Война в Чечне: видео, фото, документы, свидетельства
Главное меню
Режим КТО: от Чечни до Гимров
Режим КТО: от Чечни до Гимров

Режим КТО: от Чечни до Гимров

Материал представлен на сайте как информация к размышлению...

Четыре года назад в Чечне перестал действовать режим контртеррористической операции. День отмены КТО еще тогда, в апреле 2009 года был объявлен праздником. Отмечается он ежегодно с размахом, за которым, кажется, республика хочет забыть все плохое, что выпало на долю каждого ее жителя. Однако за этим стремлением народа не бередить раны нельзя не увидеть, не услышать: «Неужели все это было с нами? Неужели все это мы перетерпели? Кто знает, через что мы прошли, и как выстояли?..»

Этой ночью, через сутки после празднования Дня мира в Чечне, федеральная авиация вновь атаковала какие-то «видимые» только ей цели на юге республики. Грохотом рвущихся бомб, ревом реактивных двигателей были разбужены жители всех предгорных сел Урус-Мартановского, Ачхой-Мартановского, Шалинского районов.

Сегодня с утра в небе гудит самолет-разведчик, и я в раскрытое окно уже слышал голос старухи-соседки: «О, Аллах! Когда же все это закончится?..»

Гимры

Четырехлетие отмены КТО Чечне пришлось на дни «контртеррористической операции» в селении Гимры в Дагестане. Что общего между КТО в Чечне и КТО в сопредельных республиках? Как тому, кто пережил десятки «спецопераций», относиться к ним? К тому, что катком КТО подминаются все новые люди и территории?

Говоря по совести, хочется кричать от возмущения, от боли за тех людей, которых сделали или сделают заложниками и жертвами непродуманной «контртеррористической» политики властей.

Хочется кричать от беспомощности, которую ощутят тысячи отцов, матерей, братьев, сестер… КТО будет перемалывать их родных и близких так, словно они и не люди вовсе. «Вертикаль» отгородится от этих невинных жертв стеной молчания и равнодушия, и тысячи душ вдруг ощутят, что их крик о помощи обращен в пустоту.

От стыда, что ты жив, а тех, кому, казалось бы, жить и жить, давно нет в живых. И если бы даже вдруг тебе в руки попало оружие, и ты начал мстить, то это, по большому счету, невинных смертей не остановит, а, возможно, и приумножит.

От сознания, что проживи еще век, а государство – это или другое – не изменится. Оно останется таким, каким было всегда: одним боком – кровавое, другим – корявое, слепоглухонемое…

«Стоп колеса!»

КТО – особый режим. Очень жесткий. В Чечне он не делал исключений. Между тем, как он обеспечивался в Чечне и проводится, скажем, в Гимрах, видны как параллели и аналогии, так и разница.

Из Гимров, по сообщениям СМИ, выпускали женщин и детей. В Чечне с началом любой спецоперации вводился режим «Стоп колеса!» В зону ее проведения никого не впускали и не выпускали. Не разрешалось даже рожениц в больницу доставить.

В первые годы КТО до завершения «зачистки» местным жителям категорически запрещалось также покидать свои дома и дворы. Известно множество случаев, когда в течение двух-трех дней люди не могли задать корм домашним животным, напоить.

Примерно такой же режим, как в Гимрах, время от времени вводился на блокпосту «Кавказ» на административной границе между Чечней и Ингушетией. Мужчин – а к ним относили лиц мужского пола в возрасте от 13 до 65 лет – в такие дни не пропускали ни туда, ни сюда.

В чеченских поселениях, закрытых для проведения спецмероприятий, всех мужчин выводили за пределы населенного пункты и держали под усиленной охраной то ли в поле под открытым небом, то ли на заброшенных фермах, в заводских цехах, карьерах… Без пищи и воды.

Нет чеченца, который в ходе этих «проверок» не прошел бы дактилоскопию два, пять, десять раз.

Те, кому разрешали выйти из зоны оцепления, доходили в лучшем случае до первого поста, где задерживались. Хорошо, если потом их, избитых и покалеченных, находили. Чаще – люди просто пропадали. Бесследно…

Связь

Пишут, что кто-то из жителей Гимров после введения режима КТО куда-то дозванивался по телефону. Плохо верится в это.

Чечня вообще находилась под «зонтом». Стационарная телефонная сеть была полностью разрушена еще в первую войну. С начала второй военной кампании мобильной связью могли пользоваться менее 2000 абонентов – сотрудников спецслужб, органов власти. Но и после введения мобильной связи для населения в июле 2004 года, она отключалась на весь период проведения контртеррористической операции в том или ином поселении.

Это – пытка информационным вакуумом, в котором никто не знает, что происходит за стенами дома… Я до сих пор не знаю, что лучше: эта бездна немоты мира или ложь, которую выдавала в эфир, например, радиостанция «Чечня свободная».

Ты своими глазами видишь, как военная машина кромсает живое тело твоего родного села, в которое, если и забредал боевик, то случайно, и то год или два назад. Потом, прижавшись одним ухом к транзистору, вдруг начинаешь различать бодрый голос диктора. То, как он называет село, в котором бомбят тебя и твою семью. Бомбят потому, что и село, и ты со своими детьми и женой – якобы одновременно и логово, и укрепрайон боевиков… В тебе, словно натянутая тетива лука, звенит от напряжения, негодования каждая жилочка, и ты лишь крепче стискиваешь зубы, ибо давно знаешь: КТО – дурдом, но с бомбами…

Тактика

Схема проведения любого мероприятия в рамках КТО включает в себя несколько «штампов». Основной из них – плотное блокирование населенного пункта. Прежде всего седлаются дороги. Их перекрывают блокпостами, дозорами, секретами. Над оцепленным со всех сторон поселением постоянно барражируют два-три вертолета.

В первые годы КТО в Чечне поддержку наземным частям оказывало и звено боевых самолетов.

Командование задействованными в операции частями располагается штабом в окрестностях населенного пункта.

«Зачистку» совместно проводят несколько подразделений. По улице движутся армейские бронетранспортеры – два-три, иногда больше. Военнослужащие – с автоматами, снайперскими винтовками, пулеметами – передвигаются только под прикрытием «брони». Колонна останавливаются у каждого подворья, солдаты занимают позиции. Кто-то входит во двор, в дом. Каждая комната, чердаки, подвальные помещения, сараи – все постройки «перетряхиваются» от и до.

Никаких документов на досмотр, обыск не предъявляется. Слова вообще не имеют значения. Сказать, что в доме никогда не было оружия, боеприпасов, – никто не поверит. Пригрозить атомной бомбой – обратят внимание: «А вдруг и в самом деле где-то что-то прячет?»

Мародерство

В Гимрах население, вроде, зачистили от компьютеров, мобильников, телевизоров… Такая «избирательность» – исключение.

Обычно крадут все, что, на взгляд КТО-шников, лежит плохо, вплоть до нательного белья. То, что нельзя взять незаметно, могут объявить военным снаряжением и забрать как бы официально. Так у меня «конфисковали» непромокаемый плащ и двухместную туристскую палатку. Под шумок увели фотоаппарат, диктофон, кроссовки…

Однажды наблюдал, как награбленное (ковры, мебель и т.д.) в Гой-чу, где шла бойня, перегружалось с армейских грузовиков в чрево вертолета. Видел и колонну сопровождаемых БМП военных «КАМАЗов», доверху набитых домашним скарбом. Военные разжились им уже в «освобожденном» Гой-чу…

Отстаивать свое имущество небезопасно: запросто подкинут патроны или гранату…

«Карандаши»

…Офицер по рации сообщил результаты зачистки: «Ни оружия, ни боевиков». Стоявший рядом глава села слышал, как офицеру кто-то тут же отдал приказ: «Возьми 12 карандашей!» Офицер продублировал приказ, минут через 30-35 уже его подчиненные стали докладывать: «Взял два карандаша», «У меня уже четыре…»

Еще через час, когда военные разблокировали село, стало известно: они задержали 12 мужчин. Первых попавшихся. Всех отвезли в Ханкалу, избили, бросили в зинданы. Две недели в них провели. Когда отпустили, едва стояли на ногах…

Историй таких задержаний – тысячи. Историй с таким «счастливым» концом – единицы. Огромная масса задержанных или найдены мертвыми, или поныне числятся пропавшими без вести. Количество «безвестно отсутствующих» – 3,5 – 5 тысяч человек.

Обстрел

На днях к моим соседям приехал работник военной прокуратуры из Ханкалы. Сообщил, что установить виновников обстрела села весной 2000 года не удалось. Тогда посреди ночи снарядами-болванками повредили три дома, в том числе дом ветерана Великой Отечественной войны. Тогда же на месте происшествия побывала следственно-оперативная группа. Само следствие за 13 лет не продвинулось ни на шаг…

Неспровоцированные, ничем не оправданные обстрелы – одна из «метод» КТО. В Чечне долгое время ночи напролет велся и т.н. «беспокоящий огонь». Стоит на окраине поселения батарея и залпами плюется снарядами по лесу полям, лесам, горам… Попасть в один или двадцать домов, как, например, в селе Гехи, и даже не извиниться – это тоже как бы норма или правило.

Жаловаться – только время и нервы тратить. Следствие и суды – только для того, чтобы иметь основание для обращения в Страсбург, в Европейский суд по правам человека.

Судя по сообщениям СМИ, в окрестностях Гимров был бой. В силовиков стреляли и из самого села. В Чечне в таких случаях был бы иной исход: силовики бы отступили, село обработали бы из всех «калибров» и через день-два зачистили бы по полной программе.

Не пускают жителей, покинувших свои дома, обратно в село? Одно из двух: или ждут, пока «лесные» подтянут наличные силы, чтобы разом накрыть. Или готовят любой другой «повод», чтобы примерно «наказать» село. Так еще в первую войну в Чечне поступали и Владимир Шаманов, и другие генералы.

Прокуроры и правозащитники

Власти – и военные, и гражданские – не могли не знать, что спецмероприятия осуществляются в Чечне с грубейшими нарушениями прав граждан. Что похищения, пытки, убийства мирных жителей носят массовый характер.

Что приказы, которыми, в частности, командующий ОГВ на Северном Кавказе и Генпрокурор России обязывали подчиненных обеспечить необходимый контроль над действиями силовиков при проведении зачисток, других операций, не выполняются. Что органы прокуратуры не провели ни одного объективного расследования преступлений, совершенных военнослужащими в отношении гражданских лиц.

В этих условиях голоса, скажем, журналиста Анны Политиковской или Правозащитного центра «Мемориал» не просто резали слух, но и откровенно выводили власть из себя.

Она, власть, ни тогда, ни сейчас не готова слушать и слышать правду. Правосудие в ее понимании – не в защите конституционных прав и законных интересов граждан, а в защите «права» государства оставаться слепым и глухим…

И если «Мемориал» оказывает пострадавшим от неправомерных действий КТОшников помощь в подготовке документов для обращения в Европейский суд по правам человека, то «Мемориал» – «иностранный агент»…

Умел бы российский законодатель рассуждать не категориями «дурдома с бомбами» – правозащитников, а не генералов награждали бы орденами, званиями…

Сила

Когда КТО в Чечне отменили, многие завопили, мол, чеченские силовики что хотят, то и будут творить теперь. Они же менее чем за год-два сделали то, что в течение 10 лет не смогли сделать ни армия с танками и штурмовиками, ни спецподразделения. Они установили мир. Они обеспечивают стабильность и правопорядок. Они стали силой, в которой во все годы КТО местные жители видели свою защиту и опору.

Я не знаю, является ли такой силой МВД Дагестана. Если еще не стал, то должен стать. КТО – это кровь и смерть, разруха и бесправие, но никак не мир, не будущее. Вопрос стоит так: или КТО без конца, или кто-то порядок все-таки наводит?

Гимринцы же должны решить для себя, что им дороже: родное село, мир и покой детей и стариков или интересы отдельных людей? Хотят ли они каждый день слышать: «О, Аллах! Когда все это закончится?..»

Cпецоперация в селе Гимры видео:



Никто не решился оставить свой комментарий.
Будь-те первым, поделитесь мнением с остальными.
avatar

Новости с северного кавказа

В ходе вооруженного конфликта на Северном Кавказе ...

В Махачкале ликвидированы пятеро боевиков

Установлена личность убитого силовиками боевика в ...

В Дагестане ликвидирован боевик

В ходе вооруженного конфликта на Северном Кавказе ...

Схрон с боеприпасами уничтожили силовики в Дагеста...

В Ингушетии в перестрелке с боевиками погибли спец...

В ходе вооруженного конфликта на Северном Кавказе ...

В Ингушетии арестовали пятерых боевиков ДАИШ

Художественные фильмы о войне в Чечне

Художественный фильм Дело чести

Художественный фильм "Личный номер"

Художественный фильм "Война"

Художественный фильм "Садовник"

Художественный фильм "Май"

Художественный фильм "Пленный"

Фото чеченской войны

Фото чеченской войны...

Новогодний штурм Гро...

Фотографии террорист...

Чеченская война фото

Фото войны в Чечне 3

Современный Грозный,...

Нападение боевиков н...

Грозный. Фото первой...

Чеченская война глаз...

Фото чеченской войны...

Фото чеченских боеви...

Грозный. Реконструкц...

Видео о войне в Чечне

Спецназ. Впереди стр...

Ингушетия: вторая Че...

Первая чеченская вой...

Московская осада

"Военная програ...

Спецоперация "А...

О войне в Чечне (зап...

Спецпроект Рен-тв &q...

Вторая чеченская вой...

Там где была война. ...

Видео чеченских боев...

Война и нефть. Причи...

324 мсп (Мотострелко...

Программа «Военная т...

Кавказский Узел

Книги о войне в Чечне

Рита Волкова. Логопсих

Денис Бутов. В августе 96-го и...

Денис Бутов. Чеченские дни

Генштаб без тайн

Михаил Нестеров. Если враг не ...

Танки в боях за Грозный. Часть...

Николай Иванов. Вход в плен бе...

Дмитрий Черкасов. Крестом и бу...

Валерий Киселев. Разведбат

Гродненский Николай - Неоконче...

Александр Бушков. Четвертый то...

Геннадий Трошев. Чеченский рец...

военные песни

Армейские песни под гитару час...

А.Яковлев и А .Жуков - Парашют...

Хорошие песни про войну в Чечн...

Олег Янченко "Братишка&qu...

Солдатская студия. Сборник "Оп...

Тимур Муцураев

Александр Коренюгин ''Саня 2''

Николай Кузнецов. Чечня. 1996г...

Чеченские песни Дивизии '&...

АРМЕЙСКИЕ ХИТЫ! Хиты под гитар...

Служу России!

Армейские песни под гитару