Один и без оружия. Мужество и отвага 19-летнего солдата. Первая чеченская война

Сутки продержался в центре пылающего Грозного на прицеле у чеченских боевиков 19-летний уроженец Лямбирского района Мордовии Ринат Бакиров.

– В армию я угодил сразу после окончания школы, – рассказывает Ринат. – Попал в Самарскую сержантскую школу. Через полгода, по окончании «учебки» был направлен в дивизию Северо-Кавказского военного округа.

Воинская часть наша размещалась в Волгограде. Больше 6 месяцев я в качестве замкомвзвода батареи управления артразведки обучал молодые кадры.

За хорошую службу, в ноябре 1994-го был поощрен 10-дневным отпуском домой. Так получилось, что вернулся я в воинскую часть как раз к началу заварухи в Ичкерии. Поползли слухи, что нашу дивизию могут перебросить в Чечню.

Молодым армейцам ничего объяснять не стали. Просто-напросто за 2 недели до нового 1995-го года, ребятам приказали погрузиться в эшелоны и состав двинулся в неизвестном направлении.

БТР-80 подполковника С. Смолкина с талисманом в виде чучела рыси на башне. Машина активно использовалась на всем протяжении боев за Грозный. Январь 1995 г.

БТР-80 подполковника С. Смолкина с талисманом в виде чучела рыси на башне. Машина активно использовалась на всем протяжении боев за Грозный. Январь 1995 г.

«Сутки ехали. Что ждет война и не догадывались. Прибыли в Моздок, добрались до Первомайского. Почти неделю жили здесь в заброшенном пионерском лагере. Прикидывали уже, как будем новый год справлять, но 30 декабря в спешном порядке (даже сухпай раздать не успели) колонна двинулась в сторону Грозного.

Уже через 2 часа Ринат понял, что попал в «горячую точку». Российскую колонну (15 машин) обстреляли из миномета «чехи».

– Ближе к вечеру мы въехали на окраину Грозного. И сразу же первую машину в колонне подбили. БТР загорелся, движение застопорилось. Мы начали отстреливаться. И тут по рации сообщают, что «наши» захватили консервный завод и артразведке надлежит удерживать эту боевую позицию.

Полковник, в охране которого я служил, сразу разложил карту города и «вычислил» по ней, куда нужно двигаться. Сказал, что, завод находится в двух кварталах от нынешнего нашего расположения.

А поскольку передовая машина горела и перекрывала путь, то пробиваться к заводу мы решили на своем БТР, который замыкал колонну.

В переднем отсеке БТР разместились водитель, полковник и связист, а я попал в задний отсек транспорта. Короче, не знаю, как там по карте ориентировался полковник, но завел он нас, как Иван Сусанин туда, где наших и в помине не было. Впереди оказался не консервный завод, а огромный дворец Дудаева…

ПОЛКОВНИК УДРАЛ, БРОСИВ ПОДЧИНЕННОГО

Здесь нас и подбили. Попали из гранатомета в движок. БТР заглох, а его задний отсек, где сидел я заполыхал.

Перебраться к своим в «полковничий» отсек можно было лишь поверху, через люк, а это означало верную гибель – по БТР велся непрестанный огонь.

Впрочем, и сидеть поджариваться заживо мне «не улыбалось». Понял, что выйти наружу все-таки придется. Хуже, что выскакивать под пули придется с одной гранатой, без автомата – оружие вышло из строя. А, была-не была…

Выпрыгнул из люка и скатился на землю. Лежу, пытаюсь сориентироваться откуда чеченцы свинцом поливают. Палили со стороны высотки под номером 13 (вот и не верь после этого в приметы!).

Укрыться от огня решил за колесом своего БТРа. Вижу, как от брони пули отскакивают , а некоторые из них пролетают в сантиметрах от моей головы. В общем, не комфортное состояние. Хотя и страха тогда не испытывал, но думал безотчетно: «Сейчас грохнут, сейчас грохнут».

Рядом с нашей подбитой машиной горел еще один российский танк.

Мертвые солдаты горели вместе с танком. Видно тоже пытались спастись, но их «сняли» снайперы.

Сообразив, что БТР плохое укрытие – оглянулся через плечо и увидел в десяти метрах развалины пятиэтажки. Короткими перебежками – до руин здания, там рухнул за грудой кирпичей. Но чеченцы заметили движение и открыли по мне такой плотный огонь, что вокруг стало нечем дышать от колючей кирпичной пыли.

Пока они тратили пули на мое уничтожение, к нашему БТРу подъехал танк. Остановился вплотную с дымящей машиной. Смотрю, мои – полковник «Сусанин», связист и водитель – попрыгали в этот танк и укатили. А по мне лупили вовсю из высотки, никак не поднимешься. В общем, танк уехал, а я остался.

«СОЛДАТ, НЕ УБИВАЙ! МЫ – МИРНЫЕ»

Тут я испугался по-настоящему. Думаю, хорошо, что с родными повидался, в отпуск съездил.

Темнеет. Страшно. Лежу, не шевелюсь. Чеченцы видно посчитали меня убитым, не подходят.

Ночью пополз к своему БТРу, полез в первый отсек и тут опять вокруг застучали автоматы. Засекли!

Слышу, грохнуло – из гранатомета шарахнули. Попали по БТРу. Посмотрел я в бойницу идут. 5 боевиков: кричат, стреляют на ходу по открытому люку. Пули, как виноградины скатываются мне на голову. Мысль обожгла: теперь уж точно все…

И вдруг показался в начале улицы танк. Встал в отдалении, развернул дуло в нашу сторону. И чеченцы встали, и я смотрю, что дальше будет. Не ясно ведь – чьи приехали: свои или чужие?

Короче, пальнули из танка наугад. Чеченцы побежали в одну сторону, а я выпрыгнул из машины и рванул в другую. Опять к «обжитым» развалинам. А танк постоял с минуту и поехал по своим делам.

Лежал я, лежал – надоело. Решил разведать обстановку, сориентироваться где нахожусь, ведь никакого понятия не имею: где наши, где не наши. Тут слышу голоса, кто-то на чеченском переговаривается. Пригляделся, справа от меня – дверь в подвал. Дернул на себя – заперта. Не долго думая, выбил дверь, забегаю в подземелье – в руке граната.

А в подвале – местные жители. Десять запуганных до смерти человек: мужчины, женщины, дети.

– Солдат! Мы мирные! Мы сами против войны. Не убивай!

– Да я вроде тоже особо воевать не желаю, – отвечаю. – Лучше скажите, где здесь чьи позиции?

Подвальные и сами не знают, кто откуда стреляет: «Мы в этой пятиэтажке жили. Потом дом взорвали. Теперь сидим, боимся выйти. Все могут убить и свои, и русские».

Вылез я из убежища. Решил ждать наступления «федералов».

Жутковато. К утру вновь к БТРу родному потянуло. Снова закрылся в «полковничьем» отсеке, смотрю в бойницу.

Как рассвело, наши пошли в наступление. Движется колонна. Я на радостях выбежал навстречу. БТРы остановились, правда, далековато – в метрах ста от меня. И тут «чехи» снова начали стрелять. Колонна «попятилась» и скрылась за поворотом. Я опять остался стоять между жизнью и смертью.

«ВАШ СЫН ПРОПАЛ БЕЗ ВЕСТИ…»

Наконец, через час-полтора к моему обгоревшему БТРу подошел вплотную российский танк. Я снова выбежал из развалин. Открыли ребята люк. «Живой? Целый? – кричат. – Откуда ты здесь?» Показываю на подбитый БТР.

Т-72Б1 группы Север в пригороде г. Грозного. Как у большинства танков, участвовавших в боях начала января, фальшборт сорван. Январь 1995 г.

Т-72Б1 группы Север в пригороде г. Грозного. Как у большинства танков, участвовавших в боях начала января, фальшборт сорван. Январь 1995 г.

В общем, подобрали меня, как оказалось, бойцы особого отдела, волгоградские ребята. Отвезли на консервный завод. (Наконец-то до места добрался!). Встретил здесь знакомых пацанов, они начальству быстро все про меня объяснили: как свои бросили на поле боя, и как я целые сутки с одной гранатой провел на контролируемой «чехами» территории. Меня тут же зачислили в состав особого отдела. С этой частью я еще 4 месяца воевал в Грозном.

И даже случайно встретился с командиром своей артразведки. Оказывается, я уже как месяц числился в списках без вести пропавших. Уже командование письмо домашним моим подготовило. Хорошо не отослали.

А 27 января 1995 года получил я в Грозном медаль «За отвагу». Военные корреспонденты сняли сюжет, историю мою записали. И показали все по ОРТ».

ВОЙНА – ВРЕМЯ НАСТОЯЩЕЕ

Как награждали Рината Бакирова медалью, по телевизору увидело почти все Кривозерье. Только мать Рината, не подозревая о том, что сын в Чечне, не смотрела в этот день новости из «горячей точки». Односельчане «просветили» Бакирову: ходили, звонили, поздравляли. Ответом матери на все речи о сыне-герое были слезы. Она молилась увидеть его живым. И он вернулся без единой царапины.

О войне и армии больше слышать не хочет: «Предлагают и сейчас контрактником служить. Но мне этого не надо. Хоть и обещают приличные деньги. А ведь тогда, в 1995-м году, я ни копейки за полгода участия в боевых действиях в Чечне не получил».

23 февраля Ринат Бакиров считает особым днем: «Думаю, я достоин этого праздника. Я себя испытал. Проверил на прочность. И сделал о войне свой вывод: страшно не оттого, что всюду смерть, а потому, что живешь без планов на будущее, без мечты, без перспективы, – живешь одним днем, настоящим, каждой минутой, каждой секундой»…

* * *

Сейчас Ринату Бакирову – 27 лет (статья от 2003 года). Живет он в родительском доме (с.Кривозерье, Лямбирсксго района), заканчивает заочно 4 курс экономического факультета по специальности «финансы и кредит» (МГУ им. Н.П. Огарева). В общем, совершенно гражданский человек.

А между тем – в родном селе Рината не без гордости величают героем первой чеченской войны и с удовлетворением пересказывают обстоятельства подвига своего находчивого земляка.

Л.Сафина. Газета «Сегодня» за 18 февраля 2003 г.

По теме:

Первая чеченская война. 165 полк морпехов в районе автовокзала
Первая чеченская война. 165 полк морпехов в районе автовокзала 7 февраля 2-й батальон 165 пмп начал выдвижение в сторону автовокзала "Западный". По словам командира рв 165 пмп ...
Первая чеченская война. Интервью с участником
Первая чеченская война. Интервью с участником Сетевое издание "Фонарь" опубликовало воспоминания участника первой чеченской войны, который с сослуживцами попал в окружение боевиков и был ранен. По просьбе ...
Первая чеченская война. Документальный фильм «Москва-400»
Первая чеченская война. Документальный фильм "Москва-400" На языке почтальонов адрес Чечни звучит и громко, и таинственно: “Москва-400”. Эту аббревиатуру, способную запутать кого угодно, придумали совместно с Министерством ...
Первая чеченская война. Спецназ. Крещение в аду
Первая чеченская война. Спецназ. Крещение в аду Фильм "Спецназ. Крещение в аду" о начале первой чеченской войны, рассказывают участники январских боевых действий 1995 года. Москва праздновала наступление Нового ...
Первая чеченская война. Смерть взаймы. Грозный 1995 г.
Первая чеченская война. Смерть взаймы. Грозный 1995 г. Фильм о штурме Грозного в январе 1995 г., снятый Сергеем Кешишевым, выступившем в качестве и режиссёра, и оператора.
Боевой путь спецназа «Витязь» на первой чеченской войне
Боевой путь спецназа «Витязь» на первой чеченской войне 17 сентября 1994 года 120 «Витязей» во главе с команди­ром отряда подполковником Александром Никишиным вылете­ли в город Моздок. В ...
В Грозном убиты двое полицейских
В Грозном убиты двое полицейских Очевидцы сообщили о стрельбе в центре Грозного. Несколько боевиков напали на сотрудников правоохранительных органов в районе улицы Мира. 28 декабря, местные жители увидели ...
Грозный. Август 1996 года. Взводный опорный пункт «Долина»
Грозный. Август 1996 года. Взводный опорный пункт «Долина» Сегодня мы рассказываем о событиях, происходивших в августовские дни 1996 года в Чечне на взводном опорном пyнкте «Долина» – ...
Хроника войны. 09.01.2000. Нападение боевиков на Шали
Хроника войны. 09.01.2000. Нападение боевиков на Шали Январь 2000 года был временем свирепого сражения за Грозный. Но кровь обильно лилась и за пределами чеченской столицы. В первой ...
Чечня. Грозный. (весна 2006 г.)
Чечня. Грозный. (весна 2006 г.) Самый центр Грозного Там же Здесь жили люди Это почти самый центр Грозного Коровы кушают на помойке Подземный переход недалеко от площади Минутка. На заднем плане - ...
Первая чеченская война. Рождественские «каникулы» 22 бригады спецназа ГРУ
Первая чеченская война. Рождественские "каникулы" 22 бригады спецназа ГРУ В январе 1995 года весь мир с замиранием сердца следил за трагедией, разыгравшейся в Чеченской республике. Уже горели ...
Грозный. 6 марта 1996 года. Операция чеченских боевиков «Возмездие»
Грозный. 6 марта 1996 года. Операция чеченских боевиков «Возмездие» 6 марта 1996 года отряды чеченских боевиков пошли на штурм подконтрольного российским силам Грозного. Чеченские боевики начали так ...

Присоединяйтесь к нам:

Добавить комментарий