Что ты там натворил в Чечне? Уже вторые сутки нам покоя не дают, все бегаем да справки готовим.

— Да вроде ничего не натворил, — пожимал плечами капитан.

— После обеда тебя ждет начальник УВД, с ним и объяснишься.

Какой там обед, кусок в горле застрянет. Хуже нет, когда перед вызовом на ковер не знаешь, в чем тебе предстоит оправдываться.

А в чем, собственно говоря, оправдываться? Он действительно ничего не натворил: не воровал, оружием не торговал, не мародерствовал… Но человек так устроен: знает, что ни в чем не виноват, а все-таки перебирает в памяти прошлое. Два месяца последней командировки моментально пронеслись перед глазами.

Во вторую чеченскую кампанию отряд уже на второй день своего пребывания на Северном Кавказе вошел в Надтеречный район. День милиции отмечали в Братском, здесь же отпраздновали и седьмую годовщину со дня образования отряда. Выполняли обычную работу: принимали участие в специальных операциях, задерживали лиц, которые воевали в бандформированиях, изымали оружие, боеприпасы, уничтожали мини-заводы по перегонке нефти.

Потом поступила команда перебазироваться — сначала в Ачхой-Мартан, потом в Урус-Мартан.

В этот городок заходили самыми первыми, войск там на тот момент совсем не было. Основная база находилась в Ачхой-Мартане, там оставались все тыловые подразделения, личные вещи сотрудников, продукты питания. Ежедневно капитан Зяблов совершал 30-километровый марш в одну и другую сторону, доставлял воду и горячую пищу для своих бойцов.

В Урус-Мартане была сложная и напряженная работа по зачистке, проверке паспортного режима, восстановлению законных органов власти. Сотрудники милиции забывали о сне и отдыхе…

— …Что же ты там натворил? — спросил начальник УВД, когда Зяблов зашел к нему в кабинет.

— Ничего не натворил, — уже спокойно и уверенно ответил капитан. — Поставленные задачи выполняли успешно, — тактично перешел к действиям отряда, — жалоб от местного населения не поступало.

— Уже вторые сутки мы отправляем различные справки и отвечаем на запросы. Объединенное командование представило тебя к присвоению звания Героя России. Рассказывай, где ты так прославился?

…До завершения командировки отряда оставались считанные дни. Уже прибыл на замену ОМОН из другого региона России. Челябинцев предупредили, что если они в ближайшее время не уедут, то будут задействованы в очередной спецоперации и войдут в Грозный. Капитан Зяблов вышел на связь с Челябинском.

— Когда будет отправлен за нами борт? — спросил он у дежурного по УВД.

— Самолет уже ждет вас в Моздоке. Где ты находишься, где отряд? Почему ты его не выводишь? — засыпали Сергея вопросами земляки. Да, там, на

Большой земле, время в ожидании возвращения коллег тянется томительно. А здесь, когда уже сидишь на чемоданах, оно ползет просто черепашьими шагами. Но информация о прибывшем в Моздок самолете взбодрила, и зампотылу начал действовать. Первым делом нужно было собрать отряд воедино, потом переправить его в Моздок. А как это сделать, не имея машин?

Прибывшие на замену омоновцы приехали на своем транспорте. Колонна в составе трех “Икарусов” и автофура с тягачом “Вольво” готовы были выдвинуться в любой момент. Зяблов подошел к командиру и стал агитировать:

— Я вам предлагаю ехать в Урус-Мартан, — начал он тоном матерого фронтовика. — Что вы будете рыскать по району, не зная дороги? Завтра я туда уезжаю, могу и вас прихватить. Там уже место дислокации оборудовано, налажены отношения с местным населением, нормальные бытовые условия.
Сменщиков долго уговаривать не пришлось. Бывалым на войне доверяют безоговорочно. В четыре часа утра колонна взяла курс на Урус-Мартан.

Поначалу дорога была неплохая. За ночь пятнадцатисантиметровая толща грязи на асфальте замерзла, поэтому автобусы передвигались по ухабам хоть и медленно, но без остановок. Водители, местные мужики, почувствовали себя увереннее, немного расслабились. Капитан Зяблов был доволен. Еще бы: он не только замену везет для своих подчиненных, но и транспорт. На автобусах можно до самого Моздока добраться.

Часам к семи утра замерзшие за ночь груды стали превращаться в пластилиновую массу, “Икарусы” застревали в ней и скользили, как по катку. Но это только полбеды. Где-то недалеко от Валерика по колонне неожиданно ударили минометы. Перед шедшим первым автобусом образовалось несколько воронок, объехать которые было просто невозможно. Как только колонна остановилась, из лесного массива открыли огонь из стрелкового оружия. Водители оставили свои машины и бросились врассыпную кто куда.

Прозвучала команда “К бою!”. Омоновцы выскакивали из автобусов, плюхались прямо в грязь и занимали круговую оборону. С воем пролетали мины, рвались где-то поблизости, накрывая милиционеров осколками и фонтанами грязи. Капитан Зяблов перебежками добрался до командира омоновцев:



— Здесь недалеко мотострелковая бригада стоит, я сбегаю за подмогой.

Тот как-то подозрительно покосился, но ничего не сказал. Прямо с корабля на бал, получается: только прибыл в район боевых действий, не знает обстановки, а тут еще проводник оставляет его под обстрелом посреди раскисшей дороги.

А Зяблову некогда мысли коллеги разгадывать, надо товарищей выручать. Сергею повезло: командира мотострелков он встретил едва ли не на КПП.

Увидев, что капитан весь с ног до головы в грязи, полковник, пряча улыбку в усы, спросил:

— Ну что, мент, влип?!

— Да, — отвечает Зяблов, переводя дыхание. — Так точно, товарищ полковник. Еще как влип, как муха в варенье, ног не вытащить, головы не поднять. Помощь требуется.

— Вон там три танка и бээмпэшка стоят, забирай. Скажи, пусть лейтенант ко мне подойдет, я поставлю задачу.

С помощью такой бронированной армады можно и повоевать. Зяблов объяснил лейтенанту, откуда вели огонь по автобусам, танкисты выпустили туда несколько снарядов, потом на полном ходу ворвались на позиции боевиков. Немногие уцелевшие “духи” в панике разбежались. Зяблов собрал самодельные минометы, из которых боевики вели огонь по колонне, стрелковое оружие и выехал на дорогу.

Когда подошли к колонне, омоновцы почти закончили засыпать воронки на дороге. Танки сразу же вернулись в часть, а механика бээмпэшки попросили проводить немного автобусы, вытащить их из непролазной грязи, к тому же один автобус уже сполз в кювет. Зацепили “Икарус” тросом и стали потихоньку вытаскивать.

Вдруг на дороге появляются бронетранспортер и “уазик”, останавливаются. Из машины выходит военный.

— Кто тут старший? — спрашивает. И увидев, что Зяблов выпрямился возле забуксовавшего автобуса, подозвал: — Иди сюда.

— Да некогда мне, — махнул рукой Сергей. — Езжай, езжай, у меня и так проблем масса.

— Иди сюда, сынок, — дружелюбно, но настойчиво позвал военный.

Зяблов подошел.

— Кем будешь-то?

— А вы кем будете? — в свою очередь спросил Зяблов.

— Командующего не узнаешь?

— Извините, товарищ генерал, — все еще неуверенно ответил Зяблов, хотя уже понял, что разговаривает с генерал-полковником Виктором Казанцевым.

— Ты, что ли, здесь воевал?

— Как воевал? — Капитан все еще не мог понять, чего от него хотят. — Под минометный огонь попали, пришлось отстреливаться.

— А вон там в тылу твои танки ходили?

— Да, я на них ездил.

— Хорошо ездил. А танки где взял? — терпеливо допытывался командующий.

— У командира бригады попросил… Вон захваченное у боевиков оружие лежит.

— Никто не пострадал, все живы? — улыбнулся генерал.

— Так точно.

— Ну, ты герой.

Только на базе, когда прилипшая грязь высохла и отвалилась, капитан милиции Сергей Зяблов заметил, что куртка во многих местах посечена осколками.

Да, он действительно Герой. К ордену Мужества, которым Зяблов награжден за прошлую чеченскую кампанию, добавилась Золотая Звезда. Указ Президента о присвоении капитану высокого звания Героя России был подписан в канун Нового года.

Чем не новогодний подарок? К тому же это еще и подарок ко дню рождения. Сергей Зяблов с Новым годом в один день родились.

Вторая чеченская война. Последний день командировки Златоустовского ОМОН

Журнал Братишка №6 2000. Иван МУЧАК. Фото Виталия НОСКОВА и Владимира НИКОЛАЙЧУКА


Присоединяйтесь к нам:

Яндекс.Дзен

Добавить комментарий