Тамерлан Гусов. Его звали «человек-война»

Тамерлан Гусов. Его звали «человек-война»

Тамерлан Гусов. Его звали «человек-война»

Больше десятка командировок капитана Гусова в горячие точ­ки — это, считай, два с полови­ной года, проведенных в боях. Смерть не раз ходила за ним по пятам. А он и не прятался.

В начале апреля 1995 года подразделению спецназа, которое возглавлял Гусов, поставили задачу: отбить у боевиков высоту и удерживать ее до прихода главных сил. — Вылетели на “вертушках” двумя штурмо­выми группами по десять бойцов в каждой, — вспоминал Тамерлан. — Только стали подле­тать, “духи” открыли по нам шквальный огонь.

Одна «вертушка” высадила десант у подножия, вторая — немного повыше. Охватывая высоту с флангов, мы карабкались метров двести, бук­вально вгрызаясь в землю. “Духи” сопротивля­лись отчаянно — автоматные и пулеметные оче­реди не давали головы поднять. Передвигались, прикрывая друг друга огнем, используя любые, даже малозаметные складки местности. Когда подползли достаточно близко, забросали бое­виков гранатами. Потом сошлись в рукопаш­ной…

Короче, с задачей справились.

Тамерлан умолчал тогда, что в том бою пуля-дура пропорола ему левую ногу. Но, несмот­ря на это, он продолжал руководить боем и дрался как лев. А выздоровев и едва выписав­шись из госпиталя, Гусов, даже не отгуляв поло­женного после ранения отпуска, вернулся в Че­чню, к братишкам.

Из бесчисленного множества проведенных операций одна была Тамерлану особенно памят­на. Боевики напали на КПП под Герзель-Аулом.

На помощь попавшим в беду ребятам выдвину­лась группа Гусова. Уже подъезжали к селу, когда со стороны дамбы появился БТР с вэвэшным кру­гом на башне и… стал стрелять по спецназовцам.

Как выяснилось позже, наш бронетранспортер захватили “духи”. Огонь с фланга всегда губите­лен, а на этот раз он оказался еще и внезапным.

Спецназовцы на двух бэтээрах стали преследо­вать машину, которая скрылась в селе. Заметив возле одного из домов оживление, дважды выст­релили из РПГ. Неожиданно раздался мощный взрыв. Оказалось, взорвался склад боеприпасов.

Боевики весь огонь сразу же перенесли на два спецназовских БТРа. Спецы решили отхо­дить, но в этот момент в одну из боевых машин попал снаряд. Экипаж спешился и отошел ко второму БТРу. Оставлять технику “духам” было нельзя, поэтому Гусов решил подобраться к ма­ шине, осмотреть ее и, если будет возможность, отбуксировать по реке. Благо каменистое дно позволяло на это надеяться.

С двумя бойцами Тамерлан подобрался к БТРу. Оказалось, что после взрыва заклинило оба пулемета и подгорела проводка. Быстро подремонтировали и завели машину. В этот мо­мент Тамерлан будто собственным телом почув­ствовал, как еще одна граната прошила БТР.

Машина встала как вкопанная. Головы не высу­нуть — “духи”, казалось, мочат из всего, что у них осталось.

Когда плотность огня немного уменьши­лась, Гусов через верхний люк выкинул на бро­ню гранату, сымитировав тем самым попадание.

В момент взрыва один из бойцов поднял пуле­меты вверх — авось боевики подумают, что в бэтээре все погибли, и несколько умерят свой пыл. Уловка сработала. Со стороны боевиков стрельба несколько поутихла, зато братишки усилили огонь.

— Мы за это время успели подремонтировать пулеметы, — вспоминал Тамерлан. — И тут боец докладывает, что “духи” пытаются прорваться к машине. Мы быстро зарядили пулеметы, и когда до боевиков оставалось метров тридцать, откры­ ли огонь. Поначалу еще считали убитых, но когда их количество перевалило за второй десяток, бросили эту затею…

Боевики стали сливать с горы бензин, пыта­ясь поджечь БТР и таким образом выкурить из него спецназовцев. Вдобавок к этому, подоб­равшиеся довольно близко к машине “духи” на­чали стрелять по смотровым щелям…

Туго при­шлось бы Тамерлану, но капитан Вадим Сидо­ров со своей штурмовой группой прорвался таки к братишкам, подцепил БТР к своей бээм­пэшке и отбуксировал машину в безопасное ме­сто. Правда, для этого ему пришлось использо­вать не одну дымовую шашку.

Тот бой особенно запомнился Тамерлану, потому что за всю ту дерзкую операцию “витя­зи” не потеряли ни одного бойца, а вот “духов” уложили немало.

О том, как воевал капитан Гусов, красно­речиво свидетельствуют его награды — орден “За личное мужество” и два ордена Мужества.

Он досрочно получил воинское звание “капи­тан”. Но особенно гордился Тамерлан краповым беретом — высшей наградой спецназов­ца.

Он был немногословен, но боевые друзья и подчиненные знали — Тамерлан Гусов в ну­жную минуту всегда поможет делом. Его лю­били и уважали, доверив возглавлять совет “краповых беретов” “Витязя”.

Четырежды ра­ненного, его узнавали издалека — “краповиков” в дивизии не так уж и мало, но слегка прихрамывающим на одну ногу он был един­ственный…

Трагически погиб Тамерлан Гусов. Костлявая, устав охотиться за спецназовцем на поле боя и успев лишь оставить на его теле отметины от пуль и осколков, подстерегла боевого офицера в мирной жизни…

Журнал Братишка № 7-8 2001. Альберт КУДРЯШОВ. Фото Владимира НИКОЛАЙЧУКА и Александра БУТКЕВИЧА


Присоединяйтесь к нам: