Специальные операции. Ликвидация Арби Бараева

Специальные операции. Ликвидация Арби Бараева

Специальные операции. Ликвидация Арби Бараева

Сообщение о физическом устранении полевого командира Арби Бараева в июне 2001 года обошло, наверное, все СМИ России. Но в силу недостатка достоверной информации или по иным причинам ликвидация этого бандита была преподнесена как случайная гибель полевого командира в бою. Видимо, кому-то очень хочется представить ситуацию в отношении наиболее заметных фигур чеченских сепаратистов как находящуюся вне контроля российских спецслужб. Однако это далеко не так.

Команда получена

Контртеррористическая операция в Чечне перешла в новую стадию, когда браз­ды правления были отданы ФСБ. Именно по­сле этого спецслужбы всерьез занялись раз­работкой наиболее одиозных полевых коман­диров Чечни.

Первым стал Арби Бараев. Вы­бор на него пал не случайно.

Во-первых, Ба­раев — самый, как говорят, отмороженный из всех чеченских полевых командиров. Он, не церемонясь, расстреливал по малейшему по­дозрению в сотрудничестве с федеральными властями не только простых жителей Чечни, но даже и своих боевиков. Количество лично убитых им давно перевалило за сотню. Бара­ев со своей бандой был главным похитите­лем людей в Чечне.

Это он расстрелял двух англичан и новозеландца, а отрубленные го­ловы потом выбросил на дорогу.

Его не понимали даже сторонники.

В 1998 году Бараев организовал в Гудермесе ваххабитский мятеж. За это Аслан Масхадов ли­шил его наград и звания бригадного генера­ла, а также должности командира “Исламско­го полка особого назначения”, которым Бара­ев командовал с середины первой чеченской кампании.

В отместку Бараев организовал покушение на Масхадова и открыто заявил о разрыве отношений с ним. На Бараева также было совершено поку­шение, после которого ему удалили легкое и часть желудка. Врачи буквально вытащили бандита из могилы.

В настоящее время влиятельность поле­вого командира Чечни определяется наличи­ем у него денег, которые он может платить своим боевикам. Денег у Бараева было дос­таточно. Единственная идеология и бог, кото­рому он поклонялся, были деньги. Он не гну­шался принимать их ни от Масхадова, с кото­рым официально порвал, ни от ваххабитов, к числу которых он не принадлежал.

В середине февраля 2001 года поступила команда определенным структурам ФСБ раз­работать операцию по физическому устране­нию в первую очередь Арби Бараева.

Разработка

Работа по выявлению мест его базиро­вания шла очень тяжело. Обладая поистине звериным чутьем, Бараев довольно умело скрывался. Только тот факт, что для укрытия от федеральных сил и спецслужб он исполь­зовал около сорока схронов в разных рай­онах и населенных пунктах Чечни, говорит сам за себя. Он мог сидеть со своим ближай­шим окружением за столом и ни с того ни с сего взять с собой одного или двух сподвиж­ников или просто охранников и исчезнуть в неизвестном направлении.

Спустя несколько часов или даже суток он либо звонил, либо через посыльного сообщал, что находится там-то. О времени сбора в том или ином ме­сте даже своему окружению, даже таким ко­мандирам, как Гелаев, Басаев или Хаттаб, он сообщал в самый последний момент. Часть своих друзей и сподвижников Бараев казнил лично по одному только подозрению или по навету.

С другой стороны, именно из-за того, что Бараева боялись абсолютно все и очень мно­гие ненавидели, информация о его появле­нии в том или ином населенном пункте посту­пала контрразведчикам весьма регулярно. Причем сообщали об этом отнюдь не агенты ФСБ, которых он так боялся. Рассказывали обычные жители Чечни, поскольку этот голо­ворез им уже изрядно надоел.

Обложили

Очень многие считают оплошностью спецслужб то, что Бараева не взяли живым. Но дело в том, что с самого начала никто и не планировал брать его в плен. В этом качест­ве он никому не интересен. Как информатор Бараев вряд ли мог быть полезен. А возиться с захватом, рисковать людьми ради того, что­бы в последующем расстрелять отморозка, никому не нужно.

Сложность состояла в том, что Бараев не находился в одном месте дольше десяти ча­сов. Именно по этой причине операция по его ликвидации, назначенная на апрель, сор­валась. Почувствовав, что его обкладывают все плотнее и плотнее, Бараев попытался скрыться. Уходить он планировал в Турцию через территорию Грузии. Однако такую ак­цию, как переход границы, в одиночку не спланируешь, да и не проведешь. К тому же для ее осуществления тоже нужно время.

Обо всех же сколько-нибудь далеко идущих планах Бараева контрразведчики узнавали весьма оперативно. Две попытки Бараева пе­рейти границу провалились. Правда, и сам он в ловушку контрразведчиков не попался. Но в сложившейся ситуации это уже было вопро­сом времени.

При разработке операции был один мо­мент, который серьезно облегчал жизнь сотрудникам ФСБ. Бараев постоянно возвра­щался в “свой колхоз”. Алхан-Кала остава­лась основным селом его базирования. У бо­евиков был четкий план перемещения из еще не зачищенных районов села в те, где зачи­стка уже была закончена. Перемещаясь та­ким образом, Бараев абсолютно уверовал в свою неуловимость.

Как-то он в течение бо­лее часа хвастливо рассказывал по мобиль­ному телефону, как он обводит федералов вокруг пальца. Но со временем все отчетли­вее вырисовывался перечень домов, где Ба­раев периодически скрывался. Стало ясно, что для его поимки или уничтожения потребу­ется жесткая блокада всего села.

24 июня от местных жителей поступила информация, что Арби Бараев и с ним около двадцати боевиков скрываются в Алхан-Кале. Были даже указаны дома, где предположи­тельно находятся боевики.

Ликвидация и первые плоды поиска

Поскольку разработка операции шла уже несколько месяцев, силы и средства, вы­деленные для ее проведения, находились в готовности. Для блокирования путей отхода из села на нескольких рубежах были привле­чены спецподразделения ФСБ, МВД и ГРУ.

Всего в операции участвовало около пятисот человек. Не было никакой плановой зачистки, о которой сообщило телевидение, искали именно Бараева. Хотя действительно доволь­но демонстративно провели блокирование всего села, пригнав даже танк.

Расчет был на то, что Бараев опять не станет покидать Алхан-Калу, надеясь на свою удачу. Но в этот раз тактику выбрали несколько иную.

Зачист­ку села провели по принципу “очищай и за­крепляй”. После того как проходила волна за­чищающих подразделений, в каждом доме оставалось по два-три спецназовца для того, чтобы исключить возможность возвращения Бараева.

Время операции никто не ограничивал Получив четкую информацию, что Бараев в селе, и заблокировав все выходы из него решили “чистить” Алхан-Калу до тех пор пока не будет найден объект поисков.

Пер­вый день ничего не дал. На ночь спецназ из домов отошел к блокирующим подразделе­ниям. На второй день все повторилось. Но в дома уже шли другие люди, чтобы свежим взглядом выявить какие-то следы или при­знаки, ускользнувшие от внимания предше­ственников.

Второй день операции принес первые результаты. Удалось уничтожить двоих боевиков, перебегавших из дома е дом. Потом еще одного — в доме. Стало яс­но, что действия ведутся верно и результат должен быть. С наступлением темноты вой­ска вновь вышли из села.

Третий день опе­рации принес настоящую удачу. Кроме то­го, что уничтожили еще пятерых боевиков удалось взять пленного. Как потом выясни­лось, он являлся ближайшим сподвижником Бараева и был всегда рядом с Арби. А раз так, это значит, что Бараев еще в селе следует искать его в том районе, где был взят пленный.

Круг поиска сужается

Нужные дома находились в зоне зачист­ки 8 отряда специального назначения “Русь”. Блокировали три дома, что были вблизи мес­та пленения боевика. Один из домов и ранее указывался информаторами как возможное место, где прячется Бараев.

Когда вошли внутрь дома, никого не обнаружили. Более тщательная проверка тоже ничего не дала, но поиск продолжался.

Во время очередной проверки один из спецназовцев, проходя ми­мо шкафа, услышал подозрительный скрип. Отодвинув шкаф, увидели лаз, из которого сразу ударили из автоматов.

Как потом выяс­нилось, под шкафом находился вход в схрон, оборудованный под домом. Причем подготовлен схрон был еще в середине девяностые годов. У схрона был и второй выход.

Офицер и боец получили ранения, а один спецназовец погиб. Проникнуть внутрь схрона возможности не было. Спецназовцы выскочи­ ли из дома, отогнали БТР метров на сто пятьдесят и начали расстреливать дом из КПВТ.

Одновременно по радио передали, что при зачистке натолкнулись на ожесточенное сопротивление. На помощь к ним поспешили спецназовцы ФСБ.

Зайдя с левого фланга, они открыли огонь по боевикам, за­ севшим в доме, а после вы­ пустили двух “Шмелей”. В результате огонь автоматов стих, а дом загорелся. Уже стемнело, и вре­мени на досмотр пожарища не было. Отошли.

Поспешишь — людей насмешишь

На четвертые сутки операции в подвале дома обнаружили три трупа. Один из них по косвенным признакам напоминал Бараева, но точно опознать было сложно, поскольку от­сутствовала половина головы. Кто-то из по­нятых подтвердил, что это Бараев.

Тело на броне было доставлено на КП, а прессе по­спешили сообщить, что Бараев погиб. Но впоследствии, при более тщательном опоз­нании, удалось установить, что это не Бара­ев, а один из его боевиков, которого опозна­ли родственники. Так возникла пауза, когда никто толком не знал, погиб Бараев или жив.

Сотрудники ФСБ продолжали вести по­иск. При более тщательном осмотре на забо­ре у сгоревшего дома были обнаружены обильные следы крови, которые вели на бе­рег Сунжи. Возникло предположение, что Ба­раев попытался уйти вплавь. Судя по количе­ству крови, ранен он был серьезно. Решили искать медика, который мог бы оказать Бара­еву помощь.

Бараев мертв, но где труп?

В конце концов удалось установить че­ловека, который действительно пытался ока­зать помощь тяжело раненному Бараеву. Но, по его словам, Бараев был уже не жилец. Ку­да делось тело, он не знал, лишь указал ме­сто, где он пытался помочь раненому — стол в саду соседского дома. Но и хозяин дома не говорил, куда делся Бараев. Беседы со ста­рейшинами также ни к чему не привели, хотя они подтвердили, что Бараев погиб. Даже мертвого его продолжали бояться и отказы­вались выдать тело. Только спустя несколько часов, после мучительных переговоров хозя­ин дома показал, где лежит тело бандита.

На пятые сутки спецоперации под грудой г саманного кирпича был обнаружен труп Бараева. Тайник был сделан очень аккуратно. Сначала весь кирпич был вынут, потом поло- г жили тело, а уж затем его заложили кирпи­чом. Следы работ были заметены, а кирпич для придания первоначального вида развали­нам был присыпан пылью.

После опознания тело Бараева отдали родственникам, чтобы они похоронили его по мусульманским законам. Однако жители Ал- хан-Калы не пустили похоронную процессию и не позволили хоронить Бараева на сель­ском кладбище.

Они посчитали, что тело это­го бандита осквернит могилы их предков. Процессия развернулась, и тело самого от­мороженного из всех чеченских бандитов бы­ло предано земле в селе Гехи.

Кто следующий?..

Журнал Братишка № 10 2001


Присоединяйтесь к нам: