Война в Чечне: видео, фото, документы, свидетельства
Главное меню
Россия
«Я попал служить туда, куда вам так не хотелось. Но ты, мамочка, горем не убивайся. А кто внуков будет воспитывать?» - это письмо десантник гвардии младший сержант Олег Аксенов написал незадолго до гибели. 19-летний юноша не был женат и детей не имел. Но он мечтал о том, то у него будет семья и не меньше четырех детишек. Сегодня его мама одна - без единственного сына, без внуков, которыми расцветает жизнь. Все это отобрал Афганистан.

Это было на операции «Магистраль»
         Не у каждой мамы погибшего «афганца» есть такое письмо от командира. Официальные послания-соболезнования есть у всех. Но чтобы столь откровенно! Видимо, Лидия Леонидовна Аксенова смогла неистовым криком изболевшей души пробить стену молчания. А может, ей просто повезло на совестливого командира полка, который поставил себя на место солдатской мамы и не смог не ответить.
         «Это было на операции «Магистраль», в нескольких километрах от города Хост, - писал Лидии Леонидовне командир 1179-го гвардейского артиллерийского полка 103 воздушно-десантной дивизии гвардии подполковник Андрей Борисович Смирнов. – Командиром 4 батареи капитаном Евгением Шмаровым Олег был назначен в артиллерийскую группу разведки и корректирования огня, в которую входили еще рядовой Валерий Чумичев и ефрейтор Дмитрий Баландин.
         Вся эта группа вечером 28 ноября 1987 года поднялась на высоту 2800 метров, чтобы утром 29 ноября корректировать огонь своей артиллерии по противнику. Как только стемнело, капитан Шмаров организовал наблюдение за противником и охрану. Кроме них на этой высоте действовала разведывательная рота соседнего полка.
         Около 23.00 мятежники начали обстрел высоты реактивными снарядами, который продолжался до 2 часов 30 минут следующего дня. Потом все легли отдыхать. Олег устроился в одном окопе с капитаном Шмаровым, а Чумичев и Баландин остались на охране. В 3.50 утра душманы снова начинали обстрел, и один из снарядов прямым попаданием накрыл окоп, где спали Олег и его командир.
         Мне тяжело писать, но мама должна знать правду. Капитану Шмарову разнесло все кости таза, Олегу оторвало голову. Чумичев был ранен в спину большим осколком, и ему оторвало легкое, в госпитале он умер. Баландину осколок попал в руку. Когда Баландин оглянулся и в шоке бросился помогать товарищам, то помочь было некому. И только Чумичеву он оказал первую помощь, ввел шприц-тюбик от боли. Раненых и убитых вертолетами отправили в госпиталь.
         Прошу прощения за своего подчиненного, у которого не нашлось времени написать маме погибшего солдата, он не смог понять Вашего горя, попросту побоялся трудного разговора. Этому офицеру товарищи высказывали все, что о нем думают. Когда я читал Ваше письмо офицерам и прапорщикам полка, у всех на глазах были слезы».
 
«Плохо, что я у вас один»
         В судьбе многих погибших в Афганистане ребят есть что-то фатальное, неизбежное. Как будто они шли навстречу гибели. Самое светлое, самое достойное в их молодой жизни часто было лишь приближением к беде. И не хочешь об этом думать, а думается.
         Красивый малыш излучал свет. Свет доброты! Молодая мама ласково говорила мальчику с нежными лучистыми глазами: «Был бы ты ни Олегом, а Оленькой!» А четырехлетний сынишка отвечал: «Мама, ну зачем мне быть девчонкой? У мальчика больше преимуществ! Девчонка в войну не может играть, а я могу. И помогать тебе буду, как папа». А еще Олежка говорил: «Плохо, что я у вас один. Когда я вырасту большой, у меня будет 4 или 5 детей». Лидия Леонидовна улыбалась: «Ты же их не прокормишь!» Сын не соглашался: «Я будут на нескольких работах работать. Как наш папа».
         Как папа! Муж у Лидии Леонидовны был замечательный. Ей однажды пожилая женщина сказала: «Берегите своего мужа. Сейчас таких людей нет». Было счастье! Счастье, которое отобрала афганская война. Евгений Иванович после гибели сына перенес инфаркт, стал  угасать на глазах. Так и ушел из жизни в 2001 году, пережив Олега всего на 14 лет. Но все это случится  в другой, горестной, жизни
         А сейчас молодая мама вбирала в себя счастье, данное ей  Богом. Любящий, добрый сыночек. Заботливый и верный муж. О чем еще мечтает женщина?         Лидия Леонидовна, уезжая в командировки, не боялась оставлять с мужем маленького сына. Евгений Иванович был умница не только на своей работе конструктора танков. Он умел по жизни все: прекрасно готовил, заботился о сыне, был опорой семье. В те годы купить машину на оклады мужа и жены – двух конструкторов – несбыточная мечта. И он, выпускник одного из самых элитных вузов мира - Высшего технического училища имени Н. Баумана - подрабатывал грузчиком в литейном цехе Уралвагонзавода.
         Им повезло: будучи молодыми специалистами, они получили 2-комнатную квартиру. Случилось этот в тот год, когда офицер запаса Евгений Аксенов был призван на два года в Вооруженные Силы. Все счастливо складывалось в этой жизни, и ее лучшим, самым большим достижением был Олежка. Бог одарил ребенка не только красивой внешностью, но и вложил в него душу нежную, добрую. Она, эта душа, отражалась, светилась в глазах, во всем облике семилетнего мальчика в его первый школьный день.
         Вспоминает заслуженный учитель РСФСР Анна Александровна Носова: «Я была  первым учителем Олега Аксенова и хорошо помню тот солнечный день, когда детишки с букетами цветов, такие маленькие и незащищенные, стояли около школы. Олег сразу обратил на себя внимание – красивый, аккуратный мальчик с необыкновенными глазами, он будто сошел с пьедестала. Мальчик учился на 4 и 5 , и это во многом заслуга его интеллигентной семьи. Родители по-доброму следили за ним, помогали в учебе. За 40 лет педагогической деятельности через мое сердце прошли несколько тысяч учеников, но для Олега в нем – особое, дорогое место.
         Двадцать лет прошло после гибели Олега, а я до сих пор не могу вспоминать о нем без слез. Доброта словно сочилась из него. Олега все любили, звали Олежкой. Уже в старших классах, при встречах, он всегда мне помогал донести тетради, не раз дарил тюльпаны из родительского сада. Как-то школьникам вместо обеда выдали конфеты. Они спускались с лестницы, я шла навстречу, и он единственный, кто угостил меня. У Олега не было свободного времени: занимался в художественной школе, увлекался спортом, хорошо фотографировал. Сколько раз, бывало, предлагал мне: «Анна Александровна, может вам что-нибудь нарисовать для кабинета?»
         Гибель Олега была для меня огромным потрясением. Когда бываю на кладбище, прихожу на его могилу. Много раз встречала там его отца Евгения Ивановича. Он, сильный мужчина, плакал и не стеснялся своих слез. Олег, другие наши мальчишки ушли на афганскую войну детьми и погибли, но остался яркий свет их короткой жизни».
         Этот свет и сегодня согревает сердце мамы. Разве такое забыть? Они шли с сыночком и повторяли таблицу умножения, падежи – прогулка и занятия одновременно. Чудес в воспитании маленького человечка не бывает, только труд. До 7 класса Лидия Леонидовна занималась с сыном, памятуя слова Анны Александровой Носовой: «Олег требует внимания». Внимания – в хорошем смысле.
         Конечно, не обходилось и без шалостей. На то он и мальчик. Когда ругала сына, он не убегал, а сидел как вкопанный, переживал. Доброта – врожденный дар. Этому научить нельзя. Это когда живешь для других. Олегу не был свойственен детский и юношеский эгоизм. Потому и тянулись к нему люди самого разного возраста. Даже командир батареи капитан Евгений Шмаров, с которым Олега навечно соединила судьба, незадолго до гибели написал родным: «К нам пришел хороший паренек из Нижнего Тагила». А вместе они служили всего три недели.
         Когда Лидия Леонидовна собиралась к своей маме, жившей неподалеку, сын говорил: «Уже темно, я с тобой. Не хочу, чтобы ты шла одна». Когда задерживалась домой, он бежал навстречу, словно боясь потерять свою маму. А потеряла она его.
          При всей своей нежности и доброте Олег не был маменькиным сыночком. Друг Евгения Ивановича подарил Олежке книгу: «Будь мужчиной». И она стала настольной для мальчика. Книга была о том, как быть мужественным и добрым, как сделать счастливыми окружающих и быть счастливым самому. Она учила тому, чтобы «в трудную минуту, не раздумывая, принять единственно возможное для настоящего мужчины – защитника близких, защитника Родины, - решение».
         Лидия Леонидовна вспоминает: «Я потом начала книжечку почитывать. Вижу, Олег гитару приобрел, стремится к тому, что советуют ее умные авторы. Сын сам себя воспитал по этой книге». Книги, на которых воспитывалось поколение Олега Аксенова, звали к вечным нравственным ценностям – добру, состраданию, любви к ближним, готовности защитить родную страну. Государство в ту пору думало о воспитании подрастающего поколения. Но оно не позаботилось о главном – как сберечь поколение чистых сердцем и мужественных ребят. В горах и пустынях Афгана гибли самые лучшие и достойные, здесь Россия теряла свое будущее. Политическая недальновидность и государственная неразумность руководителей СССР, ввергнувших страну в афганскую войну, привела к катастрофе целого поколения.  Грустно и больно признавать, но оно, это государство, обрекло на катастрофу и себя.
         Успешно окончив художественную школу, Олег в 9 и 10 классах увлекся карате и самбо, выполнил первые прыжки с парашютом. Лидия Леонидовна сказала сыну, когда он, радостный и счастливый, вернулся домой после первого прыжка: «Ну вот, ты и открыл себе дорогу в Афганистан». Страшная тень Афгана стала преследовать ее за несколько лет до рокового дня 29 ноября 1987 года. Мысль о том, что ее единственный сын может попасть на афганскую войну, вцепилась и не отпускала. Она помнила похороны  в сентябре 1985 года пограничника Сережи Городецкого - сына ее умершего коллеги по ОКБ Валерия Городецкого. Сергей тоже был единственным ребенком в семье.
         Но судьба подарила Аксеновым еще несколько счастливых лет. Был последний школьный звонок, и Олег, один из лучших выпускников, нес на своем плече прелестную Анечку Терехову с колокольчиком в руке. Жизнь должна была вступить в увлекательную пору студенчества.
         В том, что Олег поступит в институт, не сомневался никто. Сын решил идти по стопам отца и попытал счастье в Высшее техническое училище имени Н. Баумана в Москве. Неудача на экзамене по математике заставила вернуться на Урал, и Олег легко поступил в Челябинский политехнический институт.
         Через год его призвали в Вооруженные Силы. Паренька можно было отвести и от ВДВ, и от Афганистана. На одной из тренировок он сломал ногу. Лидия Леонидовна хотела отдать медицинскую справку в военкомат. Обычно мягкий и деликатный в общении, Олег твердо сказал маме: «Только попробуй! Я тебе этого никогда не прощу. Я всю жизнь готовился служить в десанте. Не хочу копать канавы в стройбате». А судьба вырыла ему могилу в окопе на перевале Сатукандав, что в четырех километрах от афганского города Хост.
 
«На тактике мы играли в войну»
         В учебную часть ВДВ, что дислоцировалась в литовском городе Пренае, родители приезжали к сыну четыре раза, три из них – мама. Лидия Леонидовна хотела одного – уберечь Олега от Афганистана. В первый раз она приехала в «учебку» 5 июня 1987 года, через неделю после принятия сыном присяги. Как ни скрывалась правда об афганской войне, но даже она, женщина, знала: десант направляют туда, где труднее. А это - губительный огонь противника, смертельный риск. Немало десантников, прошедших подготовку в Пренае, сложили голову в Афгане. К 1987 году это уже было трудно утаить от матерей.
         Лидия Леонидовна знала: после присяги, на встрече с солдатскими мамами, командир части говорил, что единственного в семье сына в Афганистан не посылают, мол, есть на сей счет директива. Тревога отпускала материнское сердце, но ненадолго. Олег с гордостью показывал ей машину корректирования артиллерийского огня, а его мама, конструктор ОКБ оборонного предприятия, говорила: «Что эти коробочки - танки горят!» В письмах умоляла сына: «Будут агитировать в Афганистан – не соглашайся». Об этом же постоянно просила, когда гуляли по литовскому городку, жили на квартире у добрых людей. Сын успокаивал и ее, и отца, которому говорил при встрече, что остается художником в «учебке».
         Будучи человеком жизнерадостным и неприхотливым, Олег слал в Нижний Тагил бодрые письма: «Погода в Пренае ужасная, холодная, но мы все терпим, ведь мы – ВДВ! На тактике в войну играли: в атаку ходили то перебежками, то ползком. Вспоминаю, мама, твои пироги. Теперь они кажутся сверх гениальными по вкусу. Мама, твои переживания и волнения напрасны, у меня все хорошо». Но своему другу Андрею Кириллову он сообщал: «Андрей, только между нами. Нас, 5 человек, которые едут на полигонные стрельбы по моей специальности, готовят в Афганистан».
         Она это чувствовала какой-то непостижимой материнской логикой. Странными казались и глаза сына, наполненные тайной, и поведение его сослуживцев, которые едва не проговорились при встрече. Лидия Леонидовна, словно наперед желая отвести Олега от беды, говорила: «Если попадешь в Афганистан, ничего на земле подбирай». Больным осколком в сердце остался его рваный сапог, из-за которого они вынуждены были ходить по магазинам. Когда 14 ноября 1987 года она в последний раз приехала в Пренай, ей сказали: Олег в Афганистане. Вышедший на КПП командир части обошелся не очень приветливо: «Что вы волнуетесь, ваш сын вернется героем. Он сам изъявил желание ехать туда. Нет такой директивы, чтобы единственный сын в семье не служил в Афганистане».
         После гибели Олега Лидия Леонидовна напишет жесткое письмо в «учебку» с единственным вопросом: почему ее сын оказался в Афгане? Почему ее обманули?         Солдатской маме ответил  старший лейтенант Лев Никитин: «Ваше письмо для меня было маленькой неожиданностью. Как Олег попал туда? У нас в полку, перед отправкой за границу, посылают запросы в милицию, КГБ, учитывают психологический фактор, моральное состояние воина. Ваш сын имел допуск в Афганистан, хотя половина курсантов батареи его не имели, физически подготовлен, хорошо знал специальность.
         Олег для всех был другом, и кто его надоумил писать рапорт, я даже приблизительно сказать не могу. Скорее всего, это его решение. Да и на рапорт здесь не очень смотрят. Главное – допуск туда. Нам дали команду подготовить конкретных людей в Афганистан. В этом списке был и Олег.
         Я с каждым из них разговаривал, говорил, что там не прогулка, там убивают, намеками пытался отговорить. Но все без исключения заявили, что хотят ехать в Афганистан. Ваш сын сказал, что родители ничего против не имеют. Конечно, верить мне вы можете только на слово, но это было так.
         Смерть Олега стала для нас страшной вестью. Он был хорошим другом, никогда не увиливал от службы, всегда приходил на помощь. Спасибо вам за его воспитание, он не дрогнул перед опасностью».
 
Боевой приказ № 042
         Этот уникальный документ афганской войны из архива Министерства обороны России был впервые опубликован в книге «Громов», вышедший в издательстве «Молодая гвардия» в 2005 году. В нем – расписанный до мельчайших подробностей оперативный план крупнейшей армейской операции «Магистраль», подготовленной штабом 40-й армии в октябре-ноябре 1987 года. В вводной части боевого приказа  № 042, в частности, говорится: «Обстановка в районе города Хост остается сложной и напряженной. Мятежники не оставляют попыток взять под свой контроль всю территорию округа…
         Старейшины племен в округе Хост отвергают контакты с народной властью. Племена достаточно вооружены и способны поставить под ружье до 20 тысяч человек. Общая группировка мятежников в районе боевых действий составляет  76 отрядов и групп – 4420 мятежников…»
         В разделе «Приказываю» генерал-лейтенант Б. Громов так определил задачу 103 воздушно-десантной дивизии, куда входил 1179 гвардейский артиллерийский полк: «103 ВДВ 20 ноября 1987 г. совершить марш в район боевых действий и к исходу 21 ноября 1987 г. сосредоточиться в районе города ГАРДЕЗ.
         С утра 22-23.11 после проведения огневой подготовки во взаимодействии с подразделениями Вооруженных Сил ДРА захватить перевал САТУКАНДАВ и блокировать дорогу ГЕЛЬГАЙ­ - ШВАК с задачей не допустить выхода мятежников к коммуникации и обеспечить беспрепятственное движение колонн на охраняемом участке. В ходе боевых действий быть в готовности к проведению десантирования».
         Боевые приказы  предельно четки и сжаты, лишены эмоций. Между тем летом и осенью 1987 года обстановка в провинции Пактия, а именно в округе Хост, складывалась поистине драматической. Оппозиция практически завершила блокирование Хоста, и население города голодало. Сам округ Хост находился в двойной изоляции. Первое кольцо состояло из бандформирований, а второе проходило по горной гряде перевала Сатукандав, высота которого достигала трех тысяч метров.
         Но операция под кодовым наименованием «Магистраль» имела целью не только деблокирование дороги Гардез – Хост и проводку автомобильных колонн с запасами материальных средств для населения и гарнизона Хоста. Она преследовала и политическую цель – срыв замыслов руководства моджахедов по отторжению округа Хост от Афганистана и размещению на его территории своего правительства. Одно дело – иметь «правительство в изгнании» где-то на территории Пакистана и совсем другое – в Хосте. В таком случае гражданская война имела все шансы превратиться в освободительную. Кроме того, необходимо было развеять миф о непобедимости пуштунского племени джадран, которое блокировано дорогу Гардез – Хост.
         Для проведения операции была создана группировка, включавшая 14 советских батальонов, 8 афганских подразделений, 7 батальонов МВД и 4 батальона МГБ Афганистана. Руководил боевыми действиями командующий 40  армией генерал-лейтенант Борис Громов.
         Когда разрабатывался замысел операции, младший сержант О. Аксенов был еще в «учебке», на территории СССР. Он прибыл в Афганистан 4 ноября 1987 года, за две недели до начала «Магистрали», и по всем канонам службы не должен был на нее попасть. Как потом рассказывали Лидии Леонидовне в Витебске, Олег попросился на операцию вместо другого солдата. «Пойду посмотреть на настоящую войну!» - сказал от товарищам. 25 дней – вот и весь его срок службы в Афгане. Вот и вся его война.
         Исходные районы для проведения операции войска занимали с 17 по 22 ноября 1987 года. В этот же период артиллерия заняла огневые позиции. С утра 23 ноября войска начали продвижение к перевалу Сатукандав, уничтожая опорные пункты противника. Одновременно авиация начала наносить бомбово-штурмовые удары по всем маршрутам, выводящим к дороге. К исходу 28 ноября, несмотря на сильное сопротивление противника, советские и афганские войска выполнили первую часть задачи и овладели перевалом, который господствовал над большой частью дороги.     
Именно 103 воздушно-десантной дивизии принадлежала основная заслуга в овладении перевалом Сатукандав. Собственно, в этих боевых эпизодах и уместилась вся боевая биография Олега Аксенова. А далее настал роковой день, вернее,  роковое утро 29 ноября 1987 года. В книге «Афганский дневник» бывшего заместителя командира 345-го парашютно-десантного полка полковника Юрия Лапшина, изданной в 2004 году, есть строки, посвященные этому трагическому эпизоду: «Непривычно видеть заросшие соснами, кедрами и горным дубом склоны. Заглянули за перевал, как на обратную сторону Луны. Горы, горы, горы до горизонта. Враждебные горы. Оттуда периодически летят реактивные снаряды, бьют минометы. Видим разрывы на блоках десантников. Хорошо, что мы не пошли на первоначально выбранное  место. Душманы накрыли его залпами в первый же день».
         А далее операция «Магистраль» проходила уже без Олега, капитана Евгения Шмарова, рядового Валерия Чумичева. Они погибнут, выживет после проклятого реактивного снаряда только ефрейтор Дмитрий Баландин. Судьба разделила их на живых и мертвых. Погибшие уже не узнают, что город Хост был спасен, 18 автоколонн перевезли сюда свыше 22 тысяч тонн различных грузов, главным образом продовольствия и горючего. В ходе боевых действий было уничтожено и захвачено 19 ПЗРК, 167 минометов и безоткатных орудий, 156 крупнокалиберных пулеметов. На 218 складах было захвачено 25 730 реактивных снарядов, 12012 инженерных мин и фугасов, несколько миллионов боеприпасов, обезврежено в районе боевых действий 1567 мин и фугасов.
         Именно в ходе операции «Магистраль» на высоте 3234 бессмертной славой  покроет себя 9 рота  345 парашютно-десантного полка, о подвиге которой в 2005 году будет снят известный одноименный фильм Федора Бондарчука. За всю операцию в советских подразделениях погибло 20 и было ранено 68 военнослужащих. Олег Аксенов и его боевые товарищи станут  первыми в этом скорбном списке.
        
Опоздавшая молитва
         29 ноября 1987 года Лидия Леонидовна проснулась от странного, незнакомого ощущения, будто у нее оборвалось сердце. Целую неделю до этого она не находила себе места, болело все тело. После отпуска, имея отгулы, пришла к своему начальнику: «Не могу сидеть дома». Живая нить, соединяющая мать и сына, натянулась и оборвалась. Молитва, которую Лидия Леонидовна, послала сыну-комсомольцу в Афганистан, опоздала: Олег не успел ее получить.
         К Аксеновым с вестью о гибели Олега пришли утром 4 декабря. А накануне выстраивалась целая цепь странных и нелогичных событий. Необычным показался ласковый разговор мужчины из соседнего отдела, с чьим сыном Олежка учился в институте. Почему-то не пришла в гости женщина Римма, работавшая в морге. О трагедии знали многие, но только не родители солдата.
         Мама живет ради сыночка. Теряя свою кровиночку, она продолжает жить во имя сына. Не было Олега, но осталось его имя, нежная память о дорогом и единственном сыне. Можно было бы написать отдельную повесть о том, как Лидия Леонидовна нашла в Подмосковье родителей и жену капитана Евгения Шмарова, погибшего с Олегом в одном окопе. Как ездила она в Витебск, куда после вывода советских войск из Афганистана возвратилась легендарная 103 гвардейская ордена Ленина, Краснознаменная, ордена Кутузова воздушно-десантная дивизия, потерявшая за 9 лет афганской войны 907 солдат и офицеров. Встретится в Витебске с командиром полка подполковником Смирновым и сослуживцами сына.
         Лидия Леонидовна будет писать в самые высокие инстанции, пытаясь найти ответ на терзавший ее вопрос: почему единственного сына в семье отправили в Афганистан? «Ваш сын был направлен в Афганистан на законных основаниях, ибо нет такого положения, чтобы в этот регион не направлять всех тех, кто является в семье единственным ребенком», - отвечал из Москвы маме погибшего солдата высокопоставленный военный чиновник Л. Старченко. Она вновь будет задавать раздражающие власть вопросы: «Разве есть закон, чтобы наши дети защищали чужие режимы?» Только письма подполковника Смирнова и старшего лейтенанта Никитина будут по-человечески живыми и искренними. Они не облегчат боль, но откроют хоть какую-то крупицу правды.
         Мама погибшего десантника приедет на открытие памятника воинам-афганцам на Поклонной горе в Москве. Целых 9 лет Лидия Леонидовна будет возглавлять Нижнетагильское отделение Свердловского областного Союза семей военнослужащих, погибших в Афганистане. Она и сегодня не смирилась с тем, что потеряла сына, а значит, и не родившихся внуков.
         Дома и в саду остались вещи Олега – колонки от магнитофона, рисунки афганских гор, которые занимали воображение юноши, его фотографии с доброй улыбкой и нежными, немного грустными глазами. Та прелестная первоклашка Анечка Терехова, которую он нес на своем плече в день последнего школьного звонка, стала молодой красивой женщиной, ныне проживает в Санкт-Петербурге. Как стремительно летит время!
         Недавно Лидия Леонидовна смотрела документальный фильм о сегодняшнем Афганистане. В нем бывшие душманы, вспоминая войну, сожалели о том, что воевали против русских – шурави, которые строили афганскому народу заводы, фабрики, гидроэлектростанции, доставляли продовольствие, горючее, школьные принадлежности. Печальная связь событий! Ведь Олег, его боевые товарищи погибли во имя спасения жителей афганского города Хоста от голодной смерти.
         Кому нужна была эта война?


 
Ирина МАЙОРОВА

 


http://www.rsva-ural.ru/library/?id=443
Никто не решился оставить свой комментарий.
Будь-те первым, поделитесь мнением с остальными.
avatar

Новости с северного кавказа

В ходе вооруженного конфликта на Северном Кавказе ...

Тайник боевика найден в Ингушетии

В Ингушетии отец попал под пули из-за сына-боевика...

В Дагестане назвали количество уничтоженных за год...

В дагестанском селе Анди введен режим КТО

В ходе вооруженного конфликта на Северном Кавказе ...

Режим КТО отменен в Цумадинском районе Дагестана

За год в России ликвидировано 140 боевиков и 24 гл...

В двух селах Дагестана введен режим КТО

Художественные фильмы о войне в Чечне

Художественный фильм "Грозовые ворота"

Художественный фильм "Пленный"

Художественный фильм Честь имею. Вторая чеченская война

Художественный фильм Ахиллесова пята (Чеченский капкан)

Художественный фильм Русская жертва

Сериал "Спецназ"

Фото чеченской войны

Русские солдаты в Че...

«РАЗРУШЕННЫЙ ГОРОД»

С приветом из Грозно...

Фото войны с авторск...

Фото чеченской войны...

Фото чеченской войны...

Грозный. Фото первой...

Фото чеченской войны...

Фото войны в Чечне ...

Чеченская война глаз...

Чечня. Грозный. Горо...

Современный Грозный,...

Видео о войне в Чечне

Стрингер

Грозный - Аргун. 21....

Товарищ Президент

Штурм будет стоить д...

История с биографией...

Чечня вчера и сегодн...

Кавказский крест. Фи...

Противостояние

Вторая чеченская вой...

Вторая чеченская вой...

Нальчикский Капкан

Антология антитеррор...

Фильм Невзорова &quo...

15-й городок 101 ОсБ...

Будённовск. Все круг...

Книги о войне в Чечне

Геннадий Трошев. Чеченский изл...

Сергей Герман. Контрабасы или ...

Алексей Борзенко. Чечня не тел...

Андрей Таманцев. Пятеро против...

Андрей Ильин. Третья террорист...

Лев Пучков. Кровник

Владимир Бондарь. Ранняя весна...

Андрей Ильин. Шпион федерально...

Вячеслав Миронов. Капище (Чечн...

Первомайка

Сергей Соболев. Охота на волко...

Денис Бутов. Спец нас

военные песни

Чеченские песни Дивизии '&...

Александр Коренюгин ''Саня 2''

Петряев Валерий - Второй батал...

Дембельский (2010)

А.Яковлев и А .Жуков - Парашют...

Сборник Ты изменила нас, война

Андрей Климнюк - Oт Афгана до ...

Ольга Фаворская - "Прорыв...

Олег Янченко ''Уезжают пацаны....

Армейские песни под гитару час...

Армейские песни под гитару. Ча...

Виталий Леонов - Войска Дяди В...