Морская пехота Северного Флота. 61 ОБрМП СФ

Морская пехота Северного Флота. 61 ОБрМП СФ

Морская пехота Северного Флота. 61 ОБрМП СФ

Наш первый разговор с полковником Григорием Семеновым состоялся на бетонке взлетной полосы сразу по возвращению офицера на родную землю в Заполярье. Именно здесь Григорий Сергеевич передал командующему Северным флотом адмиралу Вячеславу Попову для хранения в музее СФ Андреевский флаг, который морская пехота с гордостью пронесла по всему востоку Чеченской республики, выполнив все поставленные задачи. Вы­сокий, поджарый, с особенным “чеченским” загаром, полковник был не очень разговорчив. Семенов сказал тогда нам, встречав­шим “белых медведей” на аэродроме, только одно: “Мы сдела­ли все, чтобы вернуть на чеченскую землю мир”.

И вот спустя несколько месяцев новая встреча. Полковник Григорий Семенов неохотно рассказывает о себе и о войне. Для него Чечня теперь не просто республика, а кро­вавая отметина на карте России, боль, ко­торую вряд ли поймут те, кто не терял дру­зей.

…Офицером морской пехоты полков­ник Григорий Семенов стал сравнительно недавно. С 1991 года он на Северном фло­те и в частях “белых медведей”. А до это­го был мотострелком, офицерская судьба помотала его по всему Дальнему Востоку. Это уже после окончания академии слу­чился крутой вираж в армейской карьере, давший Григорию Сергеевичу возмож­ность надеть форму морского пехотинца, о которой он мечтал еще в Московском ВВОКУ.

Ему предложили далеко не пре­стижную должность командира разведыва­тельного батальона в бригаде морской пе­хоты Северного флота. Семенов, имевший полное право рассчитывать на более вы­сокую должность, без раздумий согласил­ся. В 1991 году он вместе с семьей при­был к новому месту службы в поселок Спутник.

В бригаде встретили комбата развед­чиков с присущим “белым медведям” раду­шием.

— Учил военным хитростям подчинен­ных, учился и сам, — рассказывает полков­ник Григорий Семенов, — ведь даже мне, офицеру с многолетним стажем, надо было заслужить право носить черный берет.

Никогда не пасующий перед трудностя­ми офицер постепенно втянулся в новую для себя атмосферу жизни морских пехо­тинцев, для которых во все времена девиз “Там где мы, там победа” был своеобраз­ной вершиной, И вскоре подразделение под командованием Семенова стало одним из лучших в бригаде.

В 1995-м полковника Григория Семе­нова назначили командиром 61-й бригады морской пехоты Северного флота. Это бы­ли сложные для части годы. Подчиненные полковника Григория Семенова, участво­вавшие еще в первой чеченской войне, го­товились к возвращению на Северный Кав­каз. Умудренные жизненным опытом, они понимали, что борьба с боевиками скорее всего продолжится и хасавюртовский договор лишь передышка. А пото­му активно занима­лись боевой подготовкой, гото­вились к войне на полигонах и стрельби­щах.

И бригада, как и в прежние годы, оста­валась одним из лучших подразделений Вооруженных сил страны. Готовность и умение морских пехотинцев действовать в самых сложных условиях, быстро и правильно выполнять поставленные задачи от­вечали самым высоким требованиям ко­мандования.

Когда в августе прошлого года на Се­верном Кавказе вновь разгорелся огонь войны, морпехи были к ней готовы. К стро­го определенному дню десантно-штурмо­вой батальон с приданными ему силами и средствами прибыл в Каспийск. Полков­ник Григорий Семенов отправился в го­рячий регион со своими ребятами. К уди­влению Григория Сергеевича, морскую пе­хоту к участию в боевых действиях привле­кли не сразу.

-Это дало нам возможность провести качественное слаживание батальона с при­данными ему подразделениями каспийцев и черноморцев, — рассказывает Семенов, — морально подготовиться к предстоящим встречам с врагом.

Но обстоятельства сложились так, что Григорий Сергеевич вынужден был вер­нуться на Север. Ему предстояло принять должность начальника штаба береговых войск СФ.

— Тяжело было оставлять своих и уез­жать домой, — говорит офицер. — Гораздо легче находиться вместе с подчиненными, чем быть вдали от них и понимать: ничем помочь ты им не можешь,

Но и в тылу Григорий Сергеевич помо­гал морским пехотинцам, готовя отвоевав­шим свой срок бойцам замену. И постоян­но просил командование побыстрее отпра­вить его на Северный Кавказ. Возвратиться в Чечню Семенову удалось в марте после трагической гибели генерал-майора Алек­сандра Отраковского.

Григорий Сергеевич принял из рук павшего Героя России ответ­ственность как за судьбу всей группиров­ки, так и за жизнь каждого морпеха. Спо­койствие и авторитет полковника Семено­ва помогли морским пехотинцам обрести прежнюю уверенность. Он не стал ничего кардинально менять, а просто продолжил работать с группировкой так, как настав­лял генерал-майор Отраковский, бывший учителем и для него.

Группировка морских пехотинцев стоя­ла тогда в Веденском и Агиштинском ущельях. Начинался непростой для всех федеральных сил период. Ожила “зеленка”, воевать стало еще сложнее. Бандиты, хо­рошо знающие местность, пользовались этим преимуществом. Приходилось учить­ся воевать по-новому.

… Случилось это под Зандаком 1 апре­ля. Полковника Семенова вызвали на сове­щание к командующему восточной группи­ровкой генерал-лейтенанту Макарову. Вы­ходя из здания штаба группировки, Семе­нов услышал канонаду, доносящуюся со стороны расположения морпехов.

Срочно связался со своими и узнал, что в засаду попала разведгруппа. Численность напав­ших на разведчиков боевиков пока была неизвестна. Но по интенсивности ведуще­гося боя и докладам радиста группы было ясно, что морским пехотинцам приходится нелегко. Прибыв в базовый лагерь, пол­ковник Семенов принял командование на себя.

Само появление командира группи­ровки, по словам очевидцев тех событий, помогло оставшимся в базовом лагере “черным беретам” действовать быстро и правильно. Тем временем “чехи” подошли к позициям оборонявшихся морпехов на рас­стояние 100-120 метров. Появились первые раненые. Угроза потерять всю группу раз­ведчиков стала вполне реальной.

— Положение было сложное, “чехи” превосходили числом и упорно наседали на разведчиков, — рассказывает заместитель командира группировки морских пехотин­цев на Северном Кавказе полковник Миха­ил Могилка. — Как только завязался бой, на выручку своим выдвинулась группа мор­ских пехотинцев, но они могли не успеть.

В этих непростых условиях полковник Семенов принял, как потом оказалось, единственно правильное решение. Он до­верил артиллеристам накрыть позиции бо­евиков. Отдать артиллерии приказ дейст­вовать в ситуации, когда “духи” находятся от обороняющихся морпехов в ста метрах, — затея на первый взгляд авантюрная. Некоторые офицеры штаба группировки ска­зали командиру именно об этом.

Но пол­ковник Семенов, привыкший действовать обстоятельно и взвешенно, на сей раз ни секунды не медлил. Еще до принятия это­го сложного решения в район блокировки была отправлена парашютно-десантная ро­та вместе с артиллерийскими корректиров­щиками и авианаводчиками.

Несколько точных залпов батальонных артснайперов решили исход боя. Развед­группа отошла к нашим позициям. К сча­стью, никто из разведчиков в том бою не погиб, но трое бойцов были тяжело ране­ны.

На мой вопрос, было ли ему страшно, Григорий Сергеевич ответил:

— Страшно было отправлять на встречу с бандитами, вооруженными самым совре­менным оружием, девятнадцатилетних пацанов и говорить им как заклинание: “Вер­нитесь живыми”. То, что с морскими пехо­тинцами воюют не только местные “защит­ники свободной Чечни”, а и хорошо обучен­ные наемники, не секрет.

— Хотя должность командира группи­ровки позволяла отсидеться в базовом ла­гере и не лезть на прямой контакт с банди­тами, — рассказывает полковник Михаил Могилка, — полковник Семенов выезжал вместе с батальоном практически на все боевые задания, лично принимал участие в боевых операциях морских пехотинцев.

Странной называет Григорий Сергее­вич эту войну, не иначе. Ведь на ней прихо­дилось быть не только солдатом, но и дип­ломатом. Хорошие отношения с главами районов и сел приводили к тому, что бан­диты не находили у простых чеченцев под­держки, как это было в прошлой войне. Мирные жители убеждались сами в добрых намерениях “черных беретов”, пришедших дать их земле мир. Ни единого раза пол­ковник Семенов не отказал в помощи мир­ным жителям Чечни.

“Черные береты” раз­минировали их поля, восстанавливали ли­нии электропередачи, врачи группировки оказывали больным медицинскую помощь. Да всех добрых дел морских пехотинцев и не перечислить. У полковника Григория Семенова сложились хорошие отношения практически со всеми руководителями рай­онов, где стояли лагерем “черные береты”. Это главы администраций Зандака, Зандакара, Мехкеты, Датых, Уни, Агишты, Ведено, Ца-Ведено и других.

Конечно, нельзя ска­зать, что везде морских пехотинцев встре­чали с цветами, но и откровенной враждеб­ности тоже не было. О многом говорит и тот факт, что за время вывода морпехов из Чечни в их сторону не прозвучало ни еди­ного выстрела.

Время быстротечно. Прошло уже бо­лее пяти месяцев с тех пор, как командир объединенной группировки морской пехо­ты, начальник штаба береговых войск СФ полковник Григорий Семенов вывел своих подчиненных из Чечни. Но не забываются события тех дней.

Напоминанием о тех же­стоких боях будут служить фотографии то­варищей, погибших в горах Северного Кав­каза. И орден Мужества на груди Григория Семенова.

Андрей МАЛОВ. Фото Дмитрия СТРАУСА. Журнал Братишка № 1 2001


Присоединяйтесь к нам: