Судьба чеченской снайперши

Вы можете материально поддержать наш ресурс, перейдя по информационной ссылке на сайт-партнёра.

Данные объявления видят только незарегистрированные посетители



Судьба чеченской снайперши

27-летнюю чеченскую снайпершу задержали на днях сотрудники правоохранительных органов. Зовут ее Хейда, однако пока неизвестно, является ли это имя настоящим, так как последние месяцы задержанная пользовалась лишь фальшивыми документами. Из неофициальных источников АЭН стала известна удивительная судьба их обладательницы.

Вдова

Со всей своей многочисленной родней чеченка Хейда перессорилась,
когда вопреки желаниям отца и матери вышла замуж за простого русского
парня — спецназовского старлея Василия. Семейный конфликт оказался
настолько серьезным, что девушке пришлось прервать все отношения с
родными и надолго забыть о возвращении в Чечню. Хейда уехала к мужу в
его родной Забайкальский военный округ. Там же и устроилась санитаркой в
медсанчасти спецназа, благо у нее имелось базовое медицинское
образование.

Службу в Российской армии Хейда несла исправно, да и Василия
сослуживцы уважали как принципиального порядочного офицера. Собственно,
эта порядочность да обостренное чувство офицерской чести и привели к
беде. Случайно узнав, что перепившиеся «деды» издеваются в караулке над
«молодыми», Василий отправился на «разборки».

Пошел один, без оружия — не стрелять же офицеру в солдат-пацанов.
К тому же при необходимости опытный старший лейтенант спецназа мог бы
без труда разбросать всю пьяную кодлу. Только вот «деды» не собирались
идти на Василия, прервавшего их «развлечение», «врукопашку». У
караульного был автомат. И озверевшие пьяные дембеля выпустили в офицера
длинную очередь.

Пять пуль попали в цель. Раны оказались тяжелые, но жизнь Василию
все же удалось спасти. Только вот сам старлей не радовался такой жизни.
Выздоровление шло тяжело, а впереди маячило неутешительное будущее:
инвалидная коляска, постоянная физическая боль, моральные страдания
беспомощного человека…

Однажды вечером Василий попросил медсестру, неотлучно дежурившую у
кровати, навсегда прекратить его мучения. Конечно, это была Хейда. Жена
с трудом расслышала слабый шепот мужа, но поняла и выполнила последнюю
волю любимого супруга. Укол морфия — и рыдающая Хейда стала вдовой.

От горя она оправилась не скоро. А когда наконец взяла себя в
руки, то первым делом подала рапорт о переводе в качестве ефрейтора
медслужбы в Чечню, где уже вовсю шел второй этап контртеррористической
операции. Рапорт был удовлетворен.

Месть

Уже в самом начале службы на чеченской земле произошел инцидент, в
корне изменивший судьбу Хейды. Грузовик с медикаментами, который
сопровождали сержант-контрактник, срочник-водитель и сама Хейда, заглох
на разбитой горной дороге. Старший колонны остальные машины
останавливать не стал. Прикинув, что на этом участке маршрута боевики
давно не появлялись, он бросил грузовик с медиками без боевого
охранения.

Ситуацией решил воспользоваться сержант, положивший глаз на
красавицу чеченку. Оставив солдата возиться с двигателем, контрактник
без лишних церемоний потащил женщину в придорожные кусты. Поначалу Хейда
не сопротивлялась, но едва «зеленка» скрыла их обоих, ефрейтор-медик
вытащила спрятанный скальпель. Сержант даже не вскрикнул…

Из леса Хейда вышла одна, с автоматом убитого, зная, что обратной
дороги в часть у нее нет. Водитель все еще чинил машину, и его
стриженый затылок до боли напомнил чеченке дембелей, стрелявших в
Василия. Женщина передернула затвор. Будучи медиком, она прекрасно
запомнила характер ранений на теле супруга и выпустила в бедного пацана
ровно пять пуль. Туда, куда попали пьяные «деды».

Только когда Хейда отвела взгляд от корчившегося в пыли
солдатика, она заметила на обочине угрюмых бородатых людей в камуфляже.
Как оказалось, боевики случайно набрели на сломанный грузовик. Они сразу
взяли вооруженную женщину и водителя на мушку, но открыть огонь не
успели. Боевиков остановил странный расстрел, который неожиданно затеяла
сама Хейда.

К ней обратились по-чеченски. Хейда ответила. Спросили, почему
она стреляла в русского. Хейда сказала, что русские солдаты убили ее
мужа. Как и при каких обстоятельствах, уточнять не стала. Да и боевики
не настаивали: к этому времени они уже нашли зарезанного скальпелем
сержанта. Хейду приняли за вдову чеченца, вставшую на путь кровной
мести. Раненого солдата добили, а женщине предложили присоединиться к
отряду. Ефрейтор медслужбы Российской армии предложение приняла.

В горах


Photo


Хейда.


Хейда попала в лагерь полевого командира Ширани Албекова. Эта
затерянная в горах база боевиков напоминала обычный аул. Для собственных
нужд албековцы даже держали небольшое хозяйство, что позволяло им
полностью обеспечивать себя мясом и молоком. Жили чеченцы по-армейски
просто — в длинных бараках на несколько человек. В одну из таких
«казарм» и поселили Хейду, отгородив женский уголок занавеской.

К единственной представительнице прекрасного пола в отряде
отнеслись с уважением. Жесткая дисциплина и горский кодекс чести не
позволяли бойцам Албекова домогаться вдовы, мстящей за смерть мужа. А
если кто-то из молодых и горячих джигитов все же начинал приставать к
женщине, его сразу одергивали старшие.

Немного обжившись на новом месте, Хейда решила принять участие в
боевых операциях. Но поскольку два автомата, добытых ею у бывших
сослуживцев из медсанчасти, уже нашли новых хозяев среди боевиков,
чеченке пришлось совершить специальный рейд к федералам за оружием.

На одном из блокпостов Хейда приветливо улыбнулась молоденькому
солдатику. Несчастный парень не смог устоять против чар черноокой
красавицы и, когда та поманила его к ближайшим кустам, покорно вышел из
укрытия. Солдат, правда, на всякий случай прихватил свою снайперскую
винтовку. Увы, она ему не помогла. В кустах скальпель бывшего ефрейтора
медслужбы оказался надежнее.

Хейда не ожидала, что станет обладательницей «снайперки».
Отправляясь за оружием, она рассчитывала на более привычный «калаш».
Освоение же незнакомой СВД требовало времени. Впрочем, у чеченки был
опытный наставник. Уроки стрельбы из трофейной снайперской винтовки ей
давал сам Ширани Албеков. Да и Хейда оказалась способной ученицей.
Довольно быстро она стала одним из самых метких стрелков отряда.

Иногда начинающая снайперша работала в прикрытии ударной группы
боевиков, но чаще выходила на «охоту» в одиночку. В отличие от
«коллег»-профессионалов Хейда, презрев все правила военной науки,
практически никогда не стреляла в офицеров, которые ассоциировались у
женщины с погибшим мужем. Зато охотно «выбивала» рядовых, напоминавших
ей дембелей, что пустили автоматную очередь в любимого супруга.

Хейда не делала традиционных снайперских насечек на прикладе
винтовки. Чужие жизни она предпочитала подсчитывать узелками на
специальной веревочке. За время, проведенное в отряде Албекова,
снайперша успела завязать два с половиной десятка таких узелочков. Один
из них, кстати, появился после рукопашной схватки федералов с боевиками.
Хейде тогда удалось одолеть здоровенного сержанта. То ли парень не
ожидал отпора от хрупкой чеченки, то ли просто не привык драться с
женщинами. В общем, благородство оказалось неуместным. Сержант упустил
момент, когда Хейда выхватила свой скальпель. А уж с этим инструментом
она всегда обращалась прекрасно.

Из плена

Несколько раз жертвами Хейды становились и пленные российские
солдаты. Никто в отряде не мог сравниться с бывшим медиком в пыточном
мастерстве. Снайперша умела мучить изощренно и расчетливо: несчастные не
теряли сознание и не умирали раньше времени, но страдали при этом от
нечеловеческой боли. Первым делом Хейда подрезала пленникам сухожилия на
руках и ногах, чтобы свести сопротивление жертвы к минимуму, а затем
давала волю своей фантазии. В ход шли, например, иглы, которые
загонялись под ногти, или ножи и скальпели, которыми Хейда снимала
скальпы и кожу. Были в ее арсенале и другие пытки, заставлявшие даже
самых отчаянных боевиков-головорезов побаиваться миловидную женщину.

И все-таки однажды жестокость Хейды сдала сбой. В тот день
боевики захватили в плен не перепуганного пацана-срочника, как обычно, а
израненного, но не сломленного капитана. Увидев его, снайперша
содрогнулась: пленник оказался необычайно похож на ее покойного мужа.

Хейда уговорила Албекова обменять офицера на пленных боевиков.
Капитана подлечили, подкормили и отправили сообщение о возможном обмене в
расположение федеральных войск. Обмен, увы, не состоялся. Тем не менее
Хейда вновь встала на защиту офицера, предложив дождаться более
благоприятного момента для повторной попытки. Несколько дней капитан
прожил на базе, но в конце концов отряд возроптал: лишний рот боевикам
был ни к чему. Пленного приговорили к смерти. А Хейда решилась на
отчаянный поступок. Тайком она принесла обреченному офицеру запас
провизии, автомат, карту и вывела его из лагеря.

Беглец, впрочем, далеко уйти не смог. Наткнувшись в темноте на
пост боевиков, он был убит в короткой перестрелке. У чеченцев не
возникло ни малейшего сомнения в том, кто устроил побег. Отношение к
Хейде в отряде изменилось. На одиночные боевые вылазки снайпершу уже не
отпускали, а не заметить постоянного негласного наблюдения со стороны
боевиков было невозможно. Хейда чувствовала, что ее судьба вот-вот
решится. Не желая рисковать, она под покровом ночи покинула лагерь.
Снайперше повезло больше, чем капитану: Хейда благополучно добралась до
федералов.

— Я — ефрейтор медслужбы, — представилась она на первом же блокпосту. — Была в плену у боевиков. Удалось сбежать.

Военные поверили Хейде. Однако, когда личностью «пленницы»
заинтересовались сотрудники ФСБ, бывшей снайперше пришлось иметь дело с
менее доверчивыми людьми. Поняв, что ее всерьез подозревают в
сотрудничестве с боевиками, Хейда снова подалась в бега. До недавнего
времени благодаря фальшивым документам ей удавалось не привлекать
внимание правоохранительных органов. Но в конце концов фортуна
отвернулась от снайперши.

АЭН.



Добавить комментарий

Войти с аккаунтом:



Группа ВКонтакте