Первая чеченская война. Бои 34 ОБрОН в Грозном. 6 августа 1996 года

Мы публикуем воспоминания непосредственных участников из 34 Бригады ВВ, по освобождению Грозного от чеченских боевиков, во время первой чеченской войны, в августе 1996 года. Тогда, чеченские боевики проводили военную операцию по штурму Грозного с кодовым названием «Джихад».


5 августа 1996 года и без того хрупкая тишина в Грозном была вспорота автоматными очередями, разорвана в клочья взрывами мин и гранат. Та огненная круговерть продолжалась почти три недели.

Это была вторая попытка захвата города. О том, как в марте 1996 года боевики попытались в первый раз захватить Грозный, можно узнать, прочитав статью «Грозный. 6 марта 1996 года. Операция чеченских боевиков «Возмездие»»

И в сама ее центре оказались военнослужащие Шумиловской бригады (34 ОбрОН ВВ МВД РВ) Приволжского округа внутренних войск. Девятнадцать из них погибли, более ста сорока получили ранения и контузии…

Когда то Дантес разделил ад на девять кругов, все глубже и глубже уводя человека в бездну. Кругом ада стал для приволжцев каждый день в грозном августе девяносто шестого…

Официальная информация:

«5 августа личный состав проводил спецоперацию по обеспечению действий СОБР и ОМОН Октябрьской комендатуры. Для выполнения задачи сформирована группа в количестве 85 человек с 5 единицами бронетехники под командованием майора Мустафина.

При возвращении в пункт временной дислокации на улице Гудермесской боевиками произведен подрыв радиоуправляемой мины. Погиб майор Славгородский, 2 военнослужащих получили тяжелые ранения, 7 ранения средней и легкой тяжести».

Вспоминает прапорщик Олег Токарев, кавалер ордена Мужества:

По началу обстрелы были не очень интенсивными. Поэтому их приняли за обычные, «профилактические»: ну, пошутят и угомонятся. Но обстрелы не стихали, «духи» наглели с каждой минутой. Перемещались они налегке, без бронежилетов, в «гражданке», были прекрасно вооружены. Судя по тому, с какой яростью нас поливали огнем, боеприпасов у них было — завались.

Ближе к ночи обстреливали уже не только ПВД, но и все взводные пункты. Оттуда ребята запрашивали обстановку, просили помощи. По всему становилось ясно, что дело принимает серьезный оборот…

Официальная информация:

«6 августа с 2.45 ведется интенсивный обстрел ВОП «Минутка». В 6.20 начат обстрел ВОП «Дом». Пик активности приходится на время с 7.10 до 23.40. в этот период ПВД и ВОПы обстреливались 23 раза.

В 23.10 боевики выдвинули ультиматум о сдаче ВОПов. Капитаном Демидюком и старшим лейтенантом Блохиным ультиматумы отклонены. Пресечены все попытки заблокировать опорные пункты, в ходе боестолкновений уничтожены 4 боевика.

Вспоминает майор Алексей Сивков, кавалер ордена Мужества:

В тот день бригаде поставили задачу содействовать выходу к Ханкале частей Российской армии. Наша группа вышла утром, обеспечивая коридор от своего ПВД до КПП № 15, выставляли парные посты с интервалом 10-15 метров. Потом по той же схеме — от «пятнашки» до шестнадцатого «контроля», где встретились со штурмовыми группами 205-й бригады. Вместе двинулись в сторону Минутки. Были обстреляны, приняли бой. В перестрелках прошел целый день. Пробиться к Ханкале не смогли, к вечеру нам приказали возвращаться на базу. В тот раз обошлось без потерь.

Официальная информация:

«7 августа в 6.15 возобновились бои. Взводный опорный пункт «Минутка» подвергся обстрелу с двадцати огневых точках. К 14.00 на всех опорных пунктах сложилась критическая обстановка с боеприпасами и водой. В результате неоднократных штурмов, которые все были отбиты, появились раненные, состояние которых ухудшалось.

Командиром бригады принято решение выслать группу в составе четырех БТР с десантом спецназа для эвакуации раненных и пополнения боеприпасов на ВОП «Минутка». При подрыве на перекрестке улиц Гудермесская и Ханкальской подбит замыкающий БТР. Экипаж и десант под командованием прапорщика Токарева заняли оборону в одном из домов частного сектора, которую держали в течении 4 часов, отбив все попытки взять в плен или уничтожить военнослужащих.

При получении информации о подбитом БТР командиром бригады выслана дополнительная группа в количестве трех бронетранспортеров для эвакуации экипажа и десанта. Во время продвижения группа попала под интенсивный обстрел, повреждены две машины. Командир колонны старший прапорщик Коротков принял решение прорываться на Минутку. На ВОП группа вышла без потерь.

В ходе боевых столкновений уничтожено 15 боевиков. Потери бригады: 20 военнослужащих ранено, 4 пропали без вести…».

Вспоминает прапорщик Олег Токарев, кавалер ордена Мужества:

Шли на скорости. Жара, пыль, дым от пожаров. Почти ни чего не видно. На перекрестке с ходу врезались в горящую «бэху». Нас тут же подбили из «граника». При взрыве погибли сержант Глазачев и рядовой Володя Русинов. С остальными десантировались, заняли оборону в коком-то частном доме. Нас тут же обстреляли со всех сторон.

Несколько раз предлагали сдаться, кричали: «Командир, отпусти солдат. Тебя все равно убьем, а их по домам отправим». Особенно усердствовал один, хохол. Русоволосый такой, в синем спортивном костюме с желтым трезубцем. Его потом Егор Дмитриев из автомата достал.

Пацаны мои не ушли, не бросили. Хотя я сам несколько раз предлагал им оставить меня. Дрались все вместе. Ближе к утру «духи» подожгли дом. Когда покидали горящие строения, погиб рядовой Кечин. Несколько человек успели выскочить под обстрелами через окно. Но потом пулеметчик пристрелялся и сразу парня длинной очередью. Видел, как несколько пуль прошли Володьке в грудь, две ударили в лицо. Он упал внутрь дома, мы не смогли его забрать….

Около пяти утра Олега Токарева пробралась в ПВД родной части, где их уже не надеялись увидеть живыми.

Официальная информация:

«8 августа личный состав продолжал вести активные боевые действия в Грозном. ПВД и ВОПы обстреливались 26 раз, ранения различной степени тяжести получили 5 военнослужащих. В результате ответного огня уничтожено 6 боевиков…».

Вспоминает майор Алексей Сивков, кавалер ордена Мужества:

В этот день разведка потеряла двоих: погибли сержант Володя Игумнов и Ринат Курмалиев. Что это были за ребята!…

Еще с вечера нам поставили задачу «торить» дорогу на «Минутку». Вышли рано, часов в шесть утра. А в половине седьмого нас уже капитально зажали. Перебегая улицу, был настигнут пулями сержант Володя Игумнов. Он в тот день, как обычно, возглавлял разведдозор. Есть такая сомнительно-почетная привилегия у самых опытных и надежных парней из военной разведки — всегда идти впереди. Поэтому, когда засада боевиков ощетинилась автоматными и пулеметными очередями, Володя был отсечен огнем и ранен в первые же минуты боя. Закатившись в придорожную канаву, сержант вступил в бой. В свой последний бой.

В своем неглубоком укрытии он был прекрасной мишенью для пулеметчика боевиков, бившего с третьего этажа высотного здания на противоположной стороне улицы. Но короткие расчетливые очереди, которыми огрызался автомат раненного сержанта, мешали боевику вести прицельную стрельбу. К тому же группа, заняв позицию, прикрывала Владимира огнем. Но долго это продолжаться не могло. Ему на помощь рванулся Ринат Курмалиев…

В роту разведки Ринат пришел добровольцем. И сразу же близко сошелся со своим земляком Рамилем Хузиным. Хорошие отношения быстро переросли у разведчиков в крепкую мужскую дружбу. Когда Рамиль погиб, Ринат сопровождал гроб с телом друга на его родину. И там, над могилой Рамиля, поклялся отомстить. Теперь у него свой счет, который он собирался предъявить боевикам сполна.

С момента начала следующей командировки пулеметчик Курмалиев со своим ПКМ был непременным участником всех засад и спецопераций разведчиков. Ему доверяли, ему верили. Офицеры, прапорщики и контрактники, отдавшие службу в разведке не один год, щедро делились с этим ни когда не унывавшим парнем своими знаниями и опытом. Он впитывал все как губка. И ни разу не подвел нас. В бою Рината охватывал необычный азарт. Чем опаснее становилась обстановка, тем хладнокровнее и расчетливее действовал сержант. Но в его расчетах напрочь отсутствовало чувство самосохранения. Нет, нельзя сказать, что он специально искал смерть. Но всегда работал на грани фола. Впрочем, кто точно скажет на войне, где она, эта грань?

Ринат погиб, пытаясь вынести из-под огня Володю Игумнова, когда тот, уже раненный, отстреливался из придорожной канавы. Ринат тогда подобрался ко мне: «Командир, прикройте. Проскочу вон до той мусорной кучи и сниму пулеметчика. Отсюда его не достать».

Я дал «добро», мы с Сергеем Парамоновым начали работать по пулеметчику, а Ринат бросился вперед. Бежал, чуть пригнувшись. Пулеметчик засек и перенес огонь на него.

Одна пуля достала сержанта, всего одна! Вижу: выронил пулемет, схватился руками за грудь, упал. Когда он лежал, прижав руки к груди, впечатление было такое, будто маленький ребенок всхлипывает. Знаете, когда уже откричит, отплачется и засыпает, всхлипывая во сне. Конечно, это кровь выходила из пробитых легких, будто Ринат плачет от бессилия, от того, что не добежал. Потом он затих.

Через некоторое время мы выловили двух чеченцев. Одному говорю: бежишь туда, берешь пулемет за ствол, прикладом по земле несешь сюда. И помни, что ты на прицеле. Шагнешь в сторону или возьмешь пулемет за приклад — сразу пристрелю. Принес он пулемет. Потом их двоих послали за Ринатом. Они и его принесли. Затем еще одного убитого парнишку из пехоты и его гранатомет доставили. А когда их направили за Володей Игумновым, по ним открыли прицельный огонь боевики. Видели прекрасно, что свои же, чеченцы, но все равно обстреляли.

Попробовали прикрыться дымами и под их покровом вынести сержанта. Не получилось, ветер сносил завесу в сторону, оставляя место, где находился Володя, просматриваемым и простреливаемым. Признаков жизни он уже не подавал, и потому, когда вскоре поступила команда на отход, я, скрипя зубами, начал отводить бойцов. Преследуемые боевиками, отошли в частный сектор, вели бой до темноты. Потом выходили в ПВД мелкими группами…

Тело Володи Игумнова было вынесено с поля боя только 9 августа. Похоронен в г. Арзамас Нижегородской области.

Официальная информация:

Бои на площади Минутка август«9 августа в 6.00 три штурмовых группы и группа инженерной разведки во главе с майором Гулай выдвинулись в сторону жилых кварталов. В 6.40 остановлены интенсивным огнем, ведут бой… В ходе боя группа инженерной разведки с отделением прикрытия отсечены огнем, заблокированы в 5-этажном доме. На ул. Багратиона штурмовые группы встречены в упор огнем из дворов частного сектора и окопов, отрытых боевиками. До 17.30 вели бой…

К исходу дня потери 34 бригады: безвозвратные — 3 человека, санитарные — 19. еще 18 человек во главе с майором Гулай не вернулись в ПВД, связь с ними отсутствует…».

«10 августа штурмовые группы старшего лейтенанта Моисева и майора Мустафина прорвались на площадь «Минутка», заняли круговую оборону в 9-этажном доме. В ходе боестолкновений уничтожены 36 боевиков. В 17.25 сорвана попытка боевиков захватить подбитый БМП федеральных войск, экипаж выведен, огнем уничтожено до 15 боевиков…

11 августа в 15.20 с ВОП Минутка в Ханкалу на БТР прорвался старший лейтенант Ларин с тяжелоранеными военнослужащими бригады. ПВД и ВОПы обстреливались 23 раза. Потери — 5 раненных…

12 августа штурмовые группы действовали в районе улицы Матросова и перекрестка Ленина. Захвачено 4 боевика, 4 АКМ, один боевик ничтожен. Во второй половине дня военнослужащие бригады пришли на помощь группе офицеров ГРУ, заблокированных в здании на перекрестке Лазо и Украинской. ПВД и ВОПы отстреливались 37 раз. Потери бригады: 8 человек ранено (из них двое тяжело), 2 человека погибли…».

Официальная информация:

«13 августа в 10.55 штурмовые группы старшего лейтенанта Ларина выдвинулись в район КПП-16, в 14.45 попали в засаду боевиков. Прикрывая отход подчиненных, тяжело ранен старший лейтенант Ларин. В ходе рейдовых мероприятий найдет раненным и доставлен в ПВД рядовой Губочкин, числившийся без вести пропавшим…

14 августа местными жителями в ПВД бригады доставлены тела четырех погибших, среди которых — двое военнослужащих части: сержант Алексей Глазычев и рядовой Владимир Русинов. Двое других — солдаты Российской армии. В течении дня группы старшего лейтенанта Сивкова и Моисеева проводили разведывательные мероприятия…

15 августа прикомандированные к одной из комендатур БТР-80 № 117 с экипажем в составе водителя рядового Сургутского и наводчика рядового Щеглова сопровождал колонну, которая в Старопромысловском районе попала в засаду и была захвачена боевиками…

Личный состав на пл. Минутка 9 раз подвергался обстрелу. 3 человека ранены, сожжен один БТР-80…».

Вспоминает майор Алексей Сивков, кавалер ордена Мужества:

В эти дни «духи» поубавили свою активность. Видно, им тоже досталось. В основном действовали снайперы и гранатометчики. 13 августа на Минутке погиб рядовой Айдар Демитов. Отправился за боеприпасами. И уж почти вернулся, укрылся. Снайпер сразил его на полднем шаге. Пуля попала в правую щеку, разнесла половину лица. Но принесенные им патроны дали возможность остальным продолжать сражаться.

«16 августа личный состав продолжает выполнять задачи на ВОП «»ДОМ», «Долина» и на площади Минутка. Боевикам предъявлен ультиматум об оставлении позиций и сдачи в плен. Ультиматум отклонен, боестолкновения продолжаются…

17 августа ПВД и ВОПы подверглись обстрелу 12 раз, санитарные потери бригады — 3 человека…

К 18 августа у военнослужащих, державших оборону на пл. Минутка, в течение 9 дней отсутствуют вода и продукты питания. Группа под командованием капитана Рыжука в количестве 35 человек, из которых 12 имели контузии средней и тяжелой степени, вышла в ПВД, вынеся с собой 5 тяжелораненых. В составе группы находился рядовой Портнов, ранее числившийся пропавшим без вести.

На площади Минутка под командованием майора Мустафина продолжают выполнять задачу 106 человек. Ультиматум о сдаче, предъявленный боевиками, отклонен…».

Вспоминает майор Алексей Сивков, кавалер ордена Мужества:

К 18 числу положение наше стало очень тяжелым. Боеприпасы подходили к концу. О медикаментах и говорить не приходилось, их просто не было. Легкораненых уже не перевязывали. Связи тоже практически никакой, батарейки в рациях почти у всех сели.

О том, что твориться у нас на Минутке, «наверху» плохо представляли. Несколько раз по нам работала армейская артиллерия. Мы вышли на их волну, говорим: «Братцы, по своим лупите. В ответ: «Не занимайте частоту. У нас приказ, работаем по плановым целям»…

«Плановые цели», матеря «старшего брата», зарывались в бетонное и кирпичное крошево и при очередном «дружественном обстреле». А потом вновь выползали к окнам и бойницам, готовясь к отражению новых штурмов…

Вспоминает майор Игорь Ветров, кавалер ордена Мужества:

Решение о выходе с Минутки принималось всеми офицерами, это не было самовольством капитана Рыжука. Он вывел людей с оружием, вынес раненных, которые иначе наверняка бы погибли. Это потом уже, после прекращения боев, на Николая некоторые пытались «собак навешать», обвиняя его чуть ли не в предательстве: дескать, убежал, позиции бросил.

Об Александре Портнове хочу особо рассказать. В самом начале всей этой заварухе он дежурил на ПВД на крыше со снайперской винтовкой. И 17 августа бригадный спецназ ушел на помощь своим на Минутке без него. Когда двинулась колонна выручать подбитый БТР Токарева, он запрыгнул на броню. И потом две недели воевал на площади. А в ПВД числился пропавшим без вести. Когда по возвращении кто-то в шутку назвал его самовольщиком, у парня чуть слезы на глазах не выступили: он же убежал на помощь своим! И сражался там действительно великолепно, не расставаясь со своей СВД…

«19 августа штурмовая группа капитана Теплинского под прикрытием двух БТР-80 попыталась доставить продовольствие военнослужащим, заблокированным на пл. Минутка, попала под интенсивный обстрел, вынуждена отойти. В 12.00 в ПВД вышли 104 человека во главе с майором Мустафиным, оставившие ВОПы «Дом» и «Минутка», сдав при этом боевикам 65 единиц оружия. Старший лейтенант Моисеев оставлен боевиками в качестве заложника. В течение суток ПВД и ВОПы обстреливались 7 раз. Потери бригады: 1 человек убит, 21 ранен…

20 августа штурмовая группа бригады имела боестолкновение в районе КПП № 16. Потери — 5 человек ранено. ПВД и ВОПы обстреливались 5 раз, в результате обстрелов ранено 5 человек…

21 августа личный состав во взаимодействии со 101 ОбрОН продолжал выполнять боевые задачи на улицах Грозного. Потери — 3 человека ранены…

22 августа штурмовые группы при выдвижении в район пл. Минутка обстреляны из домов частного сектора, со стороны кирпичного завода и гаражей. Ранено 5 военнослужащих. На ул. Багратиона штурмовые группы обстреляны из выскочившего на них автомобиля ГАЗ-53 с боевиками. В результате ответного огня два боевика убиты, один захвачен в плен. В ШГ имеются потери…».

Вспоминает подполковник Александр Теплинский, кавалер ордена Мужества:

После того, как в госпиталь с тяжелыми ранениями увезли Димку Ларина, я остался за комбата. 19 числа получили задачу пробиваться на Минутку, доставить боеприпасы, медикаменты, продовольствие. Собрал в батальоне всех, кого еще можно было собрать.

Три дня пытались дойти до Минутки, но безрезультатно. Получалось так: с утра выходим, ввязываемся в бой, занимаем часть улицы, держим ее, а с темнотой откатываемся обратно.

На четвертый день нам дали команду: все, не суйтесь ни куда, уже перемирие, переговоры идут…

Вспоминает майор Игорь Ветров, кавалер ордена Мужества:

19 августа на Минутке погиб старший лейтенант Виталий Блохин. Вел огонь из окна, в это время пуля снайпера попала ему в грудь. Когда Леха Сивков и Сашка Сургутов склонились над ним, Виталька что-то прохрипел, из пробитого легкого с клокотом вырвалась кровь. Сказать он уже ни чего не успел, умер на руках друзей.

Олег Моисеев добровольно остался у боевиков в заложниках, лишь бы сохранить жизнь солдатам. Он все эти дни на Минутке был, можно сказать, душой обороны. Бойцы его очень сильно уважали и за грамотное командование и за личную храбрость.

Автоматы боевикам пришлось отдавать, верно. Но это не было трусостью или изменой. Надо было спасать раненных и остальных, кто еще держался на ногах. В тех условиях иного решения, наверное, не было.

А вот спецназ вышел с оружием. Из-за этого чуть не дошло до рукопашной с боевиками. Когда те поняли, что автоматы можно будет забрать только у мертвых спецназовцев, махнули рукой:»Идите так!»…

Вспоминает майор Олег Моисеев:

Когда узнали, что группа Рыжука благополучно добралась в расположение основных сил бригады, с души словно камень свалился. Но на Минутке оставалось еще больше ста человек, которых тоже надо было вытаскивать. Поэтому, когда девятнадцатого числа Инсрапилов (командир отряда боевиков) опять предложил встретиться, мы с майором Мустафиным отправились к нему в гости.

Разговаривали недолго. Те хвалили нашу храбрость и стойкость, говорили, что приятно воевать с настоящими мужчинами. Потом вновь пообещали дать транспорт под раненных и провожатых. Но, как бы между прочим, потребовали гарантий: надо было кому-то из наших остаться в заложниках на случай возникновения непредвиденных обстоятельств. Причем решение требовалось принять не выходя из комнаты. И заложником должен был стать кто-то из офицеров.

Посмотрели мы с Мустафиным друг на друга. Я говорю: «Командир, тебе людей выводить. Так что я остаюсь». Вышли на улицу. Стрельбы уже нет, наши потихоньку из дома выходят, боевичье в сторонке кучкуется, с интересом на наших солдат поглядывают. Я автомат и разгрузку ребятам отдал. Но одну гранату незаметно в карман себе сунул: мало ли что…

Отвел меня в какой-то подвал. Обходились корректно, можно сказать, вежливо. Ближе к вечеру сообщили, что наши благополучно добрались до расположения одной из войсковых комендатур. Теперь оставалось лишь ждать, когда меня самого отпустят. Надежда на благополучный исход была слабой, но все в конце концов обошлось: утром двадцатого числа обменяли на пленного боевика.

Вспоминает майор Алексей Сивков, кавалер ордена Мужества:

Последняя значимая стычка произошла у нас 22 августа. Несколькими группами проводили разведку. Дошли до первого рубежа, огляделись, с офицерами обменялись информацией, кто, где, что видел. По рации получили команду продолжать работу. Только стали выдвигаться, лети «газон», два «духа» в кабине, один в кузове. Похоже, они сами не ожидали, что выскочат на нас.

Огонь открыли одновременно. Но прежде чем успели грохнуть водителя, машина сбила солдата, а потом уже врезалась в столб. Боевика за рулем автоматными очередями искромсали в куски. Тот, что сидел рядом, получил пули в легкое и плечо. Который в кузове отделался легким ранением и царапинами. Его мы доставили в ПВД, Тяжелораненого боевика перевязали, какое-то время еще несли на себе, потом когда он скончался, передали местным жителям…

Погибшим в тот день был рядовой Валерий Архипов. Ему выпала горькая доля стать последним солдатом Шумиловской бригады, павшим на кругах ада в августе 1996 года…

Официальная информация:

«23 августа. Боевые действия не велись…».

Вспоминает прапорщик Олег Токарев, кавалер ордена Мужества:

После подписания перемирия мы вывозили технику, вооружения и людей из Грозного в Ханкалу (место расположения центральной группировки ВС). В первую очередь, конечно же, раненных и тела погибших. До этого ребята лежали в ПВД. Раненных сдали в госпиталь, погибших — в морг, сами помогали отмывать их, заворачивали в фольгу и отвозили на аэродром, загружали в «черные тюльпаны».

Когда двигались через Грозный, на всех лицах толпились чеченцы. Кто-то молчал, но большинство злорадствовали. Помню, на перекрестке тормознули, пропуская колонну. БТР с воплями «Аллах акбар!» обступила толпа. Один из моих бойцов возьми да и скажи в ответ: «Ничего-ничего, Христос воскресе!». И перекрестил их. Те шарахнулись от бэтээра, как от чумного.

И лишь через несколько дней, когда стояли в Ханкале, когда отмылись, отъелись и отоспались, до нас окончательно дошло: кажется, мы живы…

Погибшие в августе 1996 года бойцы 34 Бригады ВВ:

Майор СЛАВГОРОДСКИЙ Александр Викторович погиб 05.08.1996 г.
Рядовой КОВАЛЕВ Александр Владимирович погиб 05.08.1996 г.
Рядовой БАБИЛАДЗЕ Олег Николаевич погиб 05.08.1996 г.
Рядовой РУСИНОВ Владимир Вячеславович погиб 07.08.1996 г.
Сержант ГЛАЗАЧЕВ Алексей Сергеевич погиб 07.08.1996 г.
Рядовой КЕЧИН Владимир Егорович погиб 07.08.1996 г.
Рядовой ШЕСТАКОВ Евгений Валерьевич погиб 08.08.1996 г.
Рядовой КОНДРАТЬЕВ Сергей Михайлович погиб 08.08.1996 г.
Сержант КУРМАЛИЕВ Ринат Исхатович погиб 08.08.1996 г.
Сержант ИГУМНОВ Владимир Евгеньевич погиб 08.08.1996 г.
Рядовой ШИРЯКОВ Максим Анатольевич погиб 09.08.1996 г.
Рядовой БАБИН Вячеслав Александрович погиб 09.08.1996 г.
Рядовой ШАВАЛЕЕВ Денис Михайлович погиб 09.08.1996 г.
Рядовой ТРИФОНОВ Алексей Иванович погиб 09.08.1996 г.
Рядовой ЖИЖКО Николай Леонидович погиб 09.08.1996 г.
Рядовой ВЯТСКИХ Виталий Николаевич погиб 09.08.1996 г.
Младший лейтенант ФРОЛОВ Александр Владимирович скончался от ран 10.08.1996
Рядовой КОРОЛЕВ Алексей Сергеевич погиб 12.08.1996 г.
Рядовой ДЕМИТОВ Айдар Арзалович погиб 13.08.996 г.
Старший лейтенант БЛОХИН Виталий Владимирович погиб 19.08.1996 г.
Рядовой АРХИПОВ Валерий Валерьевич погиб 21.08.1996 г.

Смотрите видео по теме: Громкое дело. Умереть по приказу. Первая чеченская война


Присоединяйтесь к нам:

Яндекс.Дзен

Добавить комментарий