Вторая чеченская война. Один день 56 Гвардейского десантно-штурмового полка

Александр Сладков: В самом начале второй чеченской компании я полгода провёл вместе с 56 Гв. ОДШП. Такое у меня было задание родных «Вестей». 56-й -тот самый полк, который ещё в Дагестане штурмовал село Тандо. Когда атаки не получались, Шаманов, командарм 58-й армии, спросил:

— «Ну что вам нужно, чтоб взять Тандо»?

Комбат ответил:

— «Привезите из лагеря голубые береты».

Привезли, взяли Тандо.

56-й, это тот самый полк, который высаживался в тылу боевиков в декабре 1999 года, вытягивая за собой пограничников на чеченский участок границы России с Грузией. Высаживались на высоту Дугонькорт (там потом встал штаб Аргунского погранотряда), и на Орлиное Гнездо (там, на дороге к грузинскому селу Шатили встала российская погранзастава). И мне посчастливилось высаживается, с вертолёта самого Николая Майданова, Героя Советского Союза за Афган, и Героя России посмертно за подвиг в Чечне, но всё это отдельные истории.

А позже 56-й полк стал той самой «лошадкой ломовой», как когда-то десять лет подряд в Афгане. Это была их обыкновенная работа – подняться до зари, выехать на аэродром Ханкалы, загрузиться в вертушки и высадиться где-нибудь в горах, захватывая плацдарм в необитаемом для федеральных сил месте, прочесать всё вокруг, перекусить сухпайками, и, дождавшись прибытия на смену пехоты из 42-й МСД, вернуться, улететь в ПВД полка на Ханкалу.

Вот и в этом маленьком фильме, который я вам показываю, и в котором нет подделок и постановочных кадров, мы высаживались, но я уже не помню куда. Такое происходило день за днём, и солдаты уже называли эти привычные высадки «пикниками на обочине», применяя название фантастической повести братьев Стругацких.

Тут такое дело… В чем был риск? Как правило, блокируя определённый район, вертолётчики ПФМками (лепестками) минировали по кругу некоторые сектора. Главное было не попасть на свои же свежие мины. И такое бывало.

Однажды я находился в ханкалинском госпитале, когда к нам привезли семерых спецназовцев без ног. У каждого было оторвано по одной или по две ступни. Да-да, вертолётчики высадили парней (летуны не виноваты, таков был жёсткий, но ошибочный приказ) – на наши же мины.

Я помню, какой шухер был в госпитале, но раненые не кричали, только стонали.

Кстати, негласно приветствовались неформальные встречи (ну, вечера братания что-ли) офицеров-десантников и вертолётчиков, чтоб, если надо было лететь в пекло и спасать десантуру, вертолётчики летели не к незнакомым людям, а выручать парней, которых знали, с которыми и рюмку однажды поднимали.

И в тот раз мы встали рано, маленько доспали на лётном поле Ханкалы, потом явились вертушки и нас унесло в горы. Началась боевая работа, а я, в самом разгаре взял и позорно уснул на ПКП. Кировал всем этим делом начальник штаба полка Юра Васильев, афганец, опытный офицер-десантник, для которого эта работа была неизбежной рутиной.

По прилёту лётчики сообщили, что вертолёт, в который мы, на обратном пути, вломились, как горожане в троллейбус в час-пик… Короче, обстреляли на отлёте вертолёт. Мы посмеялись и всё. Это тоже была рутина.


Присоединяйтесь к нам:

Яндекс.Дзен

Добавить комментарий