Наш спецназ может все!


Наш спецназ может все!

Лучшие подразделения русской военной разведки сохранили свою боеспособность
Сергей Птичкин
09.08.2011

Прошли соревнования разведывательных групп специального
назначения на первенство Вооруженных сил России. Они уникальны по самой
своей сути, до недавнего времени ничего похожего не практиковалось ни в
одной армии мира.

Обычно «конкурс» боевой подготовки спецназовских групп в других
странах длится три-четыре дня и больше напоминает военное многоборье с
поправкой на разведывательно-диверсионную специализацию. В наших
Вооруженных силах они тоже начинались почти как спортивное мероприятие, и
тоже укладывались в три дня. Однако уже более двадцати последних лет
состязания идут без перерыва почти десять дней и напоминают настоящий
боевой выход.

Интересна сама предыстория соревнований, которые на спецназовском
сленге когда-то именовались «скачками». Подразделения спецразведки были
созданы после Великой Отечественной. Их подчинили напрямую начальнику
Генштаба и засекретили больше, чем ядерное оружие. Про атомную бомбу
народ хоть знал, и об испытаниях ядерного оружия сообщалось регулярно,
не было тайной и наличие у нас межконтинентальных ракет стратегического
назначения. А вот о спецназе ГРУ не знали даже многие очень
высокопоставленные генералы Минобороны. Однако сами руководители
специальной разведки со временем осознали: излишняя закрытость и полная
изолированность их частей не лучшим образом сказывается на боевой
подготовке и, главное, на объективной оценке достижений и просчетов.
Было решено собирать с каждой бригады спецназа по одной группе и
устраивать между ними соревнования.

Первые такие состязания прошли в 1975-м. Победила в них
разведгруппа из Группы Советских войск в Германии. Интересно, что
группой-победительницей командовал старший лейтенант Владимир Квачков –
да-да, тот самый.

Победа была логичной. Спецназовцы «немецкой» бригады, в случае угрозы
мировой войны, должны были практически мгновенно уничтожить всю
инфраструктуру боевого управления войсками НАТО в Западной Европе и все
базы тактических и даже стратегических ракет. Соревнования 1975-го
показали, что спецназ ГСВГ не только лучший в Вооруженных Силах СССР, но
и в мире. «Зеленые береты» в сравнении с ними были просто
детьми-бойскаутами, что наглядно подтвердилось двадцать два года спустя.

В 1997-м, когда мир полностью изменился, на спецназовские
соревнования, которые проходили в районе города Асбест, померяться
силами с российскими разведчиками приехали их недавние главные враги –
американские «зеленые береты» и спецназ «море-воздух-суша», который по
английской аббревиатуре SEAL называют «морскими котиками». Смотрелись
янки очень ярко – это были очень мускулистые рейнджеры лет по двадцать
пять — тридцать каждый. На их фоне наши девятнадцатилетние мальчишки,
пусть и спецназовцы, выглядели как-то даже несерьезно. Среди российских
разведчиков сразу утвердилось мнение: проиграем во всем. Лишь бы не с
разгромным счетом – так думало большинство.

Настоящее потрясение наступило, когда выяснилось: русские обошли американских суперменов на всех этапах.

Самое удивительное, что американцы, известные любители бега,
показали худший результат в десятикилометровом марш-броске. Повторяю,
шок тогда испытали не только гости, но и руководители соревнований –
высокопоставленные офицеры ГРУ. Декларировать, что наш спецназ лучший в
мире, военные декларировали всегда, но в глубине души даже грушники, как
выяснилось, были уверены: американцы – лучше нас. Они же все
контрактники-профессионалы! А проиграли призывникам и молодым их
командирам. Американцы, конечно, хотели взять реванш и очень стремились
вновь приехать на соревнования в Россию, но не сложилось.

«Скачки» нынешнего года во многом отличались от тех, что проводились
раньше. Прежде всего, тем, что если раньше главное было дать отличный
результат по времени – отсюда и понятие «скачки» — то сейчас
оценивалась, прежде всего, тактическая подготовка разведчиков.
Соревнования сразу стали военно-прикладными. После официального открытия
группы — а было их пятнадцать — убыли на место полевой дислокации и все
этапы дальше проходили в условиях, максимально приближенных к боевым.
Похоже, понятие «скачки» применительно к спецназовским соревнованиям
уйдет в историю. Бегать, конечно, придется, но главное будет в
демонстрации своей очень непростой профессиональной подготовки.

Другое и очень симптоматичное новшество.

Контроль за действиями групп в поле осуществлялся при
помощи скрытого видеонаблюдения и даже беспилотных летательных
аппаратов.

И это совершенно верное решение. Разведчики должны знать: когда они
идут по чужой территории, группа всегда может попасть в объектив
видеокамеры — полицейской, противопожарной, егерской, частного охранного
предприятия — а также беспилотников, которые в продвинутых армиях мира
уже стали вполне естественным средством наблюдения.

Как проходили сами соревнования? Обо всем, что показывали участники
строгим судьям, говорить не имеет смысла – много было именно специальных
дисциплин. Скажу об основном. Разведчикам надо было преодолеть горную
полосу препятствий. Этот элемент появился в середине 1990-х, но достиг
совершенства только сейчас. Для Сухопутных войск в боевой подготовке
есть обычная полоса препятствий. Для спецназовцев их целых две: тропа
разведчика и горная полоса. Настоящую тропу разведчика группа проходит
за несколько часов.

Разведчики взбирались по лестницам на большую высоту, стремительно
опускались вниз по канатам, опять поднимались по канатам вверх,
вытягивали на «горные» площадки пудовые гири — имитация подъема ящиков с
боеприпасами, бежали по бревнам, подвешенным на веревках, ползли сквозь
«звериные норы», взбирались по отвесной стене на высотку, бросали во
«врага» гранаты, прыгали по пенькам, которые имитировали валуны на
горной реке, а также демонстрировали умение владеть горно-альпинистским
снаряжением. Это был один из самых сложных этапов соревнований.

Разведчики должны были показать свои познания в
минно-подрывной науке. А именно: правильно рассчитать заряд для
разрушения вполне конкретного инженерного сооружения, собрать этот
заряд, грамотно его установить и суметь «взорвать».

Далеко не все справились с этим делом без штрафных очков. Очень
интересно оценивалась подготовка разведчиков по медицине. По сценарию
соревнований группа шла с соблюдением всех мер предосторожности. Но
попадала в засаду. Огонь и крики со всех сторон. Секунды очень сильного
эмоционального напряжения. А после этого полная тишина. Разведчики
залегли по обочинам тропы своего движения. Военврач, идя вдоль лежащей
группы, указывает: этот боец получил сквозное пулевое ранение ноги, этот
— взрывной перелом голени, у этого перебита вена или артерия, этому
требуется противошоковый укол, а этого надо немедленно вытащить из-под
зоны возможного обстрела. Дальше счет идет на секунды. В то время, когда
часть группы продолжает отражать «нападение врага», другие оказывают
медпомощь раненым товарищам. Потом высококвалифицированные военные
медики оценивают правильность действий спецназовцев.

Очень интересно проходила оценка действий по оборудованию так
называемой «дневки» и способности приготовления горячей пищи в полевых
условиях. «Дневка» — это скрытая база отдыха, которая охраняется
секретами. Все группы показали, что замаскироваться и охранить себя в
тылу врага они сумеют. Покинуть «дневку» разведчики должны были так,
чтобы на месте их долгого пребывания не осталось ни малейшего следа.

Дальше начинался самый сложный этап соревнований. Спецназовцы
десантировались парашютами в «тыл врага», где «приступали к работе».
Сразу после выброски разведчики, используя индивидуальные средства
связи, собирались в группу, радист передавал в Центр шифрованную
радиограмму об удачном приземлении, и спецназовцы, практически не
передохнув, уходили в скрытный тридцатикилометровый переход к некой
основной базе. Верность действий разведчиков на этапе, помимо новомодных
технических средств, оценивали традиционные посредники, которые
находились в каждой группе и делили со спецназовцами все их тяготы.
Потом были ночевки в лесу, поиск заданного объекта на площади 200
квадратных километров, захват штабной машины и «языка», скрытная
переправа со всем снаряжением, огневой налет на вражескую колонну
оперативно-тактических ракет.

И, наконец, стремительный отход с постановкой
мин-ловушек и бесшумным уничтожением попадающихся на пути движения
неприятельских патрулей.

Кто-то занял первое место, а кто-то – последнее, пятнадцатое. Но
разрыв в очках не был катастрофическим, значит — все группы
подготовились достаточно ровно. Практически в каждой из них, наряду с
контрактниками, были солдаты-срочники. И те и другие показали примерно
одинаковую подготовку, но именно «примерно». Прослужившие несколько лет,
а не полгода, конечно же, специалисты более грамотные. Кстати, многие
солдаты говорили, что если бы им на призывных комиссиях заявили, что
отправят в части специальной разведки, но служить придется на год
больше, учитывая специфику подготовки, они бы, не раздумывая,
согласились. А так — только втянешься во вкус разведслужбы, как
увольняться пора. И командирам все приходится начинать сначала.

Общее мнение: части специальной разведки должны формироваться только
на контрактной основе. И их начали весьма успешно комплектовать именно
по этому принципу.

Поэтому-то громом среди ясного неба прогремел приказ
Минобороны – всех солдат-контрактников уволить. Уволили. Теперь пытаются
набрать снова, получается с трудом.

И еще. Зарплата солдата-контрактника составляет 12-15 тысяч рублей…
А ведь профессия спецназовца – это профессия смертельного риска. Для
государства просто унизительно платить несколько тысяч рублей тем, кто
выбирает эту работу сознательно. Офицеры, кстати, получают ненамного
больше.

Теперь о группе спецназа армии Украины, принимавшей участие в
соревнованиях. Она состояла только из профессионалов –
солдат-контрактников и офицеров. Хлопцы были веселыми, дружелюбными, но
держались как-то особняком, с русскими спецназовцами особо не братались.
Боевая подготовка в украинской армии, в том числе у разведчиков,
гораздо более щадящая, чем в российской. И зарплата у них меньше, чем у
наших защитников Отечества. Неслучайно многие солидные военные эксперты
оценивают боеспособность Вооруженных сил Украины как одну из самых
низких на территории СНГ. Впрочем, хлопцы-спецназовцы, отработавшие все
этапы соревнований, показали, что, скорее всего, это не совсем так.
Украинская группа выступала вне общего зачета именно потому, что уровень
подготовки в наших армиях разный, но показала по итогам очень неплохой
результат, близкий к тому, что дали группы, занявшие первые три места.

Украинцы заявили, что у них нет горной подготовки, так как в горах
они не воюют. Но, между тем, прошли горную полосу с одним из лучших
результатов. Наверное, втихаря они все-таки учатся бегать по горам, а
может быть, кто-то уже и бегал с оружием в руках. Стреляют украинские
спецназовцы очень метко. При огневом налете на «ракетную колонну» они
поразили все цели, истратив чуть больше половины выданных им патронов.
Украинские разведчики отлично плавают. Переправа их группы была признана
одной из самых тактически грамотных и по времени очень хорошей. Умеют
они и бегать. Завершающий этап, отход, они выполнили, опять же, с
неплохим результатом по времени.

Украинская группа была одета в камуфлированные костюмы британской
армии. Эта военная одежда – одна из самых удобных и качественных в мире.
Покупали ее украинские разведчики за свой счет. Качество той формы, в
которую сейчас облачен личный состав Вооруженных сил Украины, еще хуже,
чем наш, от модного московского кутюрье – и это не секрет.

Кстати, о форме, сотворенной Валентином Юдашкиным.
Ничего более отвратительного армия нашей страны, похоже, за минувшие сто
лет не носила. Ругали ее все – и офицеры, и солдаты.

В ней можно маршировать на параде, но не уходить в разведку.
Ткань, которую позиционировали как мембранную, нанотехнологичную, дающую
телу дышать, одновременно защищая от дождя и холода, таковой не
является. Человек, облаченный в новый пятнистый мундир с погоном на
пузе, сделав первые активные движения, покрывается потом, затем
«суперткань» намокает и больше не высыхает. Так, в сыром облачении, воин
и должен бегать по лесам, горам, пустыням, оказываясь, с учетом
изменчивости погоды, то под палящим солнцем, то под дождем, то в холоде.
А если предстоит уходить в горы? Внизу может быть плюс тридцать, а на
горах, в лучшем случае, близко к нулю, а то и полный минус. Какой бы
физически сильной и закаленной ни была группа разведчиков, но
отправившись в настоящий боевой выход в новой форме одежды, вся она
жестоко простынет в первые же сутки движения.

С учетом того, что на испытаниях новой формы, в которых принимали
участие и спецназовцы, ткань особых нареканий не вызывала — удобство и
красоту покроя оставим за скобками — разбираться в том, почему в войска
массово пошла одежда, пошитая непонятно из чего, надо, наверное, Главной
военной прокуратуре. В разведпоход на соревнованиях группы ушли в той
форме одежды, которую посчитали удобной. В принципе так поступают
спецназовцы всего мира. Это у нас сейчас почему-то даже разведчиков
обязывают строго соблюдать принятую форму одежды.

Самыми оптимальными для полевого выхода летом как были,
так и остались маскхалаты советского образца, скроенные еще в период
Великой отечественной. К сожалению, на складах их остается все меньше.

Символом спецназа ГРУ долгое время была летучая мышь. После передачи
части функций управления и обеспечения специальной разведки командованию
Сухопутных войск возникли опасения, что спецназ деградирует до уровня
«полевых мышей», превратившись в мелких грызунов – не более того. Как
показали соревнования, этого не произошло. «Мыши» остались грозными и
бесшумными врагами всякой нечисти. Да, мы привыкли к словам о том, что
для спецназа Вооруженных сил России невыполнимых задач не существует.
Вдумайтесь и поймите, что это действительно так: спецназ может все!

Смотрите фоторепортаж «Скачки» спецназа

http://www.stoletie.ru

FacebookTwitterGoogleVkontakteOdnoklassniki


Добавить комментарий

Войти с аккаунтом:



Группа ВКонтакте