Декабрь девяносто четвертого…

11 декабря 1994, на основании указа президента РФ Бориса Ельцина:«О мерах по пресечению деятельности незаконных вооруженных формирований на территории Чеченской Республики» подразделения Минобороны и МВД России вошли на территорию Чечни.

11 декабря 1994 г. началась первая чеченская война. Она отнюдь не была запрограммирована всем ходом событий. В 1991 и 1992 гг. стороны дважды были на грани столкновения. В ноябре 1991 г. российский президент Б. Ельцин пытался ввести в республике режим чрезвычайного положения, в связи с объявлением ею независимости, но не был поддержан Верховным советом — российским парламентом, ещё обладавшим серьёзными полномочиями. Через год, в ноябре 1992 г. федеральные войска, подавлявшие осетино-ингушский конфликт, чуть было не вошли в Чечню.

Граница между Чечнёй и Ингушетией была юридически не закреплена, и российские генералы были не прочь устранить проблему «независимой Ичкерии». Положение спас российский премьер Е. Гайдар, выехавший на Кавказ и предотвративший этот безумный шаг. В то же время стоит отметить, что параллельно проводилась и прямо противоположная политика — в республике оставалось много оружия от выведенной армии, чеченские отряды приняли активное участие в грузино-абхазской войне 1992-1993 гг., обеспечив победу ещё одной непризнанной республике. Стоит ли говорить о том, что в Абхазию они попадали через территорию Краснодарского края.

По сути, Россия принимала участие в этой войне, формально оставаясь в стороне.

Равновесие было нарушено в 1993 г. Именно тогда и в Москве, и в Грозном были предприняты шаги по усилению президентской власти и урезанию полномочий парламентов. В Чечне это привело к расколу республики по кланово-географическому принципу. Антидудаевская оппозиция контролировала в основном северные районы, традиционно настроенные пророссийски, чеченский президент — Грозный и южные районы (горная Чечня, с её богатыми традициями сопротивления центральной власти). В Москве же двухнедельное противостояние с парламентом завершилось взятием Белого дома.

Но усиливший свою позицию президент Ельцин начал «бронзоветь» вместе со своим окружением. Неудачи в экономической сфере было решено компенсировать «маленькой победоносной войной для внутреннего употребления». Ещё одной возможной причиной обострения российско-чеченских отношений могла стать борьба за транзит каспийской нефти. Нефтепровод Баку-Новороссийск должен был пройти по территории Чечни, и Кремлю было небезразлично, кто будет «сидеть на трубе» и «стричь купоны».

16 декабря 1993 г. в Надтеречном районе Чечни был создан Временный совет Чеченской республики (далее ЧР) во главе с У. Автурхановым. Он был создан с подачи Москвы и сразу начал получать помощь финансами и вооружением. В российских СМИ создавался образ данного органа, как альтернативы обанкротившемуся дудаевскому режиму.

В апреле 1994 г. части российского спецназа начали подготовку к действиям на территории Чечни, а в августе проводилась аэрофотосъёмка местности для будущей военной акции.

Не забывали и про пропагандистское обеспечение. В декабре, а потом с интервалом в месяц в мае-июле на юге России произошло 4 захвата автобусов с заложниками. Требования террористов (чеченцев по национальности) были стандартны: оружие, деньги, заправленный вертолёт. Пункт назначения был один и тот же — Чечня. Впрочем, там их и арестовывали российские правоохранительные органы, официальный Грозный не пытался этому воспрепятствовать (за исключением последнего теракта в Ставрополье, когда в результате неудачного штурма вертолёта преступников арестовали, но среди заложников не обошлось без жертв).

Более того, после майского инцидента помощник российского президента по вопросам национальной безопасности Ю. Батурин летал в Грозный и выразил дудаевскому руководству благодарность за содействие. Позднее чеченское руководство будут обвинять чуть ли не в намеренной организации этих терактов. Спору нет, преступность на территории Чечни была действительно высока, но действия по свержению Дудаева, переросшие в войну, ещё более усугубили ситуацию на Кавказе.

Антидудаевская оппозиция активизировалась летом 1994 г. В Кремле насторожённо наблюдали за активизацией Р. Хасбулатова, бывшего спикера распущенного Верховного совета РФ, для околоельцинского окружения он был также неприемлем, как и Дудаев.

Кроме того, противники чеченского президента тоже начали «толкаться локтями». В этих условиях 2 августа 1994 г. глава Временного совета У. Автурханов обратился к Ельцину с просьбой считать возглавляемый им орган единственным законным органом власти в ЧР и оказать ему помощь. В Чечне началась полномасштабная гражданская война.

Довольно быстро выяснилось, что силы примерно равны. Чеченская правительственная армия не могла нанести окончательное поражение оппозиции, занять северные районы и Урус-Мартан (вотчина бывшего мэра Грозного Б. Гантемирова). Противники Дудаева даже при российской поддержке не могли занять Грозный и свергнуть Дудаева.

Возможно, такой характер боевых действий объяснялся вековым обычаем «кровной мести», страховавшим чеченское общество от внутренних войн. Всё-таки в Кремле создалось впечатление, что ситуацию надо чуть-чуть подтолкнуть.  Для решающего штурма Грозного оппозиции были предоставлены 40 танков, на этот раз с российскими экипажами. Итог оказался плачевным. «Туземная» пехота, в задачу которой входило прикрытие боевых машин, ушла вперёд и первая попала под удар.

Танки беспрепятственно дошли до центра Грозного и также были расстреляны из гранатомётов. В незнакомом городе, без карт местности, российские боевые машины стали лёгкой добычей. «Солдат неудачи» готовили к лёгкой прогулке а-ля Белый дом-93. Когда реальность оказалась иной, некоторые из них покидали даже исправные танки и пытались скрыться. В результате этого поражения оппозиция потеряла 23 танка, 15 были захвачены чеченской правительственной армией.

Но самое неприятное для российского руководства — в плен попали около 50 российских танкистов, давших перед телекамерами показания об участии в этой авантюре российских спецслужб.  После провала штурма Грозного у российского руководства ещё была возможность решить спорные вопросы за столом переговоров. По крайней мере, пленных танкистов удалось вернуть именно таким путём. Но в Кремле
сделали ставку на силу.

11 декабря 1994 г. начался ввод российской Объединённой группировки войск (далее ОГВ) в Чечню. Эти действия сразу вызвали неприятие на Кавказе. Восточную группировку, наступавшую со стороны Хасавюрта (Дагестан) остановили местные жители (чеченцы-аккинцы), перекрывшие участок трассы Ростов-Баку. Российские солдаты ещё были психологически не готовы применять оружие против населения, а у офицеров хватало чести и выдержки не устраивать бойню. На западном направлении владикавказская группировка также столкнулась с сопротивлением (ещё относительно мирным) в Ингушетии, но, применив силу, вошла в Чечню.

Впрочем, уже 12 декабря она столкнулась с пикетами местных жителей на чеченской территории. Здесь силовой прорыв через населенные пункты привёл бы уже к реальным боевым столкновениям. Видимо, младший офицерский состав не хотел брать на себя излишнюю ответственность, и данная группировка остановилась между Сунженским хребтом и южными предгорьями. Две группировки, наступавшие с северо-западного (моздокская) и северо-восточного (кизлярская) направлений, действовали в режиме наибольшего благоприятствования.

Отсутствие у противника авиации (уничтожена на аэродромах в начале войны), равнинный ландшафт, пророссийски настроенное население позволяли наступать без серьёзных осложнений. Моздокская группировка уже 12 декабря 1994 г. вышла к поселку Долинский (10 км. северо-западнее Грозного), где столкнулась с серьёзным сопротивлением. Сначала она была обстреляна из установки «Град», а потом вступила в бои за населенный пункт, увязнув в них на неделю. Что касается кизлярской группировки, то составлявший её огневой костяк 8 корпус генерала Рохлина вышел к Толстой-Юрту (12 км. северо-восточнее Грозного) только 15-16 декабря. Притом контактных боёв ещё не было — противника рассеивали артиллерийскими ударами.

19 декабря 1994 г. наступление российских частей возобновилось. Владикавказская группировка обошла чеченские сёла по Сунженскому хребту и блокировала Грозный с запада. 20 декабря моздокская группировка заняла поселок Долинский и блокировала чеченскую столицу с северо-запада. 20-21 декабря кизлярская группировка захватила переправу в районе станицы Петропавловская и, заняв ее, блокировала Грозный с северо-востока. Кроме того, в ночь на 23 декабря подразделения, входившие в данную группировку, обошли Грозный с востока и заняли столичное предместье — Ханкалу. Также десантниками 104 воздушно-десантной дивизии были заняты позиции западнее Аргуна (в 12 км. от Грозного) с целью исключить подход подкреплений из Восточной Чечни.

Таким образом, за первые две недели войны российские ОГВ заняли (практически без сопротивления) северные районы Чечни и блокировали ее столицу — Грозный с ТРЁХ сторон. На большее сил 24-тысячной группировки не хватило. Несмотря на то что южное направление в чеченской столице оставалось открытым, на заседании Совбеза РФ 26 декабря было принято решение о взятии города. …


Присоединяйтесь к нам:

Яндекс.Дзен

Добавить комментарий