УКРАИНЦЫ — ПО ОБЕ СТОРОНЫ ЧЕЧЕНСКОГО ФРОНТА


УКРАИНЦЫ — ПО ОБЕ СТОРОНЫ ЧЕЧЕНСКОГО ФРОНТА

— Твои последние слова перед смертью? — спросили боевики Сергея.


— Такая глупая и бессмысленная смерть! — ответил тот,
собственноручно выкопав перед этим себе яму под дулами чеченских
автоматов. Однако выстрелов не последовало — чеченские боевики просто
проверяли очередного украинца, прибывшего к ним для совместной борьбы
против российских войск: а вдруг его подослали российские спецслужбы?
Сергей — киевлянин и в Чечню прибыл добровольно. Впрочем, все эти
разговоры об организованном и массовом участии бойцов УНСО в боевых
действиях на чеченской стороне — преувеличение. Действительно, унсовцы
воевали, но их было немного, и из чеченцев никто не может вспомнить,
кого еще, кроме рекламировавшего себя перед западными телекамерами
с повязкой УНСО бойца Сашка, они знают. Хотя, надо признать, чеченцы
отзываются о нем, как о высокопрофессиональном бойце. Большинство
же украинцев было в Чечне, а некоторые и сейчас — самостоятельно —
в основном, они с Западной Украины, однако были, правда, и харьковчане,
и донетчане.


Мотивов, в основном, три. Первый четко определяется
формулой унсовских лидеров: «чем больший фронт российским имперским
амбициям мы развернем вне пределов нашей страны, тем меньше этот фронт
будет здесь в Украине». Вторая причина — это романтика и желание
разнообразить скучную жизнь. Третья касается бывших военнослужащих
советской и украинской армий — тяга к профессиональному делу, да еще
и в боевых условиях. В Чечне за месяц участия в боевых действиях можно
было приобрести опыт, равный нескольким годам обычной армейской службы.
Украинцев в Чечне знают и любят. Причем, как бойцы сопротивления, так
и простые чеченцы. Когда общаешься с чеченцами на понятном
им и правильном русском и не демонстрируешь украинский акцент или
же не сымитируешь сложности общения на русском языке, — лучше сразу
сказать, — что ты с Украины. А еще лучше добавить, что ты — украинец.
Отношение людей меняется сразу. Чеченцы говорят, что никогда не забудут
помощи Украины, — пускай и неофициальной, а боевики утверждают, что
в случае осложнения украино-российских отношений готовы выслать
в Украину отряды для подмоги, утверждая, что один чеченец стоит
десятерых российских военнослужащих. Известие же о сложностях,
переживаемых ныне УНА — УНСО в Украине, вызывает у них раздражение
и заявления вроде: «Приедем и пол-Киева разнесем, если тронут этих
ребят!» Как правило, эта бравада произносится с улыбкой и гранатометом
в руках…


Как-то мы добирались в район горного селения Ведено —
бывшей ставки Джохара Дудаева, которое российские войска взяли в начале
июня. На одном из горных «чек-поинтов» нас встретил командир Игорь —
капитан российской армии. Сам родом с Украины — еще год назад был
офицером украинской армии, но оставил ее из-за материальных соображений и нормального желания «прокормить семью». Игорь великолепно говорит по-украински, и даже как-то непривычно было подымать три первых тоста за Украину на позициях российской армии далеко в чеченских горах…


По его словам,
до шестидесяти процентов офицеров низшего и среднего звена российского
контингента в Чечне являются украинцами или же русскими, связанными
с Украиной годами службы или учебой в ее высших военных заведениях.
Когда мы пили «за неньку», подъехали на БМП пять офицеров. Виктор
из Винницы, Сергей из Сум, еще один (не помню имени) учился в военном
училище в Василькове… Командир Игоря, с которым я встретился во время
уничтожения сданного чеченцами оружия, по званию полковник. Его родители
проживают в Крыму. Именно его полк продвинулся дальше всех направлений
по всей Чечне во время российского наступления весны — начала лета. Эти
офицеры командуют солдатами и прапорщиками — россиянами. А над ними
стоят генералы — россияне же. Однако именно это «украинское» среднее
звено, в конечном счете, и определило ход военных действий
и их результаты. Игорь говорит, что главное для него сохранить жизнь
вверенных ему людей. Его подчиненные утверждают, что в их роте потери
составляли около половины за время боевых действий — что ниже среднего
показателя по российским войскам в Чечне. Игорь очень хочет опять
служить в украинской армии, однако вернется, когда на свое жалованье
сможет «нормально жить и содержать семью». В этом я Игоря понимал,
но он не мог понять, как это у меня не оказалось с собой сине-желтого
флага, который он собирался повесить над своим пунктом. Во сцена-то была бы на чеченских просторах!



zn

.

FacebookTwitterGoogleVkontakteOdnoklassniki


Добавить комментарий

Войти с аккаунтом:



Группа ВКонтакте