Первая чеченская война. «Крепкий орешек» в Грозном

Первая чеченская война. «Крепкий орешек» в Грозном

Первая чеченская война. «Крепкий орешек» в Грозном

25-летию штурма Грозного…

В конце лета 1996 года военные считали, что полностью контролируют Грозный. Однако 6 августа в город вошли 23 боевые группы чеченских бандитов общей численностью до 500 человек. Под зеленые знамена свободной Ичкерии сразу встали «мирные» местные жители и заранее проникшие в город боевики.

В Грозном шли ожесточенные бои за каждый дом, каждую улицу. Раздробленные части федеральных войск были выбиты из города, а основные силы заблокированы в комендатурах и на блокпостах. Кроме других окруженных частей, и России в Грозной оставалось и здание общежития Управления ФСБ России по Чеченской республике

В комнату командира «вымпеловцев» майора Сергея Ромашина заглянул никогда неуны­вающий Толик: — Я у оперов телевизор смотрел… Грозный показывают со стороны Дома правительства. Чеченцы везде бродят с оружием, у них есть танки, бронетранспортеры… Там сейчас жарко. Ни у кого из ребят не оставалось сомне­ний, что родную общагу придется защищать. Оставалось только ждать непрошеных гостей.

«Цинки» с патронами и гранатами пере­ кочевали со склада в коридор. Щелчки сна­ряжаемых патронами магазинов эхом разно­сились по комнатам. Блудный с Флэшем усердно забивали запасные пулеметные лен­ты. Фунтик ввинчивал запалы в зеленые кор­пуса осколочных гранат Ф-1 и складывал запасные батареи к УКВ-радиостанциям в деревянный ящик от патронов.

Володя Опель с азартом рассовывал гранаты к подствольнику по многочисленным карманам своего «разгрузника». Яша снаряжал патронами длинные магазины от РПК. Сергей быстро приспособил противогазную сумку под ручные гранаты, уже снаряженные запасами. Седой тщетно пробовал засунуть запасные магазины к автомату в забитую и без того «разгрузку», кряхтя и хмурясь от досады. Всех спокойней был Бэтмен, сидящий в у шкафа перед грудой боеприпасов и с удовольствием попивающий воду из фляжки.

Вдруг с улицы раздался гортанный крик:

— Эй, русские, выходите и сдавайтесь, а то поджарим.

Метрах в тридцати от общежития ФСБ стояли шесть боевиков. Одетые кто во что горазд, чеченцы были обвешаны, как елоч­ными игрушками, всевозможным оружием.

Старший из боевиков, рыжеволосый, низ­корослый, но крепкого телосложения бан­дит, прокричал еще раз в сторону окон об­щаги:

— Я майор советского спецназа Гелаев, — командир батальона спецназа вооруженных сил республики Ичкерия «Серебря­ный лис». Предлагаю вам почетный плен, вы­ходите со своим табельным оружием и спо­койно уходите, никто вас не тронет. Я вам обещаю!

У нас приказ федерального командования: находиться здесь, перебил Гелаева полковник Алексеев.

— А у меня приказ Басаева: взять вашу общагу. И я ее возьму! Сейчас 17.40, через десять минут начинаем штурм.

В назначенное время рыжеволосый вско­чил на ноги:

— Всем командирам доложить готовность к штурму. Я — «Серебряный лис». Прием!

Боевики расположились уже во всех пя­тиэтажках вокруг общежития и, как стая стер­вятников, ждали этой команды.

Воздух раскололся от бесконечных хлоп­ков выстрелов из «Мух» и РПГ. Свинцовый дождь автоматных и пулеметных очередей пролился на общежитие и его защитников.

Команду Седого «К бою!» заглушил взрыв в комнате связиста Володи Фунтика.

Дверь, сорванная с петель, с грохотом выле­тела в коридор. Гранаты боевиков разрыва­лись то ниже, то выше этажа обороны «вымпеловцев», сотрясая кирпичные стены обще­ жития и осыпая штукатурку с потолков. Пули жужжали в проемах окон, как пчелы в растре­воженном улье, врезались в стены и отскаки­вали рикошетом.

— Что, парни, повоюем? — Ромашин схватил «Винторез». С лестницы доносился топот ног бегущих людей и крики:

— Вы, «Вымпел» — спецы, вот и держите крышу!

— Вот гады, сдрейфили, — сплюнул Сер­гей. — Мужики, я на крышу!

Выход на крышу защищала только квад­ратная надстройка с широкими проемами окон со всех сторон.

«Хреновато, — подумал Ромашин, осмат­ривая хлипкую защиту. — Ну а кому легко?». Вжимаясь в грязный бетонный пол надстрой­ки, Сергей вышел на позицию. Боковым зре­нием увидел крышу близлежащей пятиэтажки и чеченца с гранатометом.

Вскинул «Винто­рез», через секунду раздался выстрел. «Чех» завалился на бок, роняя гранатомет. Оружие убитого подхватил другой бандит.

Майор поймал «духа» в прицел, но в этот момент что-то сильно ударило Ромашина сзади, жут­кая боль пронзила спину. «Снайпер задел», — Сергей успел упасть на пол надстройки, пре­жде чем пули одна за другой зацокали по ок­нам укрытия.

— Мужики-и-и, меня задело-о-о! — про­орал Ромашин вниз.

— Рома, спускайся, мы тебя подстрахуем!

Сильные руки Блудного подхватили снизу и плавно опустили раненого командира на пол. Парни сняли с Сергея окровавленную «разгрузку», бронежилет, камуфлированную куртку и тельняшку. Миша зубами разорвал ИПП, умело наложил его на кровоточащую рану и перебинтовал майора.

Ожесточенная перестрелка не прекраща­лась ни на минуту. Серегины бойцы вели полнокровный бой, и «чехи» ощущали это на сво­ей шкуре. Яша палил короткими прицельными очередями по окну последнего этажа противо­положного дома, где засел снайпер.

Блудный обходил все комнаты со своим внушительным ПКМом, периодически вспарывая подозри­тельные шевеления и подступы к общаге длинными очередями. Седой часто менял ог­невую позицию и от души поливал «чехов» русским матом. Толик принимал активное уча­стие в происходящем частыми «приветами» аллахакбаровцам из подствольника.

Новую нотку в однообразный звук боя внес нарастающий лязг гусениц.

— Парни, это чеченский танк, — «обрадо­вал» товарищей Фунтик, наблюдавший за подступами к общаге в оптику «Винтореза» Ромашина. — На башне надпись «Бамут», а сверху — зеленое знамя…

Последние сомнения отпали, когда баш­ня танка медленно развернула орудие в сто­рону общежития и остановилась. Правее, в проеме угловых пятиэтажек, появилась БРДМ, и тоже с зеленой тряпкой на башне.

— Обложили со всех сторон, гады! — вы­ругался Бэтмен.

Возле танка суетились боевики, но по об­щежитию не стреляли, видимо, не было сна­рядов.

— «Третий», — нажав тангеиту «Кенвуда», запросил третий этаж Михаил. — Как у вас обстановочка?

Ему ответил полковник Алексеев:

— «Пятый», у нас все нормально. Дер­жись. «Терек» обещал помощь. Молодцы, хо­рошо воюете! Конец связи…

Ночью боевики обстреляли трассерами и зажигательными боеприпасами окна комен­датуры на пятом этаже, который обороняли «вымпеловцы». Пламя мгновенно охватило всю комнату, усердно вылизывая ящики для оружия, шкафы, стол, стулья. Пожар разрас­тался и вскоре перекинулся на соседнюю комнату. Огонь бушевал до тех пор, пока не уничтожил все, что могло гореть.

Ночь в беспрерывных перестрелках с «ду­хами» пролетела незаметно. На улице забрез­жил рассвет, стали отчетливо вырисовываться темно-серые прямоугольники ближних зданий. С лестницы донеслись чьи-то торопливые ша­ги, и из клубов дыма вынырнул Толик.

— Мужики, Алексеева убили. Полковник уже под утро во двор вышел, хотел разведать проход к банку… И тут снайпер, наверное, с «ночником», точно в голову…

Седой с Бэтменом притащили набитый до отказа большой камуфлированный рюкзак:

— Кому нужны боеприпасы — пожалуйста! Здесь и к автоматам, и к пулемету, и спецпа- троны, и гранаты. Снаряжайтесь, дадим ответ «духам» за смерть полковника.

— Больше дела, мужики! — Несмотря на ранение, Ромашин продолжал командовать своими «вымпеловцами».

Бойцы быстро заняли свои позиции по распределенным секторам ответственности. Седой палил по крыше пятиэтажки напротив, где заметил передвижение боевиков. Из со­седнего окна ему вторил Бэтмен. Фунтик дол­бил куда-то вниз, по ближним подступам к об­щаге.

Выпустив несколько очередей, Опель бросил автомат на пол и потянулся в карман разгрузки за гранатой. Ребристая Ф-1 поле­тела в окно, туда, откуда «чехи» пытались вы­тащить своих убитых и раненых. Миша с Юрой держали сектор обороны со стороны стоянки машин.

Короткие пулеметные очере­ди заставляли бандитов прятаться по всем щелям. Толик по-прежнему держал четвертый этаж, стреляя короткими прицельными очере­дями и быстро меняя позиции. Со стороны складывалось впечатление, что четвертый этаж держит как минимум взвод.

Ближе к полудню инициатива боя пере­шла на сторону «духов». В проеме между пя­тиэтажками вновь появился чеченский танк. На этот раз со снарядами.

С улицы ухнуло танковое орудие. Сверху летели куски кирпичных перекрытий. Пыль поднималась непроглядной пеленой. Еще один выстрел, и опять разрыв пришелся по четвертому этажу, обрушивая бетонные по­толки. Выстрелом из «Мухи» бандиты сбили антенну на крыше общаги. Связи с «Тере­ком» больше не было. Разрыв следовал один за другим, сотрясая стены общежития.

Бойцы перебазировались на второй этаж. Ближе к вечеру позиции боевиков ста­ли обстреливать наши минометчики.

— Володя, попробуй через «Терека» по «Кенвуду» выйти на артиллерию. Будем кор­ректировать их огонь, — обратился Блудный к Фунтику.

— «Терек», ведем бой. У меня один «двухсотый», пять «трехсотых», нужен выход на артиллерию. Прием!

— «Двести десятый», тебя понял…

За городом послышались раскаты залпа артиллерии. Разрывы осколочно-фугасных снарядов взметнули в небо тысячи осколков, комья земли, асфальта и бетона на соседней улице — там, где скрывались боевики от гу­бительного огня «вымпеловцев».

Тем временем верхние этажи общежития продолжали гореть. Огонь перекинулся уже и на четвертый этаж, там то и дело рвались бо­еприпасы. Сизый дым разъедал глаза, носо­глотку, мешал дышать…

Среди бойцов, державших оборону об­щежития, к третьему дню боев были раненые, которые уже остро нуждались в квалифицированной медицинской помощи. Питьевая вода, медикаменты и запасы продовольствия практически закончились.

В этой критической ситуации майор Ромашин, оставшийся стар­шим, принимает решение пробиваться тремя группами из общежития к зданию управления ФСБ. В первой группе пойдут оперативники и работники комендатуры. Во второй — ране­ные и водители. В третьей — «вымпеловцы» и все остальные.

— Мужики, слушай сюда. Идем тихо. Ин­тервал движения — десять метров. Выход в 4.00. Проверить свое оружие еще раз, — да­вал последние указания Ромашин.

Соблюдая установленные интервалы движения, сотрудники один за другим уходи­ли в темноту осажденного города. Вот прой­дена арка, вышли на улицу. Противополож­ную сторону почти не видно за аллеей топо­лей с белыми, выкрашенными известью ство­лами.

Опера уже пересекли перекресток и остановились на противоположной стороне улицы. «Все идет по плану», — подумал Сер­гей, подходя к перекрестку. Обернувшись, он увидел идущих следом водителей. В этот мо­мент откуда-то из-за аллеи раздалась пуле­метная очередь.

«Чех» лупил с тридцати мет­ров. Пули смертельным градом барабанили по асфальту, стенам пятиэтажки. К пулемет­ным очередям присоединились многоголо­сые трели автоматов — боевики расстрелива­ли федералов в упор.

Сергей почувствовал резкую боль в ноге. Прихрамывая, он двинулся через перекресток вперед. Пули со свистом пролетали совсем ря­ дом. «Еще чуть-чуть… Добраться до трехэтаж­ного дома и передохнуть». Нога перестала слу­шаться. Штанина пропиталась кровью и липла к ноге.

Ромашин добрался до противополож­ной стороны улицы и упал, споткнувшись о бордюр. Сергей обернулся назад: на асфальте лежали неподвижные тела в камуфляже. Он медленно пополз вдоль бордюра дороги. Впе­реди темнели силуэты оперов. «Слава Богу, хоть они живы». Смертоносные очереди не смолкали: пулеметчик стрелял в сторону арки, добивая раненых. Впереди послышалась че­ченская речь, боевики засекли движение груп­пы и намеревались пленить федералов.

Сергей достал пистолет и выстрелил.

Один бандит упал. Боевики обрушили в сто­рону раненого «вымпеловца» целый шквал огня. Сергей бросил гранату. Но веер оскол­ков лишь на мгновение задержал преследо­вателей. Ромашин полз, раздирая в кровь локти и колени. Вот и развалины дома. «Нужно в подвал, там лучше обороняться».

Пе­регнувшись через парапет, Сергей неуклюже упал. Он понял, что долго не протянет, силы покидали его вместе с кровью. Ромашин уви­дел, как боевики стали догонять уходящую группу частыми очередями из автоматов и пулеметов. Решение созрело моментально: «Надо отвлечь «духов», чтобы наши успели уйти…»

Охнув, боевик осел на асфальт, гулко ударившись об него головой. Шедший сле­дом «дух» от неожиданности замешкался и только спустя несколько секунд открыл бес­ порядочную стрельбу. Пули цокали справа и слева, высекая искры из камня. А майор так­ же спокойно уложил очередного врага.

Бое­вики прекратили преследование отходящих сотрудников ФСБ, сконцентрировав все вни­мание и силы на опасном подвале, из которо­го какой-то русский «фанатик» вел губитель­ный огонь. Ромашин, посмотрев в сторону ушедших товарищей, вздохнул с облегчени­ем: «Ну вот и слава Богу, хоть они выйдут живыми… А мы еще повоюем!»

Боевики выпустили по подвалу уйму очередей и с криком «Аллах акбар!» двинулись вперед. Из подвала никто не стрелял. Пред­вкушая легкую добычу, боевики выпрямились в полный рост.

— Русский! Сдавайся! Мы тебя не тронем Выходи!

Одиночные выстрелы из пистолета оста­новили преследователей. Одного — навсегда Сергей терял последние силы. Боевики опять приближались к его «цитадели». В магазине ПМа остался последний патрон.

— Русский, сдавайся! Выходи, а то сейчас гранатами забросаем!

— Русский майор в плен не сдается!

В подвале раздался выстрел…

«ВЫМПЕЛОВЦЕВ» уже несколько дней не было в общежитии, но боевики все не реша­лись подойти к нему… «Духи» регулярно от­крывали шквальный огонь из всех видов ору­жия по ненавистному зданию. И лишь спустя неделю непрерывных обстрелов, когда обще­житие выгорело изнутри, когда там не могло остаться в живых никого, боевики осмели­лись подойти ближе…

… Тяжелый военно-транспортный само­лет Ил-76 оторвался от серой бетонки и ме­дленно набрал высоту, оставляя позади фронтовой аэродром. Гул двигателей не да­вал уснуть. Наконец-то почти вся оператив­но-боевая группа «вымпеловцев» была в сбо­ре: Шалимов, Седой, Фунтик, Блудный, То­лик, Бэтмен, Опель, Яша, Флэш, Вектор, Бе­лов. Кроме их боевого командира, товарища и сослуживца — Сергея Ромашина. Они все надеялись на чудо, что их Рома жив, что ле­жит где-нибудь в госпитале и они вот-вот уз­нают об этом…

Указом Президента Российской Федера­ции от 9 сентября 1996 года майору Сергею Викторовичу Ромашину присвоено звание Героя Российской Федерации (посмертно).

Журнал Братишка № 11 2001. Андрей КИРИЛЛОВ Екатерина КОДИНЦЕВА

По теме:

Документальный фильм «Три часа до войны»
Документальный фильм "Три часа до войны" Документальный фильм "Три часа до войны" покажет все ужасы первой чеченской войны именно так, как это видели ее непосредственные участники. Три часа ...
Спецназ «Русь» в Чечне. Первая чеченская война. 1996г.
Спецназ "Русь" в Чечне. Первая чеченская война. 1996г. Спецназ Русь в Чечне. Первая чеченская война. 1996г.
Фильм Невзорова «Ад»
Фильм Невзорова "Ад" Репортаж Невзорова из Чечни, показанный 11 января 1995 года. На его основе впоследствии был снят художественный фильм "Чистилище". Невзоров умел снимать передачи и этот фильм ...
20 лет со дня начала первой чеченской войны
20 лет со дня начала первой чеченской войны У историков существует негласное правило, что прежде чем дать достоверную оценку, тем или иным событиям должно пройти минимум 15-20 ...
Воспоминания офицеров и солдат 245 МСП о подготовке к первой чеченской войне
Воспоминания офицеров и солдат 245 МСП о подготовке к первой чеченской войне В начале декабря 1994-го года ситуация вокруг Чечни обострилась настолько, что Президентом России Борисом Ельциным ...
Первая чеченская война. Массовые захоронения в Грозном. 1995 г.
Первая чеченская война. Массовые захоронения в Грозном. 1995 г. На видео снято обнаруженные массовые захоронения в Грозном, во время первой чеченской войны, в 1995 году
Боевой путь спецназа «Витязь» на первой чеченской войне
Боевой путь спецназа «Витязь» на первой чеченской войне 17 сентября 1994 года 120 «Витязей» во главе с команди­ром отряда подполковником Александром Никишиным вылете­ли в город Моздок. В ...
Первая чеченская война. 3 БОН 59 ПОН, Грозный, январь, 1996 г.
Первая чеченская война. 3 БОН 59 ПОН, Грозный, январь, 1996 г. Документальное видео снятое в первую чеченскую войну бойцами 3 БОНа 59 ПОНа в.ч. 3673 г.Зеленокумска
Первая чеченская война. Январь — февраль 1995 г.
Первая чеченская война. Январь - февраль 1995 г. Документальные съемки пресс-службы КСФ, снятые в январе - феврале 1995 года, во время первой чеченской войны.
Первая чеченская война. Коктейль Дудаева
Первая чеченская война. Коктейль Дудаева 21 апреля 1996 г. ракетой, выпущенной российским самолетом, был убит Джохар Дудаев. Ликвидацию Дудаева можно считать самой успешной операцией российских спецслужб за ...
Душегубы из Рошни-Чу
Душегубы из Рошни-Чу Два солдат внутренних войск в первую чеченскую воину изменили военной присяге, став... охранниками и палачами в концлагере чеченских бандитов. Сначала они истязали бывших товарищей ...
Первая чеченская война. Мордовский СОБР в Гудермесе
Первая чеченская война. Мордовский СОБР в Гудермесе Это было 23 года назад. Бойцы мордовского СОБРа 10 дней обороняли вокзал в чеченском Гудермесе. 10 мучительных и страшных дней. ...

Присоединяйтесь к нам:

Комментарии закрыты.