Будни бригадной разведки

С окончанием войсковой операции на территории Чеченской Республики боевые действия перешли в качественно новую стадию. Разведывательно-поисковые мероприятия – так теперь по-военному лаконично называют то, чем сегодня занимаются российские войска в чеченских горах. И главная роль здесь, бесспорно, отводится спецназу и армейской разведке.

Старые знакомые

Попасть в этот предгорный район Чечни оказалось не так-то просто. Сначала добирались вертолетом до военной базы. Потом долго тряслись по ухабистым дорогам на потрепанном войной «зилке» и попутной бээмпэшке. И только к вечеру наконец-то очутились у разведчиков.

Вместе с начальником разведки мотострелковой бригады Вадимом Ивановым мы еще в прошлую кампанию выкурили не одну пачку сигарет. Тогда он был капитаном. А теперь стал подполковником и кавалером трех орденов Мужества.

Вадим очень обрадовался нашему приезду. Тут же накрыл стол и вызвал комбата майора Рязанова. С ним мы тоже не раз встречались еще на той войне. В общем, к ужину собрались все старые знакомые. Подняли три обязательных. Как-то незаметно разговоры свелись к воспоминаниям о недавних боях в Чечне.

— В декабре начался штурм Грозного. Мы входили со стороны Старых Промыслов, — остановившись взглядом на солдатской кружке, рассказывает Сергей Рязанов. — После десяти дней боев командование поставило задачу занять и удерживать до особого распоряжения одну из многоэтажек. Легко сказать «удерживай», когда у меня солдат осталось всего двенадцать человек.

К исходу третьих суток перед нашим домом уже лежало несколько «духов». Боевики попытались забрать их трупы, но не смогли. Мы не дали. В ту же ночь мои бойцы скрытно подтащили к зданию одного из убитых бородачей и за ноги подвесили в проеме окна второго этажа.

«Чехи», естественно, озверели. С рассветом, фанатично вопя, кинулись на наши позиции. Ребята держались молодцами. Мы открыли шквальный огонь. Только и успевали менять магазины. К вечеру от курка автомата у меня на пальце появилась мозоль. Зато и бандитов положили немерено.

Ночью поспать не удалось. Как стемнело, «духи» снова полезли — хотели утащить своих убитых и раненых. Пришлось опять всю ночь стрелять…

— А помнишь, Серега, как мы завтракали в той многоэтажке, — со смехом прерывает собеседника Вадим. — Ты тогда по радио сообщил, что тебе совсем туго, и я со своими разведчиками поспешил на помощь.

Утром, как только выдалась передышка, решили перекусить. Приспособили под стол валявшуюся поблизости дверь. Разложили консервы. И тут как шарахнет!

Мы потом уже сообразили — в окно комнаты влетела мина и попала прямо в центр стола. Очухавшись, мы еще пару секунд оторопело смотрели друг на друга, ожидая, кто же упадет первым. Затем, до конца не веря, что остались живы, бросились, не разбирая дороги, в соседнюю квартиру. Лишь бы по-дальше от того места. И слава Богу. Наш бивуак через мгновение разнесло двумя минами, прилетевшими вслед за первой…

— Хорош людям байки травить, — вмешивается в разговор начальник штаба оперативной группы майор Дмитрий Накоряков, — пусть поедят, не то остынет. А потом в баньку. Завтра в горы…

— Ага, помойтесь хорошенько, — не унимался Вадим, — ведь у нас есть традиция: всем, кто покидает базовый лагерь, в «штатке» автоматически ставят «вакант». В горах кругом мины…

Мы тут же сплюнули через плечо и постучали по дереву. Ну и шуточки, однако.

… В землянке было тепло и уютно. Спать не хотелось. И Дима Накоряков по очереди с командиром взвода, которого все называли Михалычем, начали рассказывать различные истории из жизни своих сослуживцев. Я достал свой блокнот и записал:

«…Как у каждого офицера, есть у нашего начальника разведки Вадима Иванова карточка учета стрельб, куда заносят результаты по огневой подготовке. Первые записи Иванов сделал еще до вторжения боевиков в Дагестан, и выглядят они вполне обычно.

Например: 7.05.1999г, упражнение контрольных стрельб из АК-74, оценка «отлично». А вот дальнейшие пометки, наверное, порадовали бы любого командира, желающего обучить подчиненных отличной стрельбе: Ищерская, упражнение боевых стрельб, оценка – 7 убитых «духов»; Червленная, упражнение боевых стрельб, оценка – 15 «духов»

…Однажды Вадим с группой разведчиков проезжал через чеченское село. Механик-водитель бээмпэшки не заметил перебегающего дорогу гуся и… Ну, в общем, получился из незадачливой птицы «гусь табака». Из ближайшего двора выскочила бабка и начала истерично орать: мол, сволочи русские, последней животины лишили. Водила с испугу заглушил движок. К броне стали подтягиваться люди, явно не настроенные на миролюбивую беседу.

Но Вадим не растерялся. Незаметно достав из своего рюкзака кетчуп, завел «меха» за машину. Там, что-то шепнув солдату, выдавил томат ему на голову и выстрелил из пистолета в воздух. Боец выпал из-за БМП и сымитировал агонию. Остальные разведчики подхватили его и запихали в люк машины. Первой от шока отошла чеченка: «За что солдатика застрелил, изверг!». А Вадим, пока толпа не заподозрила обман, сел за штурвал бээмпэшки и с криком: «Так, мать, будет с каждым, кто тебя обидит», — дал по газам. Хулиганская, надо сказать, выходка, но зато до реального кровопролития дело не дошло…”

За разговорами время пролетело незаметно. Было уже далеко за полночь, когда мы наконец-то улеглись отдыхать. До подъема оставалось несколько часов.

«Экскурсия» в горы

С рассветом все было готово к выезду. Командир провел краткий инструктаж, и разведчики без лишней суеты заняли свои места на бронетехнике. Мы тоже взобрались на остывшую за ночь броню. Бр-р-р… Ощущение, надо сказать, не из приятных. Однако пришлось терпеть и еще какое-то время ждать, пока саперы завершат свою работу. Движение здесь начинается только после тщательной инженерной разведки всех основных дорог. Это закон, продиктованный минной войной. Иначе смерть.

Наконец-то тронулись. Небольшая колонна, набирая обороты, направилась в сторону гор. Через час добрались до места. Вокруг кустарник и буковый лес. Помощник начальника разведки бригады капитан Михаил Зыкин тут же приказал всем рассредоточиться и занять круговую оборону.

В движениях каждого солдата чувствуется уверенность. Сразу видно – в местных горах не новички. Несколько человек пошли вперед прощупать ближайшие заросли. Другая группа занялась обустройством ночлега на небольшой полянке. Здесь решили организовать базовый лагерь и, чтобы обезопасить себя, начали ставить вокруг минные заграждения. Двумя часами позже растяжки и мины были повсюду, даже на деревьях.

…Дальше пошли пешком с одним из разведвзводов. Эти ребята получили задачу занять и в течение десяти дней удерживать господствующую высоту. Сапер-проводник провел нас через минное кольцо и помахал ручкой. Все, теперь мы остались одни. Чуть заметная тропа, петляя между деревьями, скрывается в тумане. По ней наша группа, стараясь идти друг за другом след в след, стала медленно подниматься по крутому склону.

Идущий впереди сержант-контрактник по кличке Монах останавливается и внимательно рассматривает следы. Здесь недавно был человек. Значит, где-то рядом может оказаться засада или же, что еще хуже, мина. Дальше двигаемся уже осторожней. Вообще разведчики стараются передвигаться по кабаньим или медвежьим тропам. «Хозяин леса» чует даже суперзамаскированную взрывчатку и всегда обходит ее стороной.

…До вершины добираемся без происшествий. Монах поднимается туда первым, осматривается и делает знак рукой: чисто, «духов» нет. Командир взвода старший лейтенант Игорь Быконя дает указания, и разведчики приступают к работе. Свалив в кучу всю поклажу, бойцы сразу же минируют подходы. Затем, отыскав укромное место, начинают готовиться к ночевке.

В полуметре от земли привязывают к деревьям жерди. На них укладывают толстые ветки и все это засыпают листвой. Сверху в виде наклонной крыши приспосабливают каркас из тонких прутьев. На него натягивают солдатские плащ-палатки. К вечеру получилась неплохая лежанка для пяти-шести человек. Здесь предстоит отдыхать бойцам, которые ночью сменят затаившихся в засаде товарищей. Для всех остальных настил из веток сделали прямо на земле.

Ночь прошла сравнительно спокойно. Правда, то с одной, то с другой стороны от нас постоянно трещали пулеметные и автоматные очереди. Несколько раз грохотала артиллерия. Видимо, соседям-мотострелкам приходилось несладко. А нам повезло. «Духи» беспокоили только по радио. Периодически выходили на нашу волну и что-то болтали на разных языках.

Наблюдая за действиями разведчиков, удивился их отношениям между собой. У них нет разделения на молодых и дембелей. Все работают на равных. В разговоре не услышишь имен и фамилий – только клички: Злой, Макс, Рыжий. Это тоже одна из традиций разведки. А к своему командиру взвода они вообще относятся как к Богу.

Ему предлагают лучший спальник и лучшее место на лежанке, не начинают есть, пока командир не попробует хотя бы ложку каши из общей тарелки. Но самое главное: все его указания выполняются разведчиками моментально. Война в горах научила: без командира вся разведгруппа что мишень на стрельбище.

…Пришло время возвращаться. Когда спустились к базовому лагерю, в голове промелькнула мысль: «Вот и закончилась наша экскурсия». Для нас, журналистов, несколько суток в чеченских горах — экзотическая прогулка, для разведчиков же, которые здесь бывают чуть ли не ежедневно, — тяжелая и опасная работа.

«Ништяки» и «балабасы»

В базовом лагере царила деловая атмосфера. Бойцы готовились к очередной ночи. А мы присели к костру в ожидании попутки до главной базы. Здесь и познакомились с гостем разведчиков — командиром отряда спецназа, который расположился по соседству.

В разговоре наш новый знакомый, назвавшийся Белым, не раз употреблял странные и непонятные для нас словечки: «ништяки», «балабасы». Уточнять у него, что это значит, мы не стали.

По словам Белого, чеченские бандиты в родных горах теперь уже не полноправные хозяева. Сегодня спецназовцы и разведчики знают горные тропы не хуже, да и опыта работы в горно-лесистой местности поднабрались. Единственное преимущество боевиков – это отличное, дорогостоящее снаряжение и специально разработанные для высокогорья продукты питания.

Не так давно спецназовцы Белого уничтожили бандитскую группу. В «духовских» рюкзаках обнаружили отличные «ништяки»: литровые банки очищенных орехов, залитых медом (высококалорийная штука), брикетики с супами и кашами (добавь кипятка — и обед готов). Были там и таблетки для обеззараживания воды – растворяются моментально и придают напитку приятный аромат апельсина. Об этом Белый рассказывал с грустью. А когда вспоминал про импортные портативные рации и оружие, применяемые «духами», вообще угрюмо сдвигал брови.

Но затем спецназовский командир рассказал, что и у них имеются такие «балабасы», которым бандитские цацки в подметки не годятся. Взять хотя бы ботинки со свинцовой подошвой, развернутой каблуком вперед. Во-первых, увидев подобный след, противник не сразу определит направление движения российских разведчиков. А во-вторых, если в такой обуви наступить на противопехотную мину типа «лепесток», стопа останется целой, хотя и получишь солидный синяк.

Есть у спецов и стреляющие ножи, и оружие для бесшумной стрельбы. Это тоже «ништяки». «Духов», бредущих в кромешной тьме по горной тропинке, лучше всего “мочить” из таких вот штучек. «Чехи» теряются и начинают паниковать, потому что не сразу могут сообразить, откуда в них стреляют — вспышек нет, и звук специфический.

Да вот беда, очень мало подобного спецснаряжения у наших разведчиков. В конце беседы Белый признался, что в его подразделении есть лишь единичные экземпляры.

Когда командир спецназа ушел, я попросил сидевшего у костра солдата уточнить, что же все-таки на жаргоне разведчиков означает слово «ништяки». Он взглянул на меня, как на недоумка, не понимающего очевидные вещи, но разъяснить не отказался:

— …Это классное оружие, хороший ножик, изъятые у «духов» клевые сухпайки зарубежного производства. То есть все более или менее стоящее и ценное для работы в горах.

— А что такое «балабасы»? — не унимался я.

Боец, почесывая подбородок, на минуту задумался, а потом бойко ответил:

— Это ништячные «ништяки».

И отправился собирать дрова…

Некоторые фамилии в материале изменены. На снимках: так разведчики готовятся к испытаниям, которые ждут их в Чечне.

Андрей ПИЛИПЧУК. Журнал Братишка № 2 2001

По теме:

Вторая чеченская война. Часть 2. Начало войны
Вторая чеченская война. Часть 2. Начало войны Долины Дагестана Цумадинский район Боевики начали вторжение с Цумадинского района. Это достаточно глухие места на границе с Грузией. Первые отряды джихадистов, вошедшие ...
Вторая чеченская война. Чечня: на территории повстанцев
Вторая чеченская война. Чечня: на территории повстанцев Фильм, снятый в 2000 году, рассказывает о бойцах чеченского Сопротивления (читай - боевиками), выбравшихся из Грозного, только что взятого федеральными ...
Вторая чеченская война. Дагестан. 1999 г.
Вторая чеченская война. Дагестан. 1999 г. На трофейном видео кадры нападения чеченских боевиков на колонну федеральных сил в Новолакском районе Дагестана, во вторую чеченскую войну в 1999 ...
Сапёры. Дегустаторы смерти
Сапёры. Дегустаторы смерти Ежедневно саперы вступают в игру со смертью. Тротиловые сюрпризы ждут своего часа на деревьях, фонарных столбах, в пластике из-под "пепси" и даже в обычной ...
Вторая чеченская война. Разоружение чеченских боевиков
Вторая чеченская война. Разоружение чеченских боевиков Александр Сладков: Досталось мне видеть, как под Ачхой-Мартаном, в конце девяносто девятого года вооружают чеченское ополчение, генерал Виктор Казанцев, был старшим, ...
Вторая чеченская война. Документальный фильм «Непобежденный»
Вторая чеченская война. Документальный фильм «Непобежденный» 24 августа 2009 года исполняется 10 лет со дня разгрома международных бандформирований, вторгшихся на территорию Республики Дагестан. Это Россия сегодня. Республика Дагестан. ...
Вторая чеченская война. Авианаводчики ВВС
Вторая чеченская война. Авианаводчики ВВС Новостной сюжет канала РТР о военной профессии "Авианаводчик", а также о ситуации в Чечне во время второй чеченской войны.
Вторая чеченская война. Башкирская тальянка над Алхан-Калой
Вторая чеченская война. Башкирская тальянка над Алхан-Калой Статья о буднях сотрудников МВД Башкирии стоявших на КПП №138 близ Алхан-Калы, во время командировки в Чечню, во вторую чеченскую ...
Александр Лебедев, Валерий Журавель. Грозный. Особый район
Александр Лебедев, Валерий Журавель. Грозный. Особый район Авторы книги "Грозный. Особый район" описывают подготовку к штурму Грозного и сам штурм мятежной столицы во время второй чеченской войны, ...
Вторая чеченская война. Бои в Чечне. Рассказ мотострелка
Вторая чеченская война. Бои в Чечне. Рассказ мотострелка Небольшой рассказ простого солдата-мотострелка, прошедшего через мясорубку второй чеченской войны. Особое внимание обращает на себя то, с какими трудностями ...
Первая операция 8 отряда спецназа на второй чеченской войне
Первая операция 8 отряда спецназа на второй чеченской войне Заелись братцы-спецназовцы в Москве, избалованы они вниманием. Любой столичный отряд спецназа, СОБР или ОМОН на своем пусть и ...
Вторая чеченская война. 102 ОБрОН. Бои в Дагестане
Вторая чеченская война. 102 ОБрОН. Бои в Дагестане Даже по укатанному серпантину, змеей опоясывающему крутобокие скалы Андийско­го хребта, ехать к перевалу Харами — дело трудное и опасное. ...

Присоединяйтесь к нам:

Добавить комментарий