Сапёры. Дегустаторы смерти

Сапёры. Дегустаторы смерти

Сапёры. Дегустаторы смерти

Ежедневно саперы вступают в игру со смертью. Тротиловые сюрпризы ждут своего часа на деревьях, фонарных столбах, в пластике из-под “пепси” и даже в обычной сигаретной пачке. Каждый клочок земли разрушенного Грозного густо усеян гильзами и осколками. Миноискатель здесь бесполезен. Вся надежда только на руки, глаза и… интуицию сапера.

Подъем в пять утра. Реальность на время теряет очертания. Грозный в сплошном молочном тумане. Самое время для выхода дозора инженерной разведки.

Командир саперного взвода молоденький старлей Владимир Далингер из 21 софринской бригады внутренних войск МВД России, окончивший военное строительное училище, сапером стал только в Чечне. Переучивался не на макетах и не в теплых аудиториях. Сегодня Далингер выходит на участок Старопромысловского шоссе Грозного, наверное, в сотый раз.

Восемь с половиной километров шоссе, вокруг которого в тумане проглядывают разбитые серые дома, — картина, достойная кисти Сальвадора Дали. Время от времени из дымки немыми часовыми выныривают развороченные столбы.

Этот участок военные называют районом повышенной опасности. Дорогу здесь боевики минируют с маниакальной педантичностью. Дни, когда обошлось без обезвреживания фугаса, саперы могут пересчитать по пальцам.

…Впереди, в ста метрах, по краям шоссе со щупами идут саперы-подрывники Алексей Долгих, Игорь Таранов и Андрей Бандин. Рядом сканируют местность на предмет взрывчатки Владимир Кулятов и Андрей Попов. Им выпадает основная работа. Дозор саперов прикрывает БТР. Ствол крупнокалиберного пулемета направлен на пустые глазницы домов. Пули или гранаты из-за угла можно ожидать в любой момент. Ощущать себя мишенью, мягко говоря, неприятно.

Несколько дней назад на этом месте бандиты атаковали саперный дозор. Но прицельные очереди Андрея Попова заставили замолчать пулеметчика боевиков.

В доме № 153 по улице Заветы Ильича когда-то была баня. По рассказам местных жителей, во время правления Масхадова боевики устроили здесь публичный дом. Сегодня на дороге у бани зияет воронка, а на другой стороне улицы поставлен деревянный крест.

Два дня назад на этом месте подорвался БТР с бойцами волго-вятского СОБРа. Боевики установили взрывчатку за пять минут, слегка присыпав фугас землей в полутора метрах от обочины. Двое милиционеров, попавших в засаду, скончались от ран. Еще несколько получили тяжелые ранения.

— “Гранат”, “Гранат”, я – “Кипарис”… — рация Далингера практически не умолкает. Саперы докладывают о том, что прошли половину маршрута. Внешнее спокойствие ничего не значит. В пяти километрах от шоссе, в штабе бригады, саперов ведут артиллеристы. Случись что, минометная батарея через секунды накроет любой квадрат в этом районе Грозного по целеуказаниям дозора инженерной разведки.

…Далингер внезапно останавливается, а саперы занимают позиции вдоль дороги. Причиной всему — обычный деревянный ящик. “Нас проверяют. Этот ящик я уже третий раз убираю с дороги. Случайностей здесь не бывает”, — поясняет командир.

Находку немедленно расстреливают из автоматов. На этот раз бандиты решили лишь пощекотать нервы саперам. А деревянную тару боевики почему-то очень любят. Только в октябре Далингер обезвредил два фугаса, замаскированных в патронных ящиках.

Зрительной памяти любого солдата из взвода Далингера можно только позавидовать. На маршруте ими изучена каждая кочка. “Случайная” шина на обочине, груда тряпок, мешок, любая проволочка вызывают у саперов повышенное внимание. Такой опыт зарабатывался кровью, проверен годами. По-иному противостоять тотальной минной войне пока нельзя. Со смертоносным железом борется только человек.

— “Духи” ставят фугасы на путях движения колонн, в местах проведения спецопераций. Причем они постоянно меняют тактику, — рассказал начальник инженерной службы бригады внутренних войск подполковник Владимир Коротков.

– С июля боевики использовали в основном проводные фугасы. Стандартный набор – снаряд, детонатор, блок питания, провода. Потом в ход пошли радиоуправляемые заряды. Специалисту ясно, что все закладки одного типа.

Судя по всему, у противника есть несколько инструкторов, которые и обучают молодежь. Для диверсий применяют и новинку в виде комплектующих от сигнализации “Клиффорд”. Стоит себе “мирный житель” на остановке, дожидаясь автобуса. Подходит колонна — “дух” только нажимает кнопочку. Предотвратить такую диверсию очень сложно.

В войсках есть приборы-антирадары, способные заглушать радиосигнал. Правда, они выпущены еще в конце 70-х годов и явно устарели. С радиоуправляемыми фугасами в Чечне борются дедовским, зато надежным способом – их просто расстреливают на расстоянии. Другое дело — взрывчатку нужно еще обнаружить.

Излюбленным приемом террористов является так называемая двойная линия, в которой одновременно используются проводные и радиоуправляемые фугасы. Один заряд, как правило, специально выставляют напоказ. Пока с ним возятся саперы, бандиты подрывают второй.

По словам военных, в Чечне бандиты применяют все виды минирования. К примеру, на Старопромысловском шоссе есть участок, где не найти ни одного целого фонарного столба. Фугасы взрывались прямо в них. Кроме того, мешки со взрывчаткой иногда вешают на деревья. Еще есть мины-прищепки. Словом, про все меню террористической кухни и не расскажешь.

Но не дремлют и саперы, меняется тактика действий групп разминирования. Существуют и чисто профессиональные секреты, о которых не принято рассказывать.

…То утро выдалось для Далингера самым обычным, если такие бывают на войне. Дозор не спеша двигался по маршруту. На остановке, у заросших бурьяном корпусов института, толпились люди. Когда показался рейсовый автобус, рядовой Андрей Попов заметил пару грязных мешков, из-под которых уходил едва заметный провод.

Исследовав место, сапер аккуратно приподнял холстину. В небольшой ямке тускло блеснула свежая краска. К новенькому танковому снаряду была приделана крохотная антенна. Провода оказались ложными. Времени на раздумья у саперов не было. Террорист в любой момент мог нажать на кнопку. Далингер приказал остановить автобус и отвести людей в безопасное место.

Вспоминает старший лейтенант Далингер:

— Люди, конечно, испугались. На остановке было много женщин и детей. Фугас подорвал тротиловой шашкой Попов. Рвануло сильно, осколки разлетелись в разные стороны, но жертв не было. Осталась только воронка метр на метр…

Трудно представить, что случилось бы, замешкайся саперы. Постарадал бы не один десяток людей.

Только за последний месяц саперы одной из бригад внутренних войск, дислоцированных в Грозном, обезвредили 35 фугасов. За работу на грани фола к ордену Мужества представлен командир взвода старший лейтенант Руслан Кривов, к медали “За отвагу” — капитан Александр Шевченко.

В Грозном и по всей Чечне действуют саперы Минобороны, МВД, ФСБ. На их счету сотни, тысячи обезвреженных килограммов тротила, которые, вопреки всем уловкам террористов, так и не принесли смерть. Сколько жизней спасено, сколько единиц бронетехники уберег кропотливый, адский труд саперов под прицелом боевиков.

К сожалению, не всегда в схватке со смертью побеждают саперы. Во время разминирования под селением Старые Атаги погиб командир взвода инженерного батальона внутренних войск. В дорожной яме на околице селения был обнаружен радиоуправляемый фугас. Боевики устроили ловушку — под снарядом, прямо в луже, была заложена еще одна мина. Во время обезвреживания взрывчатки произошел мощный взрыв. Вместе с офицером тогда погибло трое солдат.

…В тот день, когда инженерная разведка во главе с Далингером работала в районе повышенной опасности, саперы не обнаружили фугасов на маршруте. На всем участке было спокойно, дозор вернулся на базу. Ровно через сутки у разрушенных корпусов завода саперы Далингера снимут сразу три фугаса.

Журнал Братишка № 1 2001. Юрий КОТЕНОК . Фото Юрия ТУТОВА


Присоединяйтесь к нам: