Вторая чеченская война. Новолакский прорыв Липецкого ОМОНа

Со словами молитвы провожали милицио­неров липецкого ОМОНа в пятнадцатую трево­жную командировку их родные и близкие. Са­ми омоновцы надеялись не только на чудодей­ственную силу слова, обращенного к Всевыш­нему, сколько на отличную выучку, умелое владение оружием, сплоченность отряда, вы­ручку и взаимопомощь, которые им уже не раз помогали выживать в экстремальных ситуаци­ях.

В предыдущих командировках отряд дейст­вовал единой группой и успешно выполнял по­ставленные задачи. На этот раз в Дагестане его разделили на две равные части и одних направили в Казбековский район, других — в Новолакский. Отдельные бойцы отряда усмот­рели в этом недобрый знак.

Все надеялись на мирное разрешение напряженности, хотя то, что произошло ран­ним утром 5 сентября в Новолакском, не яви­лось неожиданностью ни для кого.

Ровно 20 лет назад, 5 сентября 1999 года, ранним утром, для проверки несения службы милиционерами на постах и оценки обстановки вместе с командиром взвода лейтенантом милиции Алексеем Токаревым вы­звался пойти врач отряда старший лейтенант милиции Эдуард Белан.

Только офицеры поравнялись с забором, отделяющим территорию местной мечети от кривой, поросшей по краям кустарником уло­чки, как из густой «зеленки» прямо в грудь То­кареву уперся ствол снайперской винтовки. И тут же из-за куста показалось бородатое ли­цо.

Несколько секунд хватило бы, чтобы за­ученным движением перевести автомат в бо­евое положение. Но в такой обстановке лю­бое лишнее движение может стоить жизни. Бандиты надеялись, что внезапностью им удастся ошеломить милиционеров и захва­тить их без сопротивления.

Но Алексей не растерялся, схватился за ствол винтовки, поднял ее над головой и нанес бородачу удар ногой в пах. Двое других в это время насели на Эдуарда и повалили его на землю. Тока­рев оттолкнул навалившихся на него боеви­ков и рванул в сторону Дома культуры, в спортзале которого расположились липецкие омоновцы, Нужно было предупредить о напа­дении.

Поняв, что захватить милиционеров не удастся, боевики открыли огонь из стрел­кового оружия. Бородач вскинул снайперскую винтовку и, почти не целясь, послал две пули вдогонку. Спасали Алексея кривые, ломаные улочки. Уже свернув за поворот, он, раненый, упал в пыль. Другие автоматные очереди пронеслись над головой, не причинив вреда.

С простреленной почкой и печенью Токарев нашел в себе силы подняться и добежать до спортзала уже под перекрестным огнем.

За несколько минут до этого в РОВД уже получили от дозорных групп сигнал, что бое­вики продвигаются в глубь района. И даге­станские, и липецкие милиционеры сразу же вооружились, и когда прозвучали первые вы­стрелы боевиков, были на боевых позициях.

То, что бандиты основной огонь сосредо­точили на спортзале, вполне объяснимо. Им необходимо было в первую очередь уничто­жить омоновцев. К дагестанским милиционе­рам они решили пока проявлять лояльность, сохраняя лицо «освободителей Кавказа». Но как только здание РОВД и Дом культуры ока­зались блокированными — перед соблазном похозяйничать не устояли. Милиционеры ви­дели, как со стороны Чечни подъехали ма­шины, бандиты ходили по домам, забирали приглянувшееся им имущество сельчан и за­гружали в грузовики.

А сами милиционеры — и дагестанские, и липецкие — оказались в такой ситуации, ког­да остается только одно: защищать себя и с боями прорываться из окружения. В поселке находились местные жители, и поэтому поли­вать свинцом налево и направо было небезо­пасно.

А между тем огонь боевиков не ослабе­вал. Несколько гранат пронеслись над кры­шей Дома культуры и продырявили стену спортзала почти под потолком, осыпав омо­новцев каменными осколками. Хорошо, что массивные стены спортзала укрывали от пуль стрелкового оружия. Тем не менее среди омоновцев появились раненые.

Как только огонь немного утих (боевики рассредоточились по поселку), командир ро­ты майор Сергей Сковородин скрытно проник в здание РОВД, оценил обстановку и принял решение всех своих подчиненных передисло­цировать туда. Здесь были сосредоточены боеприпасы, здесь находились и дагестан­ские милиционеры. Совместными усилиями легче организовать круговую оборону.

Обнаружив передвижение омоновцев, боевики с еще большим остервенением ста­ли поливать их свинцом. Старший сержант милиции Андрей Теперик прикрывал дейст­вия товарищей. Автоматными очередями он заставлял боевиков прятаться и отвлекал их огонь на себя. Боевикам все же удалось за­сечь его огневую позицию, и пулеметной оче­редью Андрей был сражен насмерть.

Боевики предлагали дагестанским мили­ционерам уйти подобру-поздорову, обещали им даже оружие отдать, только бы те броси­ли липецких омоновцев.

Но дагестанцы не пошли на сделку. Было принято решение вместе отбиваться и вместе выходить из ок­ружения. После этого бандиты отбросили всякую дипломатию и с наступлением суме­рек начали вести огонь на поражение.

Раненых милиционеров разместили на втором этаже, где вероятность поймать пулю или осколок гранаты была значительно мень­ше. Их успокаивали: «Не беспокойтесь, они пройдут к вам только через наши трупы!»

Сначала боевики выжидали. Тактика их действий отработана еще с чеченской войны: заблокировать какое-то подразделение, дож­даться прибытия к нему подкрепления и уничтожить его из засады. На подмогу омо­новцам пытались пробиться танк и две БМП-шки с солдатами внутренних войск. Боевики их уничтожили.

Взвод милиционеров, пы­тавшийся прорваться в заблокированный райотдел со стороны Хасавюрта, был отбро­шен массированным огнем из всех видов оружия. Тогда осажденные поняли, что их пе­реговоры по радио прослушиваются боевика­ми. Вызывать подмогу — значит подвергать опасности жизнь других сотрудников мили­ции или солдат. Сергей Сковородин и Мус­лим Даххаев принимают решение выбираться самостоятельно.

Новолакские милиционеры хорошо знали местность. Муслим Даххаев с высокой долей вероятности определил, что боевики ждут их прорыва к своим через реч­ку. Там скорее всего они и устроили засаду. Решили прорываться в сторону Чечни и да­лее, вдоль административной границы, к позициям федеральных сил.

К 8 часам утра вы­шли к селу Новокули, там уже были свои. При прорыве из блокированного поселка ново­лакские милиционеры потеряли 14 человек убитыми, 8 человек было ранено. У липецких омоновцев один убит и шестеро получили ра­нения. Врач Эдуард Белан все еще числился без вести пропавшим.

Как-то довелось услышать такой афо­ризм: “Денег, патронов и информации никог­да не бывает много”. В том, что патронов ни­когда не бывает много, убедились липецкие омоновцы. В том, что никогда не бывает мно­го информации, — их родные и близкие. Хотя порой информации было слишком много, иногда она опережала события и была недо­статочно достоверной.

По дагестанскому те­левидению объявили, что липецкий ОМОН окружили бандиты и всех сотрудников выре­зали. Такими, наверное, и были планы боевиков. А при внезапном нападении на другой исход омоновцам трудно было бы рассчиты­вать. Но самоотверженные действия Алексея Токарева и Эдуарда Белана не позволили боевикам воплотить их замысел.



Весть о блокировании липецкого ОМОНа в здании РОВД и спортзале Дома культуры сразу же стала главной новостью телекана­лов. Факты один трагичнее другого в течение нескольких дней не отпускали от экранов те­левизоров родных и близких сотрудников ми­лиции, воевавших в Дагестане.

Все знали, что в Новолакском находится только часть от­ряда, двадцать пять человек. “В какой группе мой?” — думала каждая мать, жена, сестра. Все втайне надеялись, что не в той, которая в Новолакском ведет кровопролитный бой.

Выяснить подробности о судьбе Эдуарда Белана не удавалось до тех пор, пока в Даге­стан не отправился командир липецкого ОМОНа подполковник милиции Григорий Душкин с конкретной задачей: разобраться во всем на месте, вывезти оттуда раненых бойцов и тело погибшего Андрея Теперика.

Еще находясь в Махачкале, от одного из ме­стных жителей Новолакского, очевидца тра­гедии, Григорий Иванович узнал, что Эдуарда Белана боевики застрелили сразу же, в упор. Позже это подтвердилось и в ходе опозна­ния. Вывозить на родину пришлось команди­ру тела двоих погибших милиционеров.

20 сентября 1999 года Липецк прово­дил в последний путь погибших в Дагестане омоновцев.

— Мы склоняем головы перед нашими ге­роическими парнями, — говорил прощальные слова охрипшим от бессонных ночей голосом начальник УВД Липецкой области генерал- майор Александр Аксенов. — Они, ушедшие от нас, сохранили жизнь своим товарищам. Руководство УВД будет ходатайствовать о присвоении им посмертно высоких государ­ственных наград.

Высокие государственные награды за бой в Новолакском еще не присвоены, но уже сегодня имена Эдуарда Белана и Андрея Те­перика высечены на мемориальной доске в здании УВД рядом с именем Михаила Бого­словского и других сотрудников, погибших при исполнении служебных обязанностей.

Вечная им память!…

Журнал Братишка №11 1999. Иван МУЧАК. Фото из архива липецкого ОМОНа


Присоединяйтесь к нам:

Яндекс.Дзен

Добавить комментарий