Опасная работа военных хирургов по извлечению ВОГа из ноги солдата




Опасная работа военных хирургов по извлечению ВОГа из ноги солдата

Дело было в Ханкале, в начале второй чеченкой кампании. Привезли бойца в медбат, с гранатой в ноге: влетел ВОГ в ногу, там, внутри, в мясе, от гранаты отлетел взрыватель. Солдат был в сознании.

Комбат, Толик Калмыков, и хирурги – решили доставать. Вынесли раненого «на природу», чтоб, если взорвётся, не обрызгать фрагментами тел стерильную палатку – операционную. Хирурги: Игорь Песикин, Юра Сикорский, анестезиолог Марат Курмансеитов, а вот операционную сестру помню только по прозвищу – «Бантик».

Обложили раненого бронепластинами, усыпили его, надели бронежилеты, и, разрезав бедро, достали гранату. Игорь Писикин достал, и он же потом запустил руку в рану, как в карман, нащупал и вытащил взрыватель, рискуя остаться без руки, для хирурга это – прощай профессия! Да и погибнуть там могли все, если бы ВОГ сработал. Врачи-то находились в метре от гранаты.

Таких вариантов, с гранатой в теле, известно много. Но! Чтоб была возможность вот так подробно снимать операцию по извлечению!? Это уникальный случай. Уникальная работа репортёров. Кстати, наша камера была там одна. Кроме нас, «Вестей», никого не было.

Обычно военные либо прячут такие истории от репортёров, или мы, случайно узнав, увидев, слышим привычное «Нельзя»! Всё должно быть, как надо, как запланировано и, как подготовлено. А ведь этот экспромт — и подвиг в кадре, и наша история. Кстати, Песикин, Курмансеитов, Сикорский и сейчас оперируют, опытные светила, с лёгкой рукой! А вот где «Бантик» — я не знаю.

Видеозапись Александра Сладкова.

Подобный случай, только уже с извлечением гранаты из головы, описывает начальник медицинского отряда специального назначения СКВО Владимир Московкин. На чеченской войне он с первых дней. Зимой 1995-го, после штурма Грозного, а потом после Первомайского именно он и его хирурги делали невозможное для спасения раненых.

11.01.1995 г. Чечня. Командир 529 МОСНа майор медицинской службы Московкин представляет офицеров.

Рассказывает Владимир Московкин:

«И вот они прислали нам замену. Все наши уехали 14–15-го, а я, как командир, сдал все, 18-го улетел. Захожу в квартиру, весь грязный, бородатый. Включаю телевизор, а там Распутина. Я не знаю, чего она там пела, «Гималаи» что ли, не помню. Вот с тех пор я эту Распутину смотреть не могу. Я только-только приехал вот с этого, а она там. Шабаш идет».

Владимир Московкин продолжает свой рассказ:

«Один раз сижу, бумажками занимаюсь, чего-то подписываю. Прибегает медсестра Молодкова. Говорит: «Товарищ командир, вас солдат вызывает». Я говорю: «Солдат меня вызывать не может». Он умирает, она говорит. Ну, я пошел. И вот этот солдат мне говорит: «Прошу вас прийти ко мне на могилу». А у него ранение было такое… ну, пуля калибра 5,45. Ну, там понятно, что. Я говорю: «Да ты чего, Саша? Не помрем, все будет нормально! Все отлично!» А он мне отвечает: «Я все знаю». Представляете? Он очнулся. Где он слышал? Он сам с Ростова. «Придите ко мне, говорит, на могилу, поставьте свечку в церкви и выпейте на моей могиле». Ну что тут скажешь? Ну, он умер, конечно. Умер, да».

Через полгода, вернувшись домой, Владимир сдержит свое обещание и придет на кладбище. Но могилы солдата так и не найдет.

Июнь 1995, Чечня. Многие центральные газеты России и других стран опубликовали статьи под сенсационными заголовками, описывая хирургическую операцию в бронежилетах. Было от чего прийти в изумление – не разорвавшаяся граната в голове солдата!

Хочется выразить восхищение мужеством и профессионализмом медиков, которые с риском для жизни успешно провели эту уникальную операцию. Жизнь раненого была спасена!

… Полевой госпиталь, развернутый в Грозном на базе медицинского отряда специального назначения. Многие и многие жизни солдат и офицеров спасены умелыми руками врачей и медицинских сестер.

Ночью в госпиталь из места активных боевых действий в горах доставили рядового Александра Ш. с огнестрельным ранением в голову. На поле боя санитарный инструктор оказал ему первую медицинскую помощь, сделал обработку раны, наложил повязку. Раненый срочно был эвакуирован.

Первым делом в приёмном отделении госпиталя за дело принялся рентгенолог подполковник медицинской службы Владимир Перунов. Это была обычная схема действий. Он положил раненого под рентгеновский аппарат, получил снимки. Наверняка офицер пришёл в изумление, разглядывая готовый снимок. В черепе, войдя со стороны скулы, сидел какой-то предмет, напоминающий гранату из подствольного гранатомёта. Это и была граната, и почему она не разорвалась, попав в человека, — чудо из чудес.

Начальник госпиталя подполковник медслужбы Владимир Московкин срочно вызвал сапёров, чтобы они дали максимально полную характеристику: какова степень опасности. Сапёры посмотрели на рентгеновские снимки и сказали примерно следующее: «Да, мужики… Граната-то стоит на боевом взводе. Как вы её будете доставать – не представляем. Мы, по всем сапёрным правилам, обязаны подрывать такие штуки на месте, даже не дотрагиваясь».

Сапёры уехали. Сделать что-либо в такой ситуации они просто не могли. Тщательно проинструктировали медиков и посоветовали всем немедленно надеть бронежилеты. А если будет принято решение оперировать, то делать это следует где-нибудь в специально защищенном месте, вне пределов госпиталя. Советовать легко, но как это осуществить?! Было принято решение – оперировать! А раненый должен лежать на операционном столе, а не за пределами госпиталя.

В ту ночь в госпитале дежурила оперирующая бригада медиков в составе хирурга капитана Дмитрия Камшилова, анестезиолога майора Игоря Ланина и медицинской сестры Ольги Полионной. Вот они-то втроем и приступили к операции. На всякий случай из операционной, где установлена вся основная аппаратура, без которой госпиталь — не госпиталь, перенесли раненого в перевязочную. Всё же, в случае чего, поменьше будет ущерб от взрыва.

Через два часа после того, как в госпиталь поступил солдат с гранатой в черепе, она была ювелирно извлечена. Подробности этой операции описаны во многих специфических изданиях для специалистов военно-полевой хирургии. Случай этот активно обсуждался, исследовался со всех сторон. Безусловно, эта операция вошла в медицинскую науку и практику.

Следует сказать, что операция по удалению гранаты на боевом взводе при всей своей уникальности, если не сказать – фантастичности, — далеко не единственный случай. Между тем, сразу после удаления гранаты, хирург капитан Камшилов продолжил накладывать швы на лицо раненого, а другие врачи вместе с солдатами из госпитальной службы бережно положили гранату в сейф, поставили на носилки и вынесли за пределы госпиталя. Чуть позднее раздался взрыв. Он был большой разрушительной силы. Но теперь это уже никому не угрожало.

После операции начальник госпиталя дал возможность этой оперирующей бригаде медиков отоспаться…


Присоединяйтесь к нам:

Яндекс.Дзен

Добавить комментарий