Вторая чеченская война. Пензенский ОМОН в боях за Комсомольское

Вторая чеченская война. Пензенский ОМОН в боях за Комсомольское

Вторая чеченская война. Пензенский ОМОН в боях за Комсомольское

509-й! Я — «Плутон»! Ситуация напря­жённая. Прошу подослать два танка. У нас почти вся броня подбита. «Чехи» обходят с флангов, надо закрыть брешь! В отряде есть потери — один «двухсотый» и четыре «трехсо­тых». Организую эвакуацию…

Если бы «Кенвуд» полковника милиции Анатолия Львова* мог реагировать на чело­веческие эмоции, раскалился бы, наверное, докрасна, посылая в эфир вслед за позыв­ным боевые указания офицерам мобильной группы, штурмующей вместе со спецназом ВВ «духовские» укрепления, лаконичные док­лады наверх об изменениях обстановки на передовой, а теперь вот и просьбу о подмоге — Гелаевцы оказывают ожесточенное сопро­тивление, без поддержки брони дело труба…

Никогда еще пензенский ОМОН и его командир не попадали в такое пекло, хоть и не но­вички на войне. Даже при взятии Грозного в ту еще, первую чеченскую кампанию, свинцовая метель в зоне их ответственности посла­бее была, скажут после завершения опера­ции ветераны отряда. А здесь, в Комсомольском огрызается шквальным ог­нем, плотно заблокированные бандиты, кото­рым уже не на что надеяться, вторую неделю продолжают драться с отчаянием обреченных. Грамотно, дьяволы, воюют.

…15 марта после полудня мобильная группа пензенцев под командованием майо­ра милиции Александра Тугушева совместно с бойцами 12-го отряда спецназа выдвину­лась на исходный рубеж левого фланга феде­ральных войск.

В 13 часов — сигнал к насту­плению. До «духовских»позиций не более трехсот метров… Вот уже двести остается И вдруг залпом рявкнули «духовские» трубы, взахлеб залаяли пулеметы. Под свирепым ог­нем пришлось сбавить темп наступления

А боевики, воспользовавшись заминкой, внаглую пытаются обойти с правого фланга, взять наших в кольцо. Первым заметил бандитов взводный старший лейтенант милиции Сер­гей Ванин.

Не мешкая — прицельно по ним из подствольника. Офицера поддержал пуле­метными очередями из-за БМП старший сер­жант милиции Сергей Клешнев.

Тем време­нем Александр Тугушев и командир «спецов», быстро сориентировавшись в обстановке, ус­пели отследить огневые точки противника, боевой скороговоркой — целеуказания-ко­манды своим подчиненным и наводчику БМП-эшки. Да бойцы и сами не задерживались с выбором целей.

Прапорщик милиции Дми­трий Мутовкин засек гранатометчика, кото­рый навел «Муху» на боевую машину, и, упре­див буквально на мгновение, срезал врага короткой очередью из ПКМ. Прямехонько в бандитский дот зарядил выстрелом «Шмеля» старшина милиции Андрей Лесков. Вслед за ним прапорщик мили­ции Сергей Васютин из огнемета поддал жару. А Николай Рукавицын, старший психолог отряда, тот, считай, полгруппы спас.

Занял удобную позицию в развалинах — глядь, «дух», припадая к земле, ужом подбирается, куртка спереди подозрительно оттопыривается. Скорее его на мушку, пока прыткий тип не приблизился со своей ношей. Вовремя пулей остановил змея.

Позже, при осмотре трупов, обнаружится: убитый — «камикадзе», к туловищу отморозка были примотаны брикеты пластита. Многих бы недосчитались пензенцы и нижнетагильцы, сумей смертник доставить взрывчатку по адресу.

Могучий мужик, неоднократно занимавший первые места на чемпионатах по рукопашному бою старший лейтенант милиции Рукавицын и в Комсомольском не упустил возможности продемонстрировать врагу силу русского богатыря.

С »духовских” позиций послышались крики: «Урус, сдавайся! Аллах акбар». На психику давят, волчары. Ответ психолога: «Получай, фашист, гранату». И пя­ток гостинцев-лимонок за заборы, до кото­рых ни много ни мало пятьдесят метров.

«Ай да Борисович? Рука, как катапульта, — оживи­лись бойцы. — Лихо заткнул пасти аллах-акбаровцам».

И все же обстановка складывалась не в нашу пользу. Прорвавшись справа, наседая со стороны оврага, бандиты стали заходить в тыл ОМОНу и спецназу. Штурмовые группы оказались под угрозой окружения. Атака захлебнулась. Наполовину выбита бронетехни­ка. Войска несут потери, а с КП жесткий при­каз: «Не отступать! Вперед!»

— В этот критический момент спасая по­ложение совершил геройский поступок за­меститель командующего оперативной вой­сковой группировкой полковник Михаил Ре­венко, великолепно подготовленный, толко­вый храбрый офицер, — вспоминая о горячих делах в Комсомольском, рассказывает мне Анатолий Львов.

— Михаил Владимирович са­дится в танк, за рычаги. И направляет «шестьдесятдвойку» в самое пекло — воодуше­вить людей, поддержать огнем прямой на­водкой. Набирая обороты, боевая машина идет впереди наступающих, увлекает их за собой. Что ни говори, а танк — хорошая под­мога для пехоты, одним своим видом прида­ет сил, поднимает дух. Еще немного — и нам удастся переломить ситуацию, взять инициа­тиву в свои руки. «Чехи» тоже это чувствуют…

Но в открытую с трубами на броню не по­прешь. Наши стволы не дают им высунуться из окон, прижимают очередями к земле. На беду, среди бандитов нашлись изобретатель­ные профессионалы. Пробивают из гранато­метов дыру в стене дома, к которому прибли­жается танк. И через пролом изнутри — не­сколько кумулятивных выстрелов по танку. Третий и четвертый достигают цели Ревенко, ехавший по-походному, тяжело ранен…

Под перекрестным огнем к нему подползают Ва­нин, Мутовкин и взводный спецназовцев. За­таскивают в укрытие, Сергей вкалывает пол­ковнику промедол, оказывает первую меди­цинскую помощь. Тщетно. Ранение смертель­ное. Миша Ревенко скончался у Ванина на ру­ках…

Беда не приходит одна, продолжают рас­сказ командира омоновцы, тяжелое испыта­ние послала судьба в этот день и группе май­ора Тугушева. Из поддерживающей броне­техники уцелела одна БМП. Голая, без при­крытия, ползет, водя стволом. Слева, наиско­сок, — длинные очереди «духов». Почти одно­временно получают ранения Лесков, Васютин и Тугушев. Майор командует: «Дымовую за­весу?» — и, превозмогая боль, продолжает от­стреливаться, отсекает бандитов с фланга.

На помощь товарищам, бросая дымовые шашки, устремились Рукавицын, Мутовкин и Клешнев. Дмитрия в ногу зацепило. Он толь­ко поморщился: терпимо. Бил на ходу из ПКМ до последнего патрона в ленте. Прикрывая раненых, пока к ним подходила бээмпэшка, отстрелял весь пулеметный БК и Сергей. И вместе с Рукавицыным — за работу в роли санитаров. Промедол, жгуты, перевязка — на все минута-другая: наседают боевики. Те­перь — эвакуация.

В первую очередь Андрея Лескова погрузили в десантное отделение, он самый тяжелый, ноги перебиты. А «духи» все ближе…

Громыхнул выстрел из «граника». Удар­ной волной Мутовкина и Клешнева отбросило на несколько метров от машины. Оба конту­жены. Дмитрий, припадая на простреленную ногу, дотащил обожженного напарника-пуле­метчика до бээмпэшки. Рядышком пули о борт вызванивают. Кожей ощущает Мутовкин: следующая очередь будет прицельной. И спа­сая Серегу, закрывает его своим телом.

Следующей была не очередь — ахнул второй гранатометный выстрел. На этот раз смертельный для героя…

Как выдержали омоновцы в своих душах и нервах болевой шок от взрыва, растерзавшего прапорщика Мутовкина, что пережили, эвакуируя под адским огнем «двухсо­тых» и «трехсотых», знают только они — бойцы и офицеры, чье мужест­во прирастало фронтовым братством, верно­стью солдатской заповеди: сам погибай, а товарища выручай.

Шансов уцелеть все меньше и меньше: прорвавшиеся бандиты вот-вот замкнут коль­цо окружения. До спасительных укрытий в тылу — сотня метров по узкому пространству между жизнью и смертью. Туда уже подтяги­вается броня, вызванная командиром отряда.

Сигнал: «Отход!». Сергей Ванин и Николай Рукавицын, опустошая последние магазины, на дают бандитам приблизиться к бойцам с ранеными товарищами. Прапорщик милиции Вадим Теплов из трубы РПГ двумя оглуши­тельными добавками к очередям офицеров уничтожает огневую точку, дарит братишкам несколько спасительных секунд. Отступая, Вадим подхватывает Васютина, тащит на се­бе: «Серега, брат, терпи!». Вслед бандитские «Мухи» садят…

— Грохот, пылища. Как проскочили, не знаю, — вспоминает Вадим. — Чудом не на­крыло. У меня еще в ту войну правая рука бы­ла ранена и легкие прострелены. Тяжело. Сергей уже «плывет» от промедола и от потери крови, еле ногами переступает. Спасибо, прапорщик Серега Дубов с другой стороны плечо Васютину подставил. Живем! До брони всего ничего — последний рывок, и тут как начали «духи» справа лупить.

Мы залегли. Подползает сержант Сергей Таеков. Вдвоем с Дубовым меня и Васютина прикрыли, и мы кое-как выбрались в безопасное место. Да, еще прапорщик Володя Усачев, боец опыт­ный «афганец», здорово подсобил огоньком.

Потом Таеков и Дубов к нам подтянулись, уже мы их прикрывали. Огляделся — вроде всех ребята вытащили: и раненых, и «двухсотых». Погрузили на броню. Майор Тугушев крикнул на прощание: «Передайте командиру — я до­мой не поеду! Держитесь, мужики!»

Держались, как и все «комсомольцы», до победного конца. Забыв о смертельной уста­лости. Благо после того трагического дня на­пряженность уличных боев пошла на убыль. Укрепленные пункты бандитов, до которых не дошли омоновцы и спецназовцы, сровняли с землей ударами артиллерии и авиации.

— Как воевали на заключительном этапе «комсомольской» эпопеи? Отмечу главное. Ни разу не приходилось краснеть за своих бойцов. Тяжелейшие испытания, потери, большая вероятность еще где-нибудь попасть в переплет не сломили мужиков, — отвечает на мой вопрос полковник Львов. — Никто труса не праздновал, не опозорил малодушным поступком доброе имя отряда.

В ночь с 16 на 17 марта группа старшего лейтенанта милиции Владимира Нагайцева и спецназовцы из Нижнего Тагила вступили в бой с отходящими «духами». Работали дружно и слаженно, потерь не допустили, если не считать серьезной контузии у старшего прапорщика милиции Владислава Башкина.

И вновь — пример взаимовыручки, которая достойно характеризует моральный облик нашего ОМОНа. Башкина, пострадавшего от взрыва, выносит на себе из-под огня Евгений Шевелин. Все удивлялись: Владислав здоровяк, рост под два метра. Женя по сравнению с ним малыш, а тащил «поплывшего» товарища так, как будто второе дыхание открылось, веса на себе не чувст­вовал…

Командир сделал паузу, обвел взглядом бойцов, проверявших оружие перед выездом на очередное задание, и, вспомнив о важном, попросил:

— Напишите вот о чем. Старший сержант милиции Шевелин — ветеран отряда, участ­вовал в первой кампании, был в Грозном. По­том уволился, решил поискать счастья на гражданке. Накануне нашей командировки в Чечню приходит ко мне: «Хочу восстановить­ся на службе. К боевым не привыкать. При­мите, не подведу». Сдержал свое слово.

Та­кая же судьба у Андрея Лескова и у Сергея Васютина. После первой войны ушли в част­ную охрану, там вроде работа поспокойнее и платят больше. И вот опять просят заключить контракт. Я им: «Хорошо подумали? У нас! ведь Чечня на горизонте». — «Решение наше твердое — отвечают. — В отряде стабильная служба, надежные люди. Здесь мы свои сре­ди своих.» Третьего марта назначаю их на должности, пятого — выезд…

Но больше все­го запал в душу патриотический порыв Дмит­рия Мутовкина, светлая ему память. Готовил­ся к госэкзаменам в школе милиции, имел полное право не ехать на войну. «Оставайся, — уговариваю — получай диплом. Эта коман­дировка не последняя. Еще наездишься». Он ни в какую: «Я с ребятами. Диплом получу в следующем году». Словно чувствовал: пред­стоят другие экзамены — боевые, и там поза­рез нужны опытные профессионалы…

Смертельно трудный экзамен в Комсо­мольском пензенский ОМОН выдержал. Многие сотрудники представлены к государственным наградам. Омоновцы и впредь гото­вы заполнять свой долг с боевым настроем на победу сколько б ни пришлось еще мотаться в горячие командировки. Таков коллективный характер у отряда.

*Некоторые фамилии изменены

Журнал Братишка № 11 2000. Юрий КИСЛЫЙ. Фото автора

По теме:

Как я поехал на войну в Чечню. Владимир Виноградов
Как я поехал на войну в Чечню. Владимир Виноградов Исповедь Владимира Виноградова, ОМОНовца из г.Владимира, зам начальника по тылу Собинского РОВД, рассказанная им на крыше гостиницы "Арена" ...
Вертолетчики на второй чеченской войне. Воздушные рабочие войны
Вертолетчики на второй чеченской войне. Воздушные рабочие войны Они не любят называть своих фамилий и не стремятся уви­деть себя на страницах газет или в телерепортажах. Это не ...
28.08.1999. Штурм села Карамахи
28.08.1999. Штурм села Карамахи 28 августа 1999 года в 3:30 утра начались обстрелы села Карамахи реактивной артиллерией и авиацией. Федеральные силы приступили к захвату Кадарской зоны, которую ...
Вторая чеченская война. 56 десантно-штурмовой полк в Чечне
Вторая чеченская война. 56 десантно-штурмовой полк в Чечне Документальные любительские кадры времен второй чеченской войны, снятые бойцами 56 ДШП. На кадрах: личный состав, быт, боевая работа, тренировки, ...
Съёмки чеченских боевиков и федеральных войск
Съёмки чеченских боевиков и федеральных войск Документальные  кадры чеченской войны. Сначала идёт видео снятое со стороны федеральных войск (первая чеченская война, январь-февраль 1996 года), затем кадры снятые ...
Вторая чеченская война. Не стреляйте, мы свои! Сергиево-Посадский ОМОН
Сергиево-Посадский ОМОН 2 марта 2000 года в предместье Грозного бойцы Сергиево-Посадского ОМОНа должны были сменить своих Подмосковных коллег, но внезапно автоколонна со сменой была обстреляна итог трагичен ...
Вторая чеченская война. Выживший в аду
Вторая чеченская война. Выживший в аду «…Первая пуля попала в левую руку. Ощущения – оторвало руку. Сделал шаг – пуля вошла в правую руку, еще одна – ...
Чистосердечное признание. Кавказские пленники
Чистосердечное признание. Кавказские пленники Выпуск программы "Чистосердечное признание" с сюжетом "Кавказские пленники" рассказывает о работорговле в Чечне братьями Ахмадовыми. Во время второй Чеченской компании был арестован последний из ...
Вторая чеченская война. 33 ОБрОН
Вторая чеченская война. 33 ОБрОН Выпуск репортажа канала РТР о бойцах 33 Бригады ВВ, дислоцированых в Курчалоевском районе Чечни во время второй чеченской войны, в конце декабря ...
Вторая чеченская война. Вышедший из ада
Вторая чеченская война. Вышедший из ада 28 января 2000 года несколько десятков солдат и офицеров из 49 нальчикской бригады внутренних войск обороняли здания русской и мусульманской школ ...
Вторая чеченская война. Бой морской пехоты на высоте 1406
Вторая чеченская война. Бой морской пехоты на высоте 1406,0 31 декабря 1999 года, на высоте 1406 близ Харачоя, в жестокой схватке с многократно превосходящими силами боевиков погибли ...
Первая чеченская война. Кемеровский ОМОН в Чечне
Первая чеченская война. Кемеровский ОМОН в Чечне После двух дней зачисток и многих потерь 11 июля 1996 года из села Гехи, должны были выйти люди. Какие это ...

Присоединяйтесь к нам:

Добавить комментарий