«Попытка столкнуть персов с азербайджанцами провалилась»




Максим Шевченко: «Российское руководство столкнулось с шантажом и пошло на шаг, противоречащий своим стратегическим интересам»

Эксклюзивное интервью Vesti.Az с
известным российским журналистом, членом Общественной палаты при
президенте России, руководителем Центра стратегических исследований
религии и политики современного мира Максимом Шевченко.

— Максим Леонардович, как Вы оцениваете подписанный на прошлой неделе
указ президента России Дмитрия Медведева «О мерах по выполнению
резолюции Совета Безопасности ООН 1929 от 9 июня 2010 г.», явно
указывающий на серьезную трансформацию политики России в отношении
Ирана?

— На мой взгляд, это избыточное решение по своей жесткости, который
является не только поддержанием формата санкций, но и недружественным
политическим шагом по отношению к Ирану. Беспрецедентные по жесткости
формулировки, особенно напоминание о том, что в России будет организован
усиленный контроль за соблюдением указа, вообще-то не характерны для
обычно сдержанного стиля таких кремлевских документов.

Это может привести к тому, что Запад, который рассматривает различные
варианты войны с Ираном, только укрепится в своем намерении решить
проблему с Исламской Республикой военным путем. Боюсь, что решение
Москвы в какой-то мере дало зеленый свет тем силам, в частности, в США и
Израиле, которые делают ставку на военный конфликт. Так как США не
понимают всю угрозу прямого военного вмешательства в Иране, то они будут
работать на сталкивание ИРИ с Россией. Как это ни странно звучит, но
контуры этого плана уже начинают намечаться.

Очевидно, что российское руководство столкнулось с таким давлением, даже
можно сказать, шантажом. Оно не смогло ответить на него и пошло на шаг,
противоречащий своим стратегическим интересам. Противоречит потому, что
если Иран будет втянут в военный конфликт, то он напрямую коснется и
Южного Кавказа, и России.

— Не кажется ли Вам, что Россия возвращается к «козыревским»
временам, когда Москва на любую инициативу Запада отвечала непременным
согласием, даже в ущерб своим интересам?

— Нет, не кажется. Это не возврат к «козыревским» временам, потому что
сегодня во главе России более консолидированные группы элит, с гораздо
большими возможностями, чем во времена Ельцина. Я думаю, что сейчас
московские элиты в сфере международной политики затеяли очень сложную
игру, в которой они намереваются выиграть, например, экономическое
партнерство с США.

Но самое главное заключается в том, что определенные силы в Москве
боятся выборов в Конгресс США. Указ президента «О мерах по выполнению
резолюции Совета Безопасности ООН 1929 от 9 июня 2010 г.» я напрямую
связываю с желанием Медведева и его окружения помочь американским
демократам на предстоящих выборах. На сегодняшний день единственный
стратегический союзник Барака Обамы в мире – это Дмитрий Медведев,
который решил ради него пожертвовать отношениями с Ираном. То есть,
отношения России с Ираном стали жертвой на пути укрепления позиций
Обамы.

Проблема заключается в том, что обамы приходят и уходят, а Иран
остается. Я думаю, что иранский режим, который сейчас укрепляет свои
позиции, совершенно не боится войны. Иран к войне готов. А война будет
уже в ближайшие годы.

— Если война все же будет, то отказ России продать Ирану РЗК С-300
«оголит» оборонительные позиции Исламской Республики. Это выглядит
особенно странно с учетом того, что С-300 – это ведь оборонительное
вооружение, а резолюция 1929 не запрещает продажу Ирану оборонных
вооружений.

— Я думаю, что вообще сильно преувеличены возможности С-300. Никто и
никогда не видел эти ЗРК в действии. В свое время американцы купили
несколько комплексов С-300 и полностью их исследовали, поэтому, даже
если у иранцев и были бы эти комплексы, то американцы наверняка уже
знают, как их обходить.

У Ирана нет такого оружия, которое помогло бы ему сопротивляться
военно-технической мощи США. Но Иран в войне будет делать ставку на
человеческий фактор, на мужество миллионов своих граждан. Это то же
самое мужество, которое они демонстрировали в войне с Ираком в 80-е
годы. Кладбище шехидов под Тегераном тому свидетельство. Также
ошибаются те, кто думают, что иранские генералы смогут сдать страну США,
как это было в Ираке.

Поэтому, я думаю, что Иран – это очень серьезный противник. Даже
несмотря на то, что страна сейчас подвергается террористическим атакам,
которые явно инспирируются с территории северного Ирака при поддержке
американских и израильских спецслужб.

Не увенчались также успехом попытки извне расколоть Иран, столкнув
персов с азербайджанцами. Наоборот, союз персов и азербайджанцев даже
укрепился. Иран – это тот орешек, об который Запад сломает свои зубы.
Запад даже не может справиться с пуштунскими племенами, которые
разрознены и вооружены гораздо хуже Ирана. Война с почти стомиллионным
Ираном – это война мирового масштаба.

— Как Вы считаете, связаны ли предстоящие визиты в Азербайджан сразу
трех высокопоставленных лиц Исламской Республики Иран — президента
Махмуда Ахмадинежада, министра обороны Ахмада Вахиди и спикера
парламента Али Лариджани – с последними событиями вокруг этой страны?

— Я уверен, что это взаимосвязано. К сожалению, в последние годы
отношения между Баку и Тегераном были не очень хорошими. Это было
связано, в первую очередь, с отношениями Ирана с Арменией. Но я считаю,
что мир на Кавказе можно обеспечить лишь консолидированной работой всех
государств региона. Три державы – Россия, Турция и Иран – могут
сохранять благополучие региона без помощи из-за океана.

Отношения между Баку и Тегераном – это защита от войны. Иран долгое
время опасался, что Азербайджан может стать плацдармом для начала войны
против него. Если прямые контакты между лидерами Азербайджана и Ирана
снимут эти опасения, то это будет бесценным вкладом Азербайджана в дело
мира на Кавказе.

Бахрам Батыев

http://www.vesti.az/news.php?id=54401

FacebookTwitterGoogleVkontakteOdnoklassniki


Добавить комментарий

Войти с аккаунтом:



Группа ВКонтакте