Вторая чеченская война. «Медведи» уходят в поиск

От штаба полка внутренних войск, прибывшего из Си­бирского округа, до заставы на границе с Чечней мы доле­таем за пару минут. Ревя, бронетранспортер карабкается на сопку и ла­вирует сквозь «зеленку». За плотной оградой из корявых акаций показались ряды траншей и укрытые маскировочной сетью блиндажи.

«Это уже Чечня», — пояснил командир роты старший лейтенант Андрей Огиенко. Еще прошлым летом здесь хозяйничали боевики Басаева и Хаттаба. О бандитах напоминают заброшенные окопы и пулеметные точки.

Те­перь границу с Чечней прикрывают внутрен­ние войска. На нарукавных знаках солдат и офицеров этого округа изображен медведь. Главная задача сибиряков — не допустить прорыва боевиков в дагестанское селение Дучи.

Роту посадили на сопки в холодном и дождливом марте. Уже через несколько ча­сов застава окопалась и заняла оборону, пе­рекрыв сразу несколько троп, по которым в Дагестан пробирались не только пастухи. Не­прошеные гости не заставили себя долго ждать.

Боевиков подвела разведка. В ту ночь их отряд должен был выйти к границе и забрать патроны и продовольствие с одной из баз. «Духи» знали маршрут как свои пять пальцев и никак не ожидали встретить здесь «руса­ков». Метрах в пятидесяти от караула сиби­ряков сработала растяжка. После взрыва гранаты раздался крик. И тут же по позициям роты Андрея Огиенко ударили пулеметы и гранатометы.

…Шквальный огонь не давал высунуть головы. Пули щелкали по брустверу, рвались гранаты. Сержант Алексей Тендеков навел АГС на вспышки из «зеленки» и стал «подстригать» кусты заодно с засевшими там бо­евиками. Гранаты одна за другой ложились туда, где работал «духовский» пулеметчик.

Рядом из окопа вел огонь снайпер Андрей Шевцов. Из соседних ячеек огрызались оче­редями сержант Алексей Павлов и гранато­метчик Евгений Стебловский. На подмогу принявшему бой караулу прибыло усиление во главе с командиром роты. Судя по вспыш­кам, боевиков человек 25 — 30.

Напоровшись на заставу и потеряв людей, бандиты выме­щали злобу, поливая наши окопы свинцом.

В темноте Алексей Тендеков почувство­вал, как руку обожгло огнем. Через несколь­ко секунд горячая струя попала на лицо. Ос­колок гранаты, словно лезвием, срезал сол­дату палец. На дне окопа Алексея перевяза­ли, вкололи промедол. Бинт от крови потем­нел сразу.

Но вдруг стало легче. Показалось, что боль отступила, появилась злость на тех, кто по-шакальи напал среди ночи. Алексей Тендеков навалился на АГС и снова открыл огонь.

Небо рассекали очереди трассирующих пуль. Гулко рвались гранаты. Но бой длился недолго. Андрей Огиенко навел на «зеленку» минометы. После нескольких залпов обстрел заставы прекратился. Боевики откатились так же внезапно, как и подошли. На рассвете разведчики ползком добрались до того мес­та, откуда вели огонь бандиты. На примятой траве виднелись лужи крови, россыпи гильз, бинты и шприцы.

Следы говорили сами за себя — своих убитых боевики тащили прямо по земле, подобстрелом. Ночной бой под селением Дучи дорого им обошелся. С тех пор они не риску­ют переходить здесь границу.

— Наша застава «духам» как кость в гор­ле, — рассказал старший лейтенант Андрей Огиенко. — Мы перекрыли им кислород. Те­перь у боевиков один путь — по ущелью. А там мина на мине. Так что особо не разгуля­ешься. Теперь нас обстреливают для профи­лактики. Подойдут метров на двести, дадут пару очередей и отходят. Правда, уже не­сколько дней что-то тихо.

В том, что затишье на войне — штука об­манчивая, мы убедились уже в первую ночь на заставе. Около часа нас разбудили частые выстрелы. Работали пулеметы и подстволь- ники. Оказалось, после небольшого переры­ва именно сегодня боевики вновь решили на­помнить о себе, обстреляв сразу несколько застав.

Группа бандитов попыталась как мо­жно ближе подойти к окопам сибиряков. Один из часовых засек блик от прицела ноч­ного видения и поднял тревогу. Боевики об­стреляли заставу из трех точек. Посты откры­ли ответный огонь из пулеметов. Через минут пятнадцать все стихло.

Наутро командир роты отправляет группу в поиск. Девять человек во главе с прапор­щиком Анатолием Сенькиным должны обсле­довать места, из которых боевики вели огонь сегодняшней ночью, и разведать местность у селений Галайты и Мескеты. У брошенной товарно-молочной фермы группа повернет назад и выйдет к заставе.

— При обнаружении противника в бой не ввязываться, отходить назад. Связь держать через каждые двадцать минут, — приказыва­ет Андрей Огиенко и добавляет: — Романыч, чтобы все было нормально.

Романычем на заставе называют прапор­щика Анатолия Сенькина, который командовал в эту ночь караулом. Невысокий, коренастый алтаец, он воевал еще в первую чеченскую кампанию и до сих пор вспоминает о своей встрече с Масхадовым.

Блокпост во главе с Сенькиным досматривал машины во время очередного перемирия. Анатолий остановил белую «Ниву» и заглянул в салон, полный лю­дей. На заднем сиденье сидел бритый человек в каракулевой папахе, которого прапорщик уз­нал сразу.

Кто знал, что через четыре года Анатолию Сенькину снова придется воевать против боевиков Масхадова!

Командир роты дает добро на наше с фо­токорреспондентом участие в поиске. Рома­ныч инструктирует подчиненных:

— В общем, все как всегда. Дистанция -12 метров. Моя рука вверх — рассыпаемся и занимаем позиции. Махну рукой вперед — пошли. Снайпер наблюдает за «зеленкой».

Командир группы осторожно идет впере­ди, внимательно наблюдая в бинокль за «зе­ленкой». Мы стараемся ступать след в след. Боевики могли оставить свои «сюрпризы». У кустов на развилке дороги Романыч поднима­ет руку вверх. Бойцы моментально рассыпают­ся в разные стороны и занимают позиции.

Снайпер старший сержант Анатолий Валяев и пулеметчик рядовой Сергей Романов берут под прицел «зеленку». Мы вышли на то место, откуда сегодня ночью боевики обстреляли на­шу заставу. В нескольких местах видна примя­тая трава. И в эту ночь бандитам не повезло. Один из нападавших зацепил леску от растяж­ки.

Наши трофеи невелики — пара гильз и скомканная пустая пачка от иностранных сига­рет на дороге. Солдаты такие не курят. На за­ставе смалят гуманитарную «Приму».

Группа Анатолия Сенькина вышла к селе­нию Мескеты. Солдаты залегают и изучают местность. Внизу пасется стадо коров, в кус­тах отдыхает чабан.
— Днем здесь спокойно, — объяснил эту почти идиллическую картину командир груп­пы. — А ночью “духи” выползают из села на охоту.

Выполнив задачу, группа благополучно возвращается на базу.

Попрощавшись с Андреем Огиенко и по­желав его людям удачи, мы покинули заставу. А через два дня из-под селения Дучи пришло известие о новой засаде.

Боевики заминиро­вали ту самую дорогу, по которой мы напра­влялись в поиск. На радиоуправляемом фуга­се подорвался бронетранспортер заставы. Шесть человек во главе с офицером получи­ли ранения.

На самой заставе пока все без изменений. Сибиряки так же по ночам отра­жают нападения боевиков, а днем снимают мины и прикрывают работу чеченских тракто­ристов во время посевной.

Журнал Братишка № 7-8 2000


Присоединяйтесь к нам:

Яндекс.Дзен

Добавить комментарий