Первая чеченская война. Поезд на Гудермес

Спустя 20 минут этот поезд будет обстрелян чеченскими боевиками



Первая чеченская война. Поезд на Гудермес

Апрельским днем 1995 года состав из локомотива с четырьмя пассажирскими вагонами, миновав станцию Червлённую, на большой скорости шел к Гудермесу. Рядом со мной ехали четверо омоновцев. Рукава подвернуты, на каждом бронежилет, на левом боку у каждого пистолет в кобуре, на правом — автомат.

За несколько километров до очередной станции локомотив вдруг начал сбавлять скорость, пока совсем не остановился.

— Что случилось? — встревоженно спросил я не то у омоновцев, не то у самого себя.

— Ты, молодой человек, видно, первый раз в этих местах, — ответил из-за спины старческий голос. — Это кто-то из соседней деревни попросил машиниста остановиться, вот он и остановился…

Не прошло и двух минут, как состав снова двинулся. Я подумал, что старик был не совсем прав. За много месяцев до ввода российских войск в Чечню я больше десятка раз проехался по ее территории в составе конвоев российского ОМОНа, сопровождавшего через Чечню грузовые поезда. Я многое могу вспомнить по моим дневниковым записям, сделанным в ту пору…

Главное — не останавливаться

6 марта 1994 г., 11.45. Станция Прохладная Северо-Кавказской железной дороги. Наш поезд номер 2082 отправляется на Махачкалу. Спустя пару часов мы уже катим по территории Чечни.

16.20. Станция Гудермес. Темнеет. Звучат выстрелы. Примерно человек двадцать подъехали на машинах к нашему составу. Недолго думая, подскочили к одному из вагонов и кинулись его вскрывать. Мы пустили ракеты, дали автоматную очередь. Грабители отступили. Поезд тронулся.

Когда проезжали через окраину города, кто-то сорвал концевой кран, который находится между соединительными шлангами вагонов. Может, это дело рук детворы, которая заскочила на площадки, пока стояли в Гудермесе. И тут же по левую сторону появились автобус, КамАЗ, тяжелые мотоциклы с колясками и «уазик» с фарами-искателями. Бандитов человек 70 — 80, большинство хорошо вооружены. Завязался настоящий бой. Плечом к плечу с российскими омоновцами отстреливаются чеченские полицейские. Как на зло, во второй группе забарахлила радиостанция, связи с ней нет.

Чуть не с десяток вагонов пришлось обежать ребятам, пока нашли они этот злополучный кран. Бандиты светят ракетами и бьют по ним одиночными и очередями.

Двинулись. Но хитростям бандитов нет конца. Впереди поставлены перемычки на рельсы, отчего на семафоре всегда горит красный. Набирая скорость, состав идет вперед. Автобус и «уазик» пылят рядом, не отстают. Преследование длится минут 20, потом раздосадованные неудачей грабители делают несколько выстрелов в нашу сторону и поворачивают назад.

Наши потери: двое раненых. Израсходовано более 800 патронов.

7 марта, 13.30. Возвращаемся из Махачкалы. На участке Кади-Юрт — Гудермес идут постоянные срывы концевых кранов. Тут же из ниоткуда являются десятки охотников за легкой наживой. Большинство вооружены до зубов.

Под самым Гудермесом кто-то добирается до стоп-крана. Рядом с замершим составом, примерно посередине, появляются до сотни пацанов. У одних топоры, у других — металлические крючья. Из толпы выныривают двое с гранатами в руках.

— Хотите, взорву вас? — спрашивает нас один, поигрывая Ф-1. Милиционер достает из ватных штанов ракетницу:

— А хочешь, эта вот штуковина не оставит от тебя даже мокрого места?

— Ладно, ладно, я пошутил…

А в это время ближе к хвосту состава несколько мальчишек пробивают уже стенку вагона и крючьями пытаются извлечь находящийся там груз.

Завершить операцию им помешали «дяди» в синих бушлатах.

Около 16.00 на невысоком холме показались двое на мотоцикле с коляской. Тот, что в коляске, ударил из пулемета по хвостовым вагонам. Стреляем в ответ.

9 марта. 13.00. Станция Кади-Юрт. К нам в вагон подсели несколько чеченских полицейских вместе со своими стажерами. У каждого стажера всего по шесть патронов на автомат. Когда трогаемся, видим обгоняющие нас на огромной скорости по боковой трассе красные «Жигули».

13.20. На обочине стоят те самые красные «Жигули» и «Мерседес». При нашем приближении из машин вышли несколько вооруженных парней. Пользуясь тем, что состав шел на небольшой скорости, один из них попытался подскочить к вагону и сорвать концевой кран. В него стреляют. Остальные бандиты, спрятавшись за машинами, прикрывают первого огнем. Налетчику удалось вскочить на подножку вагона-рефрижератора. Но он просчитался.

Рядом оказался милиционер, который с размаху ударил бандита в лицо прикладом автомата. Налетчик схватился за лицо и спрыгнул. Метрах в трехстах от дороги в просветах деревьев виднеются две поджидающие грузовые машины.

Мы не уследили: кто-то из бандитов все же сумел вскочить на контейнер и принялся долбить его ломом. Кто-то из омоновцев стреляет, и грабитель летит вниз, головой на камни. Пуля попала ему в лицо.

К нашему удивлению, налетчики прекратили преследование, подобрали труп и предпочли скрыться.

15.10. На въезде в Гудермес на железнодорожном полотне мы видим сотни людей. На рельсы навалены шпалы, доски и тому подобное. Почти все мужчины в толпе вооружены автоматами.



Они потребовали, чтобы мы выдали им того, кто застрелил их родственника и друга. В противном случае они угрожали открыть огонь из гранатометов, пока всех нас не перебьют. Дали нам на размышление два часа. За полчаса до истечения срока мы начали прощаться друг с другом и готовиться к последнему бою. Надеяться нам было не на что.

Но в последнюю минуту помощь подоспела: в виде двух грузовиков с двумя десятками чеченских полицейских из Грозного. С их помощью толпу разогнали и очистили путь от хлама.

Наш состав чеченские полицейские дальше сопровождали на грузовиках по дороге. Наши прежние знакомые-бандиты следовали в полукилометре позади состава, рассчитывая, что полицейские повернут обратно.

19.30. Мы переехали через мост. Ура, мы спасены! До ближайшего рейса можно спать спокойно.

17 марта пришел приказ прекратить сопровождать поезда через Чечню…

Бой на станции

Наш состав все-таки добрался до Гудермеса к полудню. Но не успели мы выйти из вагона, как со стороны рынка в ста метрах от вокзала, с крыши дома, застрочил пулемет. Крики, брань, выстрелы, — все смешалось. Пули бьют по стальной обшивке локомотива и рикошетят в полуметре от меня. Накрыло двух машинистов, как раз спускавшихся на перрон. Один из них скончался на месте.

Отрядом транспортного ОМОНа командует ростовчанин лейтенант Роман Ш. Если бы не российские знаки отличия, его, благодаря черной бороде, можно было бы принять за чеченца. В его подчинении оказываются еще теперь и несколько милиционеров на станции.

Парни разбились на две группы.

— Валера, — обратился Роман к высокому, светловолосому пареньку, единственному среди милиционеров, который гладко выбрит. — У тебя пулемет, пойдешь с новгородцами… на всякий случай.

Пока мы передвигались, прячась за всевозможными укрытиями, пальба из того злополучного пулемета прекратилась. Ясное дело, чеченцы не станут дожидаться, пока их закидают гранатами. Короткими перебежками мы добрались до того самого дома и ворвались в него… Ни единой живой души.

Где-то поблизости раздаются автоматные очереди. Омоновцы насторожились.

— Это новгородцы! — заключает Роман. — Живо к ним!

Бежим вдоль бывшего городского парка, от которого остались одни пни, траншеи и раскиданные обломки бетонных труб. Напрямую через парк — значит стать отличной мишенью для снайпера, который, видимо, только того и ждет. Поэтому мчимся в обход, дворами и огородами.

Снайпер транспортного ОМОНа ведет огонь по позиции противника

Снайпер транспортного ОМОНа ведет огонь по позиции противника

Где-то рядом яростно застрочил пулемет. «Это по нашим палят»,— заключает кто-то из омоновцев. Но только мы показались из укрытия, как над нашими головами засвистели пули. Один из милиционеров ранен. Очевидно, новгородцы напоролись на засаду. Чеченцы попытались окружить их, чтобы уничтожить до подхода армии — и тут-то наскочили на нашу группу.

— Все в дом! — командует Роман, открывая прицельный огонь по чеченцам в пятнистой форме на другой стороне дороги. Но стоило нам укрыться за стенами двухэтажного дома, как стрельба вдруг прекратилась. Нападавшие отступили так же внезапно, как и появились. Я оглянулся и увидел идущий по дороге БТР, стреляющий вдогонку отступающим чеченцам. А вскоре появились и новгородцы, двое из которых были ранены.

— Где Валера? — спросил Роман.

— Он остался нас прикрывать, — ответил один из новгородцев.

Спустя несколько минут мы уже стояли на том месте, где младший сержант милиции, 23-летний Валерий Цуканов остался прикрывать отход группы омоновцев. В него попали шесть пуль, две из которых были смертельными.

Юрий Баранюк. Журнал Солдат удачи №1 1996


Присоединяйтесь к нам:

Яндекс.Дзен

Добавить комментарий