Вторая чеченская война. Нападение на колонну Пермского ОМОНа

В истории чеченских войн есть большое количество эпизодов, в которых личный состав подразделений погибал весьма и весьма глупо, как с точки зрения обывателя, так и с точки зрения военного человека. Но как бы то ни было, эти смерти — это смерти людей, которые пришли выполнять свой долг и выполняли его как умели. Многие уже и не помнят, что тогда боеспособные подразделения собирали по всей стране, на контракт брали всех, кого не лень.

Да, это парадокс что было тяжело найти 80-90 тысяч боеспособных штыков, но в нашей 146 млн стране это было… В такой ситуации нередко приходили люди, которые не имели достаточно подготовки, либо те, у которых была подготовка в другой области. Ведь с одной стороны возьмем, например, подразделения СОБРа или ОМОНа, а с другой тактику общевойскового боя, или проводку колонн.

Если подразделения милиции поначалу этого не умели, значит ли это, что они не были профессионалами? Нет, это просто значит, что был настолько жуткий дефицит кадров, что приходилось применять подразделения не по профилю: разведку посылать на штурмовые действия, аргументируя тем, что они более подготовлены, подразделениям милиции выполнять задачи, которые должны ставится перед армейцами или перед подразделениями ВВ. Всякое было, и за многое пришлось платить жизнями парней. Ну а потом уже, как обычно, у нас начинается поиск виноватого, виноватый обычно не находится ну и виноватым становится непосредственный командир.

Гибель колонны Пермского ОМОНа — тяжелый эпизод второй чеченской войны, но если уж «никто не забыт», то надо помнить и про тех, кто не смог выйти из боя.

Вторая чеченская война. Нападение на колонну Пермского ОМОНа

Последовательность событий

28 марта 2000 года в расположение Ведено приехал ряд высокопоставленных чиновников: комендант Чечни, заместитель министра внутренних дел республики, начальник ГУВД Пермского края Владимир Сикерин, мэр Перми Юрий Трутнев. Делегация пермяков посетила местную школу, больницу, районную администрацию, затем переместилась на территорию, где располагался ОМОН. Ребятам привезли подарки и письма от родных.

Вспоминает Марина Мальцева, находившаяся в то время в Ведено:

«Обычно, когда приходили письма, я объявляла по рации, что их можно забрать у меня, В тот день я сделала объявление, и вдруг на связь вышел «дух», и вся база услышала: «Будут тебе гробы вместо писем!» Понятно, что слушали нас постоянно, но чтобы вот так нагло влезать – такое случалось нечасто…» (ну то, что постоянно слушали открытые каналы связи и входили в сеть — это было постоянно и в первую и во вторую)

В ночь с 28 на 29 марта 2000 года во временный Веденский РОВД, укомплектованный сотрудниками милиции из Пермской области, с приданным ему пермским сводным отрядом ОМОН, поступил приказ командующего Восточной группировкой федеральных войск генерал-майора С.А. Макарова на выдвижение отряда ОМОН при поддержке веденской комендатуры на спецоперацию в селе Центарой в соседнем Ножай-Юртовском районе.

Утром 29 марта колонна, численностью 49 человек (41 сотрудник ОМОН из Перми и Березников, 8 военнослужащих комендантской роты в/ч 83590) выдвинулась в пункт назначения для проведения операции по проверке паспортного режима и осуществления других мероприятий. Колонна состояла из трёх транспортных средств: БТР-80, автомобиль «Урал-4320» и автомобиль «ЗИЛ-131». Судя по описанию боя впереди шел «Урал» за ним «Зил», замыкающим шел БТР-80. Проехав рядом с Жани-Ведено, у высоты 813, у ЗИЛа перегрелся двигатель и колонна остановиться. Судя по таймеру на видеозаписи одного из сотрудников ОМОН колонная стояла длительный промежуток времени.

Незадолго до этого в это же село вошёл отряд боевиков под командованием Абу-Кутейб Джамаля, одного из приближенных Хаттаба. Абу-Кутейб обладал достаточно большим опытом ведения боевых действий. Родившись в 1960 в Саудовской Аравии, отметился в Боснии в 1995, где лишился ноги. Принимал участие в первой чеченской войне, во второй отвечал за пропаганду, организовал несколько операций, в том числе нападение на колону Пермского ОМОН, а также организовал вторжение в Ингушетию. в 2004 году был блокирован в Малгобеке и погиб. Итак, в банде Абу-Кутейба на тот момент, помимо чеченцев, также были выходцы из республик Северного Кавказа и иностранные наёмники. НВФ разместился в домах на отдых.

Сохранилась видеозапись, которую снимал один из бойцов ОМОНа Удачин Сергей. Есть запись 18 минут.

На съемке выставлен таймер с 29.3.2000 6:42

6-42 Первые минуты — это съемка пейзажа, после остановки колонны. Как мы видим, разведка не проводилась, люди просто стоят и смотрят по сторонам, снимают мечеть.

7-42. Съемка отдельно стоящего дома к которому ОДИН (!!!) подходит командир колонны майор Симонов Валентин Дмитриевич.На съемке видно, что он вооружен только пистолетом, по всей, видимости, табельным ПМ. Он показывает оператору, чтобы тот зашел за спину и продолжал снимать.

Итак, командир колонны майор Симонов принял решение в одиночку проверить дом, находящийся в десятках метров от места остановки колонны. (по словам боевиков, майор зашел попросить воды, в радиатор, но увидев вооруженных людей быстро сориентировался)

7-43 майор Симонов заходит внутрь, он обнаружил там вооружённых боевиков.

Дальше диалог

Майор Симонов: Ваня!

Оператор: Что? Дмитрич! (отчество Майор Симонов)

Майор Симонов внутри дома: начало фразы неразборчиво… Автомат ложь на землю… воевать не будет… договорились?

Оператор: Юра, зайди бегом.

Майор Симонов: неразборчиво … ложите…. договорились…

Одиночный выстрел



Крик: Аааа, Сука! Суки б….ь

Выстрелы.

7-44 камера падает и не двигается

Выстрелы из гранатометов, автоматная и пулеметная стрельба… запись идет еще 15 минут.

Видимо, майор Симонов, зашел в кошару, чтобы попросить воды для ЗиЛа, в этот момент там как раз находилось 2-3 боевика (возможно зашли погреться). Он попытался взять их в одного с пистолетом. Валид дернулся, Симонов выстрелил, дальше его убили. В ответ один из боевиков открыл огонь. Майор Симонов был убит. Таким образом, с самого начала боя колонная лишилась руководства. Одновременно начался обстрел из стрелкового оружия и гранатометов.

Поскольку при остановке колонны бойцы не спешились, продолжали сидеть в автомобилях и не рассредоточились на местности, они превратились в легкую мишень. В первые же минуты боя по десантирующимся из кузова милиционерам был открыт огонь, что привело к многочисленным ранениям и жертвам. Бой с самого начала пошел по стандартной тактике. Выстрелами из РПГ подбит БТР (кумулятивный снаряд попал в моторный отсек) и Урал. Первая и последняя машины. Затем был подбит ЗиЛ. Наводчик горящего БТР развернул башню и открыл огонь по сопке, позволив бойцам занять позиции для обороны. После второго попадания в БТР поддержка со стороны брони опять прекратилась.

Вторая чеченская война. Нападение на колонну Пермского ОМОНа

По словам Ларисы Шиловой, психолога, работавшего с выжившими после этого боя, командование всем отрядом взял на себя Василий Коньшин. Он попросил рядового Дмитрия Егорова поддержать огнем отходивших бойцов, оповестил всех по рации о начавшемся обстреле в районе высоты 813. Сегодня сложно сказать, что же происходило дальше, но, вероятнее всего, рядовой Егоров забрался на горевший БТР и вновь открыл огонь, сколько мог.

Сотрудники ОМОН и военнослужащие комендантской роты приняли бой По мере подхода бандитов из разных концов селения, огонь по колонне усиливался. Последний перехват — в 16.45: «Всем ребятам, которые могут стрелять, — бейте одиночными!»

9-30. На помощь попавшим в засаду из Ведено был направлен отряд из военнослужащих комендантской роты, пермских милиционеров и пермского ОМОНа Вторая колонна, возглавляемая комендантом Ведено полковником В. Тонкошкуровым, начальником Веденского ВОВД полковником Ю. Ганьжиным, его заместителем, подполковником К. Строгим, командиром Пермского ОМОНа подполковником С. Габой, попыталась пробиться к окруженным милиционерам, но не дойдя до них нескольких сот метров, сама попала в засаду. Практически сразу был подбит головной БТР комендантской роты. Спустя приблизительно 6 часов колонна вернулась в Ведено. Потери второй колонны составили: комендантская рота — 15 человек раненых, сводный отряд Пермского ОМОНа — один раненый. Во время боя боевиков со второй колонной, шесть человек из первой колонны смогли вырваться из окружения. 30 марта группа из шести человек — пять сотрудников ОМОН и боец комендантской роты — вышла к своим.

31 марта федеральные войска смогли достичь высоты 813. Были обнаружены тела 31 погибших и один тяжелораненый в обе ноги омоновец Александр Прокопов (впоследствии Александру ампутировали ногу, но он остался служить в ОМОНе). Судьба остальных бойцов к тому времени оставалась неизвестной. Позднее выяснилось, что часть бойцов была взята в плен и казнена на следующий день в ответ на отказ их обменять на полковника Ю.Д. Буданова. Захоронение 10 бойцов было обнаружено 30 апреля — 1 мая в районе селения Дарго. Практически на всех телах были следы и пыток.

Как выяснилось впоследствии, милиционеры были захвачены в плен не сразу. Небольшой группой они пытались выйти из окружения, постоянно отстреливаясь, но смогли дойти только до небольшой речки, переправиться через которую уже не успели. Здесь у них, по всей видимости, закончились боеприпасы. Вокруг найдено большое количество гильз и неразорвавшаяся граната. Один боец был сражен автоматной очередью у моста через речку и добит ударами приклада. Остальные были казнены неподалёку от этого места.

Предположительно фото, еще пока живых, ушедших в прорыв, но потом казненных ОМОНовцев.

Предположительно фото, еще пока живых, ушедших в прорыв, но потом казненных ОМОНовцев.

Трупы милиционеров, которых МВД считало пропавшими без вести, были обнаружены в двух захоронениях. В группе поиска были военнослужащие, лично знавшие некоторых из пропавших. Они сразу опознали четверых бойцов Березниковского отряда пермского ОМОНа — прапорщиков милиции Юрия Аветисова, Сергея Малютина, Евгения Просвирнева и рядового Евгения Ржанова. После этого тела отправили на экспертизу в Ростов-на-Дону, в 124-ю лабораторию.

Туда же выехали сотрудники пермского ОМОНа с медицинскими картами и фотографиями погибших товарищей. По словам начальника пресс-службы пермского УВД Игоря Киселева, идентификация была очень трудной. «Наши ребята, вернувшиеся из Ростова, рассказали, что уже через 15 минут после того, как тела подняли из-под земли, кожа на лицах начала чернеть, а еще через полчаса — разлагаться. Затрудняло опознание и то, что над некоторыми омоновцами боевики издевались и их лица были обезображены. Поэтому опознавали сразу по многим признакам. Некоторых бойцов узнали по наколкам, у двоих сохранились личные номера. Помогли и особенности одежды отдельных омоновцев»,— сказал Киселев.

Вторая чеченская война. Нападение на колонну Пермского ОМОНа

Погибшие бойцы комендантской роты

 

Вторая чеченская война. Нападение на колонну Пермского ОМОНа

Погибшие пермские милиционеры

Осмотр тел позволил установить обстоятельства гибели милиционеров. По свидетельству начальника 124-й лаборатории Владимира Щербакова, смерть бойцов наступила «в результате резаных ран шеи». Иными словами, боевики перерезали им горло.

В конце концов были опознаны все погибшие. Помимо вышеназванных, это лейтенант милиции Александр Заздравных, сержанты Дмитрий Макаров и Эдуард Тарасов, младшие сержанты Евгений Киреев и Григорий Ужегов.

Репортаж ОРТ об эвакуации тел убитых. Репортаж хорош с точки зрения картинки и кадров уникальных, а вот версия с подготовленной засадой, так и осталась версией и на суде была принята версия о том, что засады не было, а по сути было раздолбайство

Репортаж телеканала ТВЦ о гибели ОМОНа Пермского края в Веденском районе Чечни 29 марта 2000 года

Потери колонны

Погибли в бою, а также захвачены в плен и казнены 36 пермских милиционеров и 7 военнослужащих комендантской роты. Число раненых — 2 и 15, соответственно.

Майор милиции Симонов Валентин Дмитриевич (12.06.1965 — 29.03.2000, ОМОН при УВД г. Березники),
Старший лейтенант милиции Коньшин Василий Анатольевич (14.01.1967 — 29.03.2000, ОМОН при ГУВД Пермской области),
Старший лейтенант милиции Туровский Евгений Станиславович (9.09.1963 — 29.03.2000, ОМОН при ГУВД Пермской области),
Старший лейтенант милиции Метгулиев Альберт Гурбандурдыевич (18.07.1965 — 29.03.2000, ОМОН при ГУВД Пермской области),
Лейтенант милиции Заздравных Александр Викторович (24.01.1966 — 29.03.2000, ОМОН при УВД г. Березники Пермской области),
Лейтенант милиции Кананович Альберт Владимирович (24.11.1972 — 29.03.2000, ОМОН при УВД г. Березники Пермской области),
Лейтенант милиции Кузнецов Юрий Анатольевич (5.09.1966 — 29.03.2000, ОМОН при УВД г. Березники Пермской области),
Старший прапорщик милиции Собянин Сергей Борисович (19.04.1971 — 29.03.2000, ОМОН при УВД г. Березники),
Старший прапорщик милиции Аветисов Юрий Игоревич (2.08.1970 — 29.03.2000, ОМОН при УВД г. Березники Пермской области),
Прапорщик милиции Анненков Андрей Вячеславович (6.02.1969 — 29.03.2000, ОВД Оханского района ГУВД Пермской области),
Прапорщик милиции Зырянов Андрей Вячеславович (20.12.1970 — 29.03.2000, ОМОН при УВД г. Березники Пермской области),
Прапорщик милиции Ломакин Михаил Валерьевич (26.10.1974 — 29.03.2000, ОМОН при УВД г. Березники),
Прапорщик милиции Мунтян Валерий Владимирович (31.10.1975 — 29.03.2000, ОМОН при УВД г. Березники Пермской области),
Прапорщик милиции Малютин Сергей Викторович (24.01.1975 — 29.03.2000, ОМОН при УВД г. Березники),
Прапорщик милиции Просвирнев Евгений Владимирович (14.05.1975 — 29.03.2000, ОВД Горнозаводского района Пермской области),
Прапорщик милиции Шайхразиев Марат Фарсович (08.01.1965 — 29.03.2000, ОМОН при УВД г. Березники Пермской области),
Старшина милиции Кистанов Александр Викторович (24.03.1970 — 29.03.2000, ОВД Пермского района Пермской области),
Старшина милиции Пермяков Юрий Егорович (21.03.1973 — 29.03.2000, ОМОН при УВД г. Березники Пермской области),
Старшина милиции Рыжиков Алексей Николаевич (8.07.1978 — 29.03.2000, ОМОН при УВД г. Березники),
Старшина милиции Сергеев Виталий Юрьевич (12.08.1967 — 29.03.2000, ОМОН при УВД г. Березники),
Старшина милиции Удачин Сергей Игоревич (24.05.1962 — 29.03.2000, ОМОН при УВД г. Березники),
Старший сержант милиции Зюзюкин Александр Борисович (1.10.1977 — 29.03.2000, ОМОН при УВД г. Березники Пермской области),
Старший сержант милиции Морозов Вячеслав Валерьевич (17.12.1972 — 29.03.2000, УВД Свердловского района г. Перми),
Старший сержант милиции Окулов Владимир Иванович (2.07.1974 — 29.03.2000, ОВД г. Чайковский Пермской области),
Старший сержант милиции Первушин Александр Юрьевич (5.01.1976 — 29.03.2000, ОВД Чердынского района Пермской области),
Старший сержант милиции Пушкарев Вадим Вячеславович (7.12.1971 — 29.03.2000, ОМОН при УВД г. Березники Пермской области),
Сержант милиции Ефанов Виталий Анатольевич (31.08.1977 — 29.03.2000, ОВД Красновишерского района ГУВД Пермской области),
Сержант милиции Макаров Дмитрий Викторович (3.01.1973 — 29.03.2000, ОМОН при УВД г. Березники),
Сержант милиции Тарасов Эдуард Иванович (26.08.1974 — 29.03 2000, ОМОН при УВД г. Березники),
Младший сержант милиции Емшанов Владимир Юрьевич (6.10.1978 — 29.03.2000, ОМОН при УВД г. Березники),
Младший сержант милиции Киреев Евгений Иванович (28.02.1977 — 29.03.2000, ОМОН при УВД г. Березники),
Младший сержант милиции Толстяков Евгений Владимирович (6.10.1978 — 29.03.2000, ОМОН при УВД г. Березники),
Младший сержант милиции Ужегов Григорий Михайлович (12.09.1977 — 29.03.2000, ОМОН при УВД г. Березники),
Младший сержант милиции Давыдов Олег Анатольевич (25.09.1965 — 29.03.2000, ОМОН при УВД г. Березники ГУВД Пермской области),
Младший сержант милиции Игитов Сергей Витальевич (29.06.1977 — 29.03.2000, УВД Мотовилихинского района г. Перми),
Рядовой милиции Ржанов Евгений Вячеславович (10.06.1977 — 29.03.2000, УВД г. Кунгур Пермской области).

Погибшие в бою и захваченные в плен и казнённые военнослужащие комендантской роты:

Ефрейтор Образцов Геннадий,
Рядовой Николенко Сергей Анатольевич,
Рядовой Карпухин Андрей Петрович,
Рядовой Сасин Сергей Викторович,
Рядовой Низамов Зенур Адлямович,
Рядовой Ефимов Дмитрий Юрьевич

Расследование и суд

31 марта 2000 на место происшествия выехали министр внутренних дел РФ Владимир Рушайло и первый заместитель начальника Генерального штаба ВС РФ генерал-полковник Юрий Балуевский. Было проведено служебное расследование. В феврале 2001 года материалы были переданы в главное управление Генпрокуратуры РФ на Северном Кавказе.

После обнаружения 1-го мая захоронения с телами погибших, они были переправлены в Ростов-на-Дону для опознания и экспертизы. Нескольких омоновцев идентифицировать без экспертизы было практически невозможно. Четверых же опознали на месте — это прапорщики милиции Юрий Аветисов, Сергей Малютин, Евгений Просвирнев и рядовой Евгений Ржанов.

В ходе расследования была принята версия, что специальной засады на колонну не было. Это утверждение основывалось на показаниях боевиков, участвовавших в том бою (судебный процесс над ними прошел в Махачкале весной-летом 2001-го) и схема места боя. Боевикам приходилось стрелять вверх по склону, что при заблаговременном выборе позиции скорее всего было бы исключено. Также в пользу отсутствия засады говорит и то, что обстрел колонны усиливался со временем, по мере подхода групп боевиков из других домов селения. Но роковое стечение обстоятельств — поломка машины, обнаружение группы боевиков в доме на окраине села — привело к трагическим последствиям. Быть может, после отдыха боевики незамеченными ушли бы в горы.

С другой стороны существует мнение, что поломка автомобиля привела к тому, что колонна не достигла места засады. В пользу подготовленной засады по мнению ряда сотрудников говорило следующее: заранее оборудованные и замаскированные позиции, посты наблюдения, выставленные по ходу движения колонны.

Дальше-больше. В ходе расследования также вдруг стало выясняться, что чеченцы-то мол ну никоим образом не причастны к гибели колонны Пермского ОМОН. Они же мирные жители. Итак кто предстал перед судом.

Жители Буйнакского района Дагестана — находившийся в федеральном розыске Иманшамиль Атаев (родной брат лидера карамахинских ваххабитов Мухтара Атаева), Ата Мирзаев, Хайрулла Кузаалиев, Махди Магомедов и Гаджи Батиров. Несмотря на то что задержанные отрицали свое участие в бандформированиях, следствие смогло найти доказательства их причастности к нападению на бойцов пермского ОМОНа. Позже удалось задержать еще двоих — черкеса Шамиля Китова и татарина Эдуарда Валиахметова. Ни один из них не признал себя виновным.

Вот такая вот удивительная история, в результате, которой ни один чеченец не пострадал, н-да.

Статья об Эдуарде Валиахметове

Расстрельное дело раскрыло убойные факты

Подсудимый Валиахметов рассказал, что в Чечню попал в начале февраля 2000 года по настоянию родителей: «Мать и отец хотели, чтобы я изучил Коран и основы ислама». Это корреспонденту Ъ подтвердила и мать Эдуарда, Саният, которая приехала в Махачкалу, одетая по всем правилам, предписанным кораном женщине-мусульманке. «Мы действительно думали, что только в Чечне наш мальчик может познать чистоту ислама»,— посетовала она. В одном из лагерей Валиахметову дали имя Абдулла, так как имя Эдуард, как ему объяснили, немусульманского происхождения. Даже в письме родителям он называл себя Абдуллой. После трех недель обучения Валиахметов, вместе с еще одним обвиняемым Шамилем Китовым, попал в отряд араба Абу Кутейба. Но буквально через пару дней боевики заподозрили в новобранцах агентов ФСБ…

Отряд боевиков постоянно передвигался и всюду водил за собой пленных. Валиахметов подробно рассказывал маршрут движения, четко называл населенные пункты и даже районы Чечни, которые они пересекали. В конце марта отряд, в котором он находился, оказался под селением Жани-Ведено.

«Нас расселили недалеко от села в двух заброшенных домах. Однажды утром я проснулся от шума автоматных очередей. Сонные боевики, на ходу одеваясь и заряжая оружие, бежали в сторону небольшой высоты (возле нее было совершено нападение на колонну пермского ОМОНа). Среди них я увидел Шамиля Китова, у которого в руках был гранатомет и три выстрела к нему»,— рассказывал Валиахметов на допросе, который записывался на видео и демонстрировался на процессе. Всех омоновцев, захваченных в плен, по его словам, отвели в небольшое ущелье, где их охраняли арабы. Бой тем временем продолжался в полукилометре. Карамахинцев, которые раньше охраняли Валиахметова, не было — они участвовали в том бою. Уже вечером, когда отряд соединился, Валиахметов стал свидетелем казни одного из омоновцев. «На земле, опершись на лопату, стоял прапорщик. Когда боевики стали громко кричать ‘Аллах акбар!’, милиционер упал на колени и стал просить не убивать его. Он говорил, что будет воевать на их стороне. Но разъяренные ваххабиты уже ничего не слышали. С прапорщика сняли рубаху, потом подошел один чеченец и ударил его прикладом автомата по голове и уже лежащему на земле перерезал горло»…

Однако в других своих показаниях Валиахметов исключил эпизод с Китовым. Исходя из этого, следователь не стал предъявлять последнему обвинение в непосредственном участии в нападении на пермский ОМОН. На видеодопросе Валиахметов, а затем и Китов подробно перечисляли имена карамахинцев, участвовавших в налете, и их приметы. Позже, по данным следствия, они опознали их по фотоснимкам. Однако на суде оба неожиданно заявили, что ошибались, так как на скамье подсудимых сидят совсем другие люди. Один из участников того боя, пермский омоновец, не выдержал и сказал судье: «Там они все были грязные, заросшие, с бородами, а сегодня — подстриженные и бритые. Естественно, при таком раскладе — это разные люди».

На вопрос судьи и гособвинителя, с чем связаны изменения в их показаниях, оба подсудимых ответили, что подвергались физическому давлению и действовали по сценарию следователя еще до того, как их допрашивали во время видеосъемок. По их словам, имена подсудимых им были подсказаны работниками милиции. Тут же по очереди адвокаты стали поднимать своих подсудимых и устраивать импровизированные очные ставки, задавая один и тот же вопрос: «Вы раньше видели этого человека среди боевиков?» В ответ слышалось вялое отрицание: «Я только на процессе увидел этих людей».

Вот такие дела, и чеченцев нет, и я не я корова не моя, в плену был, вот так.

Приговоры

Больше всех получил Махди Магомедов. Правда, его участие в нападении на омоновцев суд счел недоказанным, зато признал виновным в создании незаконных вооруженных формирований в селении Карамахи в 1997-1999 годы и в участии в боях против федеральных сил. За это он получил 21 год строгого режима с конфискацией имущества и еще 12 тыс. рублей штрафа за использование поддельного загранпаспорта.

Ата Мирзоев признан виновным в участии в незаконных вооруженных формированиях, в расстреле колонны омоновцев, а также в угоне и уничтожении БТР. Ему дали 19 лет строгого режима с конфискацией имущества.

Хайрулла Кузаалиев виновен в том, что во время расстрела колонны вместе с группой карамахинцев прикрывал возможный обход омоновцами обороняемой высоты. В бой по независящим от него обстоятельствам не вступал. Приговорен к 16 годам строгого режима с конфискацией.

14 лет строго режима получил еще один участник нападения — Гаджи Батиров.

К Эдуарду Валиахметову и Шамилю Китову, чьи показания легли в основу обвинения других подсудимых, суд был снисходителен. Первый приговорен к двум с половиной годам, второй — к трем годам строгого режима. Оба тут же амнистированы и освобождены из-под стражи.

По результатам же служебной проверки было установлено, что причиной трагедии посчитали непродуманные действия начальства Пермского ОМОНа, приказавшего своим бойцам выдвигаться без армейского прикрытия.

Причины потерь

1. Несогласованность действий и отсутствие необходимых навыков проводки колонн и ведения боя в условиях горной местности.

2. Отсутствие разведки маршрута движения колонны.

3. Отсутствовало взаимодействие с подразделениями ВВ МДВ РФ и ВС МО РФ. Маршрут передвижения не был согласован со старшим воинским начальником, в зоне ответственности которого он находился.

4. Отсутствовало прикрытие колонны, колонна двигалась без боевого охранения, не соблюдая необходимую дистанцию.

5. Отсутствовало взаимодействие с артиллерией и авиацией (его не было).

6. Комсостав группы не знал радиочастот частей, прикрывавших этот район, их позывных.

Вообще не понятно, что делал такой слабый отряд в той части ЧР, ведь туда оттягивались довольно крупные силы НВФ, получается опять несогласованность.
Из воспоминаний выживших

Лейтенант милиции Владимир Куракин:

Засаду нам готовили серьезную. Вырыли окопы полного профиля. Хорошо замаскировали. Такое укрытие не возьмешь ни из РПГ, ни «мухой». Но… мы не дошли до основных сил засады. Сломался автомобиль. Спустя время мы узнали, что прошли через 8 — 9 постов чеченов. Они нас передавали «с рук на руки» и «вели» колонну. Мешок захлопнулся.

Тут и началось. Автоматы и пулеметы ударили со всех сторон. БТР пошел в голову колонны, поддержать ребят огнем. «Духи» подожгли первый «Урал». Потом подожгли БТР. Экипаж вывалился из горящей машины, занял оборону. Один парнишка вернулся в горящую машину. И из башенного пулемета поливал «духов». Стрелял, пока второй раз не сработал гранатомет. Я видел, как от башни полетели куски металла. Солдат сгорел…

Мы, несколько человек, забрались под «ЗИЛ». Заняли круговую оборону, отстреливались. «Духи» изрешетили всю машину. Из бензобака на землю вытекала горючка. Мы лежали в луже бензина. Могли вспыхнуть в любой момент. Решили выползать на небольшое возвышение. Там, на высотке, оказались несколько наших ребят. Кто-то был уже убит, кто-то ранен. За тонким деревцем лежал Сергей Малютин. Он был со снайперской винтовкой. Ствол деревца иссечен пулями. Откуда стреляют — не видно. Сергей кричит нам: «Ничего не видно!..»

Видим, окружают со всех сторон. Кричат: «Сдавайтесь! Мы вас убьем небольно…»

Во весь рост встал Виталий Епифанов. Бил из пулемета по «чехам». Несколько минут ему везло. Но одна очередь его достала. Упал замертво.

Тут «духи» переключили свое внимание на вторую колонну, которая шла нам на выручку. Мы воспользовались этим и скатились в ущелье. Решили выходить из окружения по воде. Вода шумит, завалы камней и кустарник скрывают.

Вышли к небольшому мостику. Дальше — по дороге. «Духи» заметили нас. Мы залегли в ложбинке и приготовились принять последний бой. Оставалось метров 15 — 20. Засвистели мины. Шесть раз громыхнуло — по мине на каждого из нас. Но минометчики нас не задели. «Духов» разметали и нам помогли. Я приказал отходить к нашим. Мы слышали и даже видели, как вторая колонна ведет бой. И тут по рации я услышал: «Мы попали в окружение, отходим!» Бой начал стихать.

Мы скатились в обрыв. Повисли на ветках и корнях деревьев. Как елочные украшения. Провисели так несколько часов.

Тут прилетели «вертушки» и начали работать по расположению боевиков. Первый залп пришелся… по нашим позициям. Я дал зеленую ракету — «здесь свои». И красную — в сторону чеченских позиций. Их хорошо потрепали вертолетчики, штурмовая авиация и минометчики. Но на горы спустилась ночь.
Я шел первым, остальные цепочкой за мной. Каждый держал руку на плече товарища. Я остановлюсь — все встали. Я сел — все сели.

Нервы были уже на пределе. Вдруг слышим русский говор. Наши? Не наши? Я спрашиваю: «Пароль?» Мне в ответ: «Рязань! Отзыв?» А мы его не знаем. Случайно не перестреляли друг друга. Оказалось, что это разведка ВДВ. Ребята нам на подмогу шли.

Вышло нас из той мясорубки пятеро омоновцев и один контрактник. Через два дня, когда наши пришли на место боя, обнаружили раненого, полуживого Александра Прокопова. У него было ранение в ногу. Потерял много крови, но наложил себе жгут. Доктор в горячке боя успел бросить ему ампулу промедола. Вот он и продержался до прихода наших.

Эти шакалы ходили по месту боя и добивали наших. Всем ребятам были сделаны контрольные выстрелы или в голову, или в шею. А десятерых ребят «вахи» захватили в плен. Скорее всего, ребята были сильно контужены и не могли оказать сопротивления. Разведчики потом нашли бинты, окровавленные носки и ботинки… Уводили ребят босиком. Похоже, пытали. Когда их казнили, неизвестно. Их тела позже обнаружили далеко от места боя.
Когда мы забирали тела погибших, видели всякое. Одному прикладом размозжили череп. Другому в нос засунули нательный крестик. Измывались даже над погибшими. А уж живым как досталось…

Вторая чеченская война. Нападение на колонну Пермского ОМОНа

Из дневника Владимира Порта

28 марта 2000 г.

Прилетел генерал Сикерин (в то время — начальник ГУВД г. Перми, в настоящее время на пенсии. — Ред.). С ним мэр Перми и целая свита. Ждали и готовились круче, чем к приезду министра. В итоге полный облом. Генерал заглянул с вертолетной площадки в ОВД минут на 20 и сразу укатил в комендатуру обедать. У нас из-за этого на 3 часа обед задержали.

Гуманитарный груз такой: по караваю хлеба на 23 человек, по березовому венику на 3 человека, по бутылке минералки на 1,5 человека и по 4 пачки сигарет на бойца. Все. А мы-то ждали и надеялись.

Генерал покатался по Ведено, вручил книги и игрушки школьникам и на 30 минут снова заехал в отдел. Зашел в два кубрика, пока л/с строился и готовился к вручению наград. Подошел к строю, коротко поведал, что замена будет поэтапной и вообще все у нас тут нормально. Вручил погоны подполковника нач. СКМ (служба криминальной милиции. — Ред.) и при первых выстрелах минометов, огонь которых мы вызвали на поражение засеченной минометной точки на горе, заспешил к вертолету.

29 марта 2000 г.

Черный день, жуткий день. Еще накануне по радиоперехвату вахи пообещали нам вместо писем гробы. Так и получилось. По приказу генерал-майора Макарова (зам. командующего) утром отряд Пермского ОМОНа в сопровождении БТР комендантской роты на двух «Уралах» вышел на зачистку н. п. Центорой. Всего 45 человек. В 9 часов 02 минуты по радиостанции командир отряда ст. лейтенант Коньшин В. П. сообщил о том, что отряд попал в засаду в квадрате 58-96 у высоты 813°. Есть двухсотый и трехсотые (убитый и раненые. — Ред.). БТР и машины горят. «Чехи» заманили ребят в ловушку и били на выбор. Подробности узнаем потом (если узнаем), но и сейчас ясно, что операция с их стороны была тщательно спланирована. Есть предположение, что работала банда Гелаева.

Нач. ВОВД Ганьжин принял решение направить на помощь вторую колонну и возглавил ее сам. Отряд в составе 61 человека (31 — ВОВД, 20 — ОМОН, 10 — ВВ) на двух БТРах, «КамАЗе» и двух «уазиках» выдвинулся в район боя. При подходе к квадрату 58-94 колонна попала в засаду. В течение первой минуты появились три трехсотых. Огонь был очень плотным, и продвижение вперед стало невозможным. Люди залегли. Командир запросил помощь коробочками (боевая машина пехоты (БМП). — Ред.) и авиацией. Ребята лежали под обстрелом и ждали помощи. Ганьжин по рации просил братишек потерпеть, держаться, говорил, что помощь уже рядом. Но ОМОН все реже выходил на связь.

Подошли «вертушки», в район боя выехал комендант и возглавил руководство боем. Подтянули минометы, но корректировать их огонь было очень сложно. Еще сложнее корректировать огонь авиации. Связи с «вертушками» не было, целеуказание давать нечем. Не хватало зеленых ракет для того, чтобы обозначить свое место.

Подошли 4 БМП десантников. Под их прикрытием отряд попытался пробиться к окруженным. Не дошли до них всего 500 — 600 м. Огонь «чехов» был настолько плотным, что командир принял решение на отход. «Чехи» били не только из стрелкового оружия, но и из гранатометов и минометов. Несколько коробочек загорелось, появилось много трехсотых. «Чех» по рации заглушал переговоры наших групп, и приходилось постоянно менять каналы. Но у него сканер, и снова его собачий голос с угрозами забивал эфир.

В 14.40 ОМОН в последний раз вышел на связь. Команда была следующей: «Все, кто еще может стрелять, — огонь одиночными по склонам горы». Все. Патроны у ребят кончились, снайперы не давали поднять головы. Вторая колонна вышла из-под обстрела, имея 16 трехсотых. Вертолетом их эвакуировали в Ханкалу. Двое тяжелых. Похоже, не довезут. Из нашего отдела контузию получил прапорщик Лисицын Валерий Алексеевич из Добрянки. Еще ничего не соображая и шатаясь, как пьяный, у «вертушки» он уперся и отказался лететь в тыл. Усадили силой. Из БТРов ребят выносили на руках, с перебитыми ногами, окровавленных, обгоревших.

С ОМОНом в первой колонне был наш водитель ст. сержант Морозов Вячеслав Валерьевич. Судьба его неизвестна. Артиллерия, авиация и минометы били отсечным огнем, накрывая все новые квадраты, но чечен по рации продолжал издеваться над нами.

Было принято решение выдвинуть на помощь третью колонну десантников, и она пошла в район боя. Но тут поступила команда генерала Макарова вернуть ее в Ведено. Мы в шоке. Как можно бросить ребят? Ведь еще есть 2 — 3 часа светлого времени и надежда, что не все погибли. Но решения принимаем не мы, мы только выполняем приказы. Все понимаем, что предали ребят, но сделать ничего не можем.

Приближается ночь, и надежда на то, что ребят спасут, тает с каждой минутой. «Вертушки» уже в темноте наносят последние удары в районе боя. Без конца бьют минометы. Тяжелые снаряды самоходов с урчанием проносятся над нами в сторону гор. Больно и стыдно. Ребят предали, нас всех предали. Это понимает каждый — от майора до рядового.

По ОВД с утра готовность № 1. Караулы усилены. Бойцы все в окопах и на блоках. Ночь предстоит бессонная. Из штаба группировки постоянно требуют уточненных данных, как будто мы из крепости можем видеть поле боя и подсчитать потери. Пока 16 трехсотых. Это невозможно еще осмыслить и тем более смириться с мыслью о том, что молодые ребята лежат в ущелье и над ними издеваются бандиты. Может, кто и жив еще, а как помочь? Я, здоровый и крепкий мужик, сижу в дежурке обвешанный гранатами, снаряженными магазинами, ракетами и еще черт знает чем, и ничего не могу сделать, чтобы помочь землякам. Дико, обидно и стыдно.

30 марта 2000 г.

В 2 ночи сообщили из комендатуры о том, что к ним вышли пятеро омоновцев и один солдат-контрактник. Радость большая, но чем заглушить боль потерь?!
Всю ночь и весь день проводится войсковая операция по уничтожению группировки. Радиоперехват разноречивый. ФСБ доказывает, что перехватили сообщение о гибели 07-го. По их позывным это Масхадов. А на связь выходил вчера с нами якобы сам Басаев, они опознали его голос. Может, и правда. А я его по рации послал…

Разведка под Джаной-Ведено обнаружила целый гадюшник, штаб Масхадова. Села уже нет, его сровняли с землей. А мы в обороне. Обидно. Есть у нас оружие, боеприпасы, а главное — просто бешеное желание отомстить. Четыре дня назад мы нашли в Ведено закопанные у больницы БМП-2 (боевая машина пехоты. — Ред.) и БМД-1 (боевая машина десанта. — Ред.). Откопали, притащили в отдел, отмыли. БМП неисправна, а БМД можно поставить на ход. И все это стоит без дела, как и наши МЛТБэшки (малый легкий тягач бронированный. — Ред.). Да еще никому не нужный «Горчак» — бронеколпак стоимостью 3 млн. без пулеметов и гранатомета. Сикерин обещал еще один прислать. Кому он здесь нужен?
Ребята без сигарет сидят, едят только суп да кашу, вместо хлеба сухари, а нам веники везут березовые. Спасибо хоть не кресты.
Сейчас поступило сообщение о том, что войска отошли от Джаной-Ведено, т. к. встретили очень упорное сопротивление. По предварительным данным, боевиков больше тысячи. Все равно мы их «сделаем». Обязательно!

31 марта 2000 г.

С утра томительное ожидание. Мысли только о судьбе омоновцев. Федералы пошли вперед после интенсивной обработки местности с воздуха и огнем артиллерии. Пока новостей нет.

Прилетел полковник Аронин, нач. ГУВД Чеченской республики, еще какие-то генералы. Ждем прилета Рушайло. Все усилия руководства ВОВД сводятся к одному — спихнуть вину за происшедшее на кого-то. Опять команда всем привести себя в порядок, сбрить бороды. Об этом сейчас думать надо? Уроды! Ганьжин (начальник Веденского ВОВД, снят с должности после расстрела Пермского ОМОНа, сейчас работает в милиции в Перми. — Ред.) не появлялся перед л/с, укатил в комендатуру. Всех все-таки побрили.

Следственно-оперативная группа выехала к месту боя, с ней и наша корреспондентша Марина Мальцева с видеокамерой. Весь день прождали министра, но он остался в Ханкале. Вызвал туда Ганьжина и военного коменданта. По данным разведки, мы блокированы с двух сторон ущелья. Крупная группировка численностью до 1200 человек перекрыла дорогу у Сержень-Юрта. Со стороны Дагестана у Дарго ущелье занято группировкой до 800 боевиков. Мы в мешке. В Ведено нас осталось вместе с ОМОНом 396 человек. Еще комендантская рота и батальон 66-го парашютно-десантного полка у Джаной-Ведено. В Автурах еще стоят собровцы, но сколько их, мы не знаем. Все.

Федералы, конечно, будут давить «духов» с обеих сторон и додавят до Ведено. Поэтому весь л/с снова роет окопы и ходы сообщения. Зарыли в землю «трофейные» БМП и БМД, весь БК (боекомплект. — Ред.) из оружейки роздан на руки. По расчетам, его хватит максимум на полдня интенсивного боя. А что дальше? На «вертушки» и артиллерию надежды мало, им еще надо правильно цель указать.

Уже в темноте с места боя вернулась СОГ (следственно-оперативная группа). Худшее подтвердилось. На одном склоне горы обнаружили 27 трупов наших ребят, на противоположном еще 7. Наш водитель Морозов сгорел в кабине «Урала», когда пытался его развернуть. Опознали всех, а вывезли пока только 19 парней. Один труп был заминирован. Саперы все трупы сперва дергали кошками. Марине сразу стало плохо, и съемку до конца она провести не смогла.

Погибшие почти все березниковцы. «Чехи» добивали раненых в упор выстрелами в лоб или шею. У одного раненого мальчишки (на ноге был затянут жгут) отрезано ухо и брошено рядом, прикладом проломлен череп, а во рту торчит иконка. Нелюди, паскуды! Ребят били на выбор. Причем снайперы сначала целились по ногам, а потом добивали. Лежат целыми группами, видно, побили их, когда перевязывали друг друга. У одного разворочено все тело прямым попаданием из подствольника. Другой прошит в спину насквозь, и пуля застряла в пробитом магазине, лежавшем в разгрузке. У всех вывернуты карманы, взято все. Многие раздеты и разуты. Оружие «духи» забрали с собой. Похоже, что нескольких раненых ребят, кто еще мог идти, взяли с собой. По следам видно, что ребят уводили босиком: нашли их сапоги и окровавленные бинты и носки. Тех, кто идти не мог, — добили. Жутко и невыносимо больно. На душе такой груз, что, кажется, он будет давить на нас все оставшиеся годы. Нашли и артиллерийского корректировщика, его накрыли свои мины. Вот так.
Есть и радостная весть. Нашли раненного в ногу и контуженного прапорщика ОМОНа. Почти трое суток пролежал он на камнях под дождем, голодный и чуть живой. Что довелось пережить этому парню?

А ведь, по оперативной информации, было давно известно о наличии бандформирований в этом районе. Наша уголовка секретной шифровкой передала эту информацию еще накануне боя в штаб группировки. Но оттуда требовали от нас активных действий — и вот получили их…

Сейчас все валят на наших командиров. Не организовали прикрытие, разведку, не отработали маршрут. Все это так. Бросили они ребят в мясорубку. Но в то же время прикрытия никакого никто и никогда нам не давал, тем более воздушного. Даже на выборах ребята мотались по диким горным аулам на «уазиках», БТР, охраняли комендатуру да пару избирательных участков в Ведено. Зачем надо было выводить войска? Что, война уже кончилась? Лишь бы отрапортовать.

В средствах массовой информации мелют такую чушь, что слушать тошно. Мы и сами тут на месте не владеем в полном объеме всей информацией, а там все знают на ТВ. Маразм.

Откопали и труп араба, наемников «чехи» закапывают, своих уносят. Дырка у него прямо во лбу. Туда гниде и дорога. Вчера в Ведено еще двоих хоронили. Наверное, тоже оттуда.


Присоединяйтесь к нам:

Яндекс.Дзен

Добавить комментарий