Бой за посёлок Гикаловский в первую чеченскую войну

3-4 февраля 1995 — бой за Гикаловский. 3 февраля для блокирования Грозного с юга 3-й батальон и другие подразделения 324-го мотострелкового полка 34-й мотострелковой дивизии выдвинулись к населенному пункту Гикаловский и почти без боя овладели им.

Перегруппировав силы, боевики отрезали путь для подхода подкреплений и попытались отбить поселок, предприняв ряд атак до конца дня 3 февраля и в первой половине дня 4 февраля. Все атаки были успешно отражены федеральными силами.

По данным участника боя лейтенанта Г. Скипского, 3-й батальон потерял 18 человек убитыми (неясно, учтены ли здесь потери танкового батальона 324-го полка).

Скипский Георгий Александрович

Скипский Георгий Александрович

Заместитель командира по воспитательной работе (ЗКВР) 3 миномётная батарея (минбатр) 324 мсп лейтенант Георгий Александрович Скипский: «324-й полк был сформирован следующим образом: почти полностью, за исключением 4 человек, оставшихся в постоянном составе полка на начало 1995 г., офицерский состав был укомплектован за счёт частей гарнизонов Екатеринбурга, Верхней Пышмы, Елани, Чебаркуля — т.е. почти со всего Уральского военного округа. В качестве пополнения, из Забайкальского военного округа были высланы транспортные самолёты с рядовым и частично офицерским составом из гарнизона Гусиноозёрска. Таким образом, офицеры 324-го полка первое время не знали в лицо даже друг друга, не говоря уже про своих подчинённых солдат, с которыми им вскоре предстояло идти в бой.»

ЗКВР 3 минбатр 324 мсп лейтенант Г.А. Скипский: «22 января 1995 г. подразделения 324-го полка выстроились в походную колонну, совершили марш через Терский хребет и расположились недалеко от села Толстой-Юрт, что примерно в 20 км от г. Грозный.»

НШ СКВО генерал-лейтенант Владимир Яковлевич Потапов: «Завершающий этап операции по разгрому незаконных вооружённых формирований в Грозном начался с утра 3 февраля. Двумя полками (324 и 245 мсп) группировки войск «Юго-Восток» был осуществлён манёвр из района Ханкала на юг и юго-восток Грозного.»

Выдвижение к н.п. Гикаловский

ЗКВР 3 минбатр 324 мсп лейтенант Г.А. Скипский: «Получив приказ на захват и удержание населённого пункта Гикаловский, командир 324-го полка подполковник А.В. Сидоров организовал выдвижение по обходной дороге, идущей вдоль юго-восточных окраин Грозного, через пригородные районы — Нефтепромыслы и Черноречье.»

Из описания боя: «Зам. командира полка подполковник Владимир Павлович Бахметов только и взял с собой три взвода: разведки, БМП и танковый. «Хватит, — решили. — Немного продержимся, а там и остальные подойдут».»

Из описания боя: «[Командир 324 мсп] Полковник Анатолий Сидоров реально оценил обстановку и решил двигаться не по трассе и не в обход маленькой деревушки [Пригородное], а через садовые участки.»

ЗКВР 3 минбатр 324 мсп лейтенант Г.А. Скипский: «Не доходя до Черноречья, наша колонна, шедшая в авангарде, неожиданно свернула с трассы в зону лесопосадок и, прижимаясь к подошвам господствующих высот, начала извилистой змеёй вползать в «зелёнку». Когда колонна прошла не более 2 км., её обстреляли из миномётов. Мины падали на достаточно большом удалении, что позволяло наблюдать траекторию их полёта и не опасаться поражения осколками (разлёт осколков миномётной мины достигает 200 м в радиусе).

Это означало, что нашу колонну боевики заметили слишком поздно, поэтому их огонь оказался неприцельным. Наш передовой отряд в составе мотострелковой роты и двух миномётных расчётов, а также танкового взвода на скорости прошёл Черноречье, по пути сметая немногочисленные пикеты боевиков, и устремился по шоссе к посёлку Гикаловский, между которым и окраинами Грозного мы не встретили никакого серьёзного сопротивления.»

Из описания боя: «Выдвинулись на трассу. И вдруг она словно вспенилась. Осколки миномётных мин и вырванные куски асфальта ливнем осыпали бронегруппу. Шедший левее остальных БТР волной от разорвавшейся в метре мины буквально подбросило и опустило на уже пробитые вдоль одного борта колеса. <…> Колонна рванула вперёд. Выйдя из-под обстрела, Бахметов тут же связался с командиром полка. Передал координаты вражеской миномётной батареи. Но полностью переключился на решение стоящей перед ним задачи лишь тогда, когда услышал в наушниках шлемофона свой позывной, а затем сообщение:

— Порядок. Цель поражена. Продолжать движение.»

Из описания боя: «Навстречу грузовик, битком набитый боевиками. Саданули по нему из танка. Кто из «духов» уцелел — врассыпную. Как положено, обработали их из пулемётов. Разведка успела даже пленного взять. Тот аж кипел от злости. А потом (откуда он её только достал?) вдруг выхватил гранату и с криком: «Аллах акбар!» — замахнулся на бойцов. Не успел. Гранату отобрали. Помяли при этом, правда, пленного немного. Потом и допросили. Всё рассказал. И что возле бывшего племсовхоза, куда шла бронегруппа, боевиков порядка сорока пяти человек и что находятся они на перекрёстке возле базара. А самое главное — с той стороны, откуда идут бахметовцы, никто их не ждёт. Чуть подальше, за совхозом, — там целый опорный пункт. Посмотрели на карту: нет никакого базара возле перекрёстка. Не обозначено. Решили разобраться на месте.»

В н.п. Гикаловский

Из описания боя: «Боевые машины бронегруппы стаей выскочили из-за поворота. Тут же и разобрались с обстановкой. Точно, возле дороги — базарчик. Вернее, несколько «шанхайчиков». Боевики поначалу толком даже бой не приняли. Разбежались. Всё бросили как было. На мангалах даже шампуры с шашлыками остались нетронутыми.»

ЗКВР 3 минбатр 324 мсп лейтенант Г.А. Скипский: «Когда наш авангард ворвался в Гикаловский, его никто не ожидал. Боевики так поспешно разбежались, что побросали всё имущество и документы. Во дворе здания стояли котлы, в которых ещё дымился горячий плов. Бойцы, осматривая здание племенного совхоза, где располагался штаб боевиков, нашли списки личного состава отряда полевого командира Исы Мадаева, в зоне ответственности которого находились южные окраины Грозного <…>.

В качестве трофеев миномётчиков стал штабной фургон на базе ГАЗ-66, а также несколько комплектов полевой камуфлированной формы, стилизованной под горский национальный костюм. Несколько боевиков были взяты в плен и после короткого обыска и допроса расстреляны. Отправлять их в тыл не имело смысла, поскольку такового у нас не было.

После прорыва 3-го батальона через Черноречье боевики организовали более плотный огневой заслон, в результате чего не все подразделения 324-го полка смогли без потерь проскочить «зелёнку». В нашей миномётной батарее в результате обстрела была подбита замыкавшая колону машина, гружённая различным полевым имуществом. Останки машины пришлось везти на буксире, прицепив её тросом к БМП.»

Из описания боя: «А сопротивление становилось всё ожесточённее. Случалось, бойцам Бахметова приходилось на ходу срывать с бронетехники ящики с патронами, которые специально навешивались на броню против кумулятивных выстрелов, чтобы пополнить свой боекомплект. И всё же сопротивление дудаевцев было сломлено.»

Контратака боевиков

Из описания боя: «К четырем часам вечера к новому месту дислокации полка подъехал командир. Посовещались. Решили, что на сегодня — всё, «духи» больше не сунутся, ан нет. Полезли. Со стороны Чечен-Аула. Только и успели, что развернули к бою миномётную батарею.

Разведка к тому времени сообщила, что обнаружено скопление машин дудаевцев порядка пятидесяти штук. Готовятся к выдвижению. Командир полка полковник Анатолий Сидоров тут же связался с артиллерией. Запросил огня. <…> Молодцы, артиллеристы! На славу тогда поработали. Крепко выручили полк.

До одиннадцати [23:00] длился бой. Жестокий. Упорный. Но надвигающаяся ночь постепенно брала своё. Канонада утихла, нет смысла сажать снаряды в темноту как в копеечку.

А на КНП полка «бой» продолжался всю ночь. Отрабатывались различные варианты предстоящих действий, оценивалось тактическое положение своё и боевиков, отдавались приказы, распоряжения. Все, кто был в ту ночь там, поражались своему командиру. Ни тени растерянности на лице. Чёткость и уверенность в действиях, в сказанном. Только курил необычно много — три пачки сигарет за несколько часов. Офицеры уже не выдержали, забрали курево. Взамен выставили на стол пакеты с сухарями: толкового командира беречь надо.»



Ночная вылазка в н.п. Пригородное

Из описания боя: «В Чечню Журавлёв входил командиром танкового взвода в составе 324-го мотострелкового полка. Все танки раскидали по мотострелковым подразделениям для их усиления, и взвод Журавлева оказался приданным роте капитана Олега Дерябина.

Расположившись вблизи пос. Пригородный (юго-восточная окраина Грозного), мотострелки и танкисты стали ждать дальнейших указаний. Был январь, и тишина над белым полем в расположении наших солдат выглядела естественной и миролюбивой. Пригородный недружелюбности никак не выказывал, и белые «Жигули», проезжавшие мимо наших позиций, явились как бы подтверждением, что у местных жителей нет камня за пазухой. «Жигуленок» скрылся, а немного погодя со стороны Пригородного начался обстрел.

Вечером офицеры взволнованно подводили итоги дня. Результат был в пользу боевиков, потому что ответный огонь уральцы вели не по врагу, а всего лишь в его направлении. Никто из собравшихся не знал, сколько придётся находиться на этих позициях. Зато все, в том числе и Журавлёв, понимали, что следующий обстрел может начаться в любую минуту.

— Кто со мной? — спросил Дерябин, приняв решение о ночной вылазке в посёлок. Желающих оказалось много, пошло же только двенадцать. Остальных ротный оставил с личным составом.

Взяли личное оружие, вышли. Специальный бинокль, позволяющий увидеть хоть что-то в кромешной темноте чёрной южной ночи, был только у одного из дюжины смелых. Он-то и дал возможность обнаружить идущую навстречу группу боевиков…

Первым открыл огонь Дерябин, и автоматная очередь, разорвав тишину, свалила одного из чеченцев. Остальные, отстреливаясь, стали отходить за дома, а наши продолжали бить по ним из автоматов. Через некоторое время стрельба закончилась, боевики скрылись. Офицеры подошли к лежащему в луже крови мёртвому врагу. У убитого чеченца нашли военный билет, по которому определили, что служил он в воздушно-десантных войсках, а также списки имён и телефонов в Ростове-на-Дону, Ставрополе и в других городах Северного Кавказа. Впоследствии выяснилось, что это был начальник разведки одного из крупных бандформирований.

Окрылённые успехом первого боя, смельчаки пошли дальше по Пригородному. Кривые, с многочисленными изгибами улицы посёлка ограничивали видимость, так что даже просвечивающий мглу бинокль не помогал. Поэтому шли тихо и прислушивались. Вдруг Журавлёву послышался гул «жигулевского» движка, хорошо знакомый с детства.

Через несколько секунд уже никто не сомневался, что навстречу не спеша движутся именно «Жигули». Спрятавшись за угол, подождали, пока автомобиль покажется из-за поворота узкой поселковой улицы. Появившаяся машина была белого цвета — такая же, как проезжавшая днём перед обстрелом. В ней сидело четверо боевиков. Их расстреляли в упор.

Довольные, увешанные трофеями, без единой царапины двенадцать офицеров возвращались к своим.»

Карта района


Присоединяйтесь к нам:

Яндекс.Дзен

Добавить комментарий