FacebookTwitterGoogleVkontakteOdnoklassniki


Изгои на родной земле. Свидетельства геноцида русских

С начала 90-х годов Чечню покинуло свыше 300 тысяч русских. В 1992 году только в Грозном, по официальным данным МВД республики, было убито 250 человек русской национальности, 300 — пропало без вести: (Из доклада председателя правления Русской общины Чеченской Республики Олега Маковеева)

«ЗДЕСЬ КАК В АДУ».

Передо мной — копия письма жителей Грозного, которых принято называть «русскоязычными». Послание это, адресованное еще бывшему российскому премьеру Евгению Примакову с наивной пометкой «лично в руки», можно с полным правом считать криком отчаяния.

«Мы, жители Грозного, не имевшие возможности бежать в 1994—1996 гг., чудом уцелели в подвалах. Потеряли жилье и имущество. Каждый день над нами висит угроза жизни каждому из нас. В Грозном нас, русских женщин, стариков и детей, осталось не больше 5 тысяч. Обращаемся к вам как к патриоту и интеллектуалу: спасите нас, примите в России. Молимся за вас и верим вам. В Грозном и вообще в Чечне сегодня для русских — как в аду».

Дошел ли этот зов отчаяния до адресата, не знаю. Скорее всего, нет. Не знает этого председатель правления Русской общины в Чечне Олег Маковеев, приехавший к нам, в редакцию «Труда», с целой кипой документов.

Вот только крохотная часть предоставленного им перечня издевательств и мук, пережитых русским населением Чечни за годы дудаевско- масхадовского режима.

— Нестеровы, Вера и Михаил, расстреляны в октябре 1996 года в своем доме в Грозном, в районе железнодорожного вокзала.

— Михаил Сидор — пенсионер, казак Грозненского округа Терского казачьего войска, расстрелян с семьей (жена и двое сыновей) в своем доме в Грозном 6 августа 1996 года.

— Александр Хапряников зарезан в сентябре 1996 года. Проживал в Грозном по улице Рабочей, 67.

— Александр Гладилин, казак, житель станицы Мекенская Наурского района, работал главой местной администрации. В апреле 1997 года был схвачен боевиками Национальной службы безопасности ЧРИ, брошен в застенок, где подвергался пыткам и издевательствам. Освобожден лично Масхадовым за 10 тонн муки.

Из письма жителей станицы Асиновской: «В станице до 1995 года нас, русских, проживало 8400 человек, сейчас осталось 250. С августа 96-го убито 26 семей русских, захвачено 52 наших домовладения».

Т.В. (фамилию назвать отказалась) из Гудермеса пишет: «Мы приехали с кладбища и сидели дома вместе с друзьями супругами Сапроновыми. Когда Таня и Володя пошли домой, их чеченцы из белых „Жигулей“ в упор расстреляли из автомата. У них был хороший дом, и, видимо, кому- то из „титульной нации“ понравился:

С работы меня уволили. Заставляют закрывать платком лицо по-шариатски, чтобы не было видно волос. Но ведь я — не мусульманка, а православная: Русских с руководящих должностей снимают, ставят чеченцев, даже самых безграмотных. Один знакомый чеченец всю жизнь работал чабаном, пас овец, а потом повоевал на стороне Масхадова и стал начальником депо».

ПРАВОСЛАВНЫХ — В РАБСТВО

Бандитский, чисто криминальный геноцид русскоязычного населения в шариатской Ичкерии сопровождался жестоким гонением людей по религиозному признаку. Фактически православие масхадовскими властями на территории Чечни было объявлено вне закона.

Из письма настоятеля прихода православного храма Святого Архистратига Божьего Михаила отца Захария (г. Грозный) Его Святейшеству Алексию II, Патриарху Московскому и всея Руси:

«Невозможно человеческими словами описать ту страшную жизнь, которой мы здесь живем. Это жизнь в аду, среди наглого зла и полного беззакония: Чеченцы не хотят мирно трудиться с людьми других национальностей, предпочитают жить разбоем, воровством, похищением людей. Многие из них вооружены, растаскивают и грабят все, что возможно, в быту и на производстве. Работорговля в Чечне стала нормальным явлением, на всем делают бизнес. А нам, православным, уготована участь рабов».

Как в воду глядел отец Захарий (Ямпольский). В октябре 1995 года зверски избит второй священник грозненского храма отец Александр (Смывин), в январе 1996 года похищены в Грозном отец Анатолий (Чистоусов) и отец Сергий (Жигулин). В январе 1997 года угнаны в рабство иеромонах отец Евфимий (Беломестный) и послушник Алексий (Равилов). Весной 1999 года похищены в станице Асиновской русские священники отец Петр (Макаров), отец Петр (Сухоносов) и еще один иеромонах. А 19 июля 1999 года прямо из храма в Грозном уведен в рабство и сам отец Захарий, а вместе с ним церковный староста Яков Рощин и прихожанин Павел Кадышев.

До 1994 года в Чеченской Республике было десять приходов православного вероисповедания. При «победившем» Масхадове остался один — храм святого Архангела Михаила в Грозном. Как выживали прихожане последнего православного храма, рассказывается в другом письме отца Захария, написанном в мае прошлого года: «Для нас: время приобрело особое отношение к жизни. Если вы прожили сутки и вас не ограбили, не унизили, не надругались, не взяли в рабство и тем более не убили, то это чудо и счастье: Все, что нажил приход за свое столетнее существование, — все разграблено, разрушено и сожжено».

ВЕРНУТСЯ ЛИ СЮДА РУССКИЕ?

Аксиома: преступник не имеет национальности. Как не имеет ее, по большому счету, и антинародный режим, обслуживающий интересы кучки негодяев, захвативших власть. От бандитского произвола в шариатской Ичкерии пострадали и сами чеченцы.

По данным Миннаца, с 1996 по 1999 год более 5 тысяч чеченцев были похищены с целью получения выкупа. Около 500 тысяч чеченцев, не разделяющих взгляды сепаратистов, вынуждены были покинуть родину и, спасаясь от мести «победителей», обосновались в различных регионах России.

Но у чеченцев, что ни говори, есть надежная защита — исторические тейповые связи, горский закон кровной мести, с которым не могут не считаться самые оголтелые террористы. Русское и русскоязычное же население Чечни не только ничем не было защищено от произвола ичкерийских властей, для них и сама великая Россия обернулась чуть ли не мачехой.

Жительница Гудермеса Т.П. жалуется: «Тут не только русских убивают. Чеченцев — тоже. Все страдают. Бандитам все равно кого убивать, лишь бы было что взять, награбить. Но чеченцы хоть могут уйти в горы, к родственникам, а нам, русским, куда деться? В России нас никто не ждет, напротив, нам там не рады. Называют или чеченскими подстилками, или еще как хуже. Нежелательны мы никаким властям, вот что обидно: После войны я с детьми побывала в Новгороде, в Буденновске, в Георгиевске Ставропольского края. Но из-за плохого отношения к нам там вернулась в Грозный. Нас, выходцев из Чечни, в России тоже не любят. Есть озлобленные люди, у которых кто-то погиб на войне, но в чем же мы виноваты? В том, что родились на чеченской земле и она нам — родная?»

У руководства Русской общины в Чечне и терского казачества есть конкретные предложения по стабилизации обстановки.

Одно из предложений — создать русскую автономию в исконно казачьих Наурском и Шелковском районах или вернуть эти регионы в состав Ставропольского края, откуда они были «изъяты» Никитой Хрущевым. Но, видимо, такое решение проблемы нереально, поскольку в России сегодня для него нет законодательной базы. Единственно правильный выход сейчас, по мнению специалистов, — возврат русского населения в Чечню, широкое его участие в формировании органов местного самоуправления. Представители русскоязычного населения и казачества должны быть и в составе нового, формирующегося правительства Чеченской Республики.

Владимир Янченков

Из книги Михаила Соколова «Чечня – история уже забыта?»

«В 1991-1992 гг. в Чечне были вырезаны ДЕСЯТКИ ТЫСЯЧ русских. В Шелковской весной 1992 г. «чеченской милицией» у русского населения было изъято всё охотничье оружие, а через неделю в безоружную станицу пришли боевики. Они занимались переоформлением недвижимости. Причем для этого была разработана целая система знаков. Человеческие кишки, намотанные на забор, означали: хозяина больше нет, в доме только женщины, готовые к «любви». Женские тела, насаженные на тот же забор: дом свободен, можно заселяться…

Я видел колонны автобусов, к которым из-за смрада нельзя было подойти на сто метров, потому что они были набиты телами зарезанных русских. Я видел женщин, ровнехонько распиленных вдоль бензопилой, детишек, насаженных на столбы от дорожных знаков, художественно намотанные на забор кишки. Нас, русских, вычистили с собственной земли, как грязь из под ногтей. И это был 1992 год – до «первой чеченской» (войны) оставалось еще два с половиной года.

Во время первой чеченской были захвачены видеозаписи, как развлекались с русскими женщинами несовершеннолетние вайнахи. Они ставили женщин на четвереньки и метали ножи как в мишень, стараясь попасть во влагалище. Всё это снималось на видео и комментировалось…

Потом настали веселые времена. Русских начали резать прямо на улицах среди белого дня. На моих глазах парня окружили вайнахи, один из которых плюнул на пол и предложил русскому слизать плевок с пола. Когда тот отказался, ему ножом вспороли живот. В параллельный класс прямо во время урока ворвались чеченцы, выбрали трех самых симпатичных русских старшеклассниц и уволокли с собой. Потом мы узнали, что девчонки были вручены в качестве подарка на день рождения местному чеченскому авторитету.

А затем стало совсем весело. В станицу пришли боевики и стали зачищать ее от русских. По ночам иногда были слышны крики людей, которых насилуют и режут в собственном доме. И им никто не приходил на помощь. Вот так нас… вырезали поодиночке. Десятки тысяч русских были убиты, несколько тысяч попали в рабство и чеченские гаремы, сотни тысяч сбежали из Чечни в одних трусах.

В январе 1995-го вышеозначенный господин (Гайдар) в составе большой делегации «правозащитников» (руководитель – С. А. Ковалев) приехал в Грозный уговаривать наших солдатиков сдаваться чеченцам под свои личные гарантии. … сдалось 72 человека. Впоследствии их изуродованные, со следами пыток, трупы, были найдены в районе консервного завода, Катаямы и пл. Минутка.

А. Кочедыкова, проживала в Грозном:

«Я выехала из Грозного в феврале 1993 года из-за постоянных угроз действием со стороны вооруженных чеченцев и невыплаты пенсии и зарплаты. Бросила квартиру со всей обстановкой, две автомашины и кооперативный гараж и выехала с мужем. В феврале 1993 г. чеченцы убили на улице мою соседку 1966 г. р. Ей пробили голову, переломали ребра, изнасиловали. Из квартиры рядом была также убита ветеран войны Елена Ивановна. В 1993 году стало жить там невозможно, убивали кругом. Машины подрывали прямо с людьми. С работы русских стали увольнять без всяких причин. В квартире убили мужчину 1935 г.р. Девять ножевых ран нанесли ему, дочь его изнасиловали и убили тут же на кухне.»

Б. Ефанкин, проживал в г. Грозном:

«В мае 1993 года в моем гараже на меня напали вооруженные автоматом и пистолетом двое чеченских парней и пытались завладеть моей машиной, но не смогли, т.к. она находилась в ремонте. Стреляли у меня над головой. Осенью 1993 года группа вооруженных чеченцев зверски убила моего знакомого Болгарского, который отказался отдавать добровольно свою машину «Волга». Подобные случаи носили массовый характер. По этой причине я выехал из Грозного.»

Д. Гакуряну, проживал в Грозном:

«В ноябре 1994 года соседи-чеченцы угрожали убийством с применением пистолета, а затем выгнали из квартиры и поселились в ней сами.»

П. Кускова, проживала в г. Грозном

1 июля 1994 г. четыре подростка чеченской национальности сломали мне руку и изнасиловали, в районе завода «Красный молот», когда я с работы возвращалась домой.

Е. Дапкулинец, проживал в г. Грозном:

«6 и 7 декабря 1994 г. был сильно избит за отказ от участия в ополчении Дудаева в составе украинских боевиков в с. Чечен-Аул.»

Е. Барсукова, проживала в г. Грозном:

«Летом 1994 г. видела из окна своей квартиры в г. Грозном, как к гаражу, принадлежащему соседу Мкртчян Н., подошли вооруженные люди чеченской национальности, один из них выстрелил в ногу Мкртчян Н., а затем у него забрали машину и уехали.»

Г. Тарасова, проживала в г. Грозном:

«6 мая 1993 г. в г. Грозном пропал без вести мой муж, Тарасов А. Ф. Предполагаю, что его забрали насильственно чеченцы в горы работать, т.к. он сварщик.»

Е. Хобова, проживала в Грозном:

31 декабря 1994 г. моего мужа, Погодина, и брата, Еремина А., убил чеченский снайпер в тот момент, когда они убирали на улице трупы русских солдат.»

Н. Трофимова, проживала в Грозном:

«В сентябре 1994 года в квартиру моей сестры, Вишняковой О. Н., ворвались чеченцы, изнасиловали ее на глазах у детей, избили ее сына и увели с собой 12-летнюю дочь Лену. Так она и не возвратилась. С 1993 года моего сына неоднократно избивали и грабили чеченцы.

В. Агеева, проживала в ст. Петропавловской Грозненского р-на:

«11 января 1995 г. в станице на площади дудаевские боевики расстреляли российских солдат.»

М. Храпова, проживала в Гудермесе:

В августе 1992 г. нашего соседа, Саркисяна Р. С., и его жену, Саркисян З. С., пытали и заживо сожгли.

В. Кобзарев, проживал в Грозненской обл.:

«7 ноября 1991 г. трое чеченцев из автоматов обстреляли мою дачу, я чудом остался жив. В сентябре 1992 г. вооруженные чеченцы требовали освободить квартиру, бросили гранату, и я, опасаясь за свою жизнь и жизнь родных, вынужден был выехать из Чечни с семьей.

Т. Александрова, проживала в Грозном:

«Моя дочь вечером возвращалась домой. Чеченцы ее затащили в машину, избили, порезали и изнасиловали. Мы вынуждены были уехать из Грозного.»

Т. Вдовиченко, проживала в Грозном:

«Соседа по лестничной клетке, сотрудника КГБ Толстенка, рано утром из его квартиры вытащили вооруженные чеченцы, и через несколько дней был обнаружен его изуродованный труп. Сама лчино этих событий не видела, но мне об этом рассказала О. К. (адрес К. не указан, событие имело место в Грозном в 1991 г.»)

В. Назаренко, проживала в Грозном:

«В Грозном жил до ноября 1992 г. Дудаев потворствовал тому, что против русских открыто стали совершаться преступления, и за это из чеченцев никто не нес наказания. Неожиданно исчез ректор Грозненского университета, а через некоторое время его труп случайно нашли закопанным в лесу. С ним поступили так, потому что он не хотел освобождать занимаемую им должность.»

В. Комарова:

«В Грозном я работала медсестрой в детской поликлинике №1. У нас работала Тотикова, к ней пришли чеченские боевики и дома расстреляли всю семью. Вся жизнь была в страхе. Однажды Дудаев со своими боевиками забежал в поликлинику, где нас поприжимали к стенкам. Так он заходил в клинику и кричал, что здесь был русский геноцид, т.к. наше здание раньше принадлежало КГБ. Зарплату мне не платили 7 месяцев, в апреле 1993 г. я уехала.»

Ю. Плетнева, 1970 г.р.:

«Летом 1994 г. в 13 часов я была очевидицей расстрела на площади Хрущева 2-х чеченцев, 1-го русского и 1-го корейца. Расстрел производили четверо гвардейцев Дудаева, которые привезли на иномарках жертвы. Пострадал проезжавший на автомобиле гражданин.

В начале 1994 г. на площади Хрущева один чеченец игрался гранатой. Чека соскочила, игравший и еще несколько человек, находившихся рядом, были ранены. Оружия было в городе много, практически у каждого жителя Грозного – чеченца. Сосед-чеченец пьянствовал, шумел, угрожал изнасилованием в извращенной форме и убийством.»

А. Федюшкин, 1945 г.р.:

«В 1992 г. неизвестные лица, вооруженные пистолетом, отобрали автомобиль у моего кума, проживающего в ст. Червленная. В 1992 или в 1993 г. двое чеченцев, вооруженных пистолетом и ножом, связали жену (1949 г.р.) и старшую дочь (1973 г.р.), совершили в отношении их насильственные действия, забрали телевизор, газовую плиту и скрылись. Нападавшие были в масках. В 1992 г. в ст. Червленная ограбили мою мать какие-то мужчины, забрав икону и крест, причинив телесные повреждения. Сосед брата, проживавший в ст. Червленной, на своем автомобиле ВАЗ-21-21 выехал из станицы и пропал. Автомобиль нашли в горах, а его самого спустя 3 месяца обнаружили в реке.»

В. Доронина:

«В конце августа 1992 г. увезли внучку на автомашине, но вскоре отпустили. В ст. Нижнедевиук (Ассиновка) в детском доме вооруженные чеченцы изнасиловали всех девочек и воспитателей. Сосед Юнус угрожал моему сыну убийством и требовал, чтобы он продал ему дом. В конце 1991 г. в дом к моему родственнику ворвались вооруженные чеченцы, требовали деньги, угрожали убийством. Сына убили.»

С. Акиншин, 1961 г.р.:

25 августа 1992 г. около 12 часов на территорию дачного участка в Грозном проникли 4 чеченца и потребовали у находившейся там жены вступить с ней в половую связь. Когда жена отказалась, то один из них ударил ее в лицо кастетом, причинив телесные повреждения.»

Р. Акиншина (1960 г.р.):

«25 августа 1992 г. около 12 часов на даче в районе 3-й больницы гор. больницы г. Грозного четверо чеченцев в возрасте 15-16 лет потребовали вступить с ними в половую связь. Я возмутилась. Тогда один из чеченцев ударил меня кастетом и меня изнасиловали, воспользовавшись моим беспомощным состоянием. После этого под угрозой убийства меня принудили к совершению полового акта с моей собакой.»

Н. Любенко:

«В подъезде моего дома лица чеченской национальности застрелили одного армянина и одного русского. Русского убили за то, что заступился за армянина.»

Т. Забродина:

«Был случай, когда у меня вырвали сумку. В марте-апреле 1994 года в школу-интернат, где работала моя дочь Наташа, зашел пьяный чеченец, который избил дочь, изнасиловал ее и после этого пытался ее убить. Дочери удалось убежать. Была свидетелем, как грабили соседний дом. В это время жильцы находились в бомбоубежище.»

О. Кольченко:

«Мою сотрудницу, девушку 22 лет, на моих глазах чеченцы изнасиловали и расстреляли на улице возле нашей работы. Меня саму ограбили два чеченца, под угрозой ножа отобрали чеченские деньги.»

В. Карагедин:

«Убили сына 08.01.95, ранее чеченцы 04.01.94 убили младшего сына.»

Е. Дзюба:

«Всех заставляли принимать гражданство Чеченской республики, если не примешь. Не получишь талоны на продукты.»

А. Абиджалиева:

«Уехали 13 января 1995 г. потому, что чеченцы требовали, чтобы ногайцы защищали их от российских войск. Забрали скот. Брата за отказ идти в войска избили.»

О. Боричевский, проживал в Грозном:

«В апреле 1993 г. квартира подверглась нападению со стороны чеченцев, одетых в форму ОМОНа. Ограбили и унесли все ценные вещи.

Н. Колесникова, 1969 г.р., проживала в Г. Гудермесе:

«2 декабря 1993 г. на остановке «участок 36» Старопромышленного (Старопромысловского) района Грозного 5 чеченцев взяли меня за руки, отвели в гараж, избили. Изнасиловали, а потом возили по квартирам, где насиловали и кололи наркотики. Отпустили только 5 декабря.»

Э. Курбанова, О. Курбанова, Л. Курбанов, проживали в Грозном:

«Наши соседи – семья Т. (мать, отец, сын и дочь) были найдены у себя дома с признаками насильственной смерти.»

Т. Фефелова, проживала в Грозном:

«У соседей (в Грозном) украли девочку 12 лет, потом подкидывали фотографии (где над ней издевались и насиловали) и требовали выкуп.»

З. Саниева:

«Во время боев в Грозном видела среди бойцов Дудаева женщин-снайперов.»

Л. Давыдова:

«В августе 1994 г. трое чеченцев зашли в дом семьи К. (Гудермес). Мужа затолкали под кровать, а 47-летнюю женщину зверски изнасиловали (также с использованием разных предметов). Через неделю К. умерла. У меня в ночь с 30 на 31 декабря 1994 г. подожгли кухню.»

Т. Лисицкая:

«Проживали в Грозном у вокзала, ежедневно наблюдала, как грабят железнодорожные составы. В ночь на новый, 1995 г., ко мне приходили чеченцы и требовали деньги на оружие и боеприпасы.»

К. Целикина:

«2 ноября 1994 г. неизвестными лицами была куда-то увезена моя дочь Анжела.»

Т. Сухорукова:

«В начале апреля 1993 г. была совершена кража из моей квартиры (Грозный). В конце апреля 1993 г. у нас была украдена машина ВАЗ-2109. 10 мая 1994 г. мой муж Багдасарян Г. З. Был убит на улице выстрелами из автомата.

Я. Рудинская, 1971 г.р.:

«В 1993 г. вооруженные автоматами чеченцы совершили разбойное нападение на мою квартиру (ст. Новомарьевская). Вынесли ценные вещи, меня и мать насиловали, пытали ножом, причинив телесные повреждения. Весной 1993 г. на улице (Грозный) были избиты мои свекровь и свекор.»

В. Бочкарева:

«Дудаевцы взяли в заложники директора училища ст. Калиновская Беляева В., его заместителя Плотникова В. И., председателя колхоза «Калиновский» Ерина. Требовали выкуп 12 млн р. Не получив выкупа, убили заложников.

Я. Нефедова:

«13 января 1993 г. я с мужем подверглась разбойному нападению со стороны чеченцев в своей квартире (Грозный) – отобрали все ценные вещи, вплоть до серег из ушей.»

В. Малашин, 1963 г.р.

«9 января 1995 г. в квартиру Т. (Грозный), в которую мы с женой приехали в гости, ворвались трое вооруженных чеченцев, ограбили нас, а двое изнасиловали мою жену, т, и находившуюся в квартире Е. (1979 г.р.)

Ю. Усачев, Ф. Усачев:

«18-20 декабря 1994 г. мы были избиты за то, что не воевали на их стороне.»

Е. Колганова:

«Мои соседи-армяне подверглись разбойному нападению со стороны чеченцев, их 15-телнюю дочь изнасиловали. В 1993 г. разбойному нападению подверглась семья Прохоровой Е. П.

А. Плотникова:

Зимой 1992 г. у меня и моих соседей чеченцы отобрали ордера на квартиры и, угрожая автоматами, приказали выселяться. Я оставила в Грозном квартиру, гараж и дачу. Мои сын и дочь были свидетелями убийства чеченцами соседа Б. – его расстреляли из автомата.»

В. Мажарин, 1959 г.р.:

«19 ноября 1994 г. чеченцы совершили разбойное нападение на мою семью. Угрожая автоматом, вышвырнули из автомашины мою жену и детей. Всех избили ногами, сломали ребра. Жену изнасиловали. Отобрали машину ГАЗ-24, имущество.»

М. Васильева:

«В сентябре 1994 г. двое чеченских боевиков изнасиловали мою 19-летнюю дочь.»

А. Федоров:

«В 1993 г. чеченцы обворовали мою квартиру. В 1994 г. у меня украли машину. Обратился в милицию. Когда увидел свою машину, в которой находились вооруженные чеченцы, также сообщил об этом в милицию. Мне сказали, чтобы я забыл об этой машине. Чеченцы угрожали и говорили, чтоб я уехал из Чечни.»

Н. Коврижкин:

«В октябре 1992 г. Дудаев объявил мобилизацию боевиков в возрасте от 15 до 20 лет. Во время работы на железной дороге русских, меня в т.ч., чеченцы охраняли, как заключенных. На станции Гудермес я видел, как чеченцы застрелили из автоматов незнакомого мне мужчину. Чеченцы заявили, что убили кровника.»

А. Бурмурзаев:

«26 ноября 1994 г. был очевидцем, как чеченские боевики сожгли 6 танков оппозиции вместе с экипажами.»

М. Пантелеева:

«В 1991 г. боевики Дудаева штурмом взяли здание МВД ЧР, убив при этом сотрудников милиции, какого-то полковника, ранив майора милиции. В Грозном похитили ректора нефтяного института, проректора убили. В квартиру моих родителей ворвались вооруженные боевики – трое в масках. Один – в милицейской форме, под угрозой оружия и пыткой горячим утюгом отобрали 750 тыс. р., украли автомашину.

Е. Дудина, 1954 г.р.:

«Летом 1994 г. меня ни за что на улице избили чеченцы. Избивали меня, сына и мужа. С сына сняли часы. Потом меня затащили в подъезд и совершили половой акт в извращенной форме. Одна знакомая женщина мне рассказывала, что, когда та ехала в Краснодар в 1993 г., поезд был остановлен, вошли вооруженные чеченцы и забирали деньги и ценности. В тамбуре изнасиловали и выкинули из вагона (уже на полном ходу) молодую девушку.»

И. Удалова:

«2 августа 1994 г. ночью в мой дом (Гудермес) ворвались двое чеченцев, матери порезали шею, нам удалось отбиться, в одном из нападавших узнала соученика по школе. Я подала заявление в милицию, после чего меня стали преследовать, угрожать жизни сына. Я отправила родных в ставропольский край, потом уехала сама. Мои преследователи взорвали мой дом 21 ноября 1994 г.»

В. Федорова:

«В середине апреля 1993 г. дочь моей знакомой затащили в машину (Грозный) и увезли. Через некоторое время ее нашли убитой, она была изнасилована. Мою знакомую по дому, которую в гостях пытался изнасиловать чеченец, в тот же вечер по пути домой поймали чеченцы и всю ночь ее насиловали. 15-17 мая 1993 г. в подъезде моего дома меня пытались изнасиловать двое молодых чеченцев. Отбил сосед по подъезду, пожилой чеченец. В сентябре 1993 г., когда я ехала на вокзал со знакомым, моего знакомого вытащили из машины, избивали его ногами, а потом один из нападавших чеченцев ударил меня ногой в лицо.»

С. Григорьянц:

«За время правления Дудаева убили мужа тёти Саркиса, отобрали машину, потом пропали сестра моей бабушки и ее внучка.»

Н. Зюзина:

«7 августа 1994 г. коллегу по работе Ш. Ю. Л. С женой захватили вооруженные бандиты. 9 августа его жену отпустили, она рассказала, что их били, пытали, требовали выкуп, ее отпустили за деньгами. 5 сентября 1994 г. изуродованный труп Ш. нашли в районе химкомбината.»

М. Олев:

«В октябре 1993 г. нашу сотрудницу А. С. (1955 г.р.), отправителя поездов, изнасиловали около 18 часов прямо на вокзале и избили несколько человек. В это же время изнасиловали диспетчера по имени Света (1964 г.р.). Милиция поговорила с преступниками по-чеченски и отпустила их.

В. Розванов:

«Трижды пытались чеченцы украсть дочь Вику, дважды она убегала, а в третий раз ее спасли. Сына Сашу ограбили и избили. В сентябре 1993 г. ограбили меня, сняли часы. Шапку. В декабре 1994 г. 3 чеченца обыскали квартиру, разбили телевизор, поели. Выпили и ушли.

А. Витьков:

«В 1992 г. изнасиловали и застрелили Т. В., 1960 г.р., мать троих малолетних детей. Замучили соседей, пожилых мужа и жену, за то, что дети отправили вещи (контейнер) в Россию. МВД Чечни отказывалось искать преступников.

О. Шепетило, 1961 г.р.:

«В Грозном проживала до конца апреля 1994 г. Работала в ст. Калиновская Наурского р-на директором музыкальной школы. В конце 1993 г. я возвращалась с работы из ст. Калиновская в Грозный. Автобуса не было, и я пошла в город пешком. Ко мне подъехала машина «Жигули»Ю из нее вышел чеченец с автоматом Калашникова и, угрожая убийством, запихнул меня в машину, отвез на поле, там долго издевался надо мной, изнасиловал и избил.»

Я. Юнусова:

«Сын Заир в июне 1993 г. был взят в заложники и 3 недели его удерживали, отпустили после выплаты 1,5 млн р.»

М. Портных:

«Весной 1992 г. в Грозном на ул. Дьякова полностью разграбили вино-водочный магазин. В квартиру заведующей этим магазином была брошена боевая граната, в результате взрыва которой погиб ее муж, а ей ампутировали ногу.

И. Чекулина, 1949 г. р.:

«Из Грозного уехала в марте 1993 г. Моего сына 5 раз грабили, снимали с него верхнюю одежду. По дороге в институт моего сына чеченцы сильно избили, проломили ему голову, угрожали ножом. Меня лично избили и изнасиловали лишь потому, что я русская. Был убит декан факультета института, где учился мой сын. Перед нашим отъездом убили моего сына, Максима.»

В. Минкоева, 1978 г.р.:

В 1992 г. в Грозном на соседнюю школу было совершено нападение. Детей (седьмой класс) взяли в заложники и удерживали в течение суток. Было совершено групповое изнасилование всего класса и трех учительниц. В 1993 г. украли мою одноклассницу М. Летом 1993 г. на перроне ж/д вокзала на моих глазах чеченцами был…»

Б. Ярошенко:

«Неоднократно чеченцы в Грозном в течение 1992 г. избивали, грабили квартиру, разбивали мою машину за то, что отказывался принимать участие в боевых действиях с оппозицией на стороне дудаевцев.»

В. Осипова:

«Уехала из-за притеснений. Работала на заводе в Грозном. В 1991 году на завод приехали вооруженные чеченцы и силой выгоняли русских на выборы. Затем для русских были созданы невыносимые условия, начались повальные ограбления, взорвали гаражи и забрали автомашины. В мае 1994 г. сын, Осипов В. Е., выезжал из Грозного, вооруженные чеченцы не давали грузить вещи. Потом то же было со мной, все вещи объявлялись «достоянием республики».

К. Денискина:

«Вынуждена была уехать в октябре 1994 г. из-за обстановки: постоянная стрельба, вооруженные грабежи, убийства. 22 ноября 1992 г. Дудаев Хусейн пытался изнасиловать мою дочь, избил, угрожал убийством.»

А. Родионова:

В начале 1993 г. в Грозном разгромили склады с оружием, вооружались. Доходило до того, что дети ходили в школу с оружием, закрывались учреждения, школы. В середине марта 1993 г. трое вооруженных чеченцев ворвались в квартиру соседей-армян, забрали ценные вещи. Была очевидцем в октябре 1993 г. убийства молодого парня, которому прямо днем распороли живот.

Н. Березина:

«Жили в п. Ассиновском. Сына постоянно избивали в школе, он вынужден был не ходить туда. У Мужа на работе (местный совхоз) снимали с руководящих должностей русских.»

Л. Гостинина:

«В августе 1993 в Грозном, когда я шла с дочерью по улице, среди белого дня чеченец схватил дочь (1980 г.р.), ударил меня, затащил ее в свою машину и увез. Через два часа она вернулась домой, сказала. Что ее изнасиловали. Русских унижали всеми способами. В частности, в Грозном у дома печати висел плакат: «Русские, не уезжайте, нам нужны рабы!»»

FacebookTwitterGoogleVkontakteOdnoklassniki


Группа ВКонтакте