Первая чеченская война. 12-14 декабря 1995 - захват блокпоста у Шатоя

Фотография Александра Неменова, солдаты в Шатое пару месяцев спустя.



Первая чеченская война. 12-14 декабря 1995 — захват блокпоста у Шатоя

Краткая информация:

Утром 14 декабря 1995 года боевики без боя разоружили и захватили в плен личный состав 24-го (по другой версии — 61-го) блокпоста 245-го гвардейского мотострелкового полка, в общей сложности 31 человека. Для выяснения ситуации к блокпосту был направлен небольшой отряд из полка, но попал в засаду. Ему на выручку отправились еще два отряда, которые также попали в засады. Точной информации о потерях нет; согласно реконструкциям этого эпизода на различных интернет-форумах, в бою погибло 11-12 военнослужащих.

245-й гвардейский мотострелковый полк 47-й гвардейской танковой дивизии — предположительно 10 или 11 погибших (в том числе капитан Алексей Пуликовский, сын генерала К. Пуликовского), неизвестное число захваченных военнослужащих умерло в плену

СОБР УВД Тверской области — 1 погибший

Номер блокпоста в докладе Л. Рохлина по бою в Ярыш-марды указан как 24-й; в некоторых источниках он фигурирует как 61-й, и в воспоминаниях захваченного в плен офицера В. Апчелимова упоминается как «Гранит-61». Судьба захваченных в плен военнослужащих требует уточнения. Некоторые из них были освобождены, некоторые погибли в плену (известны имена по крайней мере 4 погибших).


По целому ряду моментов в этой истории вопросов все еще гораздо больше, чем ответов, хотя прошло уже 18 лет. Это не реконструкция боя в стиле Марка Боудена, это краткий рассказ об эпизоде т.н. первой чеченской войны, оставшимся малоизвестным из-за того, что все внимание и без того, невеликое, было привлечено к боям в Гудермесе. Лично меня тогда там не было, возможны неточности. Более того, они неизбежны. Итак, место действия — Шатой, время – 12-14 декабря 1995.

Для общего понимания ситуации. Шатой был взят в июне 1995 245 МСП и десантниками 7 ВДД. Это тема отдельного разговора, но в итоге сам Шатой духи оставили без боя, потом случился Буденновск, мирные переговоры и т.д. и т.п. Десантуру вывели, 245-й стал лагерем на плато на левом берегу Аргуна напротив Шатоя, прикрывшись кольцом блоков.

Блоки эти, по сути, ничего не контролировали, т.е. советская власть заканчивалась с первым же шагом за периметр. Район был (и остался) тяжелым. Дороги на Итум-Калу и Шарой прикрывали 31-й и 24-й (в других источниках 61-й) БП. 24-й и сыграл одну из ключевых ролей в этих событиях. Блок находился на выезде из Шатоя в сторону Асланбек-Шерипово, т.е. был самым отдаленным и тактически располагался не очень выгодно, с одной стороны насквозь духовский Шатой, с другой духовские же горы. Держали его там на дальнюю перспективу, на случай последнего броска на юг, но по сути что он был, что его не было.

Шатойский район был зоной ответственности отдельного батальона спецназа «Борз» — банды Джалавди Дулиева. Говорят, нормальный был мужик, якобы бывший офицер СА, «афганец», но если разобраться тот самый случай, когда хорошие духи в хороших гробах. Банда базировалась на Борзой и Асланбек-Шерипово, но, пакостить, само собой предпочитала в Шатое и окрестностях. Полковые колонны в самом Шатое долбили постоянно и до и после описываемых событий.

Даже без духов ситуация в полку была, пауза, не очень. Бытовые условия отвратительные, продовольствие начинали воровать еще при погрузке в Ханкале, в общем до курковых рот практически ничего не доходило, обеспечение по принципу «хочешь жить, сам извернешься», пьянство среди офицеров и контрактников со всеми вытекающими, включая продажу боеприпасов духам и небоевые потери от синьки и глупости. Конечно, были и исключения, но в целом, как написано у Цирюльника: «Не полк, а жопа».

И вот на фоне всей этой картины случаются выборы в ГД, назначенные на 17 декабря. Полк получает задачу обеспечить проведение выборов в Шатое.
Само собой эту задачу поручают разведроте. Пехоты, как всегда мало, ситуация самая обычная еще с Афгана, из полка в горы можно выдернуть человек 150 от силы. Конкретно в 245 некомплект л\с было до 30%, один МСБ и танкисты охраняли расположение, будучи раскиданными по блокам, второй бат оставался в резерве. На усиление в Шатой по воздуху (одиночные автомобили и мелкие колонны – основную группу риска — по Аргунскому ущелью старались все же не гонять) 11 декабря перебросили отделение Тверского СОБРа – 14 человек.

12 декабря в Шатое должен был проводиться митинг, посвященный предстоящим выборам. Естественно, префект Шатоя бил себя пяткой в грудь, утверждая, что митинг будет мирным, боевиков не будет, оружия не будет и прочая и прочая. Для контроля за порядком в Шатой был отправлена группа полковой разведроты, 6 человек и БРДМ. Ели бы что-то пошло не так, они должны были оповестить полк перед тем, как их сожгут. На КП полка на низком старте находились СОБРовцы.

Сначала митинг протекал мирно, потом ВНЕЗАПНО появились антироссийские лозунги и начали мелькать духи с оружием, у одного из разведчиков местные попытались забрать автомат, в общем, старший группы, ПНР полка, вышел в эфир и доложил обстановку. КП поставил задачу группе СОБРа на Урале под прикрытием БМП с десантом пехоты выдвинуться в Шатой, разоружить боевиков и провести задержание, пленных духов доставить в штаб. СОБРовцы такой наивности конкретно не поняли, считая, что оружие можно будет забрать только у мертвых духов. Так и вышло. Пехотинец-водила Урала протупил и вместо того, чтобы въехать в толпу, дав возможность СОБРу высадиться практически духам на голову, остановил машину на краю площади. СОБРам пришлось прорываться к духам через толпу.

В итоге один дух, когда у него из рук выбивали РПК, успел дать очередь в землю и рикошетом сотрудник СОБРа был ранен в шею. После этого духи открыли огонь. Толпа начала разбегаться, ответным огнем СОБР завалил пятерых духов, не зацепив ни одного гражданского, причем все это случилось так быстро, что пехота на БМП даже не успела понять, что происходит. Духи, надо отдать им должное, скоро пришли в себя и перешли в контратаку, пытаясь обойти площадь с флангов, СОБРовцы запросили старшего пехотной группы прикрытия поддержать их огнем БМП, но вооружение и радиостанция БМП не работали.

Благодаря высокому уровню подготовки бойцов СОБРа, атаку духов удалось отбить, после этого они, по сути, вели только беспокоящий неприцельный огонь. Под прикрытием 6 разведчиков и 4 пехотинцев, которые держали площадь больше двух часов СОБР вывел оставшуюся пехоту на окраину Шатоя, где они встретили группу, шедшую им на помощь, которая обстреляла их, приняв за духов.

СОБРы первый же ответный ВОГ положили прямо под ноги одному из стрелявших, но большинство осколков ушло вперед и он отделался почти что легким испугом. После чего стороны опознали друг друга. Группа с площади вышла под прикрытием новоприбывших. Всего в бою 12 декабря погибло до 11 духов, но самое главное, в числе погибших был Дулиев.

На следующий день на переговорах, одиозная личность по имени Салам Бахарчиев (двоюродный брат Арби Бараева, который тогда еще делал первые робкие шаги на пути к успеху), возглавившая «Борз», пообещала за смерть Дулиева «устроить пипец» СОБРу и разведке. Поползли слухи о предательстве, потому что принадлежность подразделения должна была остаться в тайне, но, на мой взгляд, СОБР, скорее всего, никто не сдавал. Вообще, разговоры о предательстве часто служили и служат для оправдания собственной глупости и разгильдяйства, а в том конкретном случае не надо было быть семи пядей во лбу, чтобы понять, кто работал на площади. Униформа, снаряжение, спецоружие и выучка говорили сами за себя.

План Бахарчиева был прост и коварен, соответственно эффективен. Вечером 13 декабря на 24-й КПП через «мирных» чеченцев было передано большое количество водки. Под утро духи просто зашли на блок, собрали оружие, разбудили всю пьянь пинками и угнали в горы.

Капитан Пуликовский Алексей Константинович

Капитан Пуликовский Алексей Константинович

Около 6-7 утра в полку поняли, что с блоком что-то не так. Часов в 8 утра с сопровождения формировавшейся у 33 БП колонны на Ханкалу сняли «Шатер-1», 1 взвод 2 МСР, 15 человек и 2 БМП под командованием замкомбата, капитана Алексея Пуликовского, «посмотреть, что там духи зашевелились».

Для прикрытия взяли собой шатойского муллу, который готов был сделать что угодно, чтобы не допустить побоища в селе, по крайней мере, на словах. На подходе к 24-му БП по колонне с горы ударил залп из РПГ. Головную машину сожгли сразу. Погибли Пуликовский и экипаж БМП (Андрей Попов и Сергей Рузавин). Уцелевшие из «Шатра» начали отходить к Шатою, вынося раненых. В процессе отхода духи сожгли и вторую БМП.

Подробности не знаю, но когда удалось дойти до окраины села и зацепиться за дом, у «Шатра» было уже 7 небоеспособных раненых. Радист в группе был, но была ли связь с полком мне неизвестно. В любом случае с 33-го БП просматривался весь Шатой, поэтому то, что «Шатер» встрял стало известно сразу. Артиллерия открыла огонь по окраине села, отсекая духов. На выручку были посланы два отряда. Первый из 30 человек пехоты на 3 БМП и МТЛБ с ЗУ-23-2 пошел через Аргун по северной окраине, второй, 60 человек пехоты, разведчиков и СОБРовцев на 6 БМП и БРМ, плюс МТЛБ с ЗУшкой выдвинулся по главной улице. Их духи и ждали.

В голове колонны шли пехотная БМП и МТЛБ за ними, метрах в 100 разведка, за ними СОБР. Пропустив голову до перекрестка у бани духи, открыли огонь. Когда оставшаяся часть отряда вывернула на перекресток (эта дорога виляет под прямыми углами, со всех сторон дома и глухие заборы, не видно ни хрена), обе машины уже горели, рядом валялись 4 трупа, руки, ноги, головы (стабилизаторы гранат РПГ отсекают конечности только так), а уцелевшие отстреливались из здания бани.

Духи начали долбить и основную группу, зажгли еще одну БМП, наводчик, при попытке покинуть машину был убит снайпером. Разведчики спешились, заняли круговую оборону и открыли ответный огонь. Дистанция до противника была 30-50 метров, в первые же минуты боя погибли еще 2 разведчика, 5 были ранены. В это время к месту боя подтягиваются БМП с СОБРовцами, старший СОБРа, майор Алексей Медведев, дает рукой команду спешиться и тут же гибнет от снайперского выстрела в голову. СОБРовский пулеметчик засекает снайпера и валит его через крышу. СОБРовцы, под прикрытием пулемета спешиваются и присоединяются к разведчикам.

Разведчики 245-го МСП и тверские собровцы

Разведчики 245-го МСП и тверские собровцы



Оценив обстановку стало понятно, что основной огонь ведется с чердаков и верхних этажей, уцелевшие БМП начинают разносить чердаки и заборы, чтобы затруднить духам маневр. Духи пытаются сжечь и эти машины, но фактор внезапности уже утерян, разведка и СОБР прикрывают технику огнем.

В это время в полку приземляется вертолет с вернувшимся из отпуска командиром разведроты. В полку об этом человеке ходили легенды и не зря.

Узнав, что происходит в селе он взял автомат, трех бойцов, и отправился прорывать кольцо. Ему со своими людьми удалось дворами и переулками пробиться к бане. Его действия и сопротивление уцелевших пехотинцев оттянули на себя духов и во многом способствовали спасению разведчиков и СОБРовцев от гибели. Духи были вынуждены отвлекаться, вряд ли у них в Шатое были какие-то значительные силы. Две-три группы по 20-30 человек, ИМО, а то и меньше.

Находящийся с разведчиками арткорректировщик вызвал огонь по зданиям почты, универсама и администрации, после чего огонь духов резко пошел на убыль, заодно над селом появились вертолеты, которые вызвали и наводили с КП полка. Ни у кого в Шатое связи с ними не было, но духи об этом не знали.

В это время северная группа деблокировала и вывела «Шатра». К 24-му блоку прорываться уже было нецелесообразно, в таком состоянии делать там было нечего, надо было вывозить своих раненых. Как в точности выходили уцелевшие южной группы я не знаю, источники путаются. Вроде бы СОБРовцы дошли до бани и вывели уцелевших пехотинцев, разведчики отходили последними через Аргун, под прикрытием двух танков с офицерскими экипажами. В любом случае к 13.00 все уже было кончено. В Шатое остались сгоревшая техника и трупы.

В бою 14 декабря 245-й МСП потерял 10 человек убитыми, 22 ранеными, 31 был захвачен в плен. Потери СОБРа 1 убитый и 3 раненых. Духи своих погибших унесли с собой, но если учесть, что за ними была инициатива, то вряд ли их было много.

Группа Тверского СОБРа

Группа Тверского СОБРа

Спустя несколько дней СОБР вывели – их очередная командировка закончилась. На замену погибшим, раненым и пленным в полк привезли новую партию контрактников у которых впереди были Гойское и Ярыш-Марды (АФАИК из декабрьской партии в полку к моменту вывода осталось два человека).

Салам Барахчиев успел отметиться в Грозном в марте и августе 1996, после войны он был убит в результате кровной мести – расстрелял по беспределу не тех, кого можно было и собственные братья, спасая от мести себя, выдали его кровникам.

Из гарнизона 24-го БП кто-то был освобожден, кто-то погиб в плену, подробности мне источник рассказывать отказался из оперативных соображений, я не настаивал. Состоялись ли выборы, я не знаю, этот вопрос меня не интересовал.


Присоединяйтесь к нам:

Яндекс.Дзен

1 Комментарий

  1. BMP 1 KSH:

    Погибшего связиста звали Усатов Сергей рота связи БМП 1 кш радист экипажа №802,помню тебя Брат!!!

Добавить комментарий