Хроника войны. 16.04.1998. Расстрел группы инспекторов Генерального штаба

Хроника войны. 16.04.1998. Расстрел группы инспекторов Генерального штаба

Хроника войны. 16.04.1998. Расстрел группы инспекторов Генерального штаба

16 апреля 1998 года на дороге неподалеку от населенного пункта Большой Малгобек в Ингушетии из засады была расстреляна группа инспекторов Генерального штаба. Расстреляна так легко, играючи, что специалисты только руками разводили. История начала быстро обрастать сказочными подробностями. Говорили о предательстве, о всепроникающей разведке чеченцев. Правда, как обычно, оказалась проще, жестче, злее.

Чертова дюжина

Инспекция Генерального штаба во главе с начальником Генштаба генералом армии Квашниным прибыла в Моздок 13 апреля. Комиссия должна была проверить боеготовность и состояние снабжения подразделений российской армии, дислоцированных вблизи границы с Чечней. Прибытие комиссии в Моздок и ее планы широко освещались в местных средствах массовой информации. Планы комиссии более детально были известны в штабе Временной объединенной группировки и в штабе полка, подразделения которого проверялись.

Удивительно, но ни одному из руководителей самого высокого уровня и в голову не пришло, что подразделения проверяемого полка находятся на позициях не от хорошей жизни, что всему виной мятежная Чечня под боком. Комиссия работала несколько дней, посещая позиции МСП, и в ходе этих поездок 24 офицера и генерала Генштаба охранялись пятью солдатами разведроты и их командиром.

Поездкой в Малгобек комиссия должна была завершить свою работу. Поскольку до проверяемого взводного опорного пункта от Моздока было 80 километров, выезд запланировали на 8 утра. Весна на Кавказе характерна плотными туманами, особенно в утренние часы. Именно таким и оказалось утро дня выезда.

Видимость была не более 10 метров, но постепенно стало проясняться, и поездку решили не откладывать. Колонна построилась, как и в предыдущие дни: впереди – УАЗ-469 с офицерами и генералами, затем автобус на базе ГАЗ-66 с охраной и офицерами, замыкающим снова УАЗ-469 с офицерами и генералами комиссии. Ни один член комиссии не был вооружен даже пистолетом.

Огонь!

Из-за плохой видимости колонна двигалась со скоростью не выше 30 км/ч. Разведчики в автобусе бдительно поглядывали по сторонам. Туман, который, как казалось вначале, рассеивался, в низинах и между сопками лежал плотной ватой. Видимость не превышала 15 метров. До конечной точки маршрута – взводного опорного пункта, подлежащего проверке, –оставалось 2–3 километра, когда пассажиры автобуса, который в это время огибал сопку, услышали хлопок, похожий на выстрел подствольника.

Из-за тумана происхождение хлопка и удаление его определить было сложно, однако он явился сигналом для усиления бдительности охраны и офицеров комиссии.

Командир разведчиков подал команду, и бойцы передернули затворы. Офицер на переднем сиденье автобуса спустя пару минут заметил на дороге людей в американском камуфляже, в масках и с оружием. Он тут же оповестил об этом охрану. Командир взвода, не мешкая, скомандовал: «Огонь!»

Туман помешал

Трое боевиков находились справа в 10–15 метрах от дороги. Они открыли огонь по машинам, но им помешали два фактора.

Во-первых, туман скрадывал звук работающего двигателя. Скорее всего из-за этого появление в зоне видимости машин явилось для них в какой-то степени неожиданностью, и они замешкались с открытием огня.

Во-вторых, они промахнулись в выборе позиции. Боевики вели огонь по машинам снизу вверх, вдоль откоса, что требует определенных навыков стрельбы. Видимо, этих навыков у бандитов не было, и граната РПГ (хлопок!) ушла выше автобуса, да и последующие выстрелы не все достигли цели.

Автобус вслед за головным УАЗом увеличил скорость, отвечая огнем из пяти стволов. Судя по тому, что в первом УАЗе тоже видели троих боевиков, но слева от дороги, огонь велся с двух сторон.

Однако первым двум машинам удалось вырваться из зоны наиболее интенсивного огня, и стреляли боевики им в основном вслед. Об этом красноречиво говорит тот факт, что запасное колесо автобуса, висевшее сзади, было все измочалено пулями.

В результате обстрела в автобусе было ранено трое солдат охраны. Офицеры начали оказывать им помощь, а трое, взяв автоматы раненых бойцов, открыли огонь. Отъехав от места засады, автобус свернул на проселок, ведущий ко взводному опорному пункту, и остановился.

Странное решение

Командир взвода, возглавлявший охрану, принял решение: пассажирам покинуть автобус, рассредоточиться и, двигаясь цепью на расстоянии прямой видимости справа и слева, следовать к позициям взводного опорного пункта (ВОП). Автобус был отправлен вперед с задачей доставить раненых на ВОП и передать командованию, что комиссия подверглась нападению и надо выслать подкрепление.

Трудно сказать, какими соображениями руководствовался командир взвода, когда принимал такое необычное решение. Может быть, он опасался еще одной засады и таким образом решил уберечь от гибели своих подопечных? Тогда автобус и раненых он отправил на верную гибель. Или он опасался преследования автобуса боевиками и, дабы пресечь их действия, остался в арьергарде? Но тогда зачем были нужны офицеры, все вооружение которых составляли папки с документами?

Так или иначе, и автобус, и офицеры Генштаба добрались до позиций ВОП без приключений и потерь. Офицеров уже перед позициями опорного пункта встретил МТЛБ, выдвинувшийся к месту засады. Бойцы и офицер охраны решили вернуться с ним к месту нападения.

Остальные, прибыв на позиции взвода и находясь в состоянии аффекта, немедленно передали его бойцам. Пережив нападение из засады, офицеры полагали, что боевики обязательно предпримут штурм, пользуясь туманом и возможностью подойти практически вплотную к позициям.

Однако штурм не начинался: скорее всего боевики не располагали для этого достаточными силами, а что еще более вероятно, атака ВОП вообще не входила в их планы.

Кто на связи?

Прибывшие на ВОП офицеры попытались связаться с объединенным блокпостом МВД, на котором несли службу милиционеры Северной Осетии, Ингушетии и Дагестана, однако по проводным средствам связи это сделать не удалось.

Тогда решили выйти на связь в УКВ-диапазоне блокпоста. Ответили довольно скоро. На вопрос офицеров, не попал ли к ним УАЗ-469 с офицерами, по радиостанции дали положительный ответ, но сразу стали запрашивать фамилии прибывших.

Это удивило и насторожило, поэтому корреспондента попросили представиться. На удивление офицеров Генштаба, они услышали, что с ними разговаривают сотрудники прокуратуры Малгобека.

Но с момента засады до выхода в эфир прошло минут десять, и сотрудники прокуратуры Малгобека при самой высокой оперативности физически не могли бы оказаться на блокпосту. Скорее всего на милицейской волне работали боевики, пытаясь получить информацию о результатах проведенной засады. Станцию отключили и стали ждать дальнейшего развития событий, максимально усилив бдительность.

Начальство прибывает

Спустя некоторое время прилетел вертолет и, сделав разворот над взводным опорным пунктом, ушел в направлении места засады. Через некоторое время, также на вертолете, прибыл командующий СКВО. С несколькими офицерами инспекции он отправился к месту трагедии.

По дороге они встретили возвращающийся МТЛБ. Разведчиков из охраны на нем не оказалось. По словам офицеров и солдат, находившихся на броне тягача, они встретили гражданский КамАЗ, и командир разведчиков решил, используя его как прикрытие, со своими бойцами незаметно для боевиков приблизиться к ним.

По плану МТЛБ должен был двигаться на некотором удалении сзади и при необходимости оказать помощь разведчикам, сковавшим боем противника.

Однако вскоре на МТЛБ услышали впереди в тумане очередь КПВТ, а через некоторое время натолкнулись на оцепление, которое было выставлено подразделением МВД. Дальше их не пустили, и они решили вернуться. Что стало с КамАЗом и разведчиками, они не знали.

Несчастный КамАЗ

Командование СКВО в район оцепления пропустили. Здесь выяснилось, что недалеко от места, где комиссия попала в засаду, действовала маневренная группа МВД, которая, получив информацию о засаде боевиков, поспешила на выручку. Прибыв на место, они обнаружили замыкающий колонну УАЗ и убитых пассажиров (заместителя комдива полковника С.Гречина и его водителя). Двинувшись по дороге, они вдруг увидели появившийся из тумана КамАЗ с вооруженными людьми и, приняв их за боевиков, с ходу открыли огонь…

Не пострадал лишь водитель КамАЗа, который чудом успел выскочить из кабины и укрыться за машиной. Командир взвода и его подчиненные с тяжелыми ранениями (КПВТ – это не шутка!) были отправлены в госпиталь. Попытки преследовать боевиков ни к чему не привели, да и вероятность обнаружения небольшой группы в тумане была мизерная.

Отход они организовали либо пешком, используя складки местности, в сторону границы с Чечней, либо прибыв в район засады на машине и спрятав ее в одном-двух километрах от места засады, чтобы использовать после выполнения задачи.

Кстати, офицеры комиссии Генштаба наблюдали с позиций ВОП сразу после прибытия туда движение «Жигулей» белого цвета от Малгобека в сторону места засады по проселку параллельно главной дороге. Спустя некоторое время эта машина вернулась в Малгобек.

Как потом выяснилось, впереди идущий УАЗ, действительно проскочив поворот на ВОП, прибыл в расположение блокпоста МВД, о чем его командование сообщило, связавшись со взводным опорным пунктом.

Русский авось

Как случилось, что комиссия Генерального штаба России была безнаказанно расстреляна малочисленной группой боевиков?

Главная причина – российская безалаберность. Охрана была организована по старому принципу «авось и так сойдет». Никому из высоких начальников не вспомнились строки из Боевого устава Сухопутных войск, где описывается походное охранение: головной дозор, тыловой дозор и т.д. Может быть, в полном объеме охранение и не требовалось, но и двигаться вблизи границ мятежной Чечни, как в «Приарбатском округе», – верх безрассудства.

Напомним, как строится охрана любого подвижного объекта. Впереди на удалении примерно 500 метров должен двигаться головной разведдозор, желательно, как минимум, на БРДМ, и вести разведку маршрута. За ним – транспорт с «большой комиссией», хоть на автобусах, хоть на УАЗах.

Замыкать колонну должен тыловой разведдозор, желательно также на БТР или БРДМ. Часть охраны должна располагаться на броне и вести визуальную разведку маршрута, а часть – находиться в транспорте комиссии.

Офицеров комиссии следовало вооружить, дабы они имели возможность обороняться, а не выступать в роли «баранов на заклание». Все машины колонны должны быть радиофицированы, радиостанции должны работать в режиме дежурного приема на обусловленной заранее частоте. Руководить действиями дозоров и колонны должен командир подразделения, выделенного для охраны. Все изменения в графике движения (остановки, изменения маршрута) руководитель комиссии должен согласовывать с ним.

При таком построении головной дозор мог бы своевременно обнаружить засаду и вступить с ней в бой. Машины же комиссии остались бы невредимыми.

Уроки Малгобека

Что получилось под Малгобеком? Машины, которые везли командиров, ехали абсолютно безоружными в голове колонны и в замыкании. Когда первая попала под огонь засады, отсечь замыкающую машину от колонны и уничтожить уже не представляло труда, что, собственно, и случилось. Автобус же с охраной и офицерами шел в центре колонны.

Безусловно, в такой ситуации офицер и его подчиненные, которым было поручено охранять высокую комиссию, сделали все, что в их силах, но читателю понятно, что в их силах было немного. Благодаря их усилиям меньше всего пострадали пассажиры автобуса. Связь в колонне была зрительная, что в условиях ограниченной видимости недостаточно.

Другой урок состоит в том, что российское военное руководство то дует на воду, а то вдруг передает средствам массовой информации (а значит, абсолютно всем) информацию, носящую, как минимум, конфиденциальный характер. Для чего освещать работу комиссии Генерального штаба в приграничном районе по местному телевидению? Зачем со страниц газет сообщать о маршрутах и сроках поездок?

Все, что военное руководство России могло совершить для уничтожения комиссии своего Генерального штаба, оно совершило. Чудо, что там еще кто-то остался в живых.

Вероятно получив начальную информацию о работе комиссии, боевики установили наблюдение и смогли выяснить, что охрана практически отсутствует, комиссия не вооружена, разведка маршрута при выдвижении не ведется. Надо было лишь уяснить, где и когда организовать засаду.

Выяснить это можно было, либо получив информацию из агентурного источника в штабе Временной объединенной группировки в Моздоке, либо установив наблюдение за комиссией и проследив направление движения колонны, а также зная объекты инспекции. Определив среднюю скорость движения, можно было вычислить время и место, где организовать засаду.

Остается последнее. Как вывести туда группу, которая организует и проведет засаду?

Можно предположить, что либо группа ждала комиссию, либо агентура, получив информацию о направлении движения и конечном пункте движения комиссии, сообщала ее группе, находившейся в повышенной боевой готовности, группа или обогнала колонну и встретила на маршруте, или вышла из Чечни через Малгобек и организовала засаду недалеко от объекта инспекции.

Последнее, мне кажется, наиболее вероятным, так как, судя по свидетельству офицеров, засада была подготовлена слабо. Обычно бьют сверху вниз, а здесь наоборот. Духи стояли вблизи дороги, не маскируясь и не заняв никаких позиций. Отчасти это можно объяснить тем, что они планировали нападение на слабо вооруженную колонну.

Но можно предположить, что для подготовки у боевиков просто не было времени. Переоценка своих сил боевиками спасла жизнь многим офицерам комиссии.

Погибшие: в первом УАЗе – генерал-майор В.Прокопенко, в замыкающем УАЗе – полковник С. Гречин и его водитель.

Раненые: в первом УАЗе – генерал-лейтенант Н.Мухин, полковник Бандура, водитель. В автобусе – трое солдат.

Сергей Козлов. Журнал «Солдат удачи» № 9 / 1998 г.


Присоединяйтесь к нам: