Взорвавшуюся в Дагестане смертницу опознали как жену Раздобудько



Стрельба дуплетом

Взорвавшуюся в Дагестане смертницу опознали как жену Раздобудько

Смертница, осуществившая теракт в дагестанском селении Губден,
предварительно опознана как жена ставропольского исламиста Виталия
Раздобудько Марина Хорошева. Об этом 15 февраля сообщается на сайте Следственного комитета РФ.


Источник в МВД Дагестана в беседе с агентством «Интерфакс»РИА Новости в
Следственном комитете добавил, что, по версии следствия, вторым
взорвавшимся в Губдене смертником мог быть сам Раздобудько. «Однако
подтвердить это пока не представляется возможным, так как от тела
смертника мало что осталось», — заявил он.

уточнил, что тело Хорошевой опознали двое ее знакомых. Источник
подчеркнул, что «экспертное заключение, которое позволило бы
стопроцентно идентифицировать личность смертницы, пока не получено».
Источник


Ранее предположения о том, что теракт осуществили Раздобудько и
Хорошева, уже появлялись в СМИ. Но правоохранительные органы опровергали
эту версию.


Теракт в Губдене был осуществлен вечером 14 февраля. Сначала смертница
взорвала себя у здания местной милиции. Погибли террористка и один
милиционер. Через два часа еще один террорист на заминированной машине
подъехал к посту, выставленному на въезде в Губден после теракта. В
результате взрыва машины погибли смертник и еще один милиционер. Позднее
в больнице скончался также один из 27 раненых в результате терактов.


По данным правоохранительных органов, Виталий Раздобудько ранее был
членом ставропольского «Ногайского джамаата», а после его разгрома стал
сотрудничать с дагестанскими боевиками. С Хорошевой он познакомился,
когда она была студенткой Пятигорской государственной фармацевтической
академии. Однокурсница Хорошевой Зейнат Суюнова стала женой друга
Раздобудько, боевика Анвербекома Амангазиева.


Имя Раздобудько впервые появилось в СМИ после теракта
в «Домодедово», в результате которого 24 января погибли более 30
человек. Затем следователи опровергли причастность ставропольца к этому
теракту. Было объявлено, что на самом деле Раздобудько подозревают в
причастности к терактам,
которые планировалось совершить в Москве в новогоднюю ночь. По версии
следствия, в декабре Зейнат Суюнова и жена лидера «Губденского джамаата»
Ибрагимхалила Даудова, Завжат Даудова, прибыли в Москву, чтобы устроить
«новогодние» теракты. Террористок сопровождали сообщники, среди
которых, возможно, были Раздобудько и Хорошева. Но 31 декабря Завжат
Даудова случайно взорвала свою бомбу в домике в Кузьминском парке и
погибла. Ее сообщникам пришлось скрыться. Вскоре Суюнову и еще
нескольких подозреваемых задержали. Другие подозреваемые, в том числе
Хорошева и Раздобудько, были объявлены в розыск.

http://lenta.ru/news/2011/02/15/wife/

Стрельба дуплетом

В главном селе «Губденского джамаата» произошло два теракта за вечер

Вечером 14 февраля, в канун мусульманского праздника
Маулид ан-Наби (день рождения пророка Мухаммеда), в дагестанском селении
Губден было совершено два теракта. Оба взрыва с разницей в два часа
осуществили смертники. В результате терактов погибли двое сотрудников
силовых структур, еще 27 человек получили ранения. СМИ поспешили связать
события в Губдене с неудавшимися терактами в Москве, но
правоохранительные органы опровергли данную версию.


Около 19:30 к шлагбауму, преграждающему проход к губденскому отделению
милиции и временному общежитию внутренних войск МВД, подошла неизвестная
женщина. По одним данным, незнакомка обошла шлагбаум и направилась к
зданиям. Когда дежурный милиционер окликнул женщину, она привела в
действие закрепленное на теле взрывное устройство. По другим данным,
незнакомка бросила в сторону стоявших у шлагбаума милиционеров какой-то
предмет. Когда один из милиционеров подбежал к женщине, она взорвала
себя. Так или иначе, террористка и один милиционер погибли, а еще
несколько сотрудников МВД получили ранения.


После теракта, когда Губден наводнили силовики и журналисты, на въезде в
селение в целях безопасности выставили пост милиции. Именно этот пост
стал мишенью для второго террориста, управлявшего заминированным
автомобилем «Лада Приора». В результате этого взрыва погибли террорист и
один сотрудник милиции, еще несколько человек были ранены. Затем к
посту лесом подошла группа боевиков, открывшая огонь по милиционерам.
Одновременно в Губдене почему-то отключилось электричество. Местные
жители затаились в домах — они боялись, что их застрелят или боевики,
или милиционеры, которые примут их за боевиков.


По факту взрывов было возбуждено уголовное дело по статьям УК РФ 205
(«Террористический акт»), 317 («Посягательство на жизнь сотрудника
правоохранительного органа») и 223 («Незаконное изготовление оружия»).
Глава республики Дагестан Магомедсалам Магомедов
провел экстренное совещание, объявив, что теракт в канун дня рождения
пророка Мухаммеда «ясно показывает бесчеловечность его организаторов и
то, что они не имеют права называться истинными мусульманами».
Официально никакие версии следствия пока не оглашались, однако
журналисты постарались восполнить пробел путем опроса анонимных
источников и собственных рассуждений.


Определить, какая организация с большой вероятностью могла осуществить
теракт, было несложно. В Губдене уже много лет действует «Губденский
джамаат». Вполне вероятно, что именно члены этой организации решили
«поздравить» сельчан с Маулид ан-Наби. В пользу этой версии говорит и
выбор целей терактов — очевидно, что мишенью смертников были не жители
селения (которых боевики должны считать своими земляками и
потенциальными соратниками), а силовики (которые, с точки зрения местных
боевиков, являются «оккупантами»).


Раньше «Губденский джамаат» возглавлял Магомедали Вагабов, который весной 2010 года организовал теракты
в московском метро, а в августе был уничтожен силовиками. Сейчас главой
«джамаата» является Ибрагимхалил Даудов. Трое его сыновей — Магомед,
Магомедшапи и Магомедхабиб — пошли по стопам отца и стали боевиками.
Магомед и Магомедшапи на данный момент уже ликвидированы.

Губден
По данным
журнала «Народы Дагестана» за 2003 год, поселение, ныне называющееся
Губден, было основано несколько тысяч лет назад. Одно из первых дошедших
до нас названий поселения — Бахру-Кадар, или Бах-Кадар. Населенный
пункт считается «воротами в горные районы». Согласно переписи 1886 года,
в Губдене проживало 16690 человек. В настоящее время численность
населения составляет 13900 человек. Еще около 20 тысяч выходцев из
Губдена проживают в других местах, но продолжают считать себя
губденцами. В советское время в селении существенно повысился уровень
жизни. Была ликвидирована безграмотность, 16 жителей Губдена стали
докторами и кандидатами наук, а 14 — мастерами спорта. После развала
СССР уровень жизни в селении упал, там отмечался рост уровня
преступности и бедности.

Магомедхабиб же, по данным газеты «Коммерсантъ», вместе со своей матерью Завжат Даудовой в декабре 2010 года был направлен в Москву для осуществления двух терактов
в новогоднюю ночь. Напомним, теракты не удались из-за того, что одна из
двух потенциальных смертниц случайно взорвала свою бомбу слишком рано,
еще находясь в гостевом домике в Кузьминском парке. Террористка погибла,
а ее неудавшаяся «коллега» и помощники вынуждены были бежать из Москвы.
По сведениям «Коммерсанта», подорвавшаяся в Кузьминках смертница как
раз и была Завжат Даудовой. Впрочем, ранее в СМИ появлялась информация о
том, что эту женщину звали Аминат.


По версии правоохранительных органов, второй смертницей в новогоднюю
ночь должна была стать Зейнат Суюнова. Ее задержали в Волгограде в
первые дни января. Девушка рассказала, что увлеклась радикальным
исламом, когда училась в Пятигорской государственной фармацевтической
академии. Она и ее сокурсница Марина Хорошева познакомились с двумя
экстремистами — Анвербеком Амангазиевым и уроженцем Ставрополя Виталием
Раздобудько (который изначально был членом базирующегося в
Ставропольском крае «Ногайского джамаата», но после почти полного
разгрома организации начал сотрудничать с дагестанскими
единомышленниками). Раздобудько стал мужем Хорошевой, а Амангазиев
женился на Суюновой. Вскоре Амангазиева арестовали за подготовку теракта
в Ставрополе, и Раздобудько увез Суюнову в Дагестан. Как утверждает
девушка, там боевики отняли у нее дочь и пообещали убить ребенка, если
она не поедет в Москву и не станет смертницей.


Помимо Суюновой, по подозрению в подготовке неудавшихся «новогодних»
терактов были задержаны еще около десяти человек. Еще несколько
подозреваемых были объявлены в розыск. Официально их имена не
называются, но неофициально СМИ сообщают, что среди них числятся
Раздобудько и Хорошева. Кстати, имя Раздобудько некоторое время
фигурировало в сообщениях о расследовании теракта
в московском аэропорту «Домодедово», в результате которого 24 января
погибли более 30 человек. Однако впоследствии информация о причастности
ставропольца к этому взрыву была опровергнута. Сейчас следователи
полагают, что взорвавшимся в аэропорту смертником был уроженец
ингушского села Али-Юрт Магомед Евлоев, а помогали ему брат, сестра и
еще несколько человек, в основном жители Ингушетии.


Кстати, это согласуется с предварительной версией, оглашенной
Следственным комитетом РФ еще 29 января. Комитет объявил, что теракт в
«Домодедово» и неудавшиеся «новогодние» теракты готовились «не
связанными друг с другом устойчивыми вооруженными группами, действующими
на территории разных республик Северного Кавказа». Теперь становится
ясно, что, по версии следствия, следы террористов из «Домодедово» ведут в
Ингушетию, а следы «новогодних» террористов — в Дагестан. Это
подтверждает и заявление премьер-министра РФ Владимира Путина, который сразу после теракта в аэропорту заявил, что взрыв не связан с Чеченской республикой.


Но вернемся к взрывам в Губдене. Нетрудно догадаться, что, исходя из
всего вышеизложенного, некоторые журналисты мгновенно «вычислили» имена
террористов, подорвавшихся в селении. Журналисты решили, что смертницей
стала Марина Хорошева, а смертником — Виталий Раздобудько. Эта версия
выглядит очень логично. Раздобудько и Хорошева не смогли осуществить
«новогодние» теракты, одна их сообщница погибла, большинство других
сообщников задержаны. Их самих ищут правоохранительные органы, их
портреты «засветились» в большинстве СМИ. Вполне вероятно, что они
приехали в Губден к вдовцу погибшей сообщницы, Даудову, и после недолгих
размышлений решили покончить жизнь самоубийством, унеся с собой
нескольких силовиков.


Версия выглядит логично, но имеет один небольшой изъян — она полностью
построена на догадках и не подкреплена фактическими доказательствами (по
крайней мере, такими, о которых было бы известно СМИ). Официально эта
версия была опровергнута практически сразу после своего появления в
прессе. Следователи настаивают на том, что личности смертников пока не
установлены.


Возможно, в будущем версия о связи терактов в Губдене со взрывами в
Москве подтвердится. А может быть, в итоге будет объявлено, что теракты в
селении являются лишь дежурной «активностью» северокавказских боевиков,
которые в жизни не выходили за пределы родного леса. Первый вариант
будет равносилен подтверждению того, что на территории России существует
единое исламистское подполье, то есть некий центр, способный направлять
террористов в тот или иной регион. Второй вариант будет
свидетельствовать, что, как и утверждают правоохранительные органы,
исламистское подполье состоит из не связанных друг с другом малых групп.


Известно, что лидер так называемого «Имарата Кавказ» (подразделениями которого считаются все «джамааты») Доку Умаров настаивает на первом варианте. Он утверждает,
что подполье достаточно сильно, чтобы превратить 2011 год в «год крови и
слез». В то же время представители власти, как правило, говорят, что
исламисты слабы и разрозненны. Истина, наверное, как всегда, лежит
где-то посередине.

Татьяна Ефременко

http://lenta.ru/articles/2011/02/15/dagestan/

FacebookTwitterGoogleVkontakteOdnoklassniki


Добавить комментарий

Войти с аккаунтом:



Группа ВКонтакте