Война в Чечне: видео, фото, документы, свидетельства
Главное меню
Особое мнение



России необходима русская идентичность
Буйство мыслей будоражит ум после проведенного в Уфе Госсовета по проблемам межнациональных отношений. В выступлениях Матвиенко, Фурсенко, Хамитова, Бровко...звучат слова «толерантность», «культура толерантности», «развитие языков и культуры народов», (это уже проходили в СССР, где так развили языки и культуру что после «развода» в новых государствах никто не создал русских национально-культурных образований) и далее фестивали, экстремизм… И ни слова в мононациональном государстве о русских.

Удручающее впечатление. При всей своей «преданности» заданной теме Госсовет обрел некое качество «дежурного» мероприятия ориентированного на примирение со сложившейся реальностью. Что-то напоминает Пленумы ЦК КПСС с той лишь разницей, что выступления на них отличались, с одной стороны, глубокой проработкой вопросов, а с другой, пафосностью. Здесь не чувствовалось ни того, ни другого.

Вместе с тем, в заявлениях членов Госсовета просматривалась главная стратегическая цель в решении столь сложной проблемы – создание российской нации. При этом указывалось, что общероссийская идентичность должна быть базовой. Но на какой основе должна строиться эта базовая идентичность? При этом русские в мононациональном государстве были выведены за скобки. Это далеко не случайно. Ведь тенденцию к созданию российской нации довольно отчетливо обозначили практически все выступающие.

Таким образом, вольно или невольно, но главный тон на заседании задали идеологи, заложившие камень конфликтности в проблему, исключив обсуждение русских, которые составляют 80% процентов в мононациональной России, и по определению являются той базовой идентичностью, на основе которой формируется в ходе эволюции нация. Где-то закрадывалась мысль, а верят ли сами выступающие в то, о чем говорят. Может, подействовал крах идеологии мультикультурализма на Западе?

У меня нет подозрений, что выступающие на Госсовете не глубоко вникли в проблему. Но почему руководители столь высокого ранга случайно или умышленно выносили за скобки русских в России? Губернатор Матвиенко «упорствовала» в употреблении либеральных изысков вроде уже упоминавшихся терминов, а также «создания комплексных программ», «этнокалендарей», под которые выделили аж 250 млн. рублей (!). А где русские, составляющие большинство граждан – налогоплательщиков в РФ? Об этом сегодня пишут и говорят не только представители народа, но государственные и общественные деятели, а члены Госсовета как в рот воды набрали. Боятся слова «русский». А, может, они избрали тактику молчать или высказываться по общим или второстепенным, безвредным для себя вопросам, акцентируя внимание на практику жизни, сформировавшую некую действительность? И когда мы слышим, что должны опираться на реалии жизни, надо полагать, что нам намекают на примирение с этой действительностью?

Вместе с тем, следует понимать, что в самой действительности существуют и противоположные, зачастую взаимоисключающие элементы. И что принять ту реальность, озвученную членами Госсовета, значит, примириться с одной из составляющих этой действительности, которая является в данное время административно господствующей.

Но не следует забывать о диалектике. А она напоминает, что необходимо принимать во внимание и другую составляющую действительности, «враждебную» ей, но в которой зреет будущее. Тогда мы должны спросить себя, а следует ли брать за критерии односторонние, скорее, «кастрированные» умозаключения о построении российской нации на основе толерантности, развития национальных языков и этнокультуры, строительства домов национальностей, прозвучавших из уст Матвиенко, Бровко, Хамитова и т.д. Раз уж вам нравится все «импортное» и этнокультура, это одно. Но ваши воззрения направлены на отягощение проблемы, её приглушение. А что должно быть базой для формирования российской нации? Ну, не толерантность же!

Ответа на этот главный вопрос на заседании Госсовета не последовало. А он лежит на поверхности. Русские. Построение российской нации в заданных пределах, звучащих из уст её членов Госсовета, – иллюзия. По своей сути она либеральная, обанкротившаяся на Западе и направлена против субьективизации русского народа.

Речь не о создании русского национально-государственного образования. Это путь в тупик. Россия и есть русское мононациональное государство. Известно, например, что в ЮАР, Судане, США, Зимбабве, Англии, Тунисе, Франции, Латвии, Германии живут представители многих этнических меньшинств. Тем не менее, они не становятся многонациональными государствами. В СССР, а затем и в России в силу политизации этнические нацменьшинства были возведены в ранг национально-государственных образований. Дмитрий Медведев как-то сказал, что, если мы не создадим российскую национальную идентичность, то «судьба нашей страны очень печальна». И здесь логично предположить, что впоследствии будут предприниматься действия по созданию единой гражданской нации.

Великолепно. Известно, что гражданская нация предполагает более глубокую однородность, чем этническая. Она должна проявляться во всех формах общественного сознания: в политической, экономической, нравственной, правовой, культурной. Но, наверное, сегодня только слепец или хитрец увидит однородность между русскими и народами Кавказа, где раздаются голоса о приоритете законов шариата над российскими законами... Плохо это или хорошо? И не плохо, и не хорошо. Это состояние, сегодняшняя качественная определенность, отражающая степень «ассимиляции» меньшинства в создаваемую общероссийскую базовую идентичность. И при этом складывается ситуация, при которой нам, по сути, предлагают отречься от русской нации в пользу единой для всех российской. По меткому выражению Михаила Веллера, «всем стать россиянами по национальности». Дальше, что называется, дополнительно каждый может говорить там «россиянин татарской национальности», «россиянин удмуртской национальности» и так далее. Я бы сказал поверхностное, даже наивное представление.

А почему не наоборот? Почему, в мононациональном государстве, где 80% русских и русский язык не только государственный, не воссоздать русскую национальную идентичность? Я думаю, народы возражать не будут. Тем более, в мире нас всех считают русскими. Мы должны стремиться к ассимиляции в культурно-мононациональное пространство России. А не наоборот. Запад пытается ассимилировать в пространство, а мы своими действиями, например, усилением развития этнокультурных автономий к деассимиляции.

Проблема в том, что российская нация по сути дела будет являться гражданской нацией. А она предполагает более усиленную общность самосознания, культурную однородность. И здесь история поработала на нас. По этническому составу Россия однородна как количественно в связи с преобладанием доли русского населения, так и качественно, поскольку они, русские, являют источник русской культуры, русского языка. Иными словами, происходит ассимиляция меньшинства в мононациональное большинство. Это и логично, а главное справедливо. Прав Виктор Басаргин, заявляя, что «мы должны провести «перепрошивку» сознания той части общества, которая нацелена сегодня на дальнейшее ее разобщение». Вопрос не простой, для его решения возможен и такой юридический инструмент как референдум.

А сегодня складывается ситуация, при которой русскому большинству фактически предлагается раствориться, «ассимилироваться» в меньшинство, например, якутском, «кавказском», еврейском, башкирском... Именно здесь сегодня проходит нерв всех проблем. Попытки достичь гражданского состояния, используя заезженную методику западно-либеральных ценностей типа толерантность, без опоры на русских обречены.

Леонид Коновалов,
сопредседатель Общероссийской
общественной организации
«Собор русского народа»

15/02/2011 21:59
в


Постоянный адрес :
http://www.segodnia.ru/index.php?pgid=2&partid=41&newsid=13471




Медиареволюция

Роль СМИ и интернета в свержении египетского режима

В каждой новой революции, которые все еще происходят на Земле, все большую роль играют медиа. В первую очередь это касается, конечно, социальных сетей, которые оказались отличным инструментом для координации действий масс. Но и "традиционные медиа" - информагентства, телеканалы, даже газеты - рановато сбрасывать со счетов. События января-февраля 2011 года в Египте в очередной раз это продемонстрировали.

Что нового

Еще в октябре 2010 года в журнале New Yorker вышла пространная отрезвляющая статья, автор которой - Малколм Глэдвелл, много лет пишущий о социальных микротрендах и социальном эффекте технического прогресса - высказал, ссылаясь на видных исследователей и на обыкновенный здравый смысл, несколько простых идей о "новом типе активизма", якобы сформированном Веб 2.0. Суть была проста: когда уже есть готовая революционная масса, Веб 2.0 действительно предоставляет ей максимум возможностей для обмена информацией и планирования действий; но если революционной массы нет - создать ее посредством Веб 2.0 невозможно. Чтобы поднять хоть одного конкретного человека делать революцию - недостаточно быть его френдом в Facebook и фолловером в Twitter, тут требуются более прочные и тесные социальные связи. Эти идеи, впрочем, так и потонули в восторженном хоре, твердящем о "твиттерных революциях" в Молдавии (где к весне 2009 года микроблогов было раз-два и обчелся) и в Иране (где большинство сообщений были почему-то написаны по-английски, а не на фарси).

С Тунисом и Египтом было все то же самое. Лавры организатора египетской революции упорно приписываютGoogle Ваэлю Гониму, который аж в июне 2010 года создал "протестную" страницу в Facebook. Если бы восстания начинались на таких страницах - пожар мировой революции пылал бы сейчас по всей планете, за исключением, может быть, отдаленных островов в Тихом океане, докуда еще не дотянулся интернет. Как минимум - революция в Египте началась бы в июне 2010-го, а не в январе 2011-го. топ-менеджеру ближневосточного отделения

Не создав никакого "нового активизма", Веб 2.0 в случае египетской революции стал мощнейшим инструментом активизма старого. Лучшим подтверждением тому может служить то, что уже в ночь с 27 на 28 января власти организовали разрыв связи по всей стране. Революция, разумеется, и не подумала закончиться: люди уже и без всякого интернета знали, куда идти и чего требовать, а также были уверены, что их много и они - сила.

Помимо "нового активизма", в связи с египетской революцией много говорилось о "новой гражданской журналистике". Дескать, информация о происходящем теперь поступает напрямую от тысяч участников событий.

Однако вот незадача. Самые популярные "революционные" твиттеры вели... журналисты. Дэн Нолан из "Аль-Джазиры" (с места событий), Ник Кристоф из The New York Times (с места событий), Андерсон Купер с CNN (с места событий), Энди Карвин с National Public Radio (агрегатор), редакционный микроблог "Аль-Джазиры"#egypt, #jan25, #tahrir, #mubarak) было просто невозможно - слишком много. Тут помогали профессиональные редакторы, которые отбирали и агрегировали ключевые сообщения. (агрегатор) - именно от них, а не от предполагаемых тысяч простых египетских микроблогеров весь "Твиттер" узнавал в реальном времени, что происходит в Египте. И это вполне понятно: журналисты для того и находились на площади Тахрир и в других "горячих точках", чтобы передавать информацию, тогда как демонстранты пришли туда совсем за другим. А читать подряд все твиты по основным "революционным" хэштэгам (

Вот и выходит, что Веб 2.0, изменив инструменты координации революции и жанры ее освещения, по сути оставил все на своих местах: революционеры бунтуют, журналисты освещают, а остальные - читают, комментируют и "болеют".

Репортаж с повязкой на глазах

Пострадавший в Каире фотокорреспондент Associated Press. Фото (c)AFP
Пострадавший в Каире фотокорреспондент Associated Press. Фото (c)AFP
За блокировкой интернета в Египте 30 января последовало запрещение телеканала "Аль-Джазира", который наиболее полно и подробно освещал революционные события и служил основным источником новостей из Египта для многих мировых СМИ. Расчет был тот же: лишить демонстрантов возможности обмениваться информацией и быть в курсе того, что происходит вне поля их зрения. Однако и эта мера не помогла режиму Хосни Мубарака сбить волну протестов.

Более того, "Аль-Джазира", несмотря на запрет, продолжила работу в прежнем объеме. На следующий день после запрета, 31 января, в Каире задержали съемочную группу Дэна Нолана. Журналистов вскоре отпустили, но все оборудование у них отобрали.

4 февраля последовали нападение на каирский офис "Аль-Джазиры" и хакерская атака на ее сайт. Однако телеканал, несмотря ни на что, продолжал работать. Все главные события на площади Тахрир он показал в прямом эфире, все ключевые заявления представителей оппозиции (в том числе запрещенной организации "Братья-мусульмане") прозвучали там же.

Сторонники Мубарака, невесть откуда появившиеся в Каире 2 февраля (сообщалось, что их свозили со всей страны автобусами и что среди них было много наемников и переодетых в штатское полицейских и сотрудников спецслужб), относились к журналистам едва ли не более враждебно, чем к демонстрантам. Они носились по улицам и врывались в гостиницы в поисках иностранных корреспондентов. От их рук пострадала, в частности, съемочная группа звезды CNN Андерсона Купера. По возвращении в США Купер был, наверное, самым желанным гостем любого ток-шоу на американском телевидении. 9 февраля он появился в популярнейшем Late Show Дэвида Леттермана и возложил ответственность за нападения на журналистов на вице-президента Омара Сулеймана, который ранее заявлял, что за беспорядками "стоят иностранцы".

Каждый день из Египта приходили сообщения об избиении, задержании или пропаже нескольких журналистов. В частности, 1 февраля в Каире пропала съемочная группа российского телеканала "Звезда" в составе корреспондента Аркадия Назаренко и оператора Альгирдаса Микульскиса. Позже выяснилось, что их примерно на сутки задерживал неизвестно кто - в охваченном беспорядками и утыканном разнообразными блокпостами Каире это было в порядке вещей. 2 февраля был побит корреспондент ВГТРК Сергей Пашков. Тогда же досталось съемочной группе Russia Today, которая оказалась зажата между толпами сторонников и противников режима.

Большинство сообщений о нападениях на журналистов относятся ко 2-3 февраля, когда улицы внезапно заполонили "сторонники Мубарака" и мирные демонстрации сменились настоящими уличными боями. Однако "сторонникам" не удалось отбить у протестующих улицы, они вскоре как-то сами собой "рассосались", и журналисты почувствовали себя более или менее в безопасности.

Египетские военные, хоть и сохраняли до последнего подчеркнутый нейтралитет в гражданском противостоянии, тоже были для них источником постоянного беспокойства. Например, репортеров французского телеканала TF1 военные 15 часов продержали с завязанными глазами. Впрочем, не били. Вообще, все иностранцы, которым довелось быть задержанными египетскими военными, подчеркивали, что, за исключением завязывания глаз, с ними обращались вполне корректно.

Нападениям или задержаниям во время египетской революции подверглись представители, вероятно, всех СМИ, которые ее освещали.

Что же касается египетского государственного телевидения, то оно умудрялось игнорировать протесты даже тогда, когда их участники исчислялись уже сотнями тысяч. Когда счет пошел на миллионы, в эфире появились крайне скупые сообщения об отдельных "выступлениях экстремистов". Обрамляли эти сообщения бодрые репортажи о прелестях стабильности и о том, как Египет неуклонно встает с колен.

P.S. И об Иране

Не успела победить революция в Египте, как взволнованные взоры обратились в сторону Ирана. В том, что, предположительно, начинается в вотчине аятоллы Али Хаменеи, есть любопытный штрих, относящийся к нашей теме.

Что революционная масса в Иране имеется - показали волнения лета 2009 года. Твиттер и прочие соцсети в Иране давно и надежно заблокированы, но там есть гораздо более древний и мощный способ самоорганизации народа: в отличие от светского Египта, в Иране очень сильна традиция совместных молитв и пятничных проповедей.

На пике волнений в Египте иранская служба "Би-Би-Си" показала в прямом эфире интерактивное ток-шоу, в ходе которого своими мнениями о происходящем смогли обменяться египетские и иранские зрители. Многие иранцы тогда рассказали, что очень внимательно следят за событиями в Египте.

Иранские власти, которые уж точно не забыли про лето 2009 года, и раньше были не в восторге от того, какое внимание местная "Би-Би-Си" уделяет египетской революции. Но этот интерактив стал, по всей видимости, последней каплей. 11 февраля "Би-Би-Си" заявила, что сигнал ее спутника, с которого ведется вещание на Иран, блокируется.

Похоже, иранские власти запоздали с блокировкой "Би-Би-Си", как египетские власти в свое время запоздали с отключением интернета и запрещением "Аль-Джазиры". Впрочем, революции не делаются ни в интернете, ни на "Аль-Джазире", ни на "Би-Би-Си". Уж кто-кто, а стражи Исламской революции это наверняка знают.

Артем Ефимов
http://lenta.ru/articles/2011/02/15/mediaegypt/
Никто не решился оставить свой комментарий.
Будь-те первым, поделитесь мнением с остальными.
avatar

Новости с северного кавказа

В ходе вооруженного конфликта на Северном Кавказе ...

Тайник боевика найден в Ингушетии

В Ингушетии отец попал под пули из-за сына-боевика...

В Дагестане назвали количество уничтоженных за год...

В дагестанском селе Анди введен режим КТО

В ходе вооруженного конфликта на Северном Кавказе ...

Режим КТО отменен в Цумадинском районе Дагестана

За год в России ликвидировано 140 боевиков и 24 гл...

В двух селах Дагестана введен режим КТО

Художественные фильмы о войне в Чечне

Художественный фильм Дело чести

Художественный фильм "Простая история"

Художественный фильм Русская жертва

Художественный фильм Ночь волка. (Ulvenatten)

Художественный фильм "Личный номер"

Художественный фильм "Живой"

Фото чеченской войны

Грозный. Фото первой...

Чечня. Грозный. Горо...

Война в Чечне глазам...

Нападение боевиков н...

Чеченская война глаз...

Фото войны в Чечне 3

Фото войны. Чечня. Г...

Фото чеченской войны...

С приветом из Грозно...

Фото чеченской войны

Фотографии террорист...

Самодельное оружие ч...

Видео о войне в Чечне

Отряд "Вымпел&q...

Два комбата

Программа «Военная т...

Война в Чечне глазам...

"Военная програ...

История с биографией...

Вторая чеченская вой...

Сто шагов в небеса. ...

Призывники для Чечни

Московская осада

Чистосердечное призн...

Джохар Дудаев

Вторая чеченская вой...

Чечня январь-февраль...

«Военная тайна» от 1...

Книги о войне в Чечне

Чечня. Жизнь на войне

Фарукшин Раян. Не спешите нас ...

Серия книг "Спецназ ГРУ&q...

Денис Бутов. Спец нас

На чеченском фронте без переме...

Андрей Загорцев. Водки летчика...

Геннадий Трошев. Чеченский рец...

Сборник книг Александра Тамони...

Аркадий Бабченко. Алхан-Юрт

Александр Проханов. Чеченский ...

Алексей Суконкин. Город Грозны...

Зульфагар. Меч халифа.

военные песни

Анатолий Григорьев - Дело было...

Спецназ

Песни огненных лет

Александр Долгов - Здесь война...

Группа "Виват", г. Чебоксары

Песни разведчиков России и их ...

Дембельский сборник (2005)

Армейские песни под гитару. Ча...

Дембельская 1

Алексей Жуков - Берет, душа и ...

Виталий Леонов - Войска Дяди В...

Александр Коренюгин ''Саня 2''