Таджикистан едва ли станет "пробным делом" для ОДКБ.




Отказавшаяся вмешаться в ситуацию с массовыми беспорядками,
разразившимися этим летом на юге Киргизии, Организация Договора о
коллективной безопасности (ОДКБ) столкнулась с новой проблемой, теперь
уже в Таджикистане. И вновь возглавляемая Россией оборонная группировка
явно намерена воздержаться от активных действий. Колебания ОДКБ отражают
отсутствие у нее четкого видения потенциальных задач в Таджикистане, а
также существующие недоработки в механизме принятия решений.

События
последних нескольких месяцев показали, что Киргизия и Таджикистан
являются слабым звеном Центральной Азии и для стабилизации ситуации
нуждаются в помощи извне. ОДКБ, по крайней мере на бумаге, могла бы
стать подходящей структурой для оказания помощи Киргизии и Таджикистану,
особенно еще и потому, что оба государства являются членами этой
организации. Но на практике ОДКБ, несмотря на угрозу распространения
нестабильности на другие центральноазиатские страны, пока явно не готова
или не желает пускать в ход свой миротворческий потенциал.

В
случае с Таджикистаном, катализатором дилеммы для ОДКБ явилась
активизация в последние недели боевиков в Раштской долине, апогеем
которой стало их нападение 19 сентября, унесшее жизнь 26 таджикских
военнослужащих.

Ухудшающаяся ситуация в области безопасности
вкупе с экономической недееспособностью, похоже, говорят в пользу
оказания Таджикистану друзьями и соседями той или иной помощи. В
настоящее время таджикские силовые структуры проводят спецоперацию в
Раштской долине, но, учитывая последние события, представляется неясным,
смогут ли они выкурить боевиков из их гнезд. ОДКБ же не виказывает ни
малейших признаков, свидетельствующих о наличии желания оказать помощь.

Отвечая
28 сентября на вопрос EurasiaNet.org, представитель ОДКБ назвал
ситуацию в Раштской долине «внутренним делом» Таджикистана и бросил
трубку.

Душанбе не замедлил обвинить в недавних инцидентах
Исламское движение Узбекистана – многонациональную группировку
джихадского толка, но представители ОДКБ и региональние эксперти не
столь уверены в этом. Некоторые аналитики полагают, что таджикские
проблемы могут иметь отечественние истоки, уходящие корнями во времена
гражданской войны середины 1990-ых годов.

«По версии властей,
военные операции в Раштской долине объясняются необходимостью борьбы с
исламским радикализмом. Я думаю, что эта угроза немного преувеличена», –
отмечает видный независимый душанбинский политолог Парвиз Муллоджанов.

Перед
лицом такой неопределенности относительно происхождения и целей
боевиков, действующих в Раштской долине, ОДКБ едва ли предпримет
какие-либо действия. Формально, ОДКБ может вмешаться в ситуацию в одном
из входящих в нее государств только в том случае, если это государство
столкнется с угрозой извне. «До сих пор неясно, является ли этот
конфликт следствием напряженной внутриполитической ситуации или же
внешней угрозы. Если это угроза извне, то другое дело», – говорит Федор
Лукьянов из журнала «Россия в глобальной политике».

Источники,
близкие к таджикскому правительству, выражают уверенность, что ОДКБ
окажет помощь, если Душанбе попросит ее об этом. По словам политолога
Центра стратегических исследований при президенте Таджикистана Фарруха
Умарова, таджикские власти пока не обращались к ОДКБ за помощью. Он
признал, что необходимо определиться с характером мятежной деятельности в
Раштской долине. Проблему, по его словам, усугубляет тот факт, что в
рядах ИДУ состоит значительное число таджиков.

«Хотя ИДУ называют
международной внешней угрозой, в движении состоит много граждан
Таджикистана. Таджикские власти и представители ОДКБ питаются прояснить
вопрос, можно ли это квалифицировать как внешнюю или внутреннюю угрозу»,
– сказал Умаров EurasiaNet.org.

И все же ряд экспертов считает,
что даже если будет установлено, что Таджикистан подвергается
международной угрозе, на пути вмешательства со стороны ОДКБ останутся
серьезные препятствия. И самим важным из них является отсутствие
согласия между государствами-членами ОДКБ относительно критериев
развертывания сил оперативного реагирования, говорит главный редактор
душанбинской газеты «Азия-Плюс» Марат Мамадшоев. «На ОДКБ нельзя
рассчитивать, – говорит он. – Узбекистан будет возражать против
размещения войск ОДКБ в Таджикистане, потому что Узбекистан весьма
болезненно относится к идее империализма в регионе». Как разъяснил Марат
Мамдшоев, Узбекистан вынашивает амбициозные планы своего превращения в
доминирующее государство Центральной Азии, и присутствие сил ОДКБ на
территории региона будет негативно влиять на возможность Ташкента
оказывать там свое влияние».

Помимо непостоянства Ташкента в
вопросе размещения войск на территории Центральной Азии, России
приходится иметь дело еще и с разногласиями вокруг ОДКБ с Белуруссией,
которой через несколько месяцев предстоит занять переходящий пост
председателя этой организации.

Хотя должностные лица ОДКБ и не
склонны пока принимать участия в судьбе Таджикистана, они тем не менее
стремятся к тому, чтоби в их организации видели гаранта безопасности.
Как подчеркнул 21 сентября заместитель начальника Объединенного штаба
Организации Договора о коллективной безопасности Анатолий Ноговицын в
своем выступлении на заседании представителей организации, блок готов
принимать участие в миротворческих операциях в будущем. Вместе с тем он
негласно признал, что механизм принятия решений по вопросу размещения
войск остается недоработанным, отметив, что Узбекистан не прислал своих
представителей на совещание.

24 сентября генеральний секретарь
ОДКБ Николай Бордюжа провел в Нью-Йорке переговоры с представителями ООН
о реализации совместной декларации, принятой весной этого года.

Даже
если ОДКБ не станет принимать активного участия в центральноазиатских
собитиях, остается возможность вмешательства со стороны России в
одностороннем порядке. Но чтобы это произошло, ситуация в Киргизии или
Таджикистане должна серьезно ухудшиться, отмечают российские должностные
лица. Они не скрывают того факта, что в обмен на помощь в деле
обеспечения безопасности Россия рассчитывает на отдачу в геополитической
сфере, в частности, значительного ослабления связей с соперником Кремля
в этом регионе, а именно с США.

«Киргизское и таджикское
руководство должны это понять и не договариваться с другими», – сказал
EurasiaNet.org член думского комитета по международним делам Семен
Багдасаров. – Мы будем отстаивать свои интересы».

http://inosmi.ru/middle_asia/20101002/163324495.html

FacebookTwitterGoogleVkontakteOdnoklassniki


Добавить комментарий

Войти с аккаунтом:



Группа ВКонтакте