Желаете помочь сайту материально? Посмотрите информацию на сайте партнера

Данную информацию видят только незарегистрированные посетители


Багров Юрий Алексеевич



10.08.1960 – 28.03.1980

Багров Юрий Алексеевич. Рядовой, пулеметчик /ч пп 39676, 191-й ОМСП (г. Газни)

10.08.1960 – 28.03.1980

Прикрыл огнем

    Когда в октябре 1978 года Юрия Багрова
призывали на службу в армию, об Афганистане он мало что знал и слышал –
сведения из школьного учебника географии, отрывочно оставшиеся в памяти,
да редкие телесообщения, которые и вовсе мало чем запомнились. Жизнь
его складывалась так же, как у большинства простых ребят из рабочих
семей: школа, учеба в Кузнецком ГПТУ № 11, год работы слесарем по
вентиляционным установкам на Кузнецком заводе радиоприборов. Теперь
предстояло отдать воинский долг Родине, чтобы потом со спокойной
совестью вернуться на свой завод и продолжить обустройство в жизни:
завести семью, заработать квартиру. Может быть, если желание появится, в
техникум поступить и работать мастером или технологом. Все эти решения
Юрий отложил на потом. Быстро прошли шумные проводы, последние минуты
прощания с родными и знакомыми. Потом был перестук колес, мелькающие за
окнами вагона пейзажи, знакомство с такими же, как и он, новобранцами,
совместное уничтожение домашней снеди, что собрали в дорогу матери
ребят. Под шумок, тайком от строгих «покупателей», раздавили и пару
пузырей «Столичной». Уже под утро поезд остановился, по коридору
застучали сапоги пограничников:

style=»font-size: 10pt;»>


– Ваши документы!

    А потом в рассветной хмари за окном замелькали непривычные, на
колокола похожие лесистые горы, острые стога сена, белые домики с
красными черепичными крышами и квадратики «огородов». «А где же у них
поля?» – удивился кто-то из сельских ребят. И только тогда Юрий поверил,
что их на самом деле везут за границу. А точнее – в Венгрию, что по тем
временам воспринималось чуть ли не как турпоездка «за бугор»!

Однако в мотострелковом полку, что разместился возле небольшого
мадьярского городка с названием, которое разве что с пятого раза
выговоришь – Кишкупмайта, «туристам» в солдатских гимнастерках сахарную
жизнь не устраивали, держали в строгости. В увольнение отпускали
изредка, да и то группой, под присмотром офицеров. Но привычного к
дисциплине Юрия это особо не стесняло: солдатская служба была ему не в
тягость, нарядов получал не больше других, да и то больше для «науки»,
чем по провинности…

    …В октябре 1979 года внезапно их и соседний полк подняли по боевой
тревоге. Начались суета, перемещение подразделений, составление списков
взводов и рот. По солдатскому телеграфу быстро пролетело сообщение: из
двух полков формируют один и направляют в Союз. Потом бойцов и
командиров погрузили в эшелоны и на самом деле повезли на север. Офицеры
на осторожные вопросы подчиненных только пожимали плечами: «Сами не
знаем куда! Приедем – увидим!»


    В Союзе к их эшелонам добавились составы с боевой и прочей техникой и
вооружением, тщательно укрытыми брезентом. После чего поезда двинулись
на восток, постепенно поворачивая на юг. Скоро заснеженные лесистые
просторы России сменились степным безлюдьем с редкими юртами и
верблюдами рядом. Становилось все теплее и солнечнее. Степи сменились
песками с невысокими барханами и кучками колючек, зелеными оазисами и
глинобитными дувалами и домами вперемежку с кирпичными и сборно-щитовыми
строениями, возле которых суетились люди в пестрых халатах и
тюбетейках. Это был Узбекистан. На одной из станций эшелоны стали под
разгрузку. Бронетехника и грузовики походными колоннами двинулись в
глубь песков, двигаясь на юг, к границе. Именно тогда среди солдат
впервые замелькало непривычное для слуха слово «Афганистан»…

    …Почти всю войну основным местом дислокации 191-го отдельного
полка в Афганистане был город Газни, центр одноименной провинции, но
первоначально, после пересечения в декабре 1979 года границы, полк
базировался вблизи города Пули-Хумри, прикрывая трассу Хайратон – Кабул
вплоть до перевала Саланг. Так пулеметчик рядовой Багров, преодолев
полстраны, снова оказался за границей, в экзотическом горном
Афганистане, чей народ вел свой отсчет времени, причудливо сочетая
пользование современной техникой с дремучим средневековым укладом быта и
хозяйствования. Впрочем, первоначально Юрий отнесся ко всему этому
довольно философски: Афган так Афган. Как никак уже год с хвостиком в
армии оттрубил, скоро служба дембелем запахнет…

    Но запахло порохом…

    Уже в январе начались первые обстрелы советских застав и колонн. В
феврале стычки с «духами» во время сопровождения колонн участились.
Появились первые раненые и убитые. Но наши бойцы не оставались в долгу.
Открыл свой боевой счет и пулеметчик Багров.

    Однажды вечером подняли по тревоге мотострелковую роту, где служил
Багров, и бросили на перехват отряда душманов, который, по агентурным
сведениям, должен был выдвинуться к трассе для перехвата колонны
«наливников», остановившейся на ночевку в Пули-Хумри. На бэтээрах
доехали до нужного места, незадолго до рассвета перешли неширокую горную
речку и три часа поднимались на горное плато. Если бы можно было идти
по прямой, это расстояние не превышало бы двух километров. Однако тропа
вилась серпантином у скал, взбираясь по крутизне. С непривычки не
хватало дыхания, часто бухало сердце, не привыкшее к высоте. До гребня
добрались, когда уже совсем рассвело. И тут внезапно с двух сторон
засвистели пули – рота попала под перекрестный огонь двух пулеметов.
Потом Юрий и сам удивлялся своему хладнокровию: мгновенно углядел
удобное место для огневой позиции, залег, установил пулемет и ударил
длинной прицельной очередью под основание скалы, откуда вел огонь
душман. Трассиры двух очередей скрестились, но Багров оказался точнее:
трепещущий огонек под скалой погас.



    А над головой уже свистели, ударялись о скалу пули другого
вражеского пулеметчика. Юрий переполз влево, повернул пулемет и вступил с
«духом» в дуэль, из которой тоже вышел победителем, позволив роте выйти
из огневого мешка…

    За тот бой пулеметчик Багров был представлен к медали «За отвагу».
Потом были новые бои и стычки с моджахедами. А в марте 191-й полк
подняли по тревоге: недалеко в одном из афганских городков взбунтовалась
часть подразделений афганского танкового полка. Было известно, что и
раньше многие афганцы не очень охотно шли служить в правительственные
войска, дезертируя при первой же возможности вместе с врученным оружием.
После же прихода советских войск этот процесс нарастал с каждым годом. В
разных точках страны вспыхивали мятежи, целые батальоны и полки
выступали против кабульского правительства. В подавлении этих
выступлений участвовали афганские спецчасти совместно с советскими
подразделениями.

    От других солдат Багров знал, что взбунтовавшийся полк оснащен двумя
десятками устаревших танков «Т-34», из которых половина неисправна и
лишь загромождает грудами бесполезного железа машинный двор части. Но к
бунтовщикам присоединился крупный отряд моджахедов, так что бой
предстоял серьезный. Поэтому в операции принял участие не только 191-й
полк, но и часть подразделений 201-й мотострелковой дивизии, усиленных
дивизионом реактивной артиллерии.

    После мощного огневого обстрела и стремительной атаки с нескольких
направлений советские части рассекли мятежников. Часть из них сдались в
плен, а остатки (в основном разрозненные группы душманов) начали
отступать в сторону Доши, надеясь укрыться в горах и Панджшерском
ущелье. Их-то и преследовали подразделения 191-го полка, стремясь отсечь
от гор. Небольшие колонны, состоявшие из БМП, БТР и грузовиков, ползли
по раздолбленным, ухабистым дорогам мимо невысоких каменистых холмов,
покрытых черной бахромой кустарника. Солдаты в касках и бронежилетах
сидели на броне, держа под прицелом автоматов и пулеметов окрестности.
Внезапно сквозь надрывный рев движков Юрий услышал нарастающий
томительный вой. Потом за спиной сильно грохнуло, по броне что-то дробно
застучало. Кто-то из ребят вскрикнул. А следом уже нарастал новый вой, в
кустах на одном из холмов вдруг запульсировали бледно-алые огоньки
выстрелов. Солдаты горохом посыпались с брони, разворачиваясь в цепь и
на ходу открывая ответную стрельбу. Над их головами заухали пушки, гулко
задолбили крупнокалиберные пулеметы. Черные заросли покрылись барашками
разрывов.

    Так начался бой, в ходе которого рота Багрова «сбила» засаду
моджахедов и погнала вдоль реки Сурхаб дальше в горы. Цепь стрелков,
преодолев вершину холма, залегла, обстреливая «духов», спешивших удрать
как можно дальше, за гребень другой возвышенности. Потом бойцы снова
ринулись вперед, спустившись в каменистую долину неширокой, но бурной
реки, и двинулись вдоль нее. В этот момент с того берега из кустов снова
полетели пули и реактивные гранаты. Багров, бежавший чуть позади
правого фланга цепи, залег с пулеметом за ближайший валун и повел по
душманам прикрывающий огонь длинными очередями. В пулеметной ленте часть
патронов были трассирующими. И поэтому Юрий четко видел, как летят
стремительные желто-красные росчерки, накрывая огневые позиции «духов».

    Плотный и меткий огонь пулеметчика все же повлиял на плотность и
меткость обстрела врага. Багров вступил в огневую дуэль с пулеметчиком и
несколькими автоматчиками. Буквально в нескольких метрах грохнула
реактивная граната. Юрий перекатился влево, меняя позицию. Вставил новую
ленту и вновь открыл прицельный огонь. Моджахеды, видимо, уже
посчитавшие, что шурави убит, и выскочившие из кустов, кинулись обратно,
что-то выкрикивая. Огневой поединок возобновился с новой силой.

    Тем временем рота вышла из-под обстрела, заняла боевые позиции и
открыла ответный огонь, поддержанный пушками и пулеметами подошедших БМП
и БТР. Духи поспешили ретироваться. Постепенно стрельба затихла.
Несколько бойцов спустились к берегу реки, где вел огонь пулеметчик
Багров. Они обнаружили его бездыханное израненное тело среди россыпи
гильз…

    Боевое мужество и стойкость пулеметчика Багрова, проявленные в бою,
были посмертно отмечены орденом Красной Звезды. Его похоронили на
городском кладбище в г. Кузнецке.

    «Я понимаю ваше большое горе, – писал родителям Юрия Алексею
Семеновичу и Александре Ивановне замполит роты лейтенант Криштотек. –
Оно ни с чем не соизмеримо. Но вы должны гордиться своим сыном как
родители, воспитавшие верного патриота нашей великой Родины, человека,
который не дрогнул в трудной обстановке и проявил героизм и мужество…
Мы скорбим вместе с вами».

    К этим словам трудно что-либо добавить. Молодые ребята честно
выполняли воинский долг в Афганистане, свято веря, что обеспечивают
безопасность своей страны. И последующие события, когда экстремизм
расцвел в ряде среднеазиатских государств пышным цветом, а в Россию
устремились караваны с наркотой, растлевающей нынешнюю молодежь,
показывают, что они были правы.



http://www.penza-veteran.ru/examples/index1.php?ELEMENT_ID=341

FacebookTwitterGoogleVkontakteOdnoklassniki


Добавить комментарий

Войти с аккаунтом:



Группа ВКонтакте