Приемлемая версия

Закончено следствие по делу об убийстве Натальи Эстемировой

Прошел год со дня убийства чеченской правозащитницы и журналистки Натальи Эстемировой. Следствие полагает, что убийство раскрыто: правозащитницу убили боевики. Коллеги Эстемировой считают, что это подлог. 6 июля председателю "Мемориала" Олегу Орлову, обвинившему в смерти коллеги Рамзана Кадырова, предъявлено обвинение в клевете.

Наталья Эстемирова, ведущий сотрудник грозненского «Мемориала»,
была убита год назад. 15 июля неподалеку от дома правозащитницу схватили
неизвестные и затолкали в белую 
«семерку», она успела крикнуть соседям, что ее похищают. Вечером
Наталью нашли в Ингушетии, в лесополосе у федеральной трассы 
«Ростов-Баку» — убитой выстрелами в грудь
и в голову.  
 

В тот же вечер председатель «Мемориала» Олег Орлов выступил с
беспрецедентным заявлением: «Я знаю, я уверен в том, кто виновен в
убийстве Наташи Эстемировой. Мы все этого человека знаем. Зовут его
Рамзан Кадыров, это президент Чеченской республики. Рамзан уже угрожал
Наталье, оскорблял, считал ее своим личным врагом. Мы не знаем, отдал ли
он приказ сам или это сделали его ближайшее соратники, чтобы угодить
начальству. А Президента Медведева, видимо, устраивает убийца в качестве
руководителя одного из субъектов РФ…»
 

Дмитрий Медведев заявил, что в
виновность Кадырова не верит: «Те, кто совершил это злодеяние,
рассчитывали именно на то, чтобы были озвучены сразу же самые
примитивные и самые неприемлемые для власти версии…» 
 

Все последние годы Эстемирова
занималась расследованиями похищений, пыток и бессудных казней, которые
были совершены чеченскими силовиками. Именно она сообщала прессе о
случаях, когда так называемые «кадыровцы», чтобы выполнить план,
похищали молодых людей, а затем убивали, выдавая за боевиков. В
последние недели перед гибелью она 
«вела» несколько громких дел: в частности, о показательном
расстреле, устроенном «кадыровцами» в Ахинчу-Борзое: крестьянина Ризвана
Альбекова, который, якобы, продал боевикам барана ресстреляли перед
односельчанами. Поэтому коллеги Эстемировой подозревают в убийстве
чеченских силовиков.
 

Однако, следствие пришло к
другим выводам. Согласно постановлению старшего следователя по
особо-важным делам СКП Игоря Соболя, убийцами правозащитницы были боевик
Алхазур Башаев из села Шалажи «и другие неустановленные лица».

«Поначалу у нас было ощущение,
что следствие действительно хочет найти убийц, — рассказывает одна из
руководительниц «Мемориала» Светлана Ганнушкина, — Прорабатывались
разные версии, в частности, о причастности сотрудников Курчалоевского
РОВД, устроивших расстрел в Ахинчу-Борзое. Следователи допрашивали нас
всех, и в кулуарах сообщали, что работать им мешают, не дают
эксгумировать убитого Альбекова, что люди запуганы, свидетели ничего не
говорят. Мы чувствовали, что на следствие давят. Тем не менее, кажется,
они понимали, что есть связь между убийством и делами, которые
расследовала Наташа. Хотя ни один из свидетелей похищения, с которыми мы
говорили, допрошен так и не был…»
 

Однако затем, по оперативной
информации ФСБ, был найден дом с машиной, на которой увезли Наташу,
пистолетом, из которого ее убили, и фальшивым милицейским
удостоверением, на котором было фото Алхазура Башаева — на тот момент
уже мертвого. И в марте следствие полностью переключилось на эту
версию. 
 

У коллег Эстемировой эта
версию доверия не вызвала. «Странно, что вместе с удостоверением и
пистолетом не нашли чистосердечного признания Башаева…» —
саркастически замечает Ганнушкина. Действительно, оперативная информация
ФСБ — вещь принципиально непроверяемая. Очевидно только, что
спецслужбы, в распоряжении которых оказалось орудие убийства, знают, кто
преступник. Но дальше все зависит от того, чего они хотят, — пустить
следствие по правильному пути или по ложному. 

Версия следствия вызывает
несколько очевидных вопросов. Во-первых, мотив преступления: зачем
боевику было убивать правозащитницу? Что мы вообще знаем о Башаеве? В
прессе это имя появлялось только дважды: в «мемориальском» докладе
«Хроника насилия на Северном Кавказе. Май 2009 года», где сообщалось,
что 26-летний Алхазур Башаев вербовал молодежь в ряды боевиков в своем
родном селе Шалажи, а затем в сообщении «Интерфакса» от 13 ноября о том,
что в Ачхой-Мартановском районе уничтожена группа боевиков полевого
командира Ислама Успахаджиева.

По версии следователей, Башаев
убил Эстемирову из личной неприязни, а также с целью дискредитации
российских органов власти — причем личную неприязнь боевиков Наталья
вызвала тем самым докладом. Однако, у правозащитников возник вопрос:
откуда боевик узнал, что Эстемирова имела отношение к этому документу?
Ведь, даже если представить, что боевики в лесу читают правозащитные
доклады, подписан он был «Мемориалом», и имя Наталии там не
фигурировало.
 

«Допустим, Наташа могла
«засветится» в Шалажи во время командировки, — говорит «мемориалец»
Александр Черкасов, — Но мы провели внутреннее расследование, и
выяснили, что ни Наташа, ни остальные наши сотрудники в Шалажи вообще не
ездили, информация оттуда пришла из других источников. Файл с докладом
действительно был в наташином компьютере, она его редактировала. Но кто
мог знать об этом? Только те, кто имел к нему доступ, — следователи или
ФСБ. Но уж точно не Алхазур Башаев…» 
 

Мотив дискредитации власти
тоже звучит не слишком правдоподобно. Пропаганда подполья строится на
совсем других идеологемах. Для них власть «кафиров», неверных — это, так
сказать, зло по определению. К тому же она убивает мусульман… Смерть
российской правозащитницы к этому образу ничего не добавляет. Логики в
этом не больше, чем в версии, что российская власть убила Эстемирову для
дискредитации боевиков…
 

Кроме того, непонятно, зачем
Башаеву понадобилось похищать правозащитницу и, рискуя жизнью, вести ее
через множество блок-постов за пределы республики. Для дискредитации
власти можно было бы спокойно застрелить ее в Грозном.  
 

Подозрительно и то, что
убийцей объявлен мертвый боевик. Причем мертв не только он сам — отряд
Успахаджиева погиб в полном составе: боевики передвигались на «Урале» и
были разбомблены с вертолета. Такое случается нечасто: в обычных
перестрелках кто-то остается жив. Таким образом, свидетелей, которые
могли бы показать, что делал Башаев 15 июля, не осталось. Виновные
мертвы, дело можно закрыть, не доводя до суда…

http://rusrep.ru/2010/28/news_sledstvie/

FacebookTwitterGoogleVkontakteOdnoklassniki


Добавить комментарий

Войти с аккаунтом:



Группа ВКонтакте