Сергей Герман. Первая чеченская война. 817… нас больше нет…

«Помяни нас Россия, и злых и усталых,
одуревших от зноя, без сна, без воды,
отмеряющих жизнь от привала к привалу,
от звезды до звезды, от беды до беды…

Закончившаяся чеченская война, которую стыдливо называют то наведением Конституционного порядка, то конртеррористической операцией по своей сути была самой настоящей гражданской войной, где соотечественники, вчерашние соседи, друзья, одноклассники резали, взрывали и убивали друг друга. Тысячи, десятки тысяч людей погибли, сгорели заживо, потеряли близких . Но это статистика, которая никого не приводит в ужас. Гораздо страшнее истории о судьбах отдельных людей, в силу обстоятельств, верности долгу, присяги и своей порядочности оказавшихся на этой войне. Солдаты и офицеры некогда могучей русской армии пришли в Чечню, чтобы защищать мирных жителей, чтобы навести Конституционный российский порядок, но сыновья и братья этих мирных жителей взяли в руки оружие, оставленное российскими политиками и генералами и принялись убивать своих защитников. Россия дважды предала своих солдат, послав их на смерть и потом позволив правозащитнику и депутату Сергею Ковалёву назвать их УБИЙЦАМИ.

Жизнь сама расставит всё на свои места и через несколько лет никто не вспомнит имён политиков и бездарных военачальников, сделавших себе имя и карьеру на страданиях сограждан. Но ежедневный подвиг русского солдата навсегда останется в нашей памяти, подвиг русского воина положившего жизнь за други своя. Эту историю мне рассказал мой друг Саша Плюхин. Простой русский офицер, дослужившийся до полковника, но не сделавший на войне большой карьеры. Он вместе снами тянул солдатскую лямку и слава Богу остался жив. Но память о пережитом не даёт спокойно жить, не даёт спать и дышать.
Эту историю я услышал от него.

Автор

…817…нас больше нет…

Так получилось, что каждый год 6 марта я отмечаю день своего второго рождения.

Об этом не знает никто, в паспорте и всех документах у меня стоит другая дата. Но в этот день я остаюсь дома один и включаю видеомагнитофон с одной единственной лентой, затёртой мною до дыр. Там мои друзья, на ленте они ещё живы Петя Захарчук- Михалыч, Володя Шерстнёв, Серёжа Буйлов ….

Кто то из писателей заметил, что война и тюрьма снимают с человека маску и он становится как бы прозрачным, таким какой есть на семом деле, безо всякой ретуши и грима. И если в других условиях человек может притворяться, в экстремальной ситуации он становится самим собой. Насчёт тюрьмы не знаю, Бог миловал.

Но вот что касается войны, боевой обстановки, когда над головой свистят пули и человек в любую минуту может потерять жизнь, всё предельно точно. Видел своими глазами, как ещё вчера уверенные в себе мужики, красавцы, богатыри, перед лицом опасности становились жалкими и трусливыми. Или мелочными, готовыми ради собственной шкуры, и благополучия на любую подлость. И наоборот, ещё вчера скромный и незаметный офицер или какой-нибудь чумазый солдатик, не задумываясь отдавал жизнь за своих товарищей, как говорили в старину «за други своя…»

Война, для кого она злая мачеха, а кому-то мать родна, кормилица. Особенно для тыловиков, окопавшихся в комендатурах, получавших боевые выплаты за якобы участие в боевых действиях и даже пытающихся организовать снятие жестянных листов на зданиях и отправку их домой для личных хозяйственных нужд. Были и такие случаи.

Из Москвы часто прилетали в Чечню различные проверяющие, старшие офицеры, генералы, но в основном чтобы отметиться: получить большие командировочные, навесить медальку на грудь, сфотографироваться на фоне разрушенного Грозного, опять же сделать запись в личном деле, что дескать «принимал участие в бевых действиях…», а потом благополучно отбыть в столицу.

У «чехов» конечно же были свои глаза и уши в Грозном. Ичкерийское руководство тщательно проанализировало создавшуюся ситуацию, и боевики начали операцию по масштабному просачиванию в в Грозный. Разведданные по появлению Гелаева и Басаева никого не насторожили. Со стороны командования нашей группировки не последовало никакой реакции. Наверху в очередной раз посчитали, что разведка, возглавляемая Вознюком, просто отрабатывает свой хлеб. Как в украинской сказке, про дворового пса, хозяин которого считал, что он лает для того, чтобы его не выгнали со двора, и потому перестал выходить из дома, когда собака поднимала тревогу.

Боевики скрытно пробирались через блокпосты и наше оцепление. Да и о каком оцеплении можно было говорить, если во время комендантского часа чехи свободно перебирались по городу, через огороды и дыры в заборах. Там впору было проезжать на танке. Скрываясь в развалинах зданий, совершали нападения на места временной дислокации подразделений, важные государственные объекты. Басаевцы и гелаевцы выбивали наши войска из Грозного. Нам пока удавалось сдерживать боевиков, хотя и несли при этом большие потери.

Уже 6 марта 1996 года в Грозном было невозможно высунуть нос. На звонки в Ханкале по ЗАС (там находился генерал Тихомиров) никто не отвечал. Я как начальник службы связи прекрасно понимал, что такого не бывает и это чисто команда “не соединять”.

В газетах потом писали, что 6 марта 1996 года банда Закаева численностью до 400 человек захватила часть Заводского района Грозного.

С началом боевых действий, как ураганом, смело все комиссии и проверяющих из высших московских военных инстанций. Генерал Квашнин курсировал между Ростовом и Ханкалой, но ничего разумного в действия подчиненных не вносил. От него исходили только нервозность и оскорбления в адрес офицеров.

Основной удар приняли на себя подразделения внутренних войск, рассквартированые в городе и милицейские блок-посты. Мужества, смелости и отваги было много, не хватало профессионализма. Отсюда — большие жертвы. Командиры погибали первыми.

6 марта стал самым трагическим днем для нашей группировки. В этот день, в ходе тяжелых боев войска понесли самые значительные потери.

Управление центральной комендатуры в то время состояло из офицеров восточного округа Внутренних войск. Сначала её возглавлял генерал – лейтенант Муратов, командующий округом. Но в конце февраля- начале марта на эту должность был назначен полковник Андриевский. Звали его Партаген Партагенович, именно так, я не ошибся.

Между собой мы звали его «Партаген», некоторые – «пурген-пургеныч».

Прибыл к нам он по-моему с должности командира бригады, с Питера. Камуфляж офицерский, рост около 186 см., крепкого телосложения, весом наверное килограмм 110. Волосы темные, местами с сединой, прическа типа «ершика», но мы тоже все ходили взъерошенными.

Многих офицеров группировки я уже знал, встречались раньше по службе. Однако с Андреевским знаком не был. В тот период нахождения в Чечне он был очень выдержанным. В группировку часто наведывались различные генералы, среди которых хватало теоретиков и просто болтунов. Московские чины пытались учить и поучать, но дальнейшие события показали, что в военном ремесле большинство из них ничего не соображает. Высокие гости понимали это и сами, поэтому быстренько убирались восвояси.

Получилось так, что именно Андриевский 6 марта 1996 года спас меня от гибели. Это было так.

Снайпера противника весь день простреливали территорию военных объектов. На блокпостах и комендатурах города, в результате непрекращающихся боев, скопилось большое количество раненых. Многим требовалась медицинская помощь. Нужно было срочно принимать меры по эвакуации раненых. Бандиты не считались с наличием на бортах техники, Красного креста и открывали огонь из всех видов оружия, не давая вывезти раненых в безопасное место. Поэтому командование группировки приказало сформировать мобильные группы из медицинских работников и бойцов огневой поддержки.

6 марта 1996 года около 8 часов утра две группы военнослужащих Центральной комендатуры Грозного на двух БТРах выдвинулись, для эвакуации раненых.

Всего на двух машинах было или 17 или 19 человек. На первом БТРе находился начальник медслужбы подполковник Захарчук , Михалыч, как его звали все. Лет ему было около 50, жилистый, крепкий. Эта командировка на войну, кажется была уже третья по счету. Один из немногих всегда основательно вооружался перед рейдом, брал с собой «муху», подствольник ГП-5, комплект гранат к нему.

В тот день Михалыч как всегда сел на своё излюбленное место, впереди и справа на люк, ноги в корпус. Водитель у него был из казанского батальона. Мы звали его по кличке, Наглый или Нахальный, точно не помню. Стрелок –оператор призывался из Чувашской деревни. И позывной у него был Чуваш. Он был один у матери, но в Чечню приехал по собственному желанию. Запомнился тем, что всю зарплату отправлял матери. Говорил, что им не на что жить. Кажется у него была ещё младшая сестра.

Водитель и стрелок находились в броне внутри. Справа по ходу из второго люка выглядывал полковник Виталий … Он занимал должность начальника милицейских частей в Восточном округе внутренних войск, и я с ним был хорошо знаком. Но сейчас никак не могу вспомнить его фамилию. Над водителем сидел старший прапорщик Сергей Буйлов, хороший мужик напористый, уверенный, жёсткий.

С левой стороны за ним солдат Денис Сидоров. Было еще несколько спецназовцев, из 63 оперативного полка города Ангарска.Это был хорошо подготовленный, профессиональный спецназ.

При выезде Захарчук лично попросил генерала Андриевского включить меня в свою группу, и я уже дал согласие.

Но когда БТРы уже начали движение, Андриевский приказал мне остаться и обеспечить ЗАС телефонную связь с Черноречьем. Я передал соседу автомат и побежал в кабинет к коменданту. Группа не стала ждать, вместо меня на броню сел офицер связи Шерстнев Володя, а через 20-25 минут , он уже кричал, что группа ведёт бой, есть двухсотые и тяжелые трехсотые. Я помню каждое его слово…..

Володя докладывал «…..817…817…я 818. ..напоролись на засаду, ведем бой…У нас один 200 и два 300, … один из них тяжелый …..». Я ему: «….818…я 817…
как с боеприпасами ?»

… мало, мало…экономим, уже два 200 и три 300,… нет, три 200 и два 300…». Потом на какое то время наступила тишина . Я постоянно вызывал группу на связь, но Володя молчал. Через 10-20 минут он сам вызвал меня. Но разговаривал он так, как будто бы меня не слышал. Всё повторял и повторял одну и туже фразу «… пришлите помощь, …пришлите помощь…» хотя знал , что на помощь нам послать некого. В комендатуре находилось лишь несколько офицеров и раненые, которые не могли даже держать оружие.

Володя говорил как-то странно, связисты так не говорят. У профессионалов это отработано до автоматизма – нажал тангенту и через секунду говори, а у Володи паузы длились несколько секунд. Такое бывает, когда радиостанцию подносит другой человек. Я понял, что Володя работает уже под контролем и сказал в эфир: «…818, я тебя понял…», а он всё повторял и повторял: «….пришлите помощь,…пришлите помошь». Потом, «…нас больше нет……» и это были его последние слова. Володя Шерстнёв пытался дать мне понять, что говорит под стволом автомата, и прощался со мной.

Я доложил ситуацию, военному коменданту, он был рядом. Андриевский всё слышал и тоже всё понял. Через несколько минут в ответ на мой повторный вызов кто-то нажал тангенту и кашлянул. Все последующие вызовы восемьсот восемьнадцатого повторялось то же самое. Мы уже были уверены, в живых никого нет, положение было слишком отчаянным. Все молчали, только комендант Заводского района продолжал кричать в трубку телефону, что нужна «действенная помощь».

Пальцы полковника , сжимающие трубку телефона побелели от напряжения.

Только 27 или 29 марта мы смогли найти тела погибших товарищей и вывезти их к себе. После этого нам удалось восстановить всю картину произошедшей трагедии.

На дороге бандит установили несколько засад. Первую из них группа уничтожила огнём из автоматов, «Чехи» этого не ожидали и подпустили машины ко второй засаде.

Практически на полном ходу, БТРы шли со скоростью 80- 90 км.в час, ребята отработали по ней гранатами из подствольников, так как не успели даже перезарядить автоматы.

Но перед третьей засадой пуля или осколок попал в двигатель первого БТР и он резко сбавил скорость.

Подполковник Захарчук выстрелил из «мухи» по группе боевиков. Денис Сидоров сидел на броне по ходу движения сзади и слева, за спиной Захарчука. Его сшибло на землю огненной струей от выстрела…

По БТР ударил выстрел из гранатомёта.У Михалыча к ноге были привязана гранаты к подствольнику. Они сдетонировали и взорвались. Левую ногу Захарчуку оторвало ниже колена, она держалась только на брюках.

БТР продолжал движение в направлении комендатуры заводского района, так как задача была прибыть туда для оказания помощи. Водитель дорогу знал, но машина была повреждена и еле ползла. Оставшиеся в живых потом говорили, что совершенно не было тяги, ползли со скоростью 15-20 км.

БТР встал у входной двери и под прикрытием ОМОНа раненых Захарчука и Буйлова занесли в комендатуру. Там Михалычу хотели поставить промедол. В руке у него был зажат шприц-тюбик. Но Михалыч уже умер. Через несколько минут умер прапорщик Буйлов. Живыми на первом БТР остались полковник- Виталий, стрелок-оператор Чуваш и водитель.

2 или 3 бойца, сидевшие на броне, слетели по дороге. Мне кажется один из них был Андрей Хозеев, рядовой солдат. Его разорвало на куски. От тела остались лишь кровавые ошмётки от груди и ниже. Их присыпали землей местные жители. Потом они показали это место. Тела Хозеева и Сидорова привезли только в последних числах марта.

Виталий, единственный из офицеров остался в живых из этих двух групп, потом он вышел на меня по ЗАС, долго молчал, а потом произнёс « Саша…Саша.., ты меня слышишь?…. Михалыча и никого нет….и опять молчок….».

Только 14 или 16 марта подполковник Саша Белов -начальник физподготовки и спорта Восточного округа ВВ, и майор Шкляр с отдела боевой подготовки нашего же округа с группой спецназа скрытно вывезли Виталия в Северный. Раньше прорваться туда было нельзя. Виталий обнял меня и плакал как ребёнок, мы стояли так минут 10-15. Потом я увёл его в винтеляционную, где спал. Налил ему стакан водки и понял , что он контужен и ничего не слышит. Отвечал смотря на губы. Мы отправили его в Москву в госпиталь Бурденко, но не смогли забрать у него оружие. В госпитале хирурги вытащили несколько десятков осколков, они были не очень глубокими. Потом мы встречались и считали себя братьями.

Но вот фамилию не могу вспомнить.

Вторая машина, на которой находилась группа с Володей Шерстнёвым, двигалась вслед за первым БТР. После взрыва всё заволокло дымом.

Водитель скорее всего решил, что первый БТР подбит. Останавливаться было нельзя – явная смерть. Он даванул на газ и машина проскочила мимо поворота, ведущего к комендатуре Заводского района.. Водитель прибыл в Чечню совсем недавно и только обкатывался, дорогу он не знал.

Проскочив по ошибке первый поворот, водитель не стал разворачиваться, а повёл машину, на юг. Дорога там поворачивает восточнее, а с правой стороны овраги и «зеленка». Дорога там была только одна и всегда были боевики. Машина выскочила прямо в их логову, тупик и там их опять ждали. Почти сразу же их прожгли выстрелом из «мухи».

Выстрел был был сделан в сторону водителя. Кумулятивная граната пробила бронемашину насквозь и просто сожгла водителя и стрелка-оператора. Тела бойцов сгорели почти полностью, останки уместились в ведре.

Группа залегла в стороне от дороги и приняла бой. Боеприпасов у них было по два магазина к автомату и все.

Примерно через 5-7 минут у них закончились патроны.

Под колесами мы потом нашли стреляные гильзы, ребята отстреливались до последнего патрона.

А потом их просто взяли, когда стрелять стало нечем. Оставшиеся в живых были тяжело ранены. Потом их добивали, а под трупы подкладывали растяжки.

Так они и были найдены вокруг сгоревшего и подбитого БТР, с гранатами Ф-1 под телами. Под каждым был «сюрприз» от «нохчей».

Вместе с Володей Шерстнёвым был помощник Захарчука старший лейтенант Мусин Александр, с которым они жили в одной комнате. Сашу потом по ошибке похоронили в Читинской области вместо Хозеева.

В новостях по центральному телевидению сказали об этом только один раз и потом все замолкло. Потом вышел фильм «Чистилище» с нашими событиями.

Тогда у меня было чувство полной безысходности, катастрофы, ощущение беды, в которой никто не сможет помочь. Терзали мысли о том , что Володька был на выезде всего лишь два или три раза, что нет у него должного боевого опыта,понимания и видения боя, кругом незнакомая местность, где всё под контролем боевиков. Я пытался убедить себя , что кто-то из ребят попал в плен и мы их потом выкупим, или обменяем. Если командование не найдёт деньги, сбросимся своими средствами. Всё равно найдем решение, но оставить ребят в Чечне, а самим вернуться?!

Нет! О таком не могло быть даже речи. Мысль о том что Шершнёв погиб, появлялась, но я всякий раз гнал её от себя. Не хотелось даже об этом думать. Мысль о том что на его месте должен быть я, пришла мне, когда начали сдавать оружие и моего автомата не оказалось . Володька запрыгнул на броню с моим автоматом. Вот тогда мне и начали лезть в голову дурные мысли. Что могут подумать плохо обо мне. Что мне сказать Володькиной жене и детям? У него ведь осталось двое пацанов. Я успокаивал себя, что есть Бог,он видит все, а кому надо, те знают.

Я часто задавал себе вопрос, почему именно меня Андриевский выдернул с БТРа перед выездом, а потом решил, что это судьба. Просто наверное господь Бог решил ещё раз подарить мне ЖИЗНЬ. Именно так и ни в коем случае иначе.

На этот вопрос сложно отвечать ещё и потому, что никто не знает правильного ответа. Но угрызения совести все равно терзают мою душу, так как сейчас прекрасно осознаю, что эта война была несправедлива по отношению к гражданам своей страны и защищающей её армии. Жители Грозного не были виноваты в том, что они родились в Чечне, не виноваты в том, Ельцин допустил к власти в Чечне чеченского Бонопарта- Дудаева.. Не было нашей вины в том, что российский президент и бывший советский генерал не поделили власть и стали отстаивать свои амбиции при помощи пушек, самолётов и тротила.

Мы были призваны защищать свой народ, а нас натравливали, науськивали друг на друга, как бойцовых псов. А потом не давали разрешение на открытие огня, наверное хотели посильнее озлобить, чтобы уже рвали друг друга до смерти. Но всё же бойцовых собак наверное кормили лучше чем нас, солдат и офицеров некогда могучей армии.

Солдаты мёрзли и голодали, офицеры одевались за свой счет, семьи месяцами не видели нашей зарплаты, а потом оказалось, что мы никому не нужны, нам не дали даже того что положено по закону. Потом нам сказали, что мы позор России, что мы убийцы…

Наверное кто-то думает, что у нас будет возможность заново родиться и прожить жизнь по другому сценарию. Может быть. Только я спрашиваю себя, а если бы мне удалось начать жизнь сначала, отдал бы опять свою жизнь армии и государству ?


Председателю Государственной Думы Федерального Собрания – Парламента Российской Федерации Селезневу Г.Н.

Уважаемый Геннадий Николаевич!

В соответствии с постановлением Государственной Думы от 25 декабря 1996 года 971- II ГД “О рассмотрении обстоятельств и причин массовой гибели военнослужащих Российской Федерации на территории Чеченской Республики в период с 9 декабря 1994 года по 1 сентября 1996 года и мерах по укреплению обороны страны и безопасности государства” сообщаю, что по фактам массовой гибели военнослужащих Российской Федерации на территории Чеченской Республики в 1994-1996 гг. органами прокуратуры возбуждены и расследуются три уголовных дела: о нападении незаконных вооруженных формирований (НВФ) на г. Грозный 6 марта 1996 года, об уничтожении войсковой колонны 245 мотострелкового полка в Аргунском ущелье в районе населенного пункта Ярышмарды 16 апреля 1996 года и о штурме г. Грозного в августе 1996 года.

1. 1 августа 1996 года Главной военной прокуратурой по материалам проверки, проведенной в связи с гибелью личного состава при штурме г. Грозного незаконными вооруженными формированиями 6 марта 1996 года, в отношении заместителя командующего Северо-Кавказским округом внутренних войск МВД РФ – коменданта Чеченской Республики генерал-майора Андреевского П.П. возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного п. “в” ст. 260-1 УК РСФСР (халатное отношение к службе, повлекшее тяжкие последствия).

В ходе предварительного следствия, порученного военной прокуратуре Северо-Кавказского военного округа, установлено, что Андреевский П.П. принял дела и должность коменданта Чеченской Республики 19 февраля 1996 года.

Боевой и численный состав Центральной комендатуры составлял 4912 военнослужащих внутренних войск МВД РФ, 268 сотрудников СОБР и 1212 ОМОН. Подразделения укомплектованы вооружением на 100%, бронетанковой техникой – на 30% (из 87 единиц 15 – в исправном состоянии), автомобильной – на 80% (из 365 автомобилей 51 – в исправном состоянии). Обеспеченность боеприпасами: к стрелковому оружию – 2,5 боекомплекта, к гранатометам – 2 боекомплекта. Запасы горюче-смазочных материалов: по автобензину – 2,1 заправки, по дизельному топливу – 3,9 заправки.

Объем боевой службы 4-й тактической группировки составлял: 25 контрольно-пропускных пунктов, в том числе в г. Грозном 22 и в г. Аргуне – 3; 1 взводный и 4 ротных опорных пункта, охрана Дома Правительства ЧР, 18 караулов по охране пунктов временной дислокации, 2 подвижных контрольно-транспортных пункта.

В соответствии с “Планом прикрытия г. Грозного” основное предназначение комендатуры Чеченской Республики заключалось в защите города от незаконных вооруженных формирований по 22 направлениям, которые прикрывались контрольно-пропускными пунктами, расположенными на основных автодорогах города, что в целом обеспечивало контроль за передвижением транспортных средств.

Однако подавляющее большинство контрольно-пропускных пунктов (КПП) г. Грозного не были оборудованы в инженерном отношении, не укомплектованы
бронетехникой, не обеспечены закрытой связью с воинскими частями МО РФ, комендатурами и комендантскими участками, входящими в состав 4-й тактической группировки.

Как усматривается из материалов уголовного дела, неподготовленность войск к отражению возможных нападений явилась следствием невыполнения в полном объеме комендантами районов и участков, командирами воинских частей и подразделений изданного бывшим комендантом ЧР генерал-лейтенантом Червоткиным Л.Я. “Боевого приказа коменданта ЧР на усиление борьбы с НВФ в г. Грозный”. Данным приказом должностным лицам предписывалось в срок до 20 января 1996 года подготовить КПП, взводные и ротные опорные пункты к круговой обороне, создать запасы продовольствия, боеприпасов и других материально-технических средств не менее чем на трое суток. В этом же приказе комендантам районов поставлены конкретные задачи по охране и обороне опорных пунктов и КПП.

Вместе с тем из-за отсутствия достаточного финансирования, невыделения материальных средств и бронетехники, отсутствия ремонтной базы и фондов в 4-й тактической группировке ВВ МВД РФ, других объективных и ряда субъективных причин выполнения мероприятий по подготовке к обороне к установленному сроку завершено не было.

Указанные обстоятельства позволили боевикам незаконных вооруженных формирований скрытно проникнуть в г. Грозный и с 6 по 9 марта 1996 года организовать вооруженные выступления, нападения на КПП, комендатуры, государственные учреждения и организации Чеченской Республики.

На момент вступления боевиков в г. Грозный достаточных сил и средств для оперативного подавления этих выступлений не было, так как часть сил была задействована на других участках ведения боевых действий в ЧР. Взаимодействия между 4-й тактической группировкой ВВ МВД РФ и группировкой МО РФ в ЧР надлежащим образом организовано не было, что снижало оперативность и эффективность оказываемой ими помощи.

Направлявшиеся по решению Андреевского П.П. на помощь личному составу боевые резервы подвергались нападению боевиков и несли потери. При отражении нападения боевиков в данных условиях в период с 6 по 9 марта 1996 года в подчиненных Андреевскому П.П. частях и подразделениях погибли 32 военнослужащих ВВ МВД РФ и МО РФ, 11 сотрудников ОМОН и 27 сотрудников СОБР; ранены соответственно 133, 42 и 84 человека. Уничтожена 21 единица бронетехники МВД и МО РФ.

В настоящее время по делу проводятся допросы должностных лиц и военнослужащих, которые убыли в различные регионы России. Изъята боевая документация, и назначена тактическая экспертиза, производство которой поручено специалистам в области тактики Военной академии Генерального штаба Вооруженных Сил РФ.

По результатам экспертного исследования будет принято решение в соответствии с Законом.

2. Уголовное дело об уничтожении войсковой колонны 245 мотострелкового полка в Аргунском ущелье вблизи населенного пункта Ярышмарды возбуждено военной прокуратурой – войсковая часть 44662 (г. Грозный) 17 апреля 1996 года. Впоследствии оно соединено с делом, возбужденным Кавказской межрегиональной прокуратурой и принято к производству этой прокуратурой.

В состав следственной группы включены следователи военной прокуратуры -войсковая часть 44662 и военной прокуратуры Северо-Кавказского военного округа.

Обстоятельства дела таковы.

Колонна полка в количестве 199 человек личного состава и 39 единиц транспортной и боевой техники 16 апреля 1996 года доставляла материально-технические средства с военной базы “Ханкала” г. Грозного в пункт временной дислокации полка – н.п. Шатой.

При прохождении Аргунского ущелья колонна попала в заблаговременно подготовленную незаконными вооруженными формированиями засаду.

Подорванные на дороге заряды фугасного типа вывели из строя бронетехнику, блокировавшую движение колонны, которая подверглась обстрелу из стрелкового оружия, гранатометов и реактивными снарядами.

Личный состав колонны занял оборонительную позицию и в течение двух часов вел бой. Потери составили: погибших – 83 человека, раненых – 63.

Уничтожены 29 единиц техники и практически все перевозимые материальные средства.

Установить, а тем более задержать нападавших, не представилось возможным. Ни одно из незаконных вооруженных формирований ответственность за нападение на себя не взяло.

Как установлено следствием, огонь велся с обоих склонов ущелья, приблизительно с 20 заранее подготовленных позиций, тщательно замаскированных и находящихся от дороги на расстоянии от 50 до 150 метров, на высотах от 20 до 100 метров.

В первые минуты обстрела погиб старший колонны, заместитель командира полка по вооружению майор Терзовец П.Д., и была выведена из строя командно-штабная машина, в результате чего потеряно боевое управление колонной и временно – связь с обеспечивающими прохождение колонны воинскими частями.

Предварительно установлено, что некоторые воинские должностные лица не в полной мере выполнили возложенные на них служебные обязанности по обеспечению безопасности продвижения колонны: командующий оперативной группировкой войск МО РФ генерал-майор Кондратьев СА., командиры полков полковники Романихин Ю.В., Трунилин И.Д., начальники штаба полков подполковники Вырапаев Ю.А. и Нырков В.А., другие должностные лица.

При выполнении необходимых требований по организации и совершению марша и осуществлении мероприятий по безопасности можно было бы избежать потерь или иметь их в гораздо меньшей степени.

Основной комплекс следственных действий в отношении воинских должностных лиц завершен. С учетом недостаточности и неполноты выводов ранее проведенных экспертиз следствие вынуждено назначить 10 декабря 1996 года дополнительную командно-штабную, тактическую и уставную экспертизу, производство которой поручено специалистам Военной академии Генерального штаба ВС РФ. После получения заключения и оценки выводов экспертов будет определена степень ответственности каждого из командиров и начальников, причастных к организации марша колонны 245 мотострелкового полка.

3. 6 августа 1996 года Кавказской межрегиональной прокуратурой возбуждено уголовное дело о нападении незаконных вооруженных формирований на г. Грозный, которое впоследствии принято к производству следственным управлением Генеральной прокуратуры Российской Федерации.

Расследованием установлено, что с конца июля 1996 года в Грозном появились группировки вооруженных лиц, участились обстрелы блокпостов и мест дислокации воинских подразделений.

4-5 августа среди жителей города распространялись листовки с предложением населению покинуть Грозный либо запастись водой и продовольствием.

5 августа во второй половине дня министр внутренних дел Чеченской Республики Таранов А.С. отдал распоряжение о снятии со всех блокпостов работников чеченской милиции (на каждом блокпосту их было по 6 человек). Свой приказ он объяснил планировавшейся на другой день проверкой паспортного режима в ряде селений.

6 августа в 5 часов 30 минут весь личный состав МВД прибыл к месту сбора, однако, несмотря на начавшуюся в городе стрельбу, операция по проверке паспортного режима не была отменена. При движении по г. Грозному отряды МВД ЧР были заблокированы боевиками: один отряд закрепился в здании отдела внутренних дел на транспорте, а другой во главе с министром прорвался к зданию ГАИ, где и держал оборону.

О планируемом на 6 августа вторжении незаконных вооруженных формирований в г. Грозный в Центральную комендатуру из МВД Чечни шифртелеграмма поступила 5 августа вечером. Были приняты меры по усилению охраны мест дислокации войск.

6 августа с 6 часов утра незаконные вооруженные формирования начали обстрелы правительственных зданий, КПП, блокпостов, комендатур и мест расположения внутренних войск в Старопромысловском и Ленинских районах, совершили нападение на железнодорожный вокзал.

До вечера подразделения объединенной группировки войск находились в обороне, и попыток вытеснить боевиков из Грозного практически не предпринималось. Колонны федеральных войск входить в город начали во второй половине дня 7 августа. Боевые действия продолжались до 18 августа.

За период боевых действий в г. Грозном, по предварительным данным, погибло:
10 сотрудников ФСБ РФ, 13 сотрудников милиции (6 ОМОН, 1 СОБР, 6 работников других подразделений), 535 военнослужащих (125 – внутренних войск и 410 – Министерства обороны).

По делу работает следственная группа в составе 6 следователей. Проведены допросы нескольких сотен человек, в ряде воинских частей изъята документация, донесения, переписка, выполняются следственные действия по сбору недостающих материалов для назначения военно-тактической экспертизы.

После проведения экспертизы следствие оценит степень виновности воинских должностных лиц и местных правоохранительных органов с принятием соответствующих решений. Определить окончательные сроки следствия затруднительно в связи с огромным объемом работы по точному установлению всех обстоятельств штурма города и действий федеральных войск по нейтрализации боевиков.

В поле зрения следственной группы находятся следующие должностные лица:
комендант Центральной комендатуры Чеченской Республики Андреевский П.П. с подчиненными ему должностными лицами, включая районных комендантов и комендатур гг. Шали, Гудермеса и Аргуна;
Министр внутренних дел Чеченской Республики Таранов А.С.;
генерал – лейтенант Пуликовский К.Б. – командующий объединенной группировкой войск;
генерал – лейтенант Рыбаков И.Н., командовавший группировкой внутренних войск.

По данным следствия, названные лица должны были надлежаще организовать деятельность войск и сил МВД в целях нейтрализации возможных вооруженных нападений на контролируемые федеральными силами населенные пункты и объекты.

Кроме установления причин массовой гибели военнослужащих проводится проверка обстоятельств гибели личного состава 131 отдельной мотострелковой бригады (войсковая часть 09332), штурмовавшей г. 31 декабря 1994 года – 1 января 1995 года, в ходе чего погибли 25 офицеров и прапорщиков, 60 солдат и сержантов, а без вести пропали 72 военнослужащих бригады.

Из пояснений участников этих событий, документов, изъятых в ходе проверки, следует, что в конце декабря 1994 года в г. Моздоке высшим командованием МО РФ поставлена общая задача по освобождению города Грозного.

Конкретную задачу по вводу войск в город, маршрутам движения и взаимодействию ставил генерал-полковник Квашнин А.В. (в то время – представитель Генерального штаба Вооруженных Сил РФ).

131 бригаде была поставлена задача к 27 декабря 1994 года сосредоточиться в двух километрах восточное Садовой, чтобы обеспечить проход в город Грозный другим войскам. В последующем бригада заняла рубеж по реке Нефтянка и находилась на нем до 11 часов 31 декабря, после чего по радио командовавший в тот период группировкой “Север” генерал-лейтенант Пуликовский К.Б. отдал приказ на вход в г. Грозный. Письменных боевых и графических документов в бригаду не поступало. После прохода по улице Маяковского штабом корпуса бригаде было приказано взять железнодорожный вокзал, что первоначально не планировалось.

Захватив вокзал, бригада попала в плотное огненное кольцо незаконных вооруженных формирований и понесла значительные потери в живой силе и технике.

Как усматривается из материалов проверки, вопросы тщательной подготовки операции должен был решить Пуликовский, однако этого в полной мере сделано не было, что явилось одной из причин гибели большого количества личного состава 131-й бригады.

В действиях Пуликовского усматриваются признаки состава преступления, предусмотренного ст. 260-1, п. “в” УК РСФСР, а именно – халатное отношение должностного лица к службе, повлекшее тяжкие последствия.

Однако уголовное дело возбуждено быть не может, так как Государственной Думой 19 апреля 1995 года объявлена амнистия в связи с 50-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг., и допущенное Пуликовским правонарушение подпало под ее действие.

В то же время для достоверного вывода о несоответствии действий Пуликовского и других высших должностных лиц МО РФ требованиям нормативных боевых документов при организации операции в г. Грозном 31 декабря 1994 года – 1 января 1995 года материалы проверки направлены в Военную академию Генерального штаба ВС РФ для получения консультативного заключения.

В зависимости от оценки результатов данного заключения в отношении должностных лиц будет принято решение в соответствии с Законом.

ГЕНЕРАЛЬНАЯ ПРОКУРАТУРА РФ. Генеральный прокурор РФ Ю.И. Скуратов


Присоединяйтесь к нам:

Уважаемые пользователи сайта "Чеченская война"!

Убедительная просьба: не спамить (оставлять ссылки на другие ресурсы, не относящиеся к теме сайта). В противном случае Вы получите бан, и удаление Вашего профиля с нашего сайта. Все комментарии перед публикацией проходят проверку, поэтому не тратьте свое время на написание, и время администратора на удаление Вашей рекламы.

Также, не допускайте в своих высказываниях оскорблений, призывов к межнациональной розни, террору и т.д.

Комментарии, которые могут содержать призывы к противоправным действиям, будут фиксироваться и отправляться в соответствующие органы!

2 Комментарии

  1. Ilya Kamenev:

    НОВОГОДНИЙ ШТУРМ
    Посвящается всем парням прошедшим через это дерьмо!

    Рассвет выходит из-за гор,
    Под нами город дышит утром,
    Мы передёрнули затвор
    И курим нервно перед штурмом.

    Приказ занять свои места,
    В окопах уши зажимаем,
    Горит кавказская земля,
    В даль наши “сушки” улетают.

    Звено, сменяется звеном,
    Подарки сыплются на город,
    Перемешав людей с дерьмом
    И дед мороз до горла вспорот.

    Артиллеристам дан приказ,
    Сравнять с землёю город Грозный
    – Причём тут дети “вашу мать!”,
    – Здесь мирных нет! Кричит нам взводный.

    Пошла тяжёлая броня,
    Гудит в ушах, воняет гарью,
    Нам дан приказ идти туда,
    Прикрывшись танковою сталью.

    Давили танками детей,
    Мы добивали всех, кто выжил,
    Вам не узнать из новостей,
    Молчит об этом “Кремль рыжий”.

    Сколько погибло там ребят,
    Которых в цинке запаяли?!
    Не все до дому долетят,
    К отцу родимому и к маме.

    Мы были брошены в котле,
    Кремлём и нашим генералом,
    На этой проклятой войне,
    Мы отдавали жизни даром.

    P.S
    Оценки кремлём числа погибших мирных жителей Чечни только в 1-ю чеченскую войну в 1994-1996 годах – до 50 тысяч гражданских лиц, в том числе в ходе штурма Грозного зимой 1994-1995 годов – от 25 до 29 тысяч. Реально, эти числа в разы больше.

    © Copyright: Илья Камень, 2017

  2. Planetariy:

    Земля пухом нашим солдатам и офицерам …..Матерям нашим поклон до земли…..

Добавить комментарий