На Северном Кавказе началась активизация боевиков


На Северном Кавказе началась активизация боевиков

Инцидент в Грозном и перестрелка в Дагестане непосредственно не связаны, но говорят об активизации боевиков на Северном Кавказе, считает президент Ассоциации ветеранов «Альфы» Сергей Гончаров.

Обострение на Северном Кавказе связано с экономическим и политическим кризисом, считают военный политолог Александр Перенджиев и генерал ФСБ в запасе Геннадий Гудков.

Нападение на полицейских было совершено 23 июня в Ленинском районе Грозного, недалеко от резиденции главы Чечни и комплекса «Грозный-сити».

По данным МВД по Чечне, на полицейских напал житель республики Ахмед Барзаев, 1997 года рождения. Признанное в России террористическим и запрещенное решением суда «Исламское государство» объявило убитого своим боевиком. Двое силовиков в результате нападения получили ранения. Отец убитого Алхазур Барзаев публично отрекся от сына.

Следственные органы Чечни сообщили 24 июня о возбуждении уголовного дела по факту нападения в Грозном, в результате которого были ранены два сотрудника органов правопорядка.

«Уголовное дело возбуждено по статье 317 Уголовного кодекса, предусматривающей ответственность за посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа», — сообщил сотрудник Управления СКР по Чечне.

«Группировка ИГ* уже объявила о том, что это она организовала вчерашнее нападение в Грозном. Также есть данные, которые говорят о том, что Барзаев контактировал с террористами в различных сетях… По всей видимости, парню основательно промыли мозги, раз он пошел на такое», — сказал сотрудник республиканских правоохранительных органов Ильяс.

Опрошенные местные жители также считают, что Ахмед Барзаев мог стать жертвой пропаганды исламистов.

«Парня явно кто-то подтолкнул на такой шаг. Его действия практически повторяют то, что в августе пошлого года осуществила группа подростков из Шали, в Шалинском районе и городе Грозном. Они тоже нападали с ножами на полицейских, а один совершил самоподрыв. Такое впечатление, что в обоих случаях эти парни и подростки осознанно шли на смерть, но сделали они это, безусловно, под влиянием со стороны», — заметил Абубакар.

20 августа произошла серия нападений на силовиков в Чечне. Нападения были совершены в Шалинском районе республики и Грозном. По данным силовиков, четверо из пяти боевиков были убиты, а пятый получил ранение при неудачной попытке самоподрыва и позднее умер в больнице.

Вечером 21 августа ресурсы, поддерживающие «Исламское государство»*, опубликовали видео, на котором, по их данным, террористической организации присягают подростки — участники нападения на силовиков в Шалинском районе и Грозном.

«Меня поражает в первую очередь идентичность подобных вылазок. Кто-то один или несколько молодых людей вдруг, практически на ровном месте, становятся террористами, напав на силовиков. Это ведь уже не первый такой случай за последние несколько лет. И всякий раз следуют репрессии против родственников этих боевиков. Некоторые семьи даже из своих домов изгоняют, но это почему-то не останавливает других молодых людей», — сказала жительница Грозного Марина, педагог по образованию.

«Мне больше, чем этого парня, жаль его родителей и близких. Представляю, какие у них теперь из-за этого будут проблемы. Хорошо еще, если не вынудят уехать за пределы республики, как ваххабитов. Такое у нас прежде случалось», — заявила местная жительница Аймани.

Инциденты в Дагестане и Чечне говорят об активизации боевиков на Северном Кавказе

Поздно вечером 22 июня в Хасавюртовском районе силовики попытались остановить автомобиль ВАЗ-2109. Находившиеся в машине два жителя Махачкалы открыли огонь и были убиты в перестрелке, сообщил Национальный антитеррористический комитет (НАК). Среди силовиков и мирных жителей никто не пострадал.

Атаки в Дагестане и Чечне вряд ли связаны между собой, так как имеют разные цели и разные характеры, рассказал президент Международной ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «Альфа» Сергей Гончаров.

«Есть большие сомнения, что акции были скоординированы. По информации, поступившей мне из источников среди дагестанских и чеченских силовиков, в Дагестане боевики пытались напасть на полицейских, чтобы завладеть оружием. В Чечне же велась подготовка к теракту, которая была успешно прервана», — сказал он.

По мнению Гончарова, инциденты говорят об активизации боевиков на Северном Кавказе.

«Я не исключаю, что после поражения на Ближнем Востоке члены ИГ* стали возвращаться на родину — в данном случае, в республики Северного Кавказа. Ведь ни для кого не секрет, что среди боевиков, воевавших в Сирии, были и россияне. Они организовывают группы либо сами осуществляют вылазки», — считает Гончаров.

Ранее Гончаров отмечал скудность информации, которую предоставляют обществу силовики после проведения спецопераций.

Поданная информация об инциденте в Дагестане вызывает скепсис, заметил Гончаров, в частности, настораживает, что те, кто открыл огонь по силовикам, никого не ранили, в то же время отсутствуют снимки убитых. Однако, считает Гончаров, сомневаться в данных не стоит.

«Я не могу ни подтвердить, ни опровергнуть информацию, данную дагестанскими силовиками. Но оснований им не доверять нет. Действительно, в условиях Северного Кавказа отказ остановить машину — серьезное нарушение, вызывающее подозрение. И применение оружия в данном случае оправдано. Отсутствие фотографий трупов боевиков можно объяснить тем, что подобные снимки уже всем надоели», — сказал Гончаров.

Что касается Чечни, то раненные при исполнении служебного долга – «не редкость, а скорее норма», считает Гончаров.

«Любопытно, что ИГ* продолжает брать на себя ответственность за преступления, к которым, скорее всего, не имеет отношения. Конечно же, это делается для сохранения реноме. В противном случае об ИГ* забудут. Такая пропаганда стопроцентно будет продолжена и дальше», — сказал Гончаров.

Истинная причина инцидентов кроется в клановых войнах

Для Чечни и Дагестана полгода без стрельбы – достаточно длительный период, считает доцент РЭУ им.Плеханова, член Экспертного совета офицеров России, военный политолог Александр Перенджиев.



Однако, по его словам, «если говорить о Чечне, то надежд на стабильность было больше».

«Сейчас Северный Кавказ переживает кризисный момент, возникающий с прослеживающейся периодичностью – летом. Речь идет о стагнации экономики, напряженных отношениях власти и общества, коррупционных проявлениях. Сюда же относится и обострение в плане вооруженных инцидентов», — сказал Перенджиев.

По его мнению, ИГ* вряд ли причастно к атакам, а истинная причина конфликтов кроется в клановых войнах.

«Ячейки (ИГ*), бесспорно, сохраняются, но нужно искать истинную причину возникновения этих «боевиков». То, что силовики окрестили убитых «членами ИГ*», вызывает сомнения. Зачастую ликвидированные — представители кланов, которые не допущены к власти и распределению денег, ресурсов, не воспринимающие действующую власть в ее классическом понимании», — считает Перенджиев.

Для того, чтобы избежать межклановых конфликтов, необходимо организовать площадку, на которой каждый смог бы выразить свое мнение о происходящем в республике, считает Перенджиев. Кроме того, необходимо заняться профилактической работой среди населения, и реже прибегать к «силовому решению – уничтожению боевиков».

«Власти необходимо внимательнее искать причины, природу возникновения боевиков. Нельзя все слепо валить на ИГ*, как на внешний источник угрозы, а следует искать его внутри. На пустом месте бандитами ИГ* не становятся, а значит, ситуация в республике напряженная», — сказал Перенджиев.

Инциденты — реакция общества на ситуацию в регионе

Полгода без выстрелов – действительно большой срок для Дагестана и Чечни, также отметил полковник ФСБ России в запасе, бывший депутат Госдумы Геннадий Гудков.

По его мнению, инциденты между собой связаны, но лишь тем, что это реакция общества на экономическую и политическую ситуацию в регионе.

«Очевидно, нарастает градус раздражения, агрессии, ненависти, что неизбежно приводит к радикализации. И тут же появляются вербовщики. Начинается стрельба, нападения, растет недоверие к власти, силовикам. Люди на Кавказе в полной мере ощутили, что такое кризис. При этом стало ясно, что послаблений ждать не стоит, экономическая ситуация лучше не станет, впереди нет ничего позитивного», — сказал Гудков.

Он не считает, что к нападению в Чечне причастны члены ИГ*.

«На ИГ* можно списать что угодно. Но само ИГ* даже не знает, что оказывает воздействие на Кавказ. ИГ* далеко от пика силы, мощи, потрепано и подавлено. Это мода такая — приписывают ИГ* все то, что происходит под знаменами религиозного фанатизма», — сказал Гудков.

Информация об инциденте в Дагестане непрозрачна

Сомнения о причастности ИГ* к инцидентам в Дагестане и Чечне также выразил политический обозреватель газеты «Черновик» Магомед Магомедов.

«Я не исключаю, что задержание редактора «Черновика» Абдулмумина Гаджиева, протесты и последующие инциденты – звенья одной цепи. Сначала силовики винят журналиста в терроризме, затем проходят стихийные, масштабные акции в его защиту. Следом – многочисленные сообщения в Telegram-каналах силовиков о том, что в ближайшее время возможна активизация бандподполья, и под конец – стрельба в двух кавказских республиках. Мы не можем понять, это естественный процесс или искусственный, когда правоохранители дают ячейке развернуться в нужный для нее момент», — сказал Магомедов.

Журналист дагестанского издания «Черновик» Абдулмумин Гаджиев был задержан 14 июня по делу о финансировании терроризма. 18 июня суд постановил заключить его под стражу. Гаджиев заявил о фальсификации дела. Дагестанские журналисты начали акции с требованием освободить коллегу. Главреды дагестанских СМИ объяснили поддержку Гаджиева недоверием к силовикам.

Таким образом, считает журналист, силовые структуры, заявив о серьезной активизации боевиков, могут оправдать задержание Гаджиева в глазах граждан.

«Силовики рапортуют, что на Кавказе нет активных боевиков. Но, как мы видим, единичные случаи все же бывают. И если нет сомнений, что в Чечне нападение совершил некий фанатик, то про Дагестан уверенности нет. Информация о личностях убитых скрыта, одна версия противоречит другой.

Согласно одним данным, машина с боевиками не хотела останавливаться, по другой – преступники подъехали к посту и открыли огонь. Дагестанская история непрозрачна, а доверия к правоохранительным органам мало», — отметил Магомедов.

* «Исламское государство» (ИГ, ранее — ИГИЛ) признано террористической организацией и запрещено в России решением суда.


Присоединяйтесь к нам:

Яндекс.Дзен

Добавить комментарий