США против Евразийского союза, России, Ирана и Китая




Вы можете материально поддержать наш ресурс, перейдя по информационной ссылке на сайт-партнёра.

Данные объявления видят только незарегистрированные посетители


Виген Акопян: Хватит ли Путину сил? США против Евразийского союза, России, Ирана и Китая

Премьер-министр РФ Владимир Путин. Коллаж: ИА REGNUMПремьер-министр РФ Владимир Путин. Коллаж: ИА REGNUM

«… Для современного мира однополярная модель не только
неприемлема, но и вообще невозможна. И не только потому, что при
единоличном лидерстве в современном мире не будет хватать ни
военно-политических, ни экономических ресурсов. Но что еще важнее — сама
модель является неработающей, так как в ее основе нет и не может быть
морально-нравственной базы современной цивилизации. Вместе с тем все,
что происходит сегодня в мире -… это следствие попыток внедрения
именно этой концепции в мировые дела — концепции однополярного мира. А
какой результат? Односторонние, нелегитимные часто действия не решили ни
одной проблемы. Более того, они стали генератором новых человеческих
трагедий и очагов напряженности… Сегодня мы наблюдаем почти ничем не
сдерживаемое, гипертрофированное применение силы в международных делах —
военной силы — силы, ввергающей мир в пучину следующих один за другим
конфликтов. В результате не хватает сил на комплексное решение ни одного
из них. Становится невозможным и их политическое решение. Мы видим все
большее пренебрежение основополагающими принципами международного права.
Больше того — отдельные нормы, да, по сути — чуть ли не вся система
права одного государства, прежде всего, конечно, Соединенных Штатов,
перешагнула свои национальные границы во всех сферах: и в экономике, и в
политике, и в гуманитарной сфере навязывается другим государствам»
.

Эта цитата из Мюнхенской речи Владимира Путина
февраля 2007 года сегодня, спустя четыре года, не только не потеряла
свою актуальность, но и приобрела новые наглядные подтверждения своей
правоты. Сегодня, когда миллиарды людей стали свидетелями жестокого
растерзания лидера суверенной страны, суда Линча над его сыновьями и
внуками. Государственный телеканал Евросоюза — «Евроньюз», совладельцем которого кстати является и Россия, предупредив о жестокости демонстрируемых кадров расправы над Муаммаром Каддафи,
завершил репортаж следующей циничной цитатой: «Отныне народ Ливии
получил право самому определять свое будущее». Равно как и — отныне
любой режим любой страны, не имеющий достаточных сил и средств отразить
внутренний бунт, изоляцию и военную агрессию НАТО,
лишается права выбора как такового. Не потому ли наиболее актуальный
информационный сюжет последних месяцев в постсоветских странах —
возможность реализации здесь «арабского сценария»? Нельзя же всерьез
утверждать, что Ислам Каримов или Гурбангулы Бердымухамедов,
в действительности, демократичнее разорванного Каддафи. Не потому ли
сегодня на наших глазах происходит активная стыковка интересов
Вашингтона с Ташкентом и Ашхабадом? В день расправы над Каддафи
государственный секретарь США Хиллари Клинтон находилась в Узбекистане. Совпадение.

В
мае 2004 года, за три года до Мюнхенской речи президента Путина, первый
заместитель министра иностранных дел России, экс-директор СВР Вячеслав Трубников
заявил, что, несмотря на ранее достигнутые договоренности, американцы
не уйдут из Средней Азии и Закавказья после завершения антиталибской
операции. «Американское присутствие на пространстве бывшего СССР за
последние годы выросло здорово. Это не только Закавказье, но и
Центральная Азия. Здесь многое будет зависеть от того, как мы будем
выстраивать отношения со странами СНГ.
Должны ли мы вступать в конфронтацию, или, наоборот, поднимать руки,
или вообще смотреть на присутствие США нейтрально?… Все-таки это сфера
наших жизненных интересов. Это наш приоритет, и, конечно, присутствие
внерегиональных держав здесь нас радовать не может. Есть предел. Есть
договоренности с нами, зачем они туда пришли», — заявил Трубников.

В августе 2003 года, говоря о присутствии американских сил в Средней Азии и на Кавказе, посол Ирана в России Голам-Реза Шафеи на встрече с Трубниковым заявил: «их цель состоит в движении с юга на север». Госсекретарь США Хиллари Клинтон
21 октября 2011 года во время визита в Ташкент заявила: «Несмотря на
то, что у России в Центральной Азии есть свои интересы, и у США здесь
имеются свои интересы. Мы выступаем за реформы в странах региона с тем,
чтобы экономика этих стран могла развиваться и интегрироваться». То
есть, Вашингтон уже давно и не скрывает, что его присутствие в регионе
связано не только и, можно сказать, не столько с задачами в Афганистане,
сколько с интеграцией среднеазиатских экономик, а равно как и их
энергетического и транспортного потенциала.

3 октября 2011 года,
премьер-министр России Владимир Путин в статье «Новый интеграционный
проект для Евразии — будущее, которое рождается сегодня» обрисовал
контуры внешнеполитической стратегии своего возможного президентства. В
основе статьи — инициатива создания новой модели «мощного
наднационального объединения, способного стать одним из полюсов
современного мира» — Евразийского Союза.
«Сложение природных ресурсов, капиталов, сильного человеческого
потенциала позволит Евразийскому союзу быть конкурентоспособным в
индустриальной и технологической гонке, в соревновании за инвесторов, за
создание новых рабочих мест и передовых производств. И наряду с другими
ключевыми игроками и региональными структурами — такими как ЕС, США,
Китай, АТЭС — обеспечивать устойчивость глобального развития», считает Путин.

Внешняя,
в отличие от медведевской модернизации, направленность будущей
стратегии Путина — закономерна. «Перезагрузка» отношений между США и
Россией, объявленная в период критического напряжения ситуации на
Кавказе Медведевым и Обамой, послужила лишь консервации
взрыва, но не остановила процесс опасной деформации системы
международных отношений, вызванной причинами, обрисованными в Мюнхенской
речи Путина. Очевидно, противоядием от «однополярности» может служить
только многополярность — создание иных, альтернативных полюсов. Столь же
очевидно, что альтернативность нового полюса будет обеспечена только в
том случае, если его совокупный потенциал будет сравним с ресурсами
действующего монополиста. Но что последовало за публикацией статьи
Путина?

18 октября 2011 года в Санкт-Петербурге был подписан
Договор о зоне свободной торговли СНГ, работа над которым шла 10 лет.
Соглашение подписали все страны СНГ за исключением Азербайджана,
Узбекистана и Туркмении. Это три ключевые страны Средней Азии и Кавказа,
экономики которых взялись «развивать и интегрировать» Соединенные Штаты
уже сегодня. Текущий уровень и интенсивность политического диалога
между Вашингтоном, Ашхабадом и Ташкентом позволяет американцам
рассчитывать на успех.

10 октября 2011 года делегация США в НАТО
поддержала присвоение Грузии программы членства в Альянсе (МАР —
Mеmbership Action Plan). «Расширение НАТО не представляет угрозы для
какой-либо страны: напротив, усиливает безопасность и стабильность во
всем евроатлантическом ареале. Мы поддержим присвоение Грузии единого
плана действий членства в НАТО на саммите 2012 года в Чикаго», — заявил
руководитель американской делегации в Альянсе Майк Тернер.
Возвращая в повестку один из наиболее острых вопросов
американо-российской повестки — безопасность на Кавказе — США фактически
сигнализировали Путину о завершении «перезагрузки» в тот момент, когда
он объявил о намерении вновь возглавить страну. Как и прогнозировалось,
сделано это было специально в ожидании предстоящих президентских выборов в России и непосредственно избрания Путина.

Министр иностранных дел Грузии Григол Вашадзе
19 октября заявил, что Грузия отвергает любые союзы с Россией. «Что
касается так называемого единого Таможенного пространства, или
Евразийского союза, или любой другой организации, создаваемой под эгидой
России, Грузия никакого желания, тем более никаких планов присоединения
к этим организациям не имеет», — подчеркнул Вашадзе.

МИД Туркмении 19 октября, день в день с Вашадзе, выступил с беспрецедентно жестким заявлением в адрес России.
Ашхабад твердо настоял на своем решении односторонне, не считаясь с
мнением других каспийских государств и особенно России, строить
газопровод по дну Каспийского моря в сторону Азербайджана, Грузии и
Турции (в рамках интеграционных планов США). Противоположную точку
зрения МИД России туркменские власти назвали «неадекватной». На самом
деле, проект Транскаспийского газопровода — второй после нападения
Грузии на Южную Осетию прямой выпад против интересов России, поскольку
его участники прекрасно понимают, что игнорируют законные интересы
Москвы в Каспийском регионе, но, тем не менее, не собираются сворачивать
с пути. Более того, представитель ЕС в Азербайджане призывает Россию не
поднимать ажиотаж вокруг этого вопроса.

Таким образом, «Северная
сеть» поставок военных грузов в Афганистан претендует на новую функцию —
поставок среднеазиатских углеводородов в обратном западном направлении.
При этом выстроенная военная инфраструктура будет призвана обеспечивать
безопасность коммуникаций. Возможности доступа России к «Южному
энергетическому коридору» на наиболее уязвимом кавказском отрезке
планируется исключить членством Грузии в НАТО. Тем самым будет
предопределен и атлантический курс Армении. Параллельно США планируют
нарастить постоянное военное базирование в странах Средней Азии,
используя аргумент об обязательном хаосе в регионе после их возможного
ухода из Афганистана. То есть, создав хаос, США предлагают сегодня
обезопасить от него. При этом президенту Узбекистана Исламу Каримову
специальным представителем США по Афганистану и Пакистану Марком Гроссманом предлагается рассмотреть вопрос о целесообразности участия узбекской стороны в ОДКБ
(единой системе безопасности с Россией — авт.), видимо, как структуры,
неспособной противодействовать созданным Штатами угрозам — внешнего
(Афганистан) и внутреннего («арабский сценарий») характера.

Может
ли состояться Евразийский союз в условиях активного присутствия во
внешнем и внутреннем политическом суверенитете стран-участниц третьего
игрока — США? Может ли проектируемый Путиным «новый полюс» стать
таковым, имея внутри себя ресурсы влияния главного конкурента? Каким
образом произвести «сложение природных ресурсов, капиталов, сильного
человеческого потенциала» стран регионов Средней Азии и Кавказа, если
эти ресурсы, капитал и потенциал не являются отныне суверенными?

Анализируя
перспективы Евразийского союза, российские эксперты полагают, что
интеграция на постсоветском пространстве возможна только в условиях
«ключевой роли» России. Так, в частности, считает руководитель проекта
«Центральная Евразия» Владимир Парамонов.
«И исторически, и геополитически, и геоэкономически, да и
концептуально-идеологически ключевая роль в развитии интеграции на
постсоветском пространстве должна принадлежать именно России», — заявил
эксперт на обсуждениях, посвященных путинской инициативе. При этом он же
констатирует, что «широкого экспертного обсуждения этой темы до сих пор
не наблюдалось как в самой России, так и в других постсоветских
странах». Почему же так происходит? Может из-за того, что в этих странах
перестали ощущать «ключевую роль» России?

Директор Института проблем глобализации Михаил Делягин
сужает круг возможных партнеров России по евразийской интеграции:
«Россия по сугубо экономическим причинам не может нормально
существовать, — не говоря уже о развитии, — без Украины, Казахстана и
Белоруссии. Мы все еще образуем единый хозяйственный организм, который,
будучи разрубленным на куски, продолжает умирать. Евразийская интеграция
для России — в первую очередь восстановление единства этого организма, в
том числе и с вовлечением других, менее значимых, но все равно полезных
государств». Тем самым эксперт сходу оставляет Закавказье за границами
Евразийского союза, а в разряд «менее значимых, но все равно полезных
государств» вносит четыре из пяти среднеазиатских страны с совокупным
населением, вдвое превышающим население Казахстана.

Но все ли
ладно в Казахстане? Известный казахстанский специалист по Китаю
Константин Сыроежкин видит иные интеграционные тенденции. По его словам,
Китай наверняка попытается поставить перед государствами региона
дилемму выбора между его «инвестиционными возможностями» и «имперскими
амбициями» России (это когда любая интеграция должна происходить при
«ключевой роли»). Отвечая на вопрос о превращении Казахстана в сырьевой
придаток КНР, специалист заявил: «в этом тезисе есть большая доля
правды. Растущий внутренний спрос в КНР на практически всю группу
сырьевых товаров закрепляет превращение Средней Азии и Казахстана в
сырьевой придаток не только европейской, но и китайской экономики».
Сыроежкин уверен, что «Китай будет стремиться делать преимущественно то,
что отвечало бы его интересам, а эти интересы на определенном этапе
могут вступить в открытый конфликт с интересами и стратегией России». По
его мнению, «на сегодняшний день, несмотря на существующие на
ментальном уровне опасения по поводу «китайской экспансии», не только
политической элитой, но и населением государств Средней Азии, Китай
рассматривается как вполне достойная альтернатива России». Вместе с тем,
если говорить об угрозах иностранного присутствия в нефтегазовом
секторе Казахстана, то Китай в этом списке занимает далеко не первые
позиции. Например, доля только двух крупнейших в Казахстане газо- и
нефтедобывающих компаний, принадлежащих главным образом западным
инвесторам — СП ТОО «Тенгизшевройл» и Karachaganak Petroleum Operating
B. V., — по добыче нефти в 2010 году составляла 46,81%, а по добыче газа
— 76,52%.

В интервью российским телеканалам 18 октября Владимир
Путин вернулся к вопросу о глобальной конкуренции: «… в современном
мире, как бы ни были привлекательны минеральные ресурсы Восточной Сибири
и Дальнего Востока, всё-таки главная борьба идёт не за них. Главная
борьба идёт за мировое лидерство, и здесь мы с Китаем спорить не
собираемся. Здесь у Китая другие конкуренты. Вот пусть они между собой и
разбираются…». Однако проблема заключается в том, что один из главных
регионов борьбы США и Китая как раз и является тем телом, которое, в
видении Путина, должно сформировать Евразийский союз. Пожалуй, только в
Таджикистане эта борьба проходит при внешнем арбитре — Иране, военный
контингент которого принял участие в параде в честь 20-летия таджикской
независимости в Душанбе. В остальных странах Россия не только пассивно
наблюдает за жесточайшей борьбой за ресурсы между Китаем и США, но и
планомерно отказывается от своей доли доступа к их распределению. За I
квартал 2011-го в РФ из Туркмении поставлено 2,7 млрд. кубометров. Это
вдвое меньше прежних квартальных поставок.

Привязка сырьевого
потенциала «менее значимых, но полезных государств» Средней Азии к
Закавказью полностью изменит баланс сил в Евразии, создаст новую
реальность для «важного» Казахстана, который до сих пор так не
отреагировал на намерение Туркмении, Азербайджана и ЕС проложить трубу
по дну Каспия. Может Астана не против присоединения к «Южному коридору»?
Новые возможности откроются и для «важной» Украины, которая никогда не
скрывала интереса к грузинскому транзитному направлению и даже родила
проект «Белый поток», по которому хотела бы получать туркменский газ в
обход российской территории. Что касается Белоруссии, то мы еще
обязательно увидим, какую цену запросит Лукашенко за участие в очередном
интеграционном проекте Москвы, благо вопросов хватает и с Союзным
государством.

Евразийский союз, если он в реальности претендует на то, чтобы
сбалансировать мировую политическую систему, не может быть осуществлен
Россией, если не будет поддержан Китаем в Средней Азии и Ираном на
Кавказе. Только в сотрудничестве эти три страны, объединенные единой
идеей недопущения внерегиональных сил в зону своих жизненных интересов,
способны создать условия для полноценной политической и экономической
интеграции. Активное присутствие США в подбрюшье и у виска Китая и Ирана
лишают идею Евразийского союза понятных идеологических задач, а значит и
политического каркаса.

Подробности: http://www.regnum.ru/news/polit/1459252.html#ixzz1cM3byt8t

Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на ИА REGNUM


Добавить комментарий

Войти с аккаунтом:



Группа ВКонтакте