Внутренние войска на защите Дагестана перед второй чеченской войной

Добраться из первопрестольной до стреляющей чеченской границы для командированного на Северный Кавказ служивого не составляет нынче большого труда. Ежели транспортный борт не задержится с вылетом из Чкаловского и повезет с оказией в Моздоке, к вечеру вас гостеприимно встретят на вспомогательном командном пункте в “прифронтовом” пропеченном солнцем Кизляре.

Ну а расщедрится госпожа удача по-крупному, предоставив перед сумерками еще одну попутную “стрекозу”, вы, не веря своему счастью, переночуете, к примеру, в Баташюрте или в пункте временной дислокации воинской части соседней тактической группы внутренних войск.

А утром бэтээр инженерной разведки доставит вас на ближайшую заставу, где правят службу бывалые, прошедшие не одну горячую точку офицеры, прапорщики и солдаты, тоже понюхавшие пороху на тревожном кордоне.

— Везет вам, через пять минут на аксайскую заставу отправляется бэтээр инженерной разведки, — сказал командир шестой тактической группы, когда мы после пятнадцатиминутного перелета из Кизляра в Баташюрт представились по случаю прибытия в ТГ для отражения горячих событий. — Что касается последних новостей…

Вчера главарь одной банды вышел с нами на связь. Просит мировой: “Мы вас больше не трогаем, вы со своей артиллерией и вертолетами — нас”. Усыпляет бдительность, полагая, что в штабе наивные дилетанты собрались. Прикидывается овцой.

А на деле получившие по зубам “волки” переходят к подлой тактике минной войны. Недавно наши саперы обнаружили и обезвредили два фугаса. А сегодня утром минно-розыскная собака, умница Чери, при осмотре дороги возле милицейского поста за Аксаем легла на обочине, подав знак: в земле — тротил или пластит. Начальник инженерной службы старший лейтенант Чернобровый будет работать на том месте. Поедете с ним, но, прошу, будьте осторожны.

Доехали с ветерком. На улицах дагестанских сел женщины и детвора приветливо нам улыбались и махали вслед бэтээру руками. Так же приветливо после нетерпеливого ожидания встретили воинов инженерно-саперного подразделения милиционеры на контрольном посту, отдавая особенную дань уважения старшему лейтенанту Олегу Чернобровому.

— Ну что, мужики, начнем, — подойдя к предупредительному флажку, негромко сказал офицер. С этими словами он мягко положил руки на землю возле ржавой железяки и ласковыми движениями начал шевелить сухие комья и камешки. Потом взглянул снизу вверх на окружающих: — Просьба всем укрыться за насыпью…

Позаботившись о безопасности окружающих, старший лейтенант, ловко орудуя кошкой на длинной проволоке, сдернул с земляного отвала на обочине ржавый металлический диск и еще несколько зазубренных железяк. Дагестанские милиционеры, укрывшиеся вместе с солдатами за насыпью, на всякий случай закрыли ладонями уши. Секунда, другая, третья… Но тишину нарушал лишь мирный стрекот кузнечиков в траве.

— Мамутов, отработай-ка еще раз участок, — приказал Чернобровый ефрейтору, удерживающему на поводке собаку.

— Чери, ищи, ищи!

Овчарка беспокойно закружила у небольшого углубления, сделанного руками офицера. Остановившись, виноватыми глазами посмотрела на хозяина.

— Ничего не пойму. Утром, во время разведки дороги, она не могла ошибиться, — заступился за четвероногую помощницу дрессировщик.

— А никто и не утверждает, Олег, что твоя Чери нюх потеряла, — успокоил Мамутова начальник инженерной службы. — Скорее всего здесь в почве находятся невидимые частицы тротила. Не исключено, когда-то на этом месте закладывали взрывчатку. Я снял верхний слой земли, и запах мог улетучиться…

Но на всякий случай продолжаем контрольную проверку. По всем признакам — идеальное место для сюрприза. На отвале много камней, железных предметов, увеличивающих поражающую силу взрыва. Рядом — контрольный пост, тут наша бронетехника тормозит у шлагбаума. Неподалеку лесопосадка, где удобно укрыться подрывникам. У бандитов система минирования четко поставлена…

Вскоре саперы завершили опасную работу. Слава Богу, в земле смертоносного гостинца нет — установили точно. Но никто не жалеет о времени, затраченном на безрезультатную проверку. Суровая аксиома: не прольешь семь потов, перелопачивая кубометры “пустой” породы в поисках бандитских сюрпризов, когда-нибудь дорого заплатишь за беспечное отношение к сигналам четвероногих друзей. Особенно таких, как умный и надежный профессионал Чери.

— Она у нас не только фугасы умеет искать, — перекуривая возле бэтээра, сообщают солдаты. — Не верите? Мамутов, покажи товарищам корреспондентам цирк.

— Это можно… Чери, смирно!

Чери охотно выполнила команду: сев на задние лапы и преданно глядя на хозяина, по-уставному подняла подбородочек.

— Чери, “духи”, “духи”! — с улыбкой крикнул ефрейтор.

Собака вскочила, повернулась в сторону границы и залилась сердитым лаем.

— Молодец, запомнила, где логово “волков”, — ласково погладил розыскницу мин Чернобровый. — С такой помощницей не пропадешь.

ЗАДАЧА НОМЕР ОДИН

От позиций на переднем крае обороны заставы в Аксае до чеченского кордона — рукой подать. Густая “зеленка” дает бандитам возможность незаметно сосредоточиться на расстоянии, позволяющем вести огонь из стрелкового оружия, не говоря уже о минометах и автоматических станковых гранатометах. Сейчас полдень, “волки” наверняка отдыхают на своей базе в лесу близ Энгельюрта. А ночью того и жди подлянки…



Ударить бы по лежбищу с “вертушек”, дабы надолго отбить у “духов” охоту к дерзким вылазкам. Карт-бланш войскам вроде дан: каждый бандит должен получить то, что заслужил, вплоть до уничтожения. Чего тянуть резину?

Такая мысль часто посещает офицеров, которые прошли чеченскую войну, а после нее, на период бесконечных кавказских командировок, переквалифицировались в пограничников внутренних войск.

Впрочем, сокрушительные удары по скопищам разбойников теперь можно наносить и с земли. Батальону, стерегущему тревожный кордон в районе Аксая, придана армейская гаубичная батарея. С ней неизмеримо возросли боевые возможности заставы.

Стреляющая граница рядом. Малейшая расхлябанность, ротозейство, неисполнительность могут привести к трагическим последствиям, как не раз случалось во время войны. Парням нет необходимости напоминать эту истину — несколько месяцев провели на позициях. Спартанская жизнь в близком соседстве с коварным противником, неизбывное чувство опасности, строгий командирский спрос превратили вчерашних беззаботных мальчишек в стойких, решительных воинов, каждый из них — воплощение ответственности, бдительности, боевой инициативы. О таких не скажешь: молодо-зелено.

Прокручивая в памяти эпизоды боя, гремевшего в ночь с 17 на 18 июня, командир заставы майор Игорь Михайлов мысленно аплодирует подчиненным.

Бандитов в “зеленке” первым засек часовой восьмого поста сержант Сергей Миронов. Увидев рой трассеров, огнем из автомата прикрыл позицию гранатометчиков, наводивших АГСы, и тут же доложил по телефону начальнику караула: “Тревога! Обстрел!”.

К тому времени застава уже приготовилась к отражению налета. За полчаса до нападения были подавлены помехами войсковые радиосети. Верный признак: зашевелились “духи” — что-то затевают. Вскоре увидели вспышки разрывов близ Первомайского. Значит, и в своей зоне ответственности надо ждать непрошеных гостей.

По сигналу “Кольцо” сержанты и солдаты быстро заняли круговую оборону, и когда на территории заставы разорвалась первая мина, все бойцы находились на позициях, защищенных бревнами и земляными насыпями от осколочного поражения. А дальше — как по нотам. Благо система огня великолепно продумана и подготовлена.

Бойцы знают свои ячейки, секторы обстрела и расстояния до наиболее вероятных мест расположения огневых точек бандитов. Получая целеуказания по заранее определенным ориентирам, могут уверенно вести прицельную стрельбу, в зависимости от действий нападающих и направления ветра самостоятельно вносить поправки, четко и слаженно выполнять команды на маневр огнем.

Все это достигнуто за счет упорных тренировок. Невзирая на колоссальные физические нагрузки (ночью — напряженная служба, днем — изнуряющая пахота с лопатами и кирками на лютом солнцепеке, потому как инженерной техники по причине бедности в войсках катастрофически не хватает), занятия со стрелками, гранатометчиками, артиллеристами, связистами проводятся на заставе строго по расписанию.

Он, Михайлов, неумолимо требует: никаких поблажек и упрощений в учебе. Внушает себе и своим офицерам: сегодня пожалеешь измытаренных солдат, завтра будешь до крови кусать губы, считая потери. И опираясь на приобретенный опыт, учитывая тактические приемы “духов”, постоянно работает с офицерами над совершенствованием системы управления боем.

…Чеченские автоматчики и пулеметчики, подбадривая себя криками “Аллах акбар!”, ударили из рощи на левом фланге. Одновременно завыли, замяукали мины, выпущенные из самодельных труб со стороны перекрестка дорог.

— Ориентир девять, тридцать градусов вправо, короткими — огонь! — В голосе командира расчета зенитной установки сержанта Антона Кондрашова — звонкие нотки азарта. — Так и растак их! — подсыпал крутой русской соли, когда разрывы осколочно-фугасных зажигательных снарядов накрыли две огневые точки.

Хорошо поработал и расчет АГС-17 во главе со старшиной Романом Калайдиным: вражеский “трубач”, успевший выпустить шесть мин, заткнулся и больше не подавал голоса.

Встретив решительное сопротивление, группа противника стала отходить вправо. И попала под огонь башенных пулеметов бэтээра, которым управлял старший прапорщик Георгий Кобзин, и подъехавшей на подмогу броне зенитки-”мухобойки”. С позиций и постов им вторили плотные очереди.

Мало “духам” не показалось: цели по всем ориентирам давно пристреляны, на занятиях воины до автоматизма отработали свой маневр в разных вариантах предполагаемой обстановки и теперь, дружно выполняя подаваемые с КНП команды, конкретно, как говорят окопники, гасили “волчар”.

Действиями расчетов и подразделений батальона умело руководили майор Сергей Головин, старшие лейтенанты Дмитрий Точилин, Андрей Дашин и другие офицеры. Начальник штаба капитан Олег Золотарев во время боя быстро оформлял на карте решения командира, вел расчет боеприпасов. Короче говоря, воевали по науке.

Стрельба из “зеленки” утихла. Но он, Игорь Михайлов, был уверен: успокаиваться рано, банда наверняка готовится к очередной атаке. Как в воду глядел.

Через час в створе лесопосадок показались огни автомобильных фар. К нападавшим спешил из-за границы чеченский отряд подкрепления…

Что ж, милости просим. На такой случай предусмотрен заградительный огонь минометной батареи.

Ориентир… Расстояние… Под разрывами “огурцов” колонна рассыпалась, уцелевшие машины лихорадочно заметались на дороге, объезжая пылающие грузовики.

— И тут мы стали свидетелями мастерской работы воздушного аса, — заканчивая лаконичный рассказ на КНП у схемы района обороны, поведал майор Михайлов. — Я доложил по рации командиру ТГ: остатки автоколонны нохчей беспорядочно отходят к границе. Он немедленно высылает “крыло”. А ночь еще. Темнотища…

Лишь по звуку угадываем приближение вертолета. Вот он над дорогой. Одна за другой вниз пошли стрелы НУРСов. Это надо было видеть!

Пару заходов “вертушки” — и колонна добита… Судя по действиям боевиков, вероятнее всего они намеревались обойти заставу с флангов, заблокировать подступы к ней, задержать вызванный на помощь резерв и ворваться в Аксай, дальше — по буденновскому и кизлярскому сценариям. Мы этого беспредела не допустили, своевременно разгадали замысел противника. А главное, в бою наш батальон не понес потерь.

КРЕПКИЙ ОРЕШЕК

Мы держим путь к соседям защитников Аксая — в Первомайское. То самое Первомайское, где в январе 96-го спецназ проводил операцию по уничтожению бандитов Радуева и освобождению захваченных в Кизляре заложников. Говорят, теперь это самое красивое село в Дагестане.

Первомайская застава похожа на кизлярскую и аксайскую фортеции, как сестра-близнец. Земляной вал вокруг ранее заброшенного, а ныне возрожденного для военных задач сельхозобъекта. Вдоль канала, защищающего форт с тыла, наблюдательные посты — двухэтажные бревенчатые “скворечники”, где часовые в темное время суток несут службу с биноклями ночного видения.

Глубокие ходы сообщения. Крытые позиции-норы с бойницами. Ворончатые оконечности стволов “зушечек”, трубы противотанковых “шайтанок”” — СПГ-9 и стареньких 82-миллиметровых “самоваров”, нацеленные на “зеленку”. Приспособленные для кругового обстрела агээсы “Пламя” на вращающихся деревянных платформах. Видавшие виды палатки и вагончики-модули за камышовыми оградами. А над всем этим боевым хозяйством — вылинявшее, как хэбэ после стирки, безоблачное небо с расплавленным желтком солнца.

— Все инженерные работы велись вручную. Солдаты чуть не падали с ног от зноя и усталости, натерли кровавые мозоли — и хоть бы одна жалоба от кого-нибудь прозвучала. Золотые парни. Понимали: для себя, надрывая жилы, стараются. Чем глубже зароешься в землю, тем больше шансов уцелеть в оборонительном бою…

И все же потерь избежать не удалось, — с болью рассказывает командир заставы подполковник Андрей Донцов. — 17 июня в 21.05 боевики ударили залпами из минометов, РПГ, АГС-17, “Шмелей” и подствольников. Я больше года воевал в Чечне, но такого шквального огня, какой бандиты в течение получаса вели по нашей заставе, не встречал ни в Бамуте, ни при штурме Грозного в январе 1995-го.

Первые мины накрыли палаточный городок. От проникающих осколочных ранений скончались в медпункте рядовые Ринат Рискулов и Бахтияр Хаджиев.

Во время ожесточенной перестрелки пулей в висок был убит ефрейтор Андрей Коломойцев, подносивший боеприпасы. Еще пятнадцать военнослужащих получили ранения и контузии. При значительных по масштабам батальона потерях, интенсивном залповом огне противника логично ожидать снижения боевой активности молодых необстрелянных солдат.

А мои воины наперекор всем деморализующим факторам показали образцы мужества и взаимовыручки. Никто труса не праздновал.

Особенно благодарен старшему сержанту Алексею Алексееву, ефрейтору Алексею Калмыкову, рядовому Виталию Шимановскому. Раненые, они наотрез отказались идти в медпункт, до утра оставались на позициях. Лешу Калмыкова даже ловить пришлось. Где только не прятался, спасаясь от госпитализации. Не хотел расставаться с товарищами.

А более всего я, как командир, восхищен геройским поступком фельдшера Наташи Башиловой. Тоненькая, хрупкая девушка под градом пуль и осколков вместе с санинструктором Василием Талдыкиным вытащила из-под огня восьмерых окровавленных пацанов.

Ходатайствовал о представлении ее к медали “За отвагу”. Вот какие служат у нас люди. Не занимать им ни смелости, ни боевой выучки. Красноречивый факт: по данным компетентных органов, против нашей заставы действовал чеченский отряд численностью около двухсот штыков — силы внушительные.

А результат преступной акции, если исключить наши потери, нулевой. Бандиты рассчитывали посеять страх, подавить у солдат волю к сопротивлению мощным залповым огнем. Не тут-то было.

Застава оказалась для “духов” крепким орешком. Мгновенно ответил стволами с трех постов личный состав караула, по выявленным целям начали работать минометы старшего лейтенанта Дмитрия Евстратова и агээсы старшины Сергея Кондратова. Под их прикрытием воины организованно заняли позиции согласно боевому расчету. И — огневое поражение из всех видов оружия, управляя которым, показали отличные командирские навыки капитаны Борис Киян и Андрей Цурканов.

В конце концов боевики не выдержали, попятились к границе. А поскольку их главари заранее не уточнили пути отхода, при отступлении, как установила войсковая разведка, банда понесла серьезный урон от заградительного огня минометной батареи. Но урок вряд ли пойдет “духам” впрок. В ближайшее время ожидаем повторных вылазок.

Имеются данные: по нам и “аксайцам” будут нанесены отвлекающие удары, а основные силы бандиты сосредоточат в направлении гребенского моста. Ладно, пусть попробуют. К теплой встрече готовы. И мы, и “гребенцы”, которые первыми среди застав на чеченской границе приняли боевое крещение.

ПЕРВЫЙ БОЙ, ОН ТРУДНЫЙ САМЫЙ…

Помните песню о последнем бое из киноэпопеи “Освобождение”? Да, он трудный самый, когда враг капитулирует и завтра — домой, к маме. А если противник силен и дерзок, а ты, восемнадцати-девятнадцатилетний солдат, еще не нюхал пороху и в зоне ответственности твоей заставы давно не звучали выстрелы…

Предательски обманчивой была здесь тишина. А нынче покой уж и не снится защитникам границы.

Наверняка с этой датой будут связывать начало нового акта трагедии в соседствующих с Чечней районах: 28 мая Северный Кавказ вновь привлек к себе внимание наиболее крупной провокацией ичкерийских боевиков за последние четыре года после кровавого рейда Салмана Радуева на Кизляр.

В третьем часу ночи продолжительному артиллерийско-минометному обстрелу со специально оборудованных позиций на территории Чечни подверглись контрольный пост милиции Дагестана и застава внутренних войск МВД России близ станицы Гребенской.

Затем с 25 точек на валу вдоль Терека был открыт шквальный перекрестный огонь. Перейдя мост, бандиты несколько раз атаковали заставу, но под огнем оборонявшихся откатывались к границе.

В этом бою погиб старший лейтенант Александр Мисюра, еще пятнадцать военнослужащих получили ранения.

Гребенская крепостица — небольшой пятачок в тени густых древесных крон, придающих заставе вид мирного хутора. Лишь земляной вал да стволы орудий и боевых машин напоминают о близкой границе с мятежной республикой.

Заместитель командира батальона по технике и вооружению майор Юрий Чупилов, недавно назначенный командиром заставы взамен убывшего в отпуск майора Юрия Владимирова, достает из папки тетрадь с материалами для донесений о примерах мужества и героизма военнослужащих.

— Чтобы не ошибиться, — пояснил. — Как зампотех, я организовывал выход и расстановку бронетехники, управлял огнем БМП и зениток на трех позициях, картину боя всей заставы могу обрисовать лишь в общих чертах. Поэтому для полной достоверности обращусь к записям на основе анализа боевых действий.

По-военному лаконичные, лишенные эмоций, но такие волнующие строки…

«Командир заставы по сигналу “Кольцо” поднял группу трехминутной готовности, руководя ею, организовал оборону на наиболее опасном направлении, в последующем тактически грамотно управлял боем с КНП. Большую помощь в принятии правильных решений оказали ему находившиеся на заставе командир войскового оперативного резерва подполковник Николай Протасов, а также офицеры управления ТГ-6 подполковники Владимир Семенов и Александр Кисленко.

Умело и решительно действовал сержант Ильяз Кушанаев, под прикрытием огня его отделения военнослужащие заставы быстро заняли свои позиции. Младший командир лично подавил две огневые точки противника.

Не растерялся в сложной ситуации младший сержант Владимир Гиенко, организовав на рубеже обороны четкое взаимодействие с соседними отделениями.

Боевую инициативу проявил рядовой Сергей Немкин. В отсутствие командира он возглавил отделение, первым прибыл на позицию и, прикрывая следовавших за ним товарищей, подавил три огневые точки бандитов.

При выдвижении основных сил отличился стрелок рядовой Олег Савин, который дважды вынудил вражеского пулеметчика прекратить огонь и сменить позицию. Затем в ходе боя солдат подавил три огневые точки.

Расчеты ЗУ в составе младшего сержанта Марка Кравцова, ефрейтора Анатолия Егорова, рядовых Дмитрия Добижа, Романа Шевцова, Алексея Краснова, Андрея Лапытова и Дениса Токарева умело отражали натиск бандитов на дальних подступах к заставе.

Достоин награды стрелок рядовой Дмитрий Ларин. Будучи раненным в руку, он продолжал вести стрельбу, обеспечивая рассредоточение личного состава.

Старшина роты прапорщик Эдуард Кириллов помог раненому командиру старшему лейтенанту Максиму Апарову произвести боевой расчет подразделения, под плотным огнем противника выдвинулся на позицию и вместе с подчиненными вел прицельную стрельбу по нападавшим. Был ранен, но поля боя не покинул.

До конца выполнил воинский долг и старшина роты прапорщик Дмитрий Абрамов, получивший множественные осколочные ранения. Фельдшер батальона старшина Людмила Ахмедова, придя в сознание после контузии, в течение двух часов оказывала медицинскую помощь однополчанам. Благодаря ей удалось спасти капитана Юрия Васильева, которому осколком мины оторвало ступню».

— Об экипажах боевых машин доложу без бумажки, — закрыв тетрадь, сказал майор Чупилов. — Своими глазами видел, как работали парни по огневым точкам “духов”, засевших в домах на северо-западном участке заставы. Механики-водители рядовые Валерий Голубь и Андрей Арефьев, лихо маневрируя под пулями и осколками, вывели “бээмпэшки” на заданный рубеж, наводчики-операторы рядовые Максим Москвитин и Виктор Фещенко метким огнем загасили бандитские пулеметы…

При всем нешуточном напряжении были в бою и веселые минуты. На усталом лице офицера впервые за время нашего разговора мелькнуло чуть заметное подобие улыбки. Услыхав разрывы мин, первым выбежал из палатки механик рядовой Арефьев.

Босиком, в трусах и в бронежилете на голое тело. На четвертой скорости мчится к БМП. “Андрюха, — вслед ему кричу, — на кой тебе жилет?! Ты же и так за броней воюешь. Лучше бы штаны надел!” — «Некогда!» — отвечает. И рыбкой в люк, за ним — Фещенко.

С полуслова уловив суть задачи, которую им поставил, начали показывать высший пилотаж. Так проявляется русский характер под огнем “духов”. А когда в службе передышка…

И командир заставы рассказывает трогательную историю. Выстрел из “Шмеля” угодил в старый тополь. Дерево вспыхнуло факелом. Утром артиллеристы срубили обгоревший ствол. И каково же было их удивление, когда увидели в дупле чудом уцелевших птенцов.

Бойцы сжалились, взяли шефство над беззащитными пташками. В минуты отдыха выкапывают для них червей, носят с кухни пшено. Ожили погорельцы, дружным щебетом встречают своих спасителей. Если б не солдатская доброта, погибли бы неоперившимися…

Теплое чувство, навеянное небоевым эпизодом, недолго нас с Олегом согревало. Возвратившись в Кизляр, узнали об очередном обстреле заставы у Копайского гидроузла. Нападавшие, согласно жесткой установке руководства МВД, получили то, что заслужили. Ударами с вертолета была уничтожена группа боевиков, отдыхавших после разбойных дел на молочно-товарной ферме.

Как и следовало ожидать, суровый акт возмездия, положивший конец многим бандитам, не отрезвил отмороженных главарей “индейцев”. Спустя двое суток подверглись нападению заставы близ гребенского моста и Кизляра. Погиб старший лейтенант Эльдар Берсиров. С этого времени резко возрастает активность боевиков, выстрелы с чеченской стороны гремят каждую ночь.

Сгустившиеся на границе тучи предвещают большую грозу — не давало покоя перед возвращением из командировки недоброе предчувствие. Оно усилилось при знакомстве с последними сводками, когда эти заметки были подготовлены к печати.



Внушающая тревогу статистика: за два месяца со дня первого нападения на «гребенцов» подразделения внутренних войск более 150 раз обстреливались боевиками с применением различных видов оружия, включая артиллерию и минометы.

На заставах погибли cемь военнослужащих, около девяноста получили ранения и контузии. Середина августа отмечена эскалацией боевых действий на чечено-дагестанской границе. Список жертв пополняется новыми именами…

Некоторые фамилии в материале изменены.

Юрий КИСЛЫЙ. Фото Олега СМИРНОВА


Присоединяйтесь к нам:

Яндекс.Дзен

Добавить комментарий