Кавказский дневник 3. Дорога в Грозный

— Я же тебе обещал! – сказал Русланбек, когда я садилась в машину со своей старенькой s-vhs-овской видеокамерой. А я уже и не надеялась, что Русланбек Сугаипов специально приедет за мной в Гудермес, чтобы потом вместе отправиться на место дислокации его отряда в Грозный.

…Тогда Грозненский транспортный ОМОН для меня был лишь транспортной «аналогией» с легендарным республиканским. И сформирован тогда же, в 2000 году, и служат в нем чеченцы-кровники, да и Русланбек хорошо знал покойного Мусу Газимагомадова, который погиб от ран, полученных в результате дорожной аварии в Наурском районе. Не секрет, что обстоятельства смерти командира омоновцев-республиканцев для многих остается загадкой.

«Коллектив у нас сплоченный, дружный, — говорит Русланбек, — Айнди Джабраилов, Иса Газиев, Зелимхан Элимбеев, Аслан Гандаев, Аслан Сайхадов, Бетхан Сугаипов, — эти и многие другие ребята уже прошли огонь и воду. Они не теряются в ситуации, очень собраны и мобильны. И я, как командир, с этими людьми смело могу идти на выполнение боевых задач. Мне кажется, нам по плечу выполнить любой Приказ!»

С момента своего создания отряд милиции особого назначения при Северо-Кавказском УВД на транспорте с дислокацией в городе Грозный был распределен для выполнения служебно-боевых задач на станциях Грозный и Гудермес, а при возникновении оперативной необходимости выезжал на другие участки в зоне оперативного обслуживания. На счету грозненских омоновцев-транспортников ни одна успешно проведенная спецоперация по задержанию наркодельцов, лиц, состоящих в незаконных вооруженных формированиях.

Одно из гордостей и неоспоримых заслуг отряда – отражение нападения на Алу Алханова в ноябре 2001 года и ликвидация эмира города Гудермес, организовавшего это покушение. Всего за несколько лет существования отряда омоновцы задержали десятки человек, обвиняемых в торговле оружием и боеприпасами, наркосбыте, в участии в НВФ и прочей «нечисти». За это время ими были обнаружены и изъяты сотни единиц огнестрельного оружия и боеприпасов, килограммы взрывчатых веществ и десятки килограммов наркотических средств.

В числе прочих повседневных задач чеченского транспортного ОМОНа были и остаются ежедневное физическое прикрытие объектов, расположенных по всей линии железной дороги Чечни, патрулирование участков транспорта в ночное время суток, обеспечение охраны прилегающих к станциям путей при прохождении воинских эшелонов, поездов дальнего следования и электричек, товарных составов.

«Основной упор, конечно, мы делаем на безопасность пассажирских поездов, — рассказывает Русланбек. Каждый день для бойцов отряда начинается с зачистки железной дороги и близлежащей территории. В опасных местах, где составы могут замедлить движение, мы выставляем посты-секретки».

… Мы едем через Аргун. Несколько лет назад недалеко от железнодорожного моста здесь подорвали наших ростовских транспортных омоновцев. А еще раньше вблизи от станции в результате нападения боевиков в Аргуне погибли одиннадцать человек, в том числе и милиционеры-транспортники из Дальневосточного и Кузбасского УВДТ.

«Некоторые жители Чечни считают Аргун грязным местом, — подхватывает Русланбек. Оказывается, город когда-то возник на месте поселения абреков-убийц, которые, чтобы избежать кровной мести за свои злодеяния, «прятались», переселяясь в эти места, и со временем образовав целый городок. Так что городок этот можно смело назвать городом киллеров. Не зря он считается одним из самых неспокойных и опасных участков Чечни…

Аргун еще называют своеобразным перекрестком, где сходятся автодороги из восьми регионов республики. Здесь постоянно «проездом» бывает очень много посторонних людей, среди которых немало и бандитов, на лице у которых последнее «не написано». Неудивительно, что такое количество криминального элемента на общей ситуации в городе отражалось не самым лучшим образом… «Но не только это бросает тень на Аргун, — поясняет командир, — но и то, что здесь живут люди без родословной. Сказать любому чеченцу, что он без роду — без племени, это большое оскорбление».

Полковник милиции Русланбек Сугаипов – профессиональный военный. Когда-то, поменяв погоны курсанта на офицерские, юный Русланбек мечтал об одном – служить в Афганистане. С просьбой об этом он написал (без преувеличения!) несколько десятков рапортов. Но, переведя напрасно такое количество бумаги, этой цели своей так и не достиг.

Долгие годы Русламбек посвятил службе в армии, работая в разных уголках Советского Союза. Наверное, тогда он и не мог предположить, что к несчастью, война «найдет» его не в чужом Афгане, а на родной земле…

В начале 1990-х вместе со своей семьей Русланбек вернулся в родной Урус-Мартан, и понял, что на его родине (тогда уже – республике Ичкерия) происходят события, остаться в стороне от которых он не сможет…

В апреле 1993 года Джохар Дудаев своим указом распустил городское собрание Грозного, председателем которого был знакомый Русланбека – Беслан Гантамиров. Тогда конституционный суд Чечни признал этот указ незаконным, а Гантамиров отменил его действие на территории чеченской столицы.

После того, как дудаевские боевики расстреляли здание городского собрания и грозненского УВД, Беслан уехал в Урус-Мартановский район, где Русланбек в то время был военным комендантом.

Спустя год Москва назначает Гантамирова командующим объединенными вооруженными силами антидудаевской оппозиции. По его просьбе Русламбек Сугаипов возглавляет одну из групп вооруженного сопротивления, в подчинении у него – около 400 человек…

В ходе боевых действий при поддержке федеральных сил в первую кампанию Русланбек потерял родного брата, двоюродных и троюродных братьев, друзей. Сам был ранен трижды. И почти для каждого бойца его отряда эта война обернулась личной трагедией.

Смерть подкрадывалась близко ни один раз – посылая своих подлых гонцов в виде боевиков, устраивающих многочисленные засады и покушения. «Наконец сейчас от меня отстали», — легко бросает командир. Но в республике каждый знает, что случаи нападения на местных милиционеров ежедневно имеют место. Несмотря на это, последние сохраняют мужество и стойкость, оставаясь верными стражами Закона.

До своего прихода в транспортную милицию Сугаипов служил начальником охраны у Доку Завгаева. Что касается сторонников ваххабизма, они всегда пытались привлечь его на свою сторону. Не раз посылал своих людей за Русланбеком «для разговора» и небезызвестный Ахмед Закаев. И каждый раз Сугаипов оставлял эти попытки без внимания …

… И вот мы в Грозном. По утренним улицам в привычном черепашьем темпе ползет инженерная разведка. Одинокие белые вороны-новостройки на фоне остальных грозненских искромсанных останков выглядят нагло и вызывающе. Вот – знаменитая площадь Минутка, переходящая из рук в руки несколько раз, вот – некогда самый большой в республике кинотеатр «Юбилейный», вот – место бывшей резиденции Дудаева, от которой еще остался фундамент. В этом тоннеле прогремел взрыв, навсегда унесший здоровье генерала Анатолия Романова, очевидцем чего тоже был Русланбек.

Вообще Чечня – это территория грустных мест. Проезжая хоть по «железке», хоть по автотрассе, проходя пешком, людям вспоминается одно и то же – смерть: «Здесь подорвался наш Урал или КамАЗ, здесь нас обстреляли, здесь погиб наш товарищ…».

Мы подъехали к черным воротам со знакомой эмблемой Северо-Кавказского транспортного ОМОНа.

Наконец мы на месте.

Светлана Черновол. г.Грозный. 2003 г.


Присоединяйтесь к нам:

Яндекс.Дзен

Добавить комментарий